К рассуждению о позиции Конституционного Суда Российской Федерации в постановлении № 15-П от 16. 07. 2004 г. По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

www. sibac. mfo

Вопросы современной юриспруденции ___________________№ 12 (51), 2015 г.

СЕКЦИЯ 3.

ГРАЖДАНСКИЙ И АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕСС

К РАССУЖДЕНИЮ О ПОЗИЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ПОСТАНОВЛЕНИИ № 15-П ОТ 16. 07. 2004 Г.

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТИ 5 СТАТЬИ 59

АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Романов Андрей Александрович

аспирант кафедры гражданского права и процесса Юридической школы Дальневосточного федерального университета, Управляющий партнер Консультационной группы «Верно»,

РФ, г. Владивосток E-mail: vl-consultins@mail. ru

THE DISCUSSION OF THE POSITION OF THE CONSTITUTIONAL COURT OF RUSSIAN FEDERATION IN THE RESOLUTION № 15-P DATED 16. 07. 2004 FOR THE CONSTITUTIONALITY OF CLAUSE 5 OF ARTICLE 59 OF THE ARBITRATION PROCEDURE CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION

Andrey Romanov

postgraduate for Civil Law and Procedure Department of the Law School of the Far Eastern Federal University, Managing Partner, VERNO, The Consulting Group,

Russia, Vladivostok

24

Вопросы современной юриспруденции № 12 (51), 2015 г_______________

СибАК

www. sibac. info

АННОТАЦИЯ

Настоящая статья посвящена вопросам изучения позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении № 15-П от 16. 07. 2004 г. в части выявления содержания суждений Суда о возможности и правомерности допущения монополии на участие лиц с определенным статусом в судопроизводстве Российской Федерации. Исследуются выводы Суда о законодательно установленных ограничениях по допуску адвокатов в арбитражный процесс и влияние данных суждений на обсуждаемые вопросы о введении так называемой адвокатской монополии на судебное представительство.

ABSTRACT

This article is devoted to studying the position of the Constitutional Court expressed in the Resolution № 15-P of 16. 07. 2004, due to identify the content of the Court'-s ruling of the possibility and legitimacy of assumptions monopoly of persons with a special status of advocate to be the sole representatives on the court hearings under Russian Procedure Law. The author stresses the Court'-s findings connected to the statutory restrictions for the only the lawyers'- admission for the arbitration proceedings and the impact of these judgments on the issues discussed on the implementation of so-called monopoly on legal representation.

Ключевые слова: гражданский процесс- арбитражный процесс- конституционный суд- судебное представительство- адвокат- допуск- судебный процесс- слушание- рассмотрение дела- суд- статус.

Keywords: civil procedure- arbitral procedure- constitutional court- court representation- lawyer, advocate- admission- court proceedings- court hearings- trial investigation- court- status.

В течение последнего времени бурно обсуждаемая в различных источниках информации Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи приводит некоторых авторов к мнению о том, что Конституционный Суд Российской Федерации уже высказывал позицию относительно так называемой «адвокатской монополии», указав определенные выводы в постановлении № 15-П от 16. 07. 2004 г. по делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Ввиду ожесточенных споров сторонников и противников введения в гражданском и арбитражном процессах правил о допуске к судебному представительству исключительно лиц, обладающих статусом адвоката, полагаем необходимым затронуть вопрос

25

iiCJ СибАК

Вопросы современной юриспруденции www. sibacinfo_________________________________________№ 12 (51). 2015 г.

содержания позиции Конституционного Суда Российской Федерации по названному вопросу.

Поводом для обращения в Конституционный Суд Российской Федерации явилось законоположение части 5 статьи 59 АПК РФ (в итоге признанное не соответствующим Конституции РФ), согласно которому представителями организаций могут выступать в арбитражном суде по должности руководители организаций, действующие в пределах полномочий, предусмотренных федеральным законом, иным нормативным правовым актом, учредительными документами, или лица, состоящие в штате данных организаций, либо адвокаты.

При таких обстоятельствах, при системном толковании положений статьи 59 АПК РФ (в действовавшей на тот момент времени редакции) следовало, что арбитражные суды не могли допускать к участию в арбитражном процессе в качестве представителя организации лицо, которое не состояло в штате данной организации или же не являлось адвокатом.

Мотивация запросов и жалоб в Конституционный Суд Р Ф по рассматриваемому вопросу сводилась к неравенству сторон в арбитражном процессе (граждан и организаций), и обосновывалась нарушением конституционных прав частнопрактикующих юристов и сотрудников юридических фирм, не обладающих статусом адвоката.

Конституционный Суд Р Ф, рассматривая данное дело, указал, что реализации права на судебную защиту наряду с другими правовыми средствами служит институт судебного представительства, обеспечивающий заинтересованному лицу получение квалифицированной юридической помощи (статья 48, часть 1 Конституции Российской Федерации), а в случаях невозможности непосредственного (личного) участия в судопроизводстве — доступ к правосудию. При этом, в отличие от граждан, организации по своей правовой природе лишены возможности непосредственно участвовать в судопроизводстве, а потому дела организаций ведут в арбитражном суде их органы в лице руководителей, или иные, по их выбору, представители [3, с. 1].

Ссылаясь на принципы состязательности и равноправия сторон, суд, тем не менее, пришел к выводу, что предусмотренное Конституцией Р Ф право на судебную защиту и принципы гражданского и арбитражного процесса не предполагают выбор по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, а право вести свои дела в суде через выбранного представителя не означает безусловное право выбирать в качестве такового любое лицо

26

ifС. СибАК

Вопросы современной юриспруденции

№ 12 (51). 2015 г. __________________________________________www. sibacinfo

и не предполагает возможность участия в судопроизводстве любого лица в качестве представителя.

Российское законодательство содержит нормы, устанавливающие определенные ограничения при допуске представителей к участию в судопроизводстве. Например, в соответствии с п. 1 ст. 45 УПК РФ представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а пунктом 2 ст. 49 УПК РФ установлено, что в качестве защитников, как лиц, осуществляющих в установленном порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающих им юридическую помощь при производстве по уголовному делу, допускаются адвокаты [4, с. 1].

Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации в ст. 55 предусматривает требования к лицам, которые могут быть представителями в суде по данному порядку производства. Согласно цитируемой норме, представителями в суде по административным делам могут быть лица, обладающие полной дееспособностью, не состоящие под опекой или попечительством и имеющие высшее юридическое образование [2, с. 1].

Положениями ст. 53 Федерального конституционного закона РФ № 1-ФКЗ от 21. 07. 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации» предписано, что представителями сторон по должности могут выступать: руководитель органа, подписавший обращение в Конституционный Суд Российской Федерации, руководитель органа, издавшего оспариваемый акт или участвующего в споре о компетенции, должностное лицо, подписавшее оспариваемый акт, любой член (депутат) Совета Федерации или депутат Г осударственной Думы из числа обратившихся с запросом. Представителями сторон могут быть также адвокаты или лица, имеющие ученую степень по юридической специальности, полномочия которых подтверждаются соответствующими документами. Каждая из сторон может иметь не более трех представителей [5, с. 1].

При таких обстоятельствах, Конституционный Суд отметил, что законодатель вправе предусмотреть определенные преимущества для адвокатов при допуске их в качестве представителей в суде, если необходимость таких преимуществ обусловлена публичными интересами, либо же предоставление такового привилегированного положения установлено федеральным законодателем и продиктовано конституционно значимыми целями.

Исследуя вопросы баланса публичных интересов и прав и законных интересов лица при выборе представителя для судебной защиты, принимая во внимание принцип диспозитивности, указанный

27

iiCJ СибАК

Вопросы современной юриспруденции www. sibacinfo________________________________________№ 12 (51). 2015 г.

в АПК РФ и ГПК РФ, само диспозитивное начало гражданского законодательства, из которого проистекают как материальные гражданские правоотношения, по поводу которых может возникнуть спор, так и правоотношения между доверителем и представителем, суд пришел к выводу о том, что ограничение на выбор представителя в арбитражном суде по сути связано лишь с организационно-правовой формой представляемого — в данном случае юридического лица. Вместе с тем, представителями в арбитражном суде граждан и индивидуальных предпринимателей согласно той же норме ч. 3 ст. 59 АПК РФ могли выступать не только адвокаты, но и иные лица, оказывающие юридическую помощь.

Кроме того, ст. 48 ГПК РФ не устанавливает различий между организациями и гражданами в вопросе выбора ими представителя в гражданском процессе и не связывает возможность реализации данного права с наличием у такового представителя статуса адвоката. Равно также и Кодекс Р Ф об административных правонарушениях не предъявляет разных требований к защитнику организации или гражданина, привлекаемых к административной ответственности.

Таким образом, квинтэссенцией суждения Конституционного Суда Р Ф о несоответствии ч. 5 ст. 59 АПК Р Ф Конституции РФ явилось то, что установленное законодателем ограничение по допуску представителя в арбитражный процесс было связано исключительно с организационно-правовой формой представляемого, а не отвержение судом допустимости «адвокатской монополии» в российском судопроизводстве.

Обосновывая данное постановление № 15-П от 16. 07. 2004 г., Конституционный Суд Р Ф исходил из конституционных начал, заложенных в Конституции Р Ф в системной взаимосвязи с нормами о представителе (его статусе, правах, условиях допуска в процесс) и сравнении их с соответствующими, изложенными в различных кодексах, а также с уже ранее высказанным позициями Конституционного Суда Р Ф.

Безусловно, при отсутствии в гражданском или административном процессе требований к наличию у представителя организации статуса адвоката как условия для допуска к судопроизводству невозможно утверждать о соблюдении основополагающих и фундаментальных принципов равенства и равноправия в судопроизводстве России.

При этом, изложение в процессуальном законе требования о наличии у представителя организации статуса адвоката как обязательного и необходимого условия для допуска в процесс

28

ifС. СибАК

Вопросы современной юриспруденции

№ 12 (51). 2015 г. _____________________________________________www. sibacinfo

несомненно свидетельствует об установлении преференции исключительно по субъекту, в данном случае — по признаку его принадлежности к определенной организационно-правовой форме, что нивелирует принцип равенства сторон в процессуальных отношениях и диспозитивности поведения стороны в выборе представителя.

Однако, исследуемое постановление Конституционного Суда Р Ф не отвергает возможности существования «адвокатской монополии», а наоборот, отчасти и признает необходимость наличия

преференциальных условий для профессиональных участников рынка юридической помощи там, где этого требуют публичные интересы или же конституционно значимые цели. Следует сделать акцент и на том, что приходя к выводу о не конституционности положений ч. 5 ст. 59 АПК РФ, Конституционный Суд России руководствуется

и актуальным на дату принятия постановления российским законодательством, которое знает нормы о так называемом «непрофессиональном» судебном представительстве, и не предъявляет особых требований к представителю для допуска к участию в деле (ст. 48 ГПК РФ, ст. 25.5 КоАП РФ, ч. 3 ст. 59 АПК РФ).

Соответственно, при возможном изменении норм процессуального права (в частности, процессуальных кодексов), что, собственно, и находится в компетенции федерального законодателя, на предмет введения норм, устанавливающих возможность допуска в судопроизводство представителей по определенному цензу (наличию высшего юридического образования, как это сейчас определено Кодексом административного судопроизводства РФ, или же наличию статуса адвоката — как это планируется), Конституционный Суд Р Ф будет поставлен в уже иные условия содержания текущего федерального законодательства, что, вероятно, и обусловит возможность выявления иного конституционного смысла и соответствующей позиции Конституционного Суда Р Ф. Вместе с тем, и в настоящее время, исходя из изложенного выше, утверждать о признанной неконституционности любой монополии на участие в судопроизводстве, объективной возможности нет.

Список литературы:

1. «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14. 11. 2002 № 138-ФЗ (ред. от 28. 11. 2015). СПС Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http: //base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc-base=LAW-n=189 603-div =LAW-rnd=184 768. 7 763 011 124 916 375--ts=14 252 209 961 847 686 265 044 992 86 453 (дата обращения: 15. 12. 2015).

29

iiCJ СибАК

Вопросы современной юриспруденции

www. sibacinfo______________________________________________________№ 12 (51). 2015 г.

2. «Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации»

от 08. 03. 2015 № 21-ФЗ (ред. от 29. 06. 2015). СПС Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL:

http: //base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc-base=LAW-n=182 085-div =LAW-rnd=184 768. 6 466 644 895 263 016--ts=142 522 109 818 476 844 313 214 976 5442 (дата обращения: 15. 12. 2015).

3. Постановление Конституционного Суда Р Ф от 16. 07. 2004 № 15-П

«По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан, Губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан& quot-. СПС Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL:

http: //base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc-base=LAW-n=48 523 (дата обращения: 15. 12. 2015).

4. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18. 12. 2001 № 174-ФЗ (ред. от 13. 07. 2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 15. 09. 2015). СПС Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http: //base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc-base=LAW-n=182 087-div =LAW-rnd=184 768. 16 531 197 377 480 568--ts=14 252 210 271 847 688 272 084 992 421 738 (дата обращения: 15. 12. 2015).

5. Федеральный конституционный закон от 21. 07. 1994 № 1-ФКЗ

(ред. От 08. 06. 2015) «О Конституционном Суде Российской Федерации». СПС Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http: //base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc-base=LAW-n=180 827-dst =0-rnd=184 768. 3 315 856 996 923 685-SRDSMODE=QSP_GENERAL-SEARCH PLUS=1-%F4%EA%E7-EXCL=PBUN%2CQSBO%2CKRBO%2CPKBO- SRD=true-ts=15 927 676 501 847 685 390 028 561 711 104 (дата обращения: 15. 12. 2015).

30

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой