Основные подходы к исследованию современного антропологического кризиса

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

CHRISTIAN AND PHILOSOPHICAL CULTURES: THEIR FORMATION AND INTERRELATION IN ANCIENT RUSSIA
R.I. Kuznetsov
The article looks into the problem of formation and interrelation of Christian culture and philosophical culture in Ancient Russia.
Key words: religion, culture, Christian culture, philosophy, philosophical culture.
Kuznetsov Rodion Igorevich, post-graduate student, tulgu_filosofia@, mail. ru, Russia, Tula, Tula State University.
УДК 101. 1:316. 33
ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ
СОВРЕМЕННОГО АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО КРИЗИСА
Н.Н. Лысенко
Посвящается анализу современных подходов к проблеме антропологического кризиса. Один из них связывает современный антропологический кризис с кризисом европейской цивилизации. Европа сегодня разрушает свои высшие духовные ценности и свои собственные основы бытия, а потому уничтожает созданную цивилизацию. Сторонники другого подхода рассматривают антропологический кризис как неизбежным этап человеческой цивилизации вообще, связанный с научно-техническим прогрессом, с экологическим кризисом и созданием техногенного человека.
Ключевые слова: антропологический кризис, европейская модель человека, мультикультурализм, мегамашина, техногенный человек, экологическая ситуация, внешние и внутренние, объективные и субъективные факторы экологического кризиса.
Каждая эпоха определяет свои приоритеты в философской рефлексии, выражающие дух времени, проблемы и сомнения, переживаемые обществом и отдельными его мыслителями. Сегодня одной из таких приоритетных проблем, привлекающих внимание представителей многих гуманитарных и естественных наук, является проблема современного антропологического кризиса, затрагивающего самые глубины человеческого бытия.
Термин «антропологический кризис» очень популярен в современных гуманитарных науках, хотя полной однозначности в его понимании нет. Чаще всего под антропологическим кризисом понимают систему негативных тенденций в жизни современного общества, которые ведут к отрицательным изменениям в самом человеке, заметно снижающим его личностный потенциал [17- 19- 20]. Наличие такого кризиса признается всеми как неоспоримый факт, но истоки его, корни этого кризиса и его перспективы понимают по-разному в соответствии с основными философско-мировоззренческими позициями мыслителей [3, с. 52].
Среди всех разнообразных подходов к этой проблеме наиболее значимыми и распространенными являются два. Первый из них связывает современный антропологический кризис с кризисом европейской или, шире, западной цивилизации, то есть с кризисом европейской модели человека. Собственно тема кризиса западного человека являлась одной из сквозных идей европейской философии на протяжении всего XX века. Еще в начале ХХ века об этом писал и О. Шпенглер, Р. Гвардини, Х. Ортега-и-Гассет и многие другие [1- 12- 14- 25].
Сегодня эта позиция получает дальнейшее развитие в работах европейских мыслителей XXI века, которые напоминают, что «Европа» — это понятие не чисто географическое, а культурно-историческое. Европейские культурные традиции складывались в процессе развития и смены античной, средневековой и новоевропейской цивилизаций, формируя совокупность духовных ценностей, которые характеризуют «западного человека» и Европу как оригинальный в своей идентичности культурный ареал, не похожий ни на один другой (ближневосточный, индийский, китайский, африканский).
Среди основополагающих идей, определяющих духовное «лицо» Европы называют, прежде всего, античную идею демократии и свободы гражданина, когда власть находится под присмотром равноправных граждан, а все решения представляются на рассмотрение народного собрания [5- 8- 18]. Эта идея в дальнейшем имела своим следствием свободу мышления от религиозных мифов и открытие философии как рационального типа мировоззрения, философии, которая «есть воспитание для бесполезного» (Платон). Полезность философского мышления более глубокая, чем повседневные потребности людей: оно призвано воспитывать людей свободного мышления, а значит и свободного действия. «Философия» и «воспитание (пайдейя)» — одно и то же, и это идеал воспитания как формирования личности проходит через всю историю европейской культуры. В связи с этим Х. Ортега-и-Гассет в работе «Миссия университета» пишет о тайной решимости европейца жить исключительно своим умом и исходя только из своего ума [13]. И это — ум строго рациональный.
Рационализм — еще одна из характерных особенностей античной культуры. Проявлялся он в рациональном типе философского мировоззрения, в греческом принципе единства Истины, Красоты и Блага, когда познание законов гармонии ведет к созданию прекрасного в искусстве и благого в душе человека — нравственных основ жизни- и в создании знаменитого римского права не как свода законов, а как науки обоснования этих законов. «Естественное право» как основа законов государства — это наследие, которое римляне оставили Европе. Теория естественного права обрела своего первого теоретика в лице Цицерона, который в соответствии со стоической традицией утверждал существование вечного и неизменного закона, способного привлечь человека своими велениями к исполнению
долга и отвратить от совершения зла, и в основе такого закона лежит Бог, природа и разум — три вещи, составляющие одно [24]. В основе всех Деклараций прав и всех Конституций современной Европы (и всего западного мира) лежит идея естественного права, согласно которому права гражданина не предоставляются ему государством, а человек обладает ими «по природе» еще до того, как стать частью государства. Задача государства не устанавливать права, а гарантировать их отправление. Философия Нового времени довела обоснование теории естественного права и общественного договора до обоснования прав человека свергать государство, если оно не выполняет своих функций.
Еще одна идея, которая легла в основу европейской культурной традиции, была идея человека как творца. Идея эта прошла длинный путь развития в христианской культуре, но в итоге она обрела знакомый вид модели человека, задачей которого является подчинение природы и господства над ней. Греки изобрели науку, но превратили науку в высшую ценность уже европейцы Нового времени. Не случайно интенсивное развитие науки и техники начинается и достигает максимального уровня именно в Европе. Индустриальная цивилизация со всеми ее плюсами и минусами — это порождение европейской культурной традиции.
Мы назвали далеко не все фундаментальные идеи, определившие особенности и достижения европейской (или, более широко, западной) культуры, которая создала современную цивилизацию. Но именно эти идеи сегодня находятся в центре внимания исследователей современного антропологического кризиса, утверждающие, что Европа сегодня разрушает свои высшие духовные ценности, свои собственные основы бытия, а следовательно, уничтожает созданную цивилизацию [18]. В чем это выражается?
Во-первых, современная западная демократия распространила идею свободы и равенства прав граждан на представителей всех этнических групп и соответствующих культурных традиций. Мультикультурализм, провозглашенный в европейских странах, является одним из проявлений принципа толерантности, который предполагает терпимость к инакомыслию, стремление понять чужие ценности, обеспечить равные права для развития в отдельно взятой стране и в мире в целом культурных особенностей разных этносов, их взаимного проникновения, обогащения и развития в общечеловеческом русле. Идея сама по себе очень прогрессивная и гуманная. Последние десятилетия правительства в экономически развитых государствах Европы упорно следовали линии на равноправное существование в их странах разных культурных традиций — культур коренного населения (собственно европейской культуры) и культур иммигрантов, количество которых постоянно возрастает. Предполагалось, что иммигранты со временем смешаются с европейским населением и усвоят «общечеловеческие ценности» более развитой европейской цивилизации. Но ничего
подобного не произошло. Иммигранты своего не забыли, чужого не переняли, а, наоборот, принялись агрессивно сопротивляться и навязывать европейцам свои собственные нравственные нормы, стереотипы поведения и т. д. В итоге стал разрушаться идентичный Европе культурно-этнический ареал. Европа меняется на глазах. И чем больше становится иммигрантов в «открытой» и толерантной Европе, тем меньше она сохраняет свою культурно-этническую идентичность с ее уникальной системой ценностей. Вероятно, многообразие культур не может совместно существовать без определенных констант в целом, без приоритета общечеловеческих ценностей, каковыми были когда-то основные европейские ценности. Европа больше «сама себя не любит» [18], отрицает свои собственные традиционные ценности, что, вероятно, и изменило ситуацию, привело к краху политики мультикультурализма [2]. Кроме того, сложившаяся ситуация закономерно усиливает националистические тенденции, политику двойных стандартов, откровенного лицемерия и цинизма в отношении к свободам и правам народов.
Во-вторых, идея «естественных прав» личности тоже радикально эволюционировала. Если когда-то под «естественными правами» понимались права, обеспечивающие жизнь и развитие человека и общества, и это можно было признать общечеловеческими ценностями, то в условиях современного культурного постмодерна и современного европейского неолиберализма этот критерий практически исчез. Новые права личности, которые провозглашаются высшими общечеловеческими ценностями, на самом деле таковыми не являются, в рамки нравственной истории человечества не вписываются, а, напротив, противоречат многотысячелетнему опыту выживания человеческих сообществ, канонизированных всеми мировыми религиями. Речь идет в первую очередь о легализации гомосексуальных браков и разрешении во многих европейских странах юридического оформления гомосексуальных браков с разрешением таким семьям усыновлять и воспитывать детей. Право «подавляющего меньшинства» гомосексуалистов противоречит естественной природе человека, семьи, института брака. При всем многообразии юридических форм брака в разных государствах и этнических общностях, брак по своей сути является союзом мужчины и женщины, открытым к детям и семье. Семья выполняет множество важных для человека и общества функций, являясь фундаментальной ячейкой общества. И такое понимание семьи не есть дискриминация гомосексуальных пар, а связано с естественной природой мужчины и женщины (родовой признак), пренебрежение которой может иметь многие очень серьезные последствия: психологические, культурные и т. д., ведущие к необратимым антропологическим изменениям, вплоть до создания общества киборгов или полного вымирания.
Идея человека-творца также претерпела существенную эволюцию. Не случайно в ходе научно-технического процесса на смену идеям сциен-
тизма и техницизма пришли идеи антисциентизма и антитехницизма. Современный научно-технический прогресс существенно изменил нашу жизнь: изменил характер труда, общения, воспитания, образования, организации быта, отдыха и т. д. Он создал атмосферу комфорта, но одновременно он сделал человека заложником своего творения — техники. Проблема эта широко обсуждается в рамках философии техники [10- 11- 21- 22]. Во-первых, изменилось место человека в производстве. Все чаще человек передает свои функции машине, а сам оказывается как бы рядом с машиной. Человек избавляется от физически тяжелых и опасных производственных процессов, скорость таких процессов резко возрастает, преодолевая естественные ограничения человеческих способностей. Но одновременно человек превращается «в заложника своей техногенной деятельности» [17, с. 63], будучи неспособным жить и развиваться далее без техногенной среды. Теперь уже сам человек должен приспосабливаться к этой среде, к ее собственной логике функционирования и законам дальнейшей эволюции [16]. Еще Л. Мэмфорд — один из ярких представителей критики техницизма, усматривал в технике не просто механические устройства, но властные организационные детерминанты, которые он называл «мегама-шиной». По сути, она представляет собой тоталитарный тип управления, где техника одновременно является и необходимым средством, и конечным результатом, а человеку отводится роль обслуживающего персонала ее технологического аппарата. То есть «техногенный человек» становится винтиком в «мегамашине» современного постиндустриального общества [6], что, по сути, приводит к нивелированию свободы человека, его творческой сущности. Какая разница, от какой необходимости зависит человек -от природной или техногенной.
Во-вторых, техника влияет и на духовный мир человека, она становится мощным источником рационализации мышления и всего духовного мира человека. Рационализм как традиционный для европейской культуры культ разума в процессе эволюционного развития науки формировал различные типы рациональности, ориентируясь на наиболее развитые сферы научного познания. Технологический процесс постиндустриального общества подчиняет жизнь человека новой рациональности — тоталитарной рациональности техники. Это имеет очень серьезные следствия для всей культуры постмодернистской Европы, для всего образа жизни человека, его духовного мира. Техника меняет технологию мышления человека, алгоритмизируя и стандартизируя его, избавляя от ненужных эмоций и постепенно превращая в объект для манипулирования. Унифицируется вся жизнь человека, ориентируемая с помощью массовой культуры (еще одного продукта технического прогресса — средства манипулирования сознанием масс в экономических и политических целях) на потребительский гедонизм, «информационную сверхреальность», безразличие к глубоким чув-
ствам, традиционным духовным ценностям и моральным основам жизни, на новые стандарты жизни, новые техногенные ценности.
Второй подход к проблеме современного антропологического кризиса характерен для философов, которые антропологический кризис не связывают непосредственно с судьбой европейской цивилизации. Еще в русской философии XIX в. отмечалось, что европейский опыт не является всеобщей, объективной и неизменной формой исторической жизни. Отдельные элементы этой жизни могут быть усвоены другими народами, если отвечают их сущности и потребностям, но если этого нет, «то „европейские формы“ прививаются плохо, нередко в очень извращенной форме» [15, с. 32]. Наша современная ситуация — наглядный тому пример. Поэтому исследователи антропологического кризиса связывают его с развитием научно-технического прогресса вообще. Они рассматривают технический прогресс как неизбежный этап человеческой цивилизации, так как существуют антропологические основы самой техники — традиция, идущая от работ Э. Каппа, А. Эспинаса, Ф. Бона, П. К. Энгельмейера, П. Флоренского. В этом случае попытки избежать самых пессимистических выводов относительно будущего человечества связывают с необходимостью гуманизировать технику, сделать ее более сообразной природе человека — философия техники как философия человека в трудах М. Хайдеггера, Дж. Мартина и др. [11- 23]. Подобные предложения выглядят весьма проблематичными. Более убедительными, на наш взгляд, выглядят позиции, согласно которым причиной антропологического кризиса стало нарушение некоторого баланса между технологическим потенциалом человечества и его нравственной зрелостью [9, с. 143]. Дело в том, что скорость изменений, происходящих во второй половине XX — XXI веках в области развития техники и условий существования человека, несравнима ни с одной эпохой в истории человечества. В условиях так называемого постиндустриального общества жизнь каждого поколения резко отличается от предыдущего: меняются политические реалии, экономическая ситуация, уровень развития техники, духовный климат, языковая среда и т. д. При этом технический прогресс опережает скорость его гуманитарного осмысления: духовные установки человека не могут адекватно меняться с той же скоростью, что и техника. А потому человек постепенно утрачивает духовные, в том числе нравственные основы своего существования, — наступает эпоха человека, «свободного» от культурного наследия, эпоха «нового варвара» или, как говорили в начале ХХ веке, эпоха «грядущего Хама». Это стало одной из главных причин углубления экологического кризиса и, как следствие, развитие антропологической катастрофы, связанной с изменением самой биологической природы человека, угрожающей его существованию [7].
Указанные изменения формируются двумя основными путями: во-первых, как результат негативного воздействия экологической ситуации, созданной техническим прогрессом- во-вторых, как результат сознательно-
го вмешательства общества в естественную природу человека [20]. Первый путь — это хорошо известная история развития экологического кризиса, когда техногенное воздействие человека на окружающую природную среду постепенно возросло до планетарных масштабов. Техногенное вторжение в природу привело к нарушению естественных способов восстановления природных систем и дало толчок к их мутации и саморазрушению. Человек как биологический вид неизбежно был втянут в этот процесс. В XXI веке появляются все новые факторы, которые разрушают природную составляющую человека: его генетика, физиология, высшая нервная деятельность, психика подвергаются необратимым изменениям. Электромагнитные излучения, которые постоянно сопровождают человека как в производственной среде, так и в бытовой (в современном мобильном мире невозможно обойтись без сотовых телефонов, хотя всем известно их негативное воздействие на организм человека — хронические и острые заболевания головного мозга, центральной нервной системы, сердечнососудистой системы, органов слуха и т. д.) — загрязнение водных источников, лесов, почвы, воздуха (особенно в больших городах и вокруг них) химическими, радиоактивными, биологическими и другими токсическими веществами- быстрая эволюция химических лекарственных препаратов, которые стимулируют мутацию вирусов и других возбудителей болезней, перед которыми современная медицина бессильна- новые методы диагностики (рентген, УЗИ, компьютерная томография и др.), которые имеют накапливающиеся негативные последствия для организма человека- использование модифицированных продуктов питания, чьи отдаленные последствия не просчитаны, но вызывают обоснованные опасения- применение новых синтетических материалов в строительстве, чье влияние на организм почти не исследовано (хотя четко выявлено, что производство и использование экологически безопасных материалов возможно, но намного дороже, а потому невыгодно в массовом масштабе) — и т. д. Список можно продолжить, но и указанных факторов достаточно, чтобы высказать опасение, что именно человек как биологический вид окажется тем «слабым звеном», которое не выдержит столь масштабного и всестороннего разрушительного воздействия.
Второй путь — сознательное вмешательство в естественную природу человека благодаря новейшим научным разработкам — генетическое программирование человека, клонирование, слияние человека и глобальной компьютерной сети — «киборгизация человека», и т. д. Все эти новейшие научные разработки и технологии не только поднимают научные проблемы выживания человека, но и требуют решения новых философско-мировоззренческих проблем «сущности человека», его антропологических характеристик- моральных и правовых проблем отношения к новой массовой биологической или частично роботизированной рабочей силе: они граждане или новая раса рабов, они имеют естественные права человека
или подлежат тотальному контролю со стороны государства ради обеспечения безопасности людей-граждан и т. д. [4].
Все факторы, влияющие на современный экологический кризис и связанный с ним антропологический кризис, можно разделить на две большие группы: внешние и внутренние [17].
К внешним факторам относятся масштабные природные катаклизмы, которые могут нарушать сложившиеся на Земле природные экосистемы, их стабильность и способность к самовосстановлению в случае повреждения. Это такие явления, как подвижка тектонических плит, сильные землетрясения, разрушительные торнадо и цунами, извержения супервулканов, неблагоприятные изменения климата, падения астероидов, смещение оси вращения Земли, изменение магнитных полюсов Земли и т. д. Противостоять этим явлениям человек фактически не может, в лучшем случае может прогнозировать их и, может быть, «эвакуироваться» с наиболее опасных территорий.
К внутренним факторам относятся собственно негативные последствия научно-технического прогресса, становящиеся все более масштабными и угрожающими самому существованию человека как биологического вида. Эти последние тоже можно подразделить на объективные и субъективные факторы. К объективным факторам относятся все более опасное загрязнение нашей среды обитания отходами производства: химическими, ядерными, биологическими, бактериологическими. Они отравляют воздух, которым мы дышим, воду, которую мы потребляем, через генно-модифицированные в естественной среде продукты и т. д. Как следствие -тяжелые болезни: стремительный рост онкологических заболеваний, мужское и женское бесплодие, новые вирусные заболевания, особо устойчивые к новым лекарственным средствам, и т. д. В настоящее время на Земле практически нет такого места, где бы в той или иной мере не присутствовали загрязняющие вещества. В природную среду все больше попадают различные производственные отходы. Различные химические вещества, попадая в воздух, воду, почву, переходят по экологическим цепочкам из одной среды в другую, в конечном счете, проникая в организм человека, калеча его, вызывая врожденные пороки и губительные мутации. Конечно, существуют технологии безотходного производства или «устойчивого развития», но они слишком дороги в массовом производстве, и число стран, их использующих, ничтожно мало, не сопоставимо с размерами мирового производства.
К объективным факторам экологической составляющей антропологического кризиса следует отнести и катастрофические последствия от аварий на сложнейших технических предприятиях. Из теории вероятностей известно, что, чем сложнее техническое устройство, тем более вероятность аварии, хотя, конечно, тут вплетается и человеческий фактор. Это
аварии типа Чернобыльской АЭС, на химическом заводе в Бхопале (Индия), взрыв на буровой платформе в мексиканском заливе и др.
И, наконец, субъективные факторы, которые наиболее многочисленны и не менее разрушительны. Сюда относятся неумение, а часто физическая и психологическая неспособность приспособиться к управлению все более совершенствующейся техникой, неумение, а зачастую и невозможность просчитать все последствия манипуляций с природной средой от обводнений, осушений, переброской рек, вырубки лесов, разведение тех или иных животных, рыб, растений не в их естественной среде и т. д. И вместо разумной деятельности в природной среде «мы рубим сук, на котором сидим». К этому следует добавить возможность использования достижений НТР «со злым умыслом» по политическим, религиозным или иным мотивам (включая психические расстройства). Индивидуальный и групповой терроризм — сегодня самое изощренное «достижение» НТР: грамотный террорист может найти описание бомбы в Интернете, смастерить ее самостоятельно и нанести непоправимый ущерб и природе и человечеству.
К этой же группе субъективных факторов относятся и элементарные ошибки в управлении, которые связаны с некомпетентностью и ко-румпированностью власти. Ярким примером в этом отношении может быть современное состояние «зеленого пояса» Москвы, который почти полностью утратил экологическую ценность по вине человека. Хорошо известно, что леса — ключевой элемент экологической инфраструктуры планеты, леса регулируют состав атмосферы и влияют на климат, важны их водоохранная и противокорозийная функции и т. д. Иными словами, «цивилизации предшествуют леса, а за ней следуют пустыни». А в Подмосковье, леса которого на протяжении десятилетий выполняли роль «зеленых легких» мегаполиса с очень неблагополучной экологией, за последние годы лес практически уничтожен. Бесконтрольная вырубка лесов для строительства коттеджей и элитных поселков (местные власти корысти ради готовы были продать что угодно, переводя земли из одного статуса в другой), фактическое уничтожение водоохраной зоны малых рек, питающих лесные массивы, почти полная ликвидация государственной лесной охраны (вместо 40 лесничеств осталось менее 10, да и те с устаревшей техникой и отсутствием необходимого персонала и средств), что привело к катастрофическому засорению леса бытовым и строительным мусором (а соответственно к загрязнению тяжелыми металлами, нефтепродуктами, пестицидами и т. д.). На знаменитых подмосковных дачах загрязнение свинцом, цинком, марганцем в 50% случаев превышает допустимую концентрацию в 3 и более раз. Отсутствие постоянного надзора лесников привело к увеличению сухостоя в результате отсутствия санитарной вырубки старых и поврежденных лесов и особенно в результате заболеваний леса. В последние годы леса очень пострадали от елового короеда-типографа, рыжего соснового пилильщика, увеличились площади очагов шелкопряда-
монашенки и т. д. Леса вымирают. Возрастает их пожароопасность, и сам лес становятся еще одним фактором опасности экологической катастрофы. Конечно, нельзя сказать, что ничего не делается для выправления ситуации. За последние годы три лесных кодекса сменили друг друга с этой целью, создан комитет по лесному хозяйству, который начал взаимодействовать с наукой, проводятся научные исследования, создаются новые технологии и техника, широко пропагандируются новые направления в природоохранной деятельности [26]. Но ощутимых тенденций к изменению в лучшую сторону пока не наблюдается.
Список литературы
1. Гвардини Р. Конец нового времени // Вопросы философии. 1990. № 4. С. 137−159.
2. Глобализация и проблемы идентичности в многообразном мире: сборник статей/ отв. ред Т. Тимофеев. М.: Огни Т Д, 2005. 271 с.
3. Загибалова М. А. Антропологический аспект границы в современной культуре: карнавализация и неономадизм // Известия ТулГУ. Гуманитарные науки. Вып. 3. Тула: Изд-во ТулГУ, 2012. С. 50−57.
4. Кемеров В. Е. Меняющаяся роль социальной философии и антиредукционистские стратегии // Вопросы философии. 2006. № 2. С. 61−78.
5. Кнабе Г. Античный тип культуры, его предпосылки и главные черты // История и философия культуры: сб. статей / отв. ред. Г. К. Пондопуло. М.: ВГИК, 1996. 248 с.
6. Мамфорд Л. Миф машины. Техника и развитие человечества / пер. с англ. М.: Логос, 2001. 408 с.
7. Моисеев Н. Н. Быть или не быть … человечеству? М.: Academia, 1999. 325 с.
8. Морра Дж. Культурные истоки Европы. Афины, Рим, Иерусалим // Новая Европа. 2004. № 17. С. 16−30.
9. Назаретян А. П. «Столкновение цивилизаций» и «конец истории» // Общественные науки и современность. 1994. № 6.
10. Новая постиндустриальная волна на Западе: антология / под ред. В. Л. Иноземцева. М.: Academia, 1999. 640 с.
11. Новая технократическая волна на Западе: сб. ст. М.: Прогресс, 1986. 450 с.
12. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс / пер. с исп. М.: АСТ, 2008.
352 с.
13. Ортега-и-Гассет Х. Миссия университета / пер. с исп. М.: Изд. дом Гос. ун-та, ВШЭ, 2010. 144 с.
14. Ортега-и-Гассет Х. Размышления о технике // Вопросы философии. 1993. № 5.
15. Погудина Т. В. Философия К.Д. Кавелина // Известия ТулГУ. Гуманитарные науки. Вып. 3. Ч.1. Тула: Изд-во ТулГУ, 2013. С. 29−40.
16. Попкова Н. В. Антропология техники. Становление. М.: Либро-ком / URSS, 2009. 376с.
17. Попкова Н. В. Техногенное развитие и техносферизация планеты. М.: ИФ РАН, 2004. 259 с.
18. Ратцингер Й. Европа. Ее духовные основы вчера, сегодня и завтра // Новая Европа. 2004. № 17. С. 4−15.
19. Сидорина Т. Ю. Философия кризиса: учеб. пособие. М.: Наука, 2003. 456 с.
20. Суслова Р. А. Культура и антропологический кризис: современное понимание. //Журнальный клуб «Интелрос»: Credo new. 2011. № 3. URL: http//www. intelros. ru (дата обращения: 11. 05. 2014).
21. Философия техники в ФРГ. М.: Прогресс, 1989. 528 с.
22. Философия техники. История и современность / под ред. В. М. Розина. М.: ИФ РАН, 1997. 284 с.
23. Хайдеггер М. Вопрос о технике // Хайдеггер М. Время и бытие / пер. с нем. СПб.: Наука, 2007. С. 306−330.
24. Цицерон Марк Тулий. Диалоги: О государстве- О законах. Сер. «Литературные памятники». М., 1966. 224 с.
25. Шпенглер О. Закат Европы: Очерки морфологии мировой культуры / пер. с нем. И. И. Маханькова. М.: Альфа-книга, 2010. 1085 с.
26. Экологический вестник России// Науч. -практ. журн. по природоохранной тематике. М.: Эковестник, 2005−2014.
Лысенко Наталья Николаевна, канд. филос. наук, доц., tulgu filisofia@, mail. ru, Россия, Москва, Московский государственный университет путей сообщения.
BASIC APPROACHES TO THE STUDY OF MODERN ANTHROPOLOGICAL CRISIS
N.N. Lysenko
The article is devoted to the analysis of modern approaches to the problem of anthropological crisis. One of them relates the contemporary anthropological crisis with the crisis of the European civilization. Today, Europe is destroying its higher spiritual values and its own basis of existence, and therefore it is destroying the created civilization. The proponents of a different approach consider the anthropological crisis to be an inevitable part of human civilization, associated with the scientific and technical progress, environmental crisis and the creation of a man-made man.
Key words: anthropological crisis, European model of man, multiculturalism, megamachine, man-made man, ecological situation, internal and external, objective and subjective factors of environmental crisis.
Lysenko Natalia Nikolaevna, PhD (Philosophy), Associate Professor, tul-gu_filisofia@, mail. ru, Russia, Moscow, Moscow State University of Railway Engineering.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой