Философские проблемы вспомогательных репродуктивных технологий

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ РЕПРОДУКТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
Высочина Юлия Ленаровна
канд. филол. наук, доцент кафедры социально-гуманитарных наук ГБОУ ВПО
ЮУГМУ, РФ, г. Челябинск E-mail: uvysochin @mail. ru
PHILOSOPHICAL PROBLEMS OF AUXILIARY REPRODUCTIVE
TECHNOLOGIES
Vysochina Yulia Lenarovna
candidate of Philology, associate professor, Department of Social Humanities, South
Ural State Medical University, Russia Chelyabinsk
АННОТАЦИЯ
В данной статье рассмотрены философские проблемы, которые возникли на современном этапе применения вспомогательных репродуктивных технологий — экстракорпорального оплодотворения и суррогатного материнства.
ABSTRACT
In the article there are considered philosophical problems which have appeared at the present stage of assisted reproductive technologies use — in vitro fertilization and surrogacy.
Ключевые слова: вспомогательные репродуктивные технологии- экстракорпоральное оплодотворение- суррогатное материнство- донорство сперматозоидов и яйцеклеток- идентичность- статус эмбриона- евгеника.
Keywords: assisted reproductive technologies- in vitro fertilization- surrogacy- sperm and egg donation- identity- embryo status- eugenics.
Проблема бесплодия в России сегодня остаётся актуальной. «По данным Минздравсоцразвития Р Ф, число пар с диагнозом бесплодие превысило 15%. Это количество является критическим, согласно исследованиям Всемирной Организации Здравоохранения» [6].
Одним из путей преодоления сложившейся ситуации могут стать вспомогательные репродуктивные технологии (далее — ВРТ). Наряду с огромным положительным результатом, оспаривать который не представляется целесообразным, репродуктивные технологии породили целый пласт проблем философского и культурологического плана.
Во-первых, отсутствует единство в подходе к обозначенной проблеме у религиозных конфессий мирового уровня и некоторых крупных национальных, таких как иудаизм, который не отвергает зачатие «в пробирке», «если сперма и яйцеклетка взяты от еврейской супружеской пары. Искусственное осеменение анонимным донором может привести к непреднамеренному инцесту» [9, с. 99].
Буддизм не высказывается категорично против оплодотворения спермой донора в технологиях искусственного деторождения при следующих условиях: 1) добровольное согласие супругов- 2) соблюдения анонимности донора- 3) отсутствия выплаты вознаграждения, так как его участие (донора) должно быть основано на желании помочь ближнему. Но даже при таком либеральном отношении буддизм указывает, что более предпочтительным вариантом решения обозначенной проблемы бездетности будет воспитание приёмного ребёнка.
Ислам в целом поддерживает экстракорпоральное оплодотворение (далее — ЭКО), полагая, что данный процесс аналогичен естественному оплодотворению, однако допускается только при двух условиях:
• сперма и яйцеклетка должны принадлежать исключительно мужу и жене, между которыми было заключено брачное соглашение (никях).
• после оплодотворения вне живого организма, яйцеклетка должна быть перенесена в матку матери, то есть именно той женщины, чья яйцеклетка была оплодотворена.
Использование таких понятий, как «донорская сперма», «донорская яйцеклетка», «суррогатное материнство» категорически запрещено и сравнимо с прелюбодеянием и порождает множество социальных проблем. Лица, каким-
либо способом участвующие в ЭКО, при несоблюдении двух вышеизложенных условий совершают грех и подлежат наказанию [9, с. 99].
К оценке разных способов осеменения русская православная церковь подходит дифференцированно, так, например, искусственное осеменение донорской спермой отвергается: «манипуляции же, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является „плотью от плоти“ анонимных доноров».
Искусственное осеменение замужней женщины спермой мужа оценивается неоднозначно: одни представители православия считают осеменение спермой мужа неестественной, так как ребенок не зачат в результате нормального полового сношения- другие считают, что осеменение спермой мужа не разрушает целостности супружеских отношений [9, с. 99]. В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» указано: «К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений» [7].
Русская православная церковь выступает резко против суррогатного материнства, считая «материнские чувства & lt-. . >- попираются, и дитя, которое & lt-… >- может испытывать кризис самосознания. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение „избыточных“ эмбрионов» [7].
Неприемлем и вариант использования ВРТ для одиноких женщин, мужчин и лиц с нестандартной сексуальной ориентацией, так как «лишает будущего
ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности» [7].
Во-вторых, донорство ооцитов и спермы в обществе не всегда воспринимается однозначно положительно [5]. Противники донорства биоматериала выдвигают в качестве аргумента безответственность по отношению к своему потенциальному потомству и восприятие донорства как пути получения коммерческой выгоды, а сторонники обосновывают возможность подобной процедуры как средства помощи, сравнивая её с донорством крови.
Применение указанной технологии порождает значительное количество противоречий. Так, например, нельзя не сказать о том, что ВРТ усложняют механизм самоидентичности у ребёнка, способный в дальнейшем привести к кризису идентичности. Возможна ситуация, когда произойдёт «двоение на „биологическое“ и „социальное“. Например, биологический отец — донор спермы, другой человек — отец социальный, выращивает ребенка. В случае оплодотворения в пробирке существуют вариации, когда один из родителей удвоен или оба. Поскольку имплантация оплодотворенной яйцеклетки может происходить как в матку будущей социальной матери, так и в матку суррогатной матери, то комбинаторика дополняется еще одним элементом, таким образом, возможен вариант, при котором у ребенка будет два отца и три матери. Три матери и один отец, или по два с каждой стороны и т. д.» [2].
Ситуации, когда вынашивающей (суррогатной) матерью становится генетическая бабушка ребёнка, сегодня вполне возможны. Подобные случаи уже зафиксированы и из разряда исключений вполне могут принять форму привычной практики [1].
Но этот вариант лишь усложнит самоидентификацию рождённого ребёнка: он становится «и сыном, и внуком, а родившая его женщина для него — и матерью, и бабушкой» [2].
Ещё один кризис идентичности возможен вследствие рождения детей от умерших родителей. И подобные случаи имеют трудности не только юридического плана [12, 9], но и психолого-психического плана: для ребёнка становится проблематичным соотношение себя с умершим родителем в качестве образца для идентификации.
В целом же надо отметить, что донорство спермы и яйцеклетки не вызывает резкого неприятия у большинства людей, что нельзя сказать о суррогатном материнстве, которое стало темой для многочисленных дискуссий.
Присутствие «третьей» стороны в отношения семьи всегда требовало осмысления с морально-этических позиций, тем более это вопрос приобретает новое значение в таких интимных вопросах, как деторождение. Современная потребительская культура, имеющая в своей основе прагматизм, многие вещи начинает рассматривать только с позиции пользы: выгодно — значит, имеет право быть. То же произошло с суррогатным материнством. Будучи в своей основе альтруистической формой помощи людям, желающим, но не имеющим возможности родить своего ребёнка, сегодня эта технология стала прибыльным бизнесом, о чем свидетельствуют многочисленные предложения в интернете различных агентств по подбору суррогатных матерей [3, 10, 11]. На этих и других сайтах есть информация о женщинах, вступавших в программу по 2−3 или даже 4 раза, — это является доказательством того, что для многих суррогатное материнство становится профессией.
Косвенно вспомогательные репродуктивные технологии влияют на изменение основ социального института семьи и брака: традиционная моногамная семья с разнополыми супругами постепенно теряет свои позиции как образец поведения по отношению к семьям с одним родителем (неполная семья) и гомосексуальным сожительствам как мужского, так и женского пола. И та, и другая форма брачно-семейных отношений получают возможность иметь генетически родного ребёнка посредством донорства биоматериала и суррогатного материнства. Помимо этого, доступность зачатия «в пробирке» и прочих вспомогательных репродуктивных технологий способствует
расширению масштабов асексуального размножения: по данным сайта Наша планета искусственная матка уже создана в Японии [4], что также ухудшает ситуацию с гендерным взаимодействием и гендерной идентификацией в том числе.
Безусловно, запрещать людям реализовывать свои репродуктивные права несколько жестоко, но устойчивая тенденция увеличения количества вышеобозначенных семей не может не вызывать опасения и требует ужесточения контроля как на законодательном, так и на морально-нравственном уровнях.
Ещё один спорный момент, остающийся на сегодняшний день неразрешимым, связан с определением статуса эмбриона. Позиция восприятия эмбриона как живого существа со всеми вытекающими отсюда последствиями, правами и обязанностями находит как сторонников, так и противников.
Так, в законодательстве дискуссионными остаются критерии определения правового статуса человеческого эмбриона «Камнем преткновения является вопрос о моменте возникновения гражданской правоспособности человека: с какого момента человек становится субъектом права (физическим лицом) — с момента рождения или с момента зачатия… Часть правоведов считают, что зачатый ребенок (насцитурус) наделен условной гражданской правоспособностью, другие же склоняются к тому, что закон просто охраняет будущие права насцитуруса, не признавая его правоспособным лицом» [13, с. 331−335].
В вопросах, касающихся морально-этической оценки вспомогательных репродуктивных технологий, эта проблема приобретает новое осмысление: сама технология искусственной репродукции предполагает «заготовление» нескольких эмбрионов, которые, как правило, после успешной пересадки по решению биородителей уничтожаются. Абортируются и «лишние» эмбрионы, перенесённые в матку женщины-родительницы или суррогатной матери, после того как они «прижились». Возникающая ситуация открытым оставляет вопрос
о том, кто и на основании чего должен принимать решение о том, какой из эмбрионов имел или не имел право развиваться дальше.
Помимо этого, одной из опасных перспектив ЭКО можно считать создание базы для возрождения евгеники, так как, во-первых, донорский биоматериал позволяет выбирать определённый генетический тип будущего ребёнка, а во-вторых, оплодотворение, осуществляемое в прямом смысле слова руками человека, даёт возможность регулировать и пол будущего ребёнка, и несовершенства генетического плана (так как выбираются лучшие клетки), создавая основу для последующей дискриминации людей, рождённых естественным путём.
Таким образом, к философским проблемам, возникшим на современном этапе применения вспомогательных репродуктивных технологий (экстракорпорального оплодотворения и суррогатного материнства), можно отнести следующие:
1. отсутствие единства в подходе к обозначенным технологиям у мировых и крупных национальных конфессий-
2. донорство биоматериала порождает трудности последующей идентификации ребёнка, зачатого «в пробирке" —
3. суррогатное материнство в современном обществе стало прибыльным бизнесом, что коренным образом извращает первоначальный смысл данной технологии-
4. суррогатное материнство и донороство спермы и ооцитов создают основы для укрепления и увеличения количества однополых семей и семей с одним родителей, а также способствуют расширению масштабов асексуального размножения-
5. неопределённость статуса эмбриона порождает большое количество юридических и моральных проблем.
Список литературы:
1. Бабушка родила себе внуков// «Собеседник» № 34, 07 сентября 2010 г. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //www. sobesednik. ru/incident/sobes34_10_babushka?quicktabs1=0 (дата обращения 19. 02. 2014)/
2. Биотехнологические предпосылки сексуальной революции XXI века// «ИНТЕЛРОС — Интеллектуальная Россия», 22 января 2010. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //www. intelros. ru/intelros/reiting/reyting09/material_sofiy/5082-biotexnologicheskie-predposylki-seksualnoj-revolyucii-xxi-veka. html (дата обращения 22. 01. 2014)/
3. Искусственное (экстракорпоральное) оплодотворение, ЭКО в Москве. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — (сайт) URL: http: //altravita-ivf. ru/, rayofsun. ucoz. ru/index/0−2 (дата обращения 19. 02. 2014).
4. Искусственная матка спасет белую расу //Наша планета (сайт) 2013. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //planeta. moy. su/blog/iskusstvennaja_matka_spaset_beluju_rasu/2013−08−12−59 276 (дата обращения 19. 02. 2014).
5. Как вы относитесь к донорству ооцитов (яйцеклетки)? [Электронный ресурс] - Режим доступа. — (сайт) URL: http: //deti. mail. ru/forum/dosug/obo_vsj om_na_svete/kak_vy_otnosites_k_donor stvu_oocitov_jajcekletki/?page=5) (дата обращения 19. 02. 2014).
6. Количество бесплодных пар в России превысило критический уровень [Электронный ресурс] - Режим доступа. — (сайт) URL: http: //www. baby. ru/community/view/172 789/forum/post/492 2530(дата обращения 19. 02. 2014).
7. Основы социальной концепции Русской православной Церкви [Электронный ресурс] - Режим доступа. — (сайт) URL: http: //www. patriarchia. ru/db/text/141 422) (дата обращения 26. 02. 2014)
8. Право позади науки// Новая адвокатская газета. 14 сент, 2011. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //advgazeta. livejournal. com/5215. html] (дата обращения 22. 02. 2014)
9. Религия и экстракорпоральное оплодотворение//Биоэтический словарь: Учебное пособие Сост. В. А. Киселев Екатеринбург, УГМА. 2006. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //dialektika-eniology. narod. ru/dictionary. 0606. htm] (дата обращения 08. 01. 2014).
10. Свитчайлд — суррогатное материнство, суррогатные матери. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — (сайт) URL: URL: http: //www. sweetchild. ru/ (дата обращения 19. 02. 2014).
11. Суррогатное материнство, ЭКО в России — услуги суррогатной мамы. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — (сайт) URL: http: //www. surmama. com/ (дата обращения 19. 02. 2014).
12. Хмарская М. Е. Правовое регулирование посмертного суррогатного материнства// Актуальные проблемы частного права. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — ^айт) 2013. URL: http: //www. justicemaker. ru/view-article. php? id=18&-art=2413. (дата обращения 17. 01. 2014).
13. Чернега О. А. Правовые проблемы искусственного прерывания беременности // Актуальные проблемы правового регулирования медицинской деятельности. Материалы 2-й Всероссийской научно-практической конференции. М. :РНОУ, 26 марта 2004 г. — С. 331−335.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой