Промышленная кооперация как фактор экономического развития

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

98
ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
УДК 338. 45 (045) Н.П. Шамаева
ПРОМЫШЛЕННАЯ КООПЕРАЦИЯ КАК ФАКТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
Рассмотрена взаимосвязь между развитием кооперации и экономическим ростом. Утверждается, что современная экономика в качестве одного из базовых условий своего поступательного развития и обеспечения роста своей эффективности предполагает кооперацию усилий множества экономических агентов (фирмы, научно-исследовательские организации, высшие учебные заведения). Кооперация в промышленности, в которой наряду с промышленными предприятиями принимают участие научно-исследовательские организации и высшие учебные заведения, это не только объединение усилий всех участников данного процесса, но и обеспечение принятия наиболее эффективных решений с точки зрения использования ограниченных ресурсов. Можно утверждать, что промышленная кооперация является одной из наиболее эффективных форм объединения усилий независимых фирм, что позволяет не только получить прибыль, но и выдержать острую конкурентную борьбу. Промышленная кооперация — это гибкая форма организация бизнеса, которая в принципе отрицает бюрократические, неповоротливые формы организации производства и сбыта, проведения научных исследований и внедрения технологических новшеств. Современный этап межфирменной промышленной кооперации соответствует общему направлению экономического развития. Феномен промышленной кооперации можно объяснить тем, что она является источником не только индивидуальной прибыли, но и коллективной выгоды. В основе всего этого — объединение усилий всех ее участников. Промышленная кооперация в современных условиях по своей сути представляет достаточно эффективную и быстро развивающуюся форму взаимодействия различных экономических субъектов. Промышленная кооперация — это особый механизм координации усилий ради достижения требуемого результата, который не может быть полностью отнесен к рыночному, плановому или иерархическому типу организации.
Ключевые слова: кооперация, экономическое развитие, фирма, эффективность, трансакционные издержки, рынок, институциональная теория.
Современная экономика в качестве одного из базовых условий своего поступательного развития и повышения собственной эффективности предполагает объединение (кооперацию) усилий множества экономических агентов (фирмы, научно-исследовательские организации, вузы). Однако эта кооперация усилий невозможна без оптимизации принятия решений, так как в противном случае будет невозможно достичь требуемого результата. Таким образом, можно утверждать, что любая кооперация в промышленности, в которой наряду с промышленными предприятиями могут и должны принимать участие научно-исследовательские организации и высшие учебные заведения, — это не только объединение усилий всех участников данного процесса, но и обеспечение принятия наиболее эффективных решений с точки зрения использования всегда ограниченных ресурсов.
Наиболее известные теории поведения фирмы в первую очередь рассматривают цели отдельно взятых индивидов и коллективов, которые функционируют внутри фирмы. В отличие от ортодоксальных моделей фирмы, основанных на предположении, что фирма стремится к максимизации прибыли при минимальном риске, поведенческие модели принимают во внимание мотивы поведения менеджеров и других категорий работников фирмы. В мелких фирмах в качестве принципиальных ограничителей могут выступать как стремление к комфортной легкой жизни, так и желание остаться хозяином своего дела. В более крупных фирмах — желание управленческого персонала существенно повысить свои доходы или желание создать особо крупную фирму, что может быть обусловлено как стремлением к власти, так и соображениями престижа. Это, в свою очередь, может сопровождаться стремлением не к максимизации прибыли, а увеличению оборота фирмы. Кроме того, зачастую, недостаток информации часто вынуждает руководство фирмы стремиться не к максимизации каких-либо показателей, а просто к достижению удовлетворительных результатов, которые позволяют не допустить ситуации банкротства фирмы [1].
Мы считаем, что рассмотрение любого процесса кооперации изначально предполагает изучение основополагающей теории кооперативной системы, авторство которой принадлежит Честере Барнарду. Его книга «Функции руководителя: власть, стимулы и ценности в организации» была опубликована в 1939 г., в ней была рассмотрена фундаментальная проблема совершенствования функционирования организации [2].
Здесь необходимо отметить, что данная работа была опубликована в тот период, когда экономика и общество США только-только приходили в себя после Великой депрессии 192−1933 гг. Кризис поставил под вопрос само существование рыночной экономики. Многим стало понятно, что те приоритеты, которые были основополагающими в американской экономике на протяжении XIX — первой трети XX в., должны быть существенным образом пересмотрены и подвергнуты корректировке.
В своей книге Ч. Барнард доказывает, что данное совершенствование предполагает следующее: во-первых, различные структурные подразделения организации должны быть готовы к кооперации. Однако такая готовность не возникает сама по себе. На практике это означает, что руководители этих структурных подразделений, а в идеале и сами работники, должны четко осознавать необходимость кооперации, быть уверенными в ее эффективности как для их подразделения, так и для организации в целом-
во-вторых, должны быть разработаны и должны четко исполняться межведомственные инструкции, регулирующие взаимодействие между структурными подразделениями внутри организации. Хорошо известно, что самая прекрасная идея может быть загублена именно нежеланием или невозможностью исполнять инструкции-
в-третьих, организация должна создать систему обучения персонала, которая будет способствовать объективно обоснованному обновлению управленческого корпуса. Это вынужденная и достаточно жесткая мера является абсолютно необходимой, так как в ситуации отсутствия конкуренции за свое рабочее место руководители структурных подразделений постепенно утрачивают заинтересованность в самосовершенствовании. Рано или поздно это приводит к деквалификации управленца и в случае возникновения каких-то непростых ситуаций может привести к принятию ошибочного решения. В каких-то ситуациях даже можно вести речь о профессиональных ошибках управленцев, что свидетельствует именно об их низком квалификационном уровне.
По Ч. Барнарду, «формальная организация — это такой тип кооперации усилий людей, который носит сознательный, преднамеренный и целевой характер. В наши дни такая кооперация повсеместна и неизбежна, и в силу этого ей обычно противопоставляют исключительно & quot-индивидуализм"-, как если бы других процессов кооперации не существовало. К тому же многое из того, что мы считаем надежным, предсказуемым и стабильным, столь явно представляет собой результат организованных усилий, что возникает представление, будто бы в норме организованные усилия сопряжены с успехом, а неудача организации — это отклонение от нормы» [2].
Таким образом, формальная организация — это осознанный и целенаправленный вариант кооперации усилий работников в целях достижения максимального эффекта от своей профессиональной деятельности. Многие организации несут убытки и терпят банкротство в силу различных обстоятельств, связанных с их внутренней средой. Однако главной причиной гибели организации является внешняя среда. Именно неспособность организации эффективно функционировать в условиях динамичной и достаточно агрессивной внешней среды предопределяет негативный конечный результат ее деятельности. Однако этого можно в значительной степени избежать, если сама организация постоянно корректирует собственную внутреннюю среду с учетом изменений, происходящих во внешней среде.
Особый интерес для нашей работы представляет утверждение Ч. Барнарда, согласно которому любая организация, которая занимается хозяйственной деятельностью и преследует цель получения прибыли либо получения какого-либо иного положительного результата, не может быть ограничена только определенной группой лиц, занятых в этой организации. Он считал, что к организации могут быть причислены те лица, которые в той или иной степени заинтересованы в положительном конечном итоге ее работы: поставщики сырья и полуфабрикатов, торговые посредники, потребители готовой продукции, держатели акций данной организации. Это очень важно по той причине, что выстраивается логическая цепочка лиц, которые в хорошем смысле слова «обречены» кооперировать (координировать) собственные действия для получения положительного конечного результата от деятельности организации. Любой, даже незначительный, сбой в этой цепочке заинтересованных лиц может самым негативным образом повлиять на всю организацию.
Особо Ч. Барнард подчеркивает роль руководителя организации, который выступает в качестве координатора действий всех заинтересованных лиц: «Коммуникативная функция руководителей, помимо прочего, предполагает поддержание неформальной руководящей организации, как существенного средства коммуникации» (Там же). Именно руководитель принимает решения о совместных (кооперативных) действиях, когда не представляется возможным достичь требуемого результата, действуя в одиночку. Успех кооперации усилий отдельных участников определяется двумя факторами:
2014. Вып. 1 ЭКОНОМИКА И ПРАВО
во-первых, это эффективность, что на практике означает достижение организацией поставленных целей-
во-вторых, это действенность, то есть удовлетворение индивидуальных запросов отдельно взятых личностей, задействованных в хозяйственной деятельности данной организации.
Именно эти цели определяют функции управления в организации:
— четкое определение целей организации на основе по возможности точного прогноза изменения внешней и внутренней среды-
— формирование эффективной системы управления организацией, включая получение и передачу информации. При этом информация должна идти не только сверху вниз, но и снизу вверх, а также по горизонтали. Только в этом случае можно рассчитывать на положительный конечный эффект всей хозяйственной деятельности организации-
— разработка системы стимулов, а в идеале — мотивации персонала, который должен четко осознавать, что его личный уровень жизни зависит от достижения тех целей, которые поставила организация.
Для нашей работы теория Ч. Барнарда представляет особый интерес по той причине, что в его работе кооперация представляет собой не абстрактную идеологическую установку, предполагающую достижение «светлого» будущего. Наоборот, это реальная модель, предполагающая объединение усилий различных участников хозяйственной деятельности организации по достижению заранее определенных целей с учетом возможных изменений во внешней и внутренней среде.
Однако положения данной теории вполне применимы и по отношению к нескольким организациям (фирмам), которые кооперируют (объединяют) свои усилия для достижения требуемого конечного результата. Точно так же и в научно-производственной кооперации, где в совместном проекте принимают участие фирмы, исследовательские организации и высшие учебные заведения.
Достаточно много внимания уделяется проблемам кооперации в институциональной и неоинституциональной трактовках экономической теории.
Согласно данным трактовкам промышленная кооперация может быть рассмотрена как одно из состояний возможного равновесия организаций (фирм) в процессе рыночного взаимодействия. Как известно, в институциональной экономике формальные модели строятся при помощи игр, которые предполагают следующие допущения:
— может существовать несколько точек равновесия-
— точки равновесия могут не совпадать с точками оптимума по Парето-
— точки равновесия может вообще не быть.
Теория игр была сформулирована в книге Дж. фон Неймана и О. Моргенштерна «Теория игр и экономическое поведение», которая была опубликована в 1944 г. [3]. Теория игр рассматривает ситуации, в которых поведение экономических агентов находится во взаимной зависимости. Это означает, что решение одного из агентов обязательно окажет влияние на поведение и решения других экономических агентов. Данное положение имеет самое прямое отношение к кооперативным играм, когда между экономическими агентами возможен обмен информацией и создание коалиций. Именно таким образом на практике строятся отношения между фирмами, которые участвуют в разработке и реализации проектов, требующих объединения (кооперации) усилий всех участников.
Кроме того, промышленная кооперация позволяет добиваться уменьшения трансакционных издержек.
Следует согласиться с мнением А. Н. Булатова, который отмечает, что традиционная трактовка промышленной кооперации в соответствии с положениями неоклассической теории не в состоянии полностью объяснить феномен промышленной кооперации как системы социально-экономических отношений или своеобразного института [4].
Теория игр выделяет четыре проблемы, которые возникают в процессе взаимодействия экономических агентов: координации, совместимости, кооперации и справедливости. Причем проблема кооперации рассматривается применительно к ситуации, когда существует единственная ситуация равновесия по Нэшу, но оно при этом Парето-неоптимально.
Равновесие по Нэшу — это ситуация, в которой ни один из игроков не может увеличить свой выигрыш в одностороннем порядке, меняя свой план действий. Таким образом, стратегия каждого из игроков является лучшим ответом на действия другого игрока, то есть это равновесие игрока максимумом полезности в зависимости от действий другого игрока.
Равновесие по Парето — это ситуация, когда нельзя улучшить положение ни одного из игроков, не ухудшая при этом положение другого.
Необходимо упомянуть равновесие по Штакельбергу — это ситуация, когда ни один из игроков не может увеличить свой выигрыш в одностороннем порядке, а решения, принимаемые одним игроком, становятся известны другому игроку. Данный вид равновесия возникает в том случае, когда существует временной лаг в принятии решений участниками игры. Данный вид равновесия соответствует максимуму полезности игроков в условиях не одновременности принятия решений. Данный вид равновесия существует всегда, в чем его принципиальное отличие от равновесия по Нэшу [5].
Равновесие по Парето в наибольшей степени соответствует ситуации промышленной кооперации, так как данный процесс однозначно предполагает взаимную ответственность всех участников. В противном случае достижение требуемого результата становится невозможным в принципе. Это очень важно, так как процесс промышленной кооперации становится эффективным только при объединении усилий всех участников процесса и недопущении в любом виде оппортунистического поведения.
Последнее условие является наиболее трудным для реализации на практике, что подтверждает хозяйственная практика многих стран. В первую очередь здесь надо вести речь о странах, которые находятся на стадии формирования открытых и эффективных институтов (например, Россия, Китай, страны Восточной Европы).
Для нашей страны характерной является точка зрения, согласно которой в качестве такого института может и должно выступать государство. Это имеет глубокие исторические корни, когда, действительно, государство как институт выступало в качестве гаранта. Однако необходимо отметить, что государство, выступающее в качестве гаранта, имеет свои очевидные как достоинства, так и недостатки.
Однако, по-нашему мнению, для стран типа России или Китая, где в среде чиновничества крайне живучи традиции преследования и удовлетворения собственных материальных, карьерных и иных интересов, государство может играть роль такого гаранта только с очень большими оговорками. Можно назвать огромное количество примеров, когда чиновники, выступающие от имени государства, напрямую и крайне жестко вмешиваются в решение очень многих вопросов, связанных с распределением ресурсов и реализацией каких-то проектов, связанных в том числе и с промышленной кооперацией.
В идеале для того, чтобы государство могло выступать в качестве института, предоставляющего гарантии, для эффективного становления и развития промышленной кооперации требуется очень жесткая, действенная и оперативная система контроля. Только при наличии такой системы можно в какой-то степени надеяться на недопущение создания ситуации конфликта интересов между промышленными и иными предприятиями, задействованными в процессе промышленной кооперации. Кстати, как свидетельствует опыт современного Китая, даже наличие такой системы, которая предусматривает наказание для чиновников, нарушающих законы, связанных с такими конфликтами интересов, вплоть до смертной казни, не останавливает чиновников от совершения противоправных действий.
В 2005 г. Нобелевскую премию по экономике получили Р. Ауманн и Т. Шеллинг «за расширение понимания проблем конфликта и кооперации с помощью анализа в рамках теории игр». Это, вне сомнения, говорит о важности для современного состояния общества и экономики промышленной кооперации и использования для ее анализа теории игр [6]. Используя теорию игр, они показали, каким образом следует выбирать оптимальную бизнес-стратегию, а также достигать компромиссов в конфликтах и на переговорах.
Р. Ауманн и Т. Шеллинг рассматривают любой конфликт или соперничество как игру, для которой характерно наличие определенных правил, список участников и их возможные действия (стратегии). В итоге это должно привести участника к получению какого-то выигрыша, иначе вся игра теряет всякий смысл. Таким образом, рассматривается важнейшая проблема нахождения оптимального решения, при этом противники имеют точно такие же намерения. Изучение теории игр позволило Р. Ауманну и Т. Шеллингу раскрыть базовые причины политических, корпоративных и социальных конфликтов и показать, как можно добиться результата, просчитывая варианты действий соперника.
Сказанное полностью попадает под определение кооперативных действий, когда стороны, задействованные в этих процессах, преследуют общие коллективные интересы, и стремятся получить собственную реальную выгоду.
2014. Вып. 1 ЭКОНОМИКА И ПРАВО
Р. Ауманн показал, что стороны конфликта имеют намного больше шансов создать систему взаимовыгодного сотрудничества (кооперации), если они вынуждены в течение достаточно длительного времени постоянно общаться друг с другом. Это положение абсолютно справедливо даже для ситуации, если участников этих отношений первоначально разделяют непримиримые жесткие противоречия. В своих исследованиях Р. Ауманн рассматривает, каким образом кооперативное взаимодействие влияет на количество участников и регулярность их взаимодействия, что необходимо для определения прогнозов на развитие экономической ситуации, а также факторов, определяющих мотивы поведения других участников данного взаимодействия. Одной из самых фундаментальных идей, предложенных Р. Ауманном, является концепция общего знания. Общим знанием называется вся информация, про которую все участники знают, что она всем доступна, знают, что все знают, что она всем доступна [8].
Первоначально теория игр предполагала: все игроки обладают полным объемом знаний по всем аспектам взаимодействия друг с другом. Именно Ауманн приступил к рассмотрению намного более реальных ситуаций, когда знания игроков относительно друг друга могут быть весьма ограничены. На практике каждый из участников взаимодействия, за редчайшим исключением, обладает ограниченной информацией о намерениях и возможностях других участников. В то же время какие-то параметры взаимодействия известны всем участникам. Поэтому при принятии решения каждая из сторон должна учитывать не только имеющуюся у нее самой информацию, но и то, насколько доступна эта информация другим участникам.
Р. Ауманн в своих работах доказывает, что в повторяющихся кооперативных процессах каждому из участников выгодно соблюдать интересы своих партнеров. Это объясняется тем, что если каждый из участников будет преследовать достижение только собственной выгоды, то это неизбежно приведет к потере деловой репутации у других участников. В долгосрочном периоде при подобном сценарии развития событий итоговые потери намного превысят выгоду, полученную в краткосрочном периоде. Иначе говоря, участник кооперативных отношений, принявший на себя долговременные обязательства и четко их соблюдающий, обладает несомненными преимуществами по сравнению с теми, кто берет на себя только краткосрочные обязательства, либо вообще не соблюдает никаких обязательств. Таким образом, лучшего итогового результата добиваются те участники кооперативных отношений, которые предпочитают долгосрочную выгоду по сравнению с краткосрочной выгодой.
Можно утверждать, что исследования, проведенные Р. Ауманном, позволяют лучше понять принципы функционирования рыночной экономики, в первую очередь заинтересованность участников рыночных сделок в честном соблюдении контрактов. Конечно, всегда были, есть и будут экономические агенты, которым, по их представлению, выгодно не исполнять контракты. Однако это не отменяет справедливости теории Р. Ауманна о том, что участникам кооперативных действий намного выгоднее быть честными, чем постоянно нарушать заранее оговоренные правила игры.
Т. Шеллинг рассматривает проблемы, связанные с ведением переговоров. Он доказывает, что наиболее значительного прогресса в переговорах можно достигнуть только в том случае, когда удается по возможности точно определить возможные варианты действий противоположной стороны. Данное положение точно так же является чрезвычайно важным для участников кооперативных действий, так как достижение единой точки зрения по многим проблемам можно достичь только в результате проведения переговоров.
Методология научных исследований Т. Шеллинга — это изучение стратегического рационального поведения экономических агентов, которые стремятся, взаимодействуя друг с другом, максимизировать свою выгоду не в краткосрочном периоде времени, а на протяжении длительного периода.
Т. Шеллинг считал, что в процессе длительного взаимодействия участников формируются фокальные точки (focal points), которые соответствуют обоюдовыгодным решениям, что, в свою очередь, обусловлено знаниями о взаимных предпочтениях сторон. При этом любой из участников кооперативных действий может существенным образом усилить собственные позиции, если сможет предоставить убедительные доказательства того, что будет следовать заранее избранной стратегии (credible commitments).
О работах Т. Шеллинга существует весьма авторитетное мнение, которое высказал президент лондонского Института Адама Смита М. Пири: «& quot-Это награда за изучение рыночной экономики: теория игр учит, как выбрать стратегию, которая позволит максимизировать свое преимущество& quot-. Т. Шеллинг показывает, как можно в экономике, идя на краткосрочные уступки или потери, добиться
долгосрочных выгод. И далее: & quot-Это как в шахматах: отдаешь пешку, чтобы [впоследствии] выиграть ладью& quot-» [9].
Другим важным аспектом неоинституциональной теории является теория трансакционных издержек. Если рассматривать термин «трансакция» (transaction), то можно выделить два составных элемента данного понятия. Во-первых, это «транс» (trans) — термин, который соответствует понятию «между». Во-вторых, это «акция» (action), что означает действие. В русском языке данному понятию в наибольшей степени соответствует слово «взаимодействие». Таким образом, мы снова встречаемся с теоретическими положениями, которые имеют самое прямое отношение к совместным (кооперативным) действиям, в том числе и к промышленной кооперации.
Трансакции могут быть:
— внутрифирменными: в этом случае в качестве контрагентов выступают сотрудники, которые работают внутри данной фирмы-
— рыночными: в этом случае взаимодействуют различные фирмы, заинтересованные друг в друге ради достижения какого-либо положительного результата.
При этом следует помнить, что в качестве объекта для трансакционных сделок могут выступать не только материальные предметы. Трансакции могут быть связаны со знаниями, технологиями и профессиональными навыками работников. Для таких трансакций особенно велики издержки, связанные с получением, анализом и оценкой информации. Это объясняется тем, что все стороны, принимающие участие в подобном взаимодействии, должны обладать по возможности максимальной и реальной информацией относительно объекта сделки. Всегда имеет место вероятность того, что одна из сторон, участвующая во взаимодействии, может повести себя недобросовестно и утаить какую-то часть информации с выгодой для себя.
Развитие современного общества невозможно представить без самых разнообразных процессов взаимодействия, что сопровождается затратами самых разнообразных ресурсов. Эти затраты получили название «трансакционные издержки», или «издержки взаимодействия». Данные издержки имеют место при любом взаимодействии фирм друг с другом. Впервые об этом заявил Р. Коуз в своей книге «Природа фирмы», которая была опубликована в 1937 г. [10]. Данная теория получила свое дальнейшее развитие в книге «Фирма. Рынок и право» [11].
Необходимо отметить, что понятие трансакционных издержек является одним из самых сложных в экономической теории. Это объясняется тем, что данная категория безусловно шире самого понятия «издержки». Трансакционные издержки, или издержки взаимодействия, определяют саму экономическую сущность фирмы, а также процессов, которые протекают внутри этой фирмы, и взаимодействия со внешней средой (другие фирмы, потребители, посредники, государство). Можно утверждать, что любой экономический агент (фирма, домохозяйство, государство) вынужден учитывать фактор издержек взаимодействия, так как эти издержки во многом определяют конечные результаты их хозяйственной деятельности.
Трансакционные издержки «не связаны с затратами на производство блага и затратами на его доставку до конечного потребителя. Это затраты, возникающие в связи с использованием рыночного механизма обмена и включающие в себя затраты (материальных ресурсов и времени) на поиск партнеров, получение информации о ценах и качестве благ, проведение переговоров и заключение договоров, а также на контроль за их соблюдением и защиту приобретаемых прав собственности» [12].
Таким образом, можно утверждать, что трансакционные издержки напрямую связаны с функционированием любой экономической системы: от самой простой, состоящей из одного отдельно взятого человека (домохозяйство), до самой сложной, совокупность фирм, домохозяйств и органов государственного управления (государство). Более того, эти издержки во многом определяют эффективность функционирования любой системы.
Если рассматривать хозяйственную деятельность любой фирмы, то достаточно легко выясняется, что фирма несет весьма значительные издержки, связанные с контролем деловых партнеров, что, в свою очередь, зачастую означает принуждение к соблюдению ранее заключенных соглашений.
Как утверждает В. В. Разумов, «первые попытки измерения трансакционных издержек в масштабах национальной экономики, предпринятые в 1970 году, показали, что доля данных затрат в ВНП составляла 47−55%. В настоящий момент по некоторым оценкам превышает 60%» [13].
Для фирмы, которая занимается производством или сбытом готовой продукции, любая информация об изменении экономической конъюнктуры, поведении потребителей и деловых партнеров,
2014. Вып. 1 ЭКОНОМИКА И ПРАВО
возможных технологических и управленческих новациях представляет собой стратегическую составляющую для принятия собственных управленческих решений.
Причем необходимо постоянно помнить, что как работники самой фирмы, так и ее деловые партнеры склонны к оппортунистическому поведению. Если вести речь о деловых партнерах, то, в первую очередь, это сокрытие или умышленное искажение информации в целях получения собственной выгоды.
Вполне естественно, что никакая промышленная кооперация не может быть эффективной при подобном алгоритме поведения. В то же время, если деловые партнеры доверяют друг другу, то промышленная кооперация позволяет существенным образом снизить уровень трансакционных издержек. Это связано с тем, что участники промышленной кооперации затрачивают существенно меньше времени на поиск и оценку информации. Кроме того, существенно сокращаются риски возникновения споров, а значит, величина судебных издержек.
Все это позволяет утверждать, что промышленная кооперация существенным образом снижает собственные издержки, уменьшает хозяйственные риски и, более того, формирует устойчивую тенденцию к собственному развитию в долгосрочном периоде.
Современное состояние экономики России заставляет снова задуматься о роли промышленной кооперации в решении проблемы обеспечения количественных и качественных характеристик экономического развития страны.
Хорошо известно, что концепция экономического роста — составная часть современной экономической теории. При этом необходимо вести речь не просто об увеличении каких-то количественных показателей производства всевозможных товаров и услуг, что, кстати, было очень характерно для экономики Советского Союза в 30−60-е гг. ХХ в. и Китая в конце ХХ — начале XXI в. Об этом очень хорошо сказано в книге Е. Гайдара «Аномалии экономического роста [14].
Современные трактовки экономического роста, по своей сути, — это в первую очередь всевозможные математические модели. В качестве наиболее известного примера можно назвать модель экономического роста Р. Солоу [15]. Однако все эти модели обладают одним крайне трудно оспариваемым недостатком: они не в состоянии дать точный прогноз, связанный с появлением и развитием кризиса. Последний мировой кризис 2008 — 2009 гг. — самое яркое тому подтверждение. Уже потом, когда кризис разразился, были представлены всевозможные чисто математические модели, которые объясняют причины его зарождения и развития. Однако ни одна из моделей не смогла заранее предсказать этот кризис.
Об этом очень хорошо сказал В. Громковский: «Современная макроэкономика пока не научилась полноценно выражать языком математики экономическую динамику. Однозначных математических решений, связывающих рост и основные инструменты макроэкономического регулирования, до сих пор не найдено- возможно, что такого рода решения не существуют. Сказанное означает, в частности, что уверенно управлять ростом средствами макроэкономической политики: предложением денег, ставкой ссудного процента, скоростью роста цен (инфляции), налогами, таможенными платежами и так далее, — невозможно» [16].
Как свидетельствует хозяйственная практика многих развитых стран, используя различные макроэкономические регуляторы (предложение денег, ставка рефинансирования, налоги, инфляция), можно каким-то образом в краткосрочной перспективе влиять на развитие ситуации. Однако в долгосрочном плане все они, как правило, оказываются малоэффективными или вообще несостоятельными. Кстати, несостоятельность данных микроэкономических регуляторов во многом определила кризис современных неолиберальных экономических концепций. Конечно, нельзя и не нужно вести речь об их полной экономической несостоятельности. Однако будет намного более правильно сказать, что закончился тот этап экономического развития общества, когда эти регуляторы играли определяющую роль. Необходим поиск новой модели экономического развития. Это особенно важно, так как цивилизация выходит на новый принципиальный этап своего развития. Сейчас крайне сложно, скорее всего, невозможно рассуждать о долгосрочных последствиях такого перехода. Однако можно точно сказать, что количественные характеристики экономического роста — это однозначный удел стран с догоняющим типом экономического роста. Кстати, современные трудности китайской экономики как раз вызваны тем, что количественные возможности ее развития в значительной степени уже исчерпаны или почти исчерпаны. Китай обречен к переходу к тому типу экономического роста, когда на первый план выходят именно качественные характеристики.
Если вести речь об экономике России, то здесь приходится решать аналогичные проблемы. Экономика страны представляет типичный пример экспортозависимого экономического роста. В случае негативного изменения цен на энергоносители российскую экономику ожидает коллапс, который будет сопровождаться резким снижением уровня жизни населения.
В этих условиях необходимо крайне осторожно относиться к проектам типа создания скоростной железнодорожной магистрали Москва — Казань или магистрали БАМ-2. По прогнозным оценкам, сооружение магистрали Москва — Казань обойдется в 928 млрд руб. [17], а БАМ-2 в 1,1 трлн руб. [18] в текущих ценах, причем эти цифры не являются окончательными. Бесспорно, что оба этих проекта впечатляют.
Возможны два варианта воздействия этих проектов на экономику России и темпы ее роста.
Первый, негативный, означает, что российские фирмы будут заняты земляными и строительными работами (кстати, именно здесь наибольшая вероятность возникновения ситуации, которая получила весьма характерное название: «распил» бюджета), а зарубежные производители получат права на поставку всевозможной техники: локомотивы, вагоны, оборудование, рельсы.
Второй, позитивный, связан с кооперацией промышленных предприятий России, которые за счет собственных ресурсов и при определенной поддержке со стороны государства возьмут на себя как строительство магистралей, так и их техническое обеспечение.
Необходимо создать такую ситуацию, когда интересы государства, фирм, территорий и населения будут нацелены на достижение одной цели. Для этого необходимы такие составляющие, как «инвестиционный климат», наличие современных «институтов», помощь со стороны государства, включая разработку системы планов и прогнозов на различные периоды (5, 10, 15 лет).
Эффективная реализация подобных проектов однозначно предполагает особую важность институциональной составляющей: частные инвесторы и частные фирмы должны быть уверены, что «правила игры» не будут изменяться в процессе реализации проекта, а государство не будет выказывать однозначных предпочтений в пользу конкретных фирм.
В качестве положительного примера можно назвать проект стран Западной Европы по созданию компании-производителя самолетов Airbus. Данный проект занял почти 50 лет, и в настоящее время самолеты этой фирмы являются весьма достойными конкурентами машинам фирмы Boeing. Более того, в создании пассажирского самолета нового поколения позиции европейской фирмы на данный момент смотрятся явно более предпочтительно. Одна из главных причин данной ситуации заключается в том, что европейским странам удалось создать весьма эффективную и оперативную систему промышленной кооперации, в которую входит несколько тысяч фирм-поставщиков всевозможных комплектующих для данного самолета. Это положение справедливо и для процесса разработки самолета, где принимало участие несколько сотен исследовательских и проектных организаций.
Таким образом, следует признать, что общая тенденция бурного развития промышленной кооперации, в которой может быть занято весьма большое количество фирм и организаций, является реальным фактом, который отражает общее направление промышленного, технологического и научного развития.
Зачастую промышленная кооперация предполагает создание стратегических альянсов. Стратегический альянс (Strategic Alliance) — соглашение о кооперации двух или более независимых фирм для достижения определенных коммерческих целей, для получения синергии объединенных и взаимодополняющих стратегических ресурсов компаний [19].
Такие альянсы представляют собой сложную систему, которая включает в свой состав не только промышленные компании, но и научно-исследовательские организации, а зачастую и высшие учебные заведения. Подобное объединение усилий необходимо для эффективного использования не только производственных мощностей, но и технологических возможностей, а также научного потенциала с целью производства какой-либо продукции. В современных условиях стратегические альянсы являются одним из важнейших условий, которые могут обеспечить высокий уровень конкурентоспособности фирмы как на уровне данной отрасли, так и на международных рынках.
Если рассматривать процесс формирования стратегических промышленных альянсов в ретроспективе, то на первом этапе своего развития они были предназначены для более успешного продвижения на внешние рынки продукции промышленных фирм из развитых стран в страны с более низким уровнем развития. Для облегчения себе доступа на такие рынки фирмы из развитых стран вступали во взаимовыгодные альянсы с фирмами из менее развитых стран.
2014. Вып. 1 ЭКОНОМИКА И ПРАВО
На втором этапе фирмы-лидеры в своих отраслях, независимо от своей принадлежности к той или иной стране, начинают создавать стратегические альянсы для упрочения своих конкурентных позиций. Для этого они начинают вступать во взаимовыгодные отношения с фирмами из других стран. Именно так ведут себя японские, корейские, американские и европейские фирмы. В настоящее время к ним присоединяются фирмы из Китая. В перспективе к данному процессу подключатся фирмы из Индии и Бразилии.
Создание стратегических альянсов как формы промышленной кооперации определяется тремя факторами. Во-первых, это более эффективное использование эффекта масштаба в производстве и управлении и получение доступа к новым рынкам сбыта. Путем объединения своих возможностей в производстве комплектующих, сборке готовой продукции и проведении маркетинговых исследований, фирмы, которые кооперируют свои усилия, достигают эффекта, который невозможно получить, если бы они функционировали порознь.
Во-вторых, участники альянса обеспечивают проведение совместных исследований. Тем самым имеет место кооперация усилий независимых друг от друга фирм в области технологии и совершенствования управления.
В-третьих, фирмы, входящие в альянс, могут объединять свои усилия для более успешного преодоления со стороны третьих фирм. Тем самым промышленная кооперация позволяет не только ликвидировать или уменьшить отставание от фирм-лидеров, но и создать реальные условия для завоевания и удержания лидирующих позиций. Это особенно важно молодым фирмам, для которых решение проблемы обеспечения собственной конкурентоспособности является одним из стратегических условий выживания. Именно здесь объединение усилий и ресурсов в форме промышленной кооперации может оказаться решающим условием решения данной непростой проблемы.
Можно утверждать, что промышленная кооперация является одной из наиболее эффективных форм объединения усилий независимых фирм, что позволяет не только получить прибыль, но и выдержать острую конкурентную борьбу. Промышленная кооперация — это гибкая форма организация бизнеса, которая в принципе отрицает бюрократические, неповоротливые формы организации производства и сбыта, проведения научных исследований и внедрения технологических новшеств.
Мы убеждены, что современный этап межфирменной промышленной кооперации соответствует общему направлению экономического развития. Сам феномен промышленной кооперации можно объяснить, рассмотрев различные как экономические, так и социологические теории. Это тем более важно, что промышленная кооперация является источником как индивидуальной выгоды, так и коллективного выигрыша. А в основе всего этого — объединение усилий промышленных фирм, научных организаций, высших учебных заведений.
Промышленная кооперация в современных условиях по своей сути представляет достаточно эффективную и быстро развивающуюся форму взаимодействия различных экономических субъектов. Промышленная кооперация — это особый механизм координации усилий ради достижения требуемого результата, который не может быть полностью отнесен к рыночному, плановому или иерархическому типу организации.
Данную ситуацию можно объяснить тем, что промышленная кооперация по своей сути — это сложная комплексная категория, которая выражает не только экономические, но и социальные процессы.
С точки зрения экономики, содержание межфирменной промышленной кооперации может быть рассмотрено с учетом следующих важнейших теоретических концепций:
— институциональная экономика. Здесь промышленная кооперация рассматривается как стратегическое условие оптимизации системы управления фирмой, что положительно влияет на показатели ее хозяйственной деятельности. Это тем более важно, что любое управленческое решение приходится принимать в условиях большей или меньшей неопределенности, то есть любое решение изначально является рисковым [20- 21]-
— экономика отраслевых рынков ведет свою историю с середины ХХ в. Ф. Шерер и Д. Росс определили экономику отраслевых рынков следующим образом: «Наука о том, как в различных рыночных условиях производственная деятельность посредством рыночного механизма приводится в соответствие со спросом на товары и услуги, и как несовершенство рыночного механизма и изменения в нём влияют на прогресс, достигнутый в удовлетворении экономических потребностей» [22]. При этом особое внимание уделяется несовершенству рыночного механизма и необходимости государственного регулирования экономики, что позволит оптимизировать издержки производства [23]-
— теория агентских отношений изучает издержки отношений (агентские издержки) с точки зрения принятия обязательств и их последующего выполнения, что необходимо для недопущения или снижения вероятности конфликта интересов между принципалами и агентами, а это, в свою очередь, уменьшает издержки оппортунистического поведения [24- 25]-
— теория трансакционных издержек (этот раздел был рассмотрен нами выше) —
— теория эволюционной экономики впервые была рассмотрена в работах Й. Шумпетера, который доказывал, что периодические принципиальные технологические изменения влияют на позиции фирмы в долгосрочном периоде времени. Для того чтобы фирма была готова к таким изменениям и избежала банкротства, необходимо своевременно накапливать необходимые знания, обучать персонал и быть готовыми к их использованию [26−28].
В социологии применительно к теории промышленной кооперации в первую очередь необходимо упомянуть теорию ресурсной зависимости. Социологию как науку при рассмотрении сетевых отношений, к которым относится и промышленная кооперация, в первую очередь интересуют проблемы коллективного выживания, устойчивости и роста, а не успеха как такового. Отсюда — особое внимание влиянию внешней среды на фирму, на ее поведение и выживание. Данный подход к трактовке фирмы позволил сформировать теорию ресурсной зависимости.
И. В. Ермолин выделяет три основных положения теории ресурсной зависимости:
1) допускается, что организации состоят из внутренних и внешних коалиций, которые возникают как результат общественных изменений-
2) допускается, что окружающая среда содержит редкие и ценные ресурсы, существенные для выживания организации. Организации сталкиваются в окружающей среде с проблемой неопределенности в приобретении ресурсов-
3) допускается, что организации стремятся получить контроль над ресурсами для достижения двух целей: а) чтобы минимизировать зависимость от других организаций- б) чтобы максимально повысить зависимость прочих организаций от данных ресурсов. Достижение хотя бы одной из вышеуказанных целей действует на условия обмена между организациями, влияя, таким образом, на силу организаций [29].
Теория ресурсной зависимости позволяет утверждать, что «сложные горизонтальные альянсы в большинстве своем регулируются коллективными соглашениями ассоциаций, тогда как вертикальные альянсы характеризуются различными формами соглашений, включающих отношения и обязательства сторон. Дальнейшие эмпирические исследования показали, что может существовать компромисс между горизонтальными и вертикальными формами сотрудничества, используемыми одной и той же фирмой» [30].
На основании вышесказанного можно сделать вывод, что промышленная кооперация является стратегическим фактором экономического развития.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. URL: http: //dic. academic. ru/dic. nsf/econ_dict/21 872
2. Барнард Ч. Функции руководителя: власть, стимулы и ценности в организации. URL: http: //fictionbook. ru/ author/chester_barnard/
3. Нейман фон Дж., Моргенштерн О. Теория игр и экономическое поведение. М.: Наука, 1970.
4. Булатов А. Н. Промышленная кооперация в разрезе институциональной и неоинституциональной теории // Экономические исследования. 2010. Вып. 2.
5. Виноградова А. В. Институциональная экономика: теория и практика. Н. Новгород: Изд-во Нижегород. унта, 2012.
6. Шеллинг Т. Стратегия конфликта. М.: ИРИСЭН, 2007.
7. URL: www. nobelprize. org/nobel_prizes/economic-sciences/laureates/2005/
8. Лепский В. Е. Парадигмы управления в контексте научной рациональности // Рефлексивные процессы и управление. 2008.Т. 8, № 2. С. 30−43.
9. URL: http: //www. nes. ru/ru/media/publications/2005/october/vedomosti-guriev-11−10−05
10. Коуз Р. Природа фирмы / пер. с англ. Б. Пинскера // Теория фирмы / сост. В. М. Гальперин. СПб.: Экон. шк., 1995. С. 11−32.
11. Коуз Р. Фирма, рынок и право / пер. с англ. Б. Пинскера. М.: Дело ЛТД, 1993.
12. Тарануха Ю. В. Микроэкономика: учебник для студентов вузов, обучающихся по экономическим специальностям / под общ. ред. А. В. Сидоровича. М.: Дело и Сервис, 2006.
13. Неоинституциональная экономическая теория: учеб. пособие / под ред. В. В. Разумова / Финансовая академия при Правительстве Р Ф. М., 2005.
14. Гайдар Е. Т. Аномалии экономического роста. М.: Евразия, 1997.
15. Солоу Р. Экономическая теория ресурсов или ресурсы экономической теории // Рынки факторов производства. СПб., 1999.
16. Громковский В. Вызывание духов экономического роста. URL: http: //expert. ru/2013/07/12/vyizyivanie-duhov-ekonomicheskogo-rosta/
17. URL: http: //expert. ru/2013/06/25/
18. URL: http: //svpressa. ru/economy/article/56 603/
19. URL: http: //www. grandars. ru/college/ekonomika-firmy/strategicheskiy-alyans. html
20. Уильямсон О. И Фирмы и рынки. Сер. Современная экономическая мысль. М.: Прогресс, 1983.
21. Уильямсон О. И. Экономические институты капитализма: фирмы, рынки, отношенческая контрактация / пер. с англ. СПб.: Лениздат, 1996.
22. Шерер Ф., Росс Д. Структура отраслевых рынков. М.: ИНФРА-М, 1997.
23. Пахомова Н. В., Рихтер К. Экономика отраслевых рынков и политика государства. СПб.: Изд-во Санкт-Петерб. ун-та, 2009.
24. Милгром П., Робертс Дж. Экономика, организация и менеджмент. СПб.: Экон. шк., 1999. Т. 1, гл. 6−8.
25. Либман А. В. Теоретические аспекты агентской проблемы в корпорации // Вестн. СПбГУ. Сер. 8. 2005. Вып. 1 (№ 8).
26. Шумпетер Й. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982.
27. Шумпетер Й. История экономического анализа /пер. с англ. под ред. В. С. Автономова: в 3 т. СПб.: Экон. шк., 2001.
28. Нельсон Р., Уинтер С. Эволюционная теория экономических изменений. М.: Дело, 2000.
29. Ермолин И. В. Коалиции взаимозависимости и теория ресурсной зависимости // Полис. 2010. № 1.
30. Румянцева М., Третьяк О. Сетевые формы межфирменной кооперации: подходы к объяснению феномена // Российский журнал менеджмента. 2003. № 2, т. 1.
Поступила в редакцию 13. 12. 13
N.P. Shamaeva
INDUSTRIAL CORPORATION AS A FACTOR OF ECONOMIC DEVELOPMENT
Examined is the relationship between development cooperation and economic growth. It is stated that modern economy as one of the basic conditions for its progressive development and the growth of its efficiency involves the cooperation of efforts of many economic agents (firms, research organizations, higher educational institutions). Industrial cooperation where, along with industrial enterprises, research organizations and higher educational institutions are active participants, is not only the unification of efforts of all participants of this process, ensuring the adoption of the most efficient solutions in terms of using limited resources. It can be argued that industrial cooperation is one of the most effective forms of uniting the efforts of independent firms, which allows not only to gain profit, but also to withstand the tough competition. Industrial cooperation is a flexible form of business organization which denies bureaucratic, rigid forms of organization of production and marketing, and similar rigid forms of research and technological innovation. The modern stage of interfirm industrial cooperation corresponds to the general trends of economic development. The phenomenon of industrial cooperation can be explained by the fact that it is the source not only of individual profit, but a collective benefit. The basis of all these advantages is the unification of efforts of all the participants. Industrial production in modern conditions, in fact, represents the most efficient and rapidly developing form of interaction between different economic subjects. Moreover, the industrial cooperation is a special coordination mechanism for achieving the desired result, which may not be entirely reduced to the market, planned or hierarchical types of organization.
Keywords: cooperation, economic development, firm, efficiency, transaction of support, market, institutional theory.
Шамаева Нелли Павловна, кандидат экономических наук, доцент
ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет» 426 034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 4) E-mail: nelli_shamaeva@bk. ru
Shamaeva N.P. ,
candidate of economics, associate professor Udmurt State University
426 034, Russia, Izhevsk, Universitetskaya st., ¼ E-mail: nelli_shamaeva@bk. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой