Производство следственных действий как способ реализации процессуальной функции следователя

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Пономаренко Елена Васильевна
адъюнкт кафедры уголовного процесса Воронежского института МВД России (e-mail: pev. ponomarenko@yandex. ru)
Производство следственных действий как способ реализации процессуальной функции следователя
Статья посвящена вопросам реализации процессуальной функции следователя при производстве по уголовным делам. В ней рассматриваются общие признаки, характерные для процессуальной деятельности следователя, исследуется характер доказательственной базы, формирующейся следователем путем производства следственных действий.
Ключевые слова: процессуальная функция следователя, функция обвинения, следственные действия, формирование доказательств.
E.V. Ponomarenko, Adjunct of the Chair of Criminal Procedure of the Voronezh Institute of the Ministry of the Interior of Russia- e-mail: pev. ponomarenko@yandex. ru
The performance of investigative actions as a way of implementing procedural functions of the investigator
The article is devoted to the implementation of procedural functions of an investigator in the criminal proceedings. It deals with the general characteristics common to procedural activities of the investigator, explores the nature of the evidence base, emerging investigator by investigative actions.
Key words: procedural function of the investigator, the function of the prosecution, investigation actions, formation of the evidence.
Процессуальная деятельность следователя является одной из разновидностей деятельности, которую осуществляют государственные органы и должностные лица в ходе раскрытия и расследования преступлений. Деятельность следователя и других субъектов в обозначенной сфере осуществляется в рамках уголовного судопроизводства, следовательно, обладает свойственными ему признаками, такими как детальная регламентация законом- существование в форме правоотношений- направленность на реализацию назначения уголовного судопроизводства. В свою очередь, для процессуальной деятельности следователя характерны признаки, позволяющие ей беспрепятственно существовать в рамках уголовного процесса наряду с деятельностью других субъектов (прокурора, руководителя следственного органа и т. д.). К ним относятся:
1) активность, выражающаяся в основном в активном применении соответствующих процессуальных средств данным субъектом-
2) направленность на достижение конкретных целей, по которым можно судить о видах осуществляемой деятельности-
3) наличие определенной структуры-
4) реализация ее субъектами уголовного судопроизводства, ответственными за судьбу уголовного дела-
5) наличие определенной уголовно-процессуальной формы, предполагающей порядок проведения тех или иных процессуальных действий.
Поскольку все указанные признаки свойственны процессуальной деятельности следователя, то их по праву можно считать характеристиками тех действий, которые выполняет следователь согласно УПК РФ и которые в совокупности образуют содержание его процессуальной деятельности.
Среди таких действий важное место отводится следственным действиям. Это связано, прежде всего, с тем, что они, как верно отмечает С. А. Шейфер, входят в число методов доказывания [1, с. 127], что обусловлено их применением в целях собирания (формирования) доказательств, на что совершенно справедливо обращается внимание в научной литературе [2, с. 127].
Однако сама роль следственных действий в формировании доказательств по-разному оценивается учеными. Так, одни считают, что доказательства, полученные судом, но не исследованные им, не являются доказательством [3]. Другие с той или иной оговоркой,
186
опираясь на ч. 1 ст. 86 УПК РФ, полагают, что в ходе следственных действий собираются доказательства [4, с. 108]. При этом в «досудебном производстве лидирующим субъектом в юрис-дикционном процессе выступают следователь и дознаватель, именно они на этом этапе формируют доказательства, придавая обнаруженной ими самими информации и сведениям, представленным участниками процесса либо истребованным у них, статус доказательств, когда облачают данную информацию (сведения) в установленную законом процессуальную форму» [5, с. 42].
В связи с рассматриваемой дискуссией полагаем верным следующее высказывание, в определенной мере примиряющее противоположные взгляды: «Доказательства, собранные органами расследования, хотя и не могут быть положены в основу приговора без их исследования в суде, все же создают доказательственную основу судебного разбирательства и во многом (не во всем) предопределяют принимаемые судом решения» [1, с. 130].
При этом возникает вопрос: каков же в своей основной части характер доказательственной базы, формирующейся следователем путем производства следственных действий? Поскольку в суд передается уголовное дело, содержащее такие процессуальные документы обвинительного плана, как постановление о привлечении в качестве обвиняемого, постановление об избрании меры пресечения, обвинительное заключение, то очевидно, что большинство собранных следователем доказательств являются обвинительными доказательствами. Однако это вовсе не означает, что на предварительном следствии собираются только доказательства в целях изобличения обвиняемого в совершении преступления.
Необходимо иметь в виду, что некоторые уголовно-процессуальные нормы (например, ч. 2 ст. 154 УПК РФ) требуют всесторонности и объективности предварительного расследования, иные — и его полноты (ч. 4 ст. 152 УПК РФ), а также то, что, наряду с обстоятельствами обвинительного толка (например, виновность лица), в предмет доказывания по уголовному делу, который на предварительном следствии устанавливает следователь, должны быть включены и обстоятельства оправдательного характера (например, обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния). Все это обязывает следователя, наряду с обвинительными доказательствами, собирать и оправдательные, свидетельствующие о непричастности лица к совершению преступления.
Вместе с тем, доминирующими в общей массе доказательств, содержащихся в уголовном деле, являются именно обвинительные доказательства. Иначе неоткуда было бы взяться ни постановлению об избрании меры пресечения, ни обвинительному заключению.
Все это заставляет задуматься над вопросом о том, какая же уголовно-процессуальная функция свойственна следователю. Прежде чем ответить на данный вопрос, необходимо определиться с понятием «уголовно-процессуальная функция», в которое зачастую вкладывается разный смысл, что порождает дискуссии о характере и количестве уголовно-процессуальных функций, выполняемых участниками уголовного судопроизводства, включая следователя. Разброс мнений по данному вопросу особенно нагляден — от понимания функций как отдельных направлений уголовно-процессуальной деятельности [6, с. 99] до отождествления их с местом и ролью участников процесса [7, с. 8] или с процессуальной обязанностью [8, с. 87].
Такое положение дел обусловливает разные взгляды на уголовно-процессуальные функции следователя. Одни полагают, что для следователя характерна лишь одна функция (например, предварительное расследование) [9, с. 10], другие наделяют его сразу несколькими функциями (например, защитой, обвинением (уголовным преследованием), правосудием).
Постараемся преломить указанные теоретические конструкции к следственной деятельности. Для этого необходимо обратиться к базовой для уголовно-процессуального института следователя норме, закрепленной в ст. 38 УПК РФ. В ходе ее анализа несложно убедиться, что все эти виды сводятся к одному — магистральному направлению в деятельности следователя — уголовному преследованию, которое, как представляется, относится к обвинительной деятельности.
Реализуется уголовное преследование прежде всего с помощью таких полномочий, как возбуждение уголовного дела (п. 1 ст. 38 УПК РФ) и самостоятельное направление хода расследования (п. 3 ст. 38 УПК РФ). Более того, все полномочия следователя так или иначе способствуют реализации уголовно-процессуальной функции обвинения. Кроме того, сам законодатель отнес следователя к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения (гл. 6 УПК РФ). Исходя из доказательств, собираемых в ходе производства следственных действий, содержания ключевых процессуальных документов, есть все основания
187
утверждать, что деятельность следователя является обвинительной. Следовательно, основной уголовно-процессуальной функцией следователя является функция обвинения, которая в определенной мере и получила свою правовую регламентацию в УПК РФ.
Следственные действия и иные процессуальные действия, осуществляемые следователем в ходе реализации своих полномочий, применяются им при выполнении уголовно-процессуальной функции обвинения. И в этом смысле являются способами реализации указанной функции. Такой подход соответствует и лексическому значению слова «способ». Так, один из толковых словарей видит это значение в действиях или системе действий, применяемых при исполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь.
Далее требуется отметить, что анализ норм, регламентирующих участие следователя в уголовном судопроизводстве, позволяет конкретизировать способы реализации его уголовно-процессуальной функции и свести ее к действиям, которые могут быть классифицированы по разным признакам. Одним из них является отношение действий следователя к собиранию доказательств. По этому критерию способы реализации уголовно-процессуальной функции следователя можно разделить на следственные и процессуальные. Соответственно, следственные способы представлены следственными действиями — основным средством собирания доказательств, причем в основном обвинительных. Процессуальные способы соответствуют иным процессуальным действиям, выполняемым следователем для реализации функции обвинения (например, возбуждение уголовного дела, привлечение лица в качестве обвиняемого, применение к нему меры пресечения, составление обвинительного заключения и др.).
Следующим критерием разграничения способов, применяемых следователем для реализации своей функции, является степень самостоятельности следователя в выполнении действий, их образующих. Этот критерий позволяет распределить их также на две группы: способы, применяемые следователем самостоятельно, и способы, применение которых обусловлено сочетанием решения следователя с решением других субъектов уголовного судопроизводства (например, руководителя следственного органа, суда). К первой группе способов следует отнести, например, возбуждение уголовного дела публичного обвинения (ст. 146 УПК РФ), применение подписки о невы-
езде (ст. 102 УПК РФ), выделение уголовного дела (ч. 2 ст. 154 УПК РФ), проведение допроса (ст. 173 УПК РФ) и др. Вторая группа способов представлена, например, такими действиями, как избрание меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 108, 109 УПК РФ), производство обыска и выемки в жилище (п. 5 ч. 2 ст. 29 УПК РФ) и др.
В зависимости от этапа досудебного производства, на котором реализуется функция следователя, способы, применяемые для реализации функции обвинения, можно подразделить на следующие виды: применяемые в начале досудебного производства- применяемые в ходе досудебного производства по уголовному делу- применяемые следователем в конце производства по уголовному делу.
Набор этих способов специфичен и продиктован нормами действующего уголовно-процессуального законодательства. Так, в начале досудебного производства выполняются, например, такие действия, как осмотр места происшествия (ст. 176 УПК РФ), возбуждение уголовного дела (ст. 146 УПК РФ), принятие уголовного дела к своему производству (п. 2 ч. 2 ст. 38 УПК РФ) и др.
В ходе досудебного производства применяются все следственные действия и многие иные процессуальные действия, например при появлении оснований для изменения предъявленного обвинения следователь выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет ему обвинение (ст. 175 УПК РФ).
В конце досудебного производства следователь оканчивает предварительное следствие составлением обвинительного заключения (ст. 215 УПК РФ), прекращает уголовные дела по нереабилитирующим основаниям (ст. 212 УПК РФ), выполняет дополнительные следственные действия по ходатайствам участников уголовного судопроизводства (например, обвиняемого, его защитника), заявленным при ознакомлении с материалами уголовного дела (ч. 2 ст. 219 УПК РФ), и др.
Целесообразно говорить и о таком критерии классификации, как метод, используемый в ходе осуществления следственных и иных процессуальных действий (убеждения или принуждения). Большая часть следственных действий носит принудительный характер. Ему же соответствуют и избираемые следователем меры пресечения как разновидность процессуальных действий. В то же время не прослеживается использование принуждения при вручении участникам уголовного судопроизводства копий процессуальных документов.
188
Из приведенных классификаций нетрудно заметить, что следственные действия являются достаточно распространенным способом реализации процессуальной функции следователя, который в тех или иных объемах осуществляется на протяжении всего досудебного производства- в некоторых случаях требует получения согласия руководителя следственного органа и судебного решения. Они всегда направлены на собирание доказательств, носят в своем большинстве принудительный характер, обладают процессу-
1. Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам. 2-е изд., испр. и доп. М, 2014.
2. Соловьев А. Б. Система следственных действий как средство уголовно-процессуального доказывания. М., 2006.
3. Михайловская И. Б. Соотношение судебных и следственных доказательств // Государство и право. 2006. № 9. С. 39−47.
4. Безлепкин Б. Т. Настольная книга следователя и дознавателя. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2014.
5. Зайцева Е. А., Садовский А. И. Формирование доказательств следователем с использованием специальных познаний и научно-технических средств. Волгоград, 2013.
6. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958.
7. Романов С. В. Понятие, система и взаимодействие процессуальных функций в российском уголовном судопроизводстве: авто-реф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007.
8. Якуб М. Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве //Правоведение. 1973. № 5. С. 83−89.
9. Бусыгин А. Ю. Действие принципа состязательности на досудебном производстве в Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2009.
альной формой, предусмотренной нормами УПК РФ.
Подводя итог сказанному, необходимо отметить, что указанные специфические особенности следственных действий как способа реализации уголовно-процессуальной функции следователя обусловливают необходимость не только тщательного соблюдения их процессуальной формы, но и грамотного установления оснований их производства в целях исключения возможной угрозы нарушения прав и свобод граждан, вовлекаемых в досудебное производство по уголовному делу.
1. Schaefer S.A. Evidence and proof in criminal cases. 2nd ed., rev. and add. Moscow, 2014.
2. Soloviev A.B. The system of investigative actions as a means of criminal procedure evidence. Moscow, 2006.
3. Mikhailovskaya I.B. The correlation of judicial and investigative evidence // State and law. 2006. № 9. P. 39−47.
4. Bezlepkin B.T. Handbook of investigator and investigator. 3d ed., rev. and add. Moscow, 2014.
5. Zaitseva E.A., SadovskyA.I. Formation of evidence by the investigator with the use of special knowledge and scientific and technical resources. Volgograd, 2013.
6. Strogovich M.S. Course of the Soviet criminal process. Moscow, 1958.
7. Romanov S.V. The concept, the system and the interaction of procedural functions in the Russian criminal proceedings: auth. abstr… Master of Law. Moscow, 2007.
8. Jakub M.L. On the concept of procedural functions in the Soviet criminal proceedings // Jurisprudence. 1973. № 5. P. 83−89.
9. Busygin A. Yu. The effect of adversarial principle to pre-trial proceedings in the Russian Federation: diss. … Master of Law. Irkutsk, 2009.
189

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой