Философско-юридические основания экономики и предпринимательства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 172. 12
Ковалева Светлана Викторовна
доктор философских наук, профессор Костромской государственный технологический университет
sweta. lana1968@yandex. ru
ФИЛОСОФСКО-ЮРИДИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
В статье представлен ретроспективный анализ философских учений, в которых рассматриваются различные формы, ограничивающие индивидуальную свободу человека как гражданина в системе экономических отношений внутри государства. На заре человечества основным регулятором свободы произвола служило знание о справедливости, которое позволяло сформировать общественный идеал, необходимый для воплощения в трудовой деятельности. Возникшие позже капиталистические отношения определялись общественным договором, по которому функции упорядочения свобод граждан выполняло государство. В современных условиях приоритетным сектором культуры считается политика, которая способна согласовывать и контролировать производственно-экономическую, юридическую, социальную сферы общества как внутри государства, так и мирового сообщества в целом. Важным направлением политической деятельности должна стать переориентация права с принципов буржуазного либерализма на новые юридические нормы, обоснованные в концепции плюралистического права.
Ключевые слова: трудовая деятельность, предпринимательство, экономика, свобода, справедливость, общественный договор, юриспруденция, политика.
Онтология права представляет собой учение о сущности бытия такого явления юриспруденции, как право. Само понятие «бытие», введенное в V в. до н.э. Парменидом, означает субстанцию вечную, неизменную, постоянную, которая находится в метафизической сфере, и которая состоит из сущностей предметов и явлений, наполняющих изменчивый материально-природный мир. Обладая перечисленными свойствами, бытие детерминирует процессы, происходящие в реальности. Однако бытие права невозможно представить в форме субстанции. В теории юриспруденции говорится о том, что бытие права является способом организации различных аспектов социальной жизни. Разумеется, существует множество видов организации общественной сферы, но, подчеркнем, что сущность правовой реальности выражена формой долженствования. Другими словами, бытие права — это мир должного, того, что в привычном смысле нет, но реальность чего, тем не менее, значима для человека и его деятельности. О долженствовании как главной характеристике права, основанной на трансцендентальной сущности мышления, писал, в частности, австрийский юрист Р. Марчич, признавая «в праве как порядке и норме трансцендентальное… «, которое определяет бытие «как логическую основную норму позитивного права» [4, s. 129], соответствующего форме строгого обязательства. Безусловно, бытие права как способ организации социальной жизни включает в себя множество объектов юридического регулирования, одним из которых является такой сегмент культуры, как экономика.
Проблема предпринимательства непосредственно связана с экономической сферой деятельности человека. В истории философии существовали различные, иногда прямо противоположные друг другу, представления о месте экономических отношений в системе социума, в системе государ-
ства. Еще на заре формирования трудового сообщества, ориентированного в своей деятельности на создание блага для всех граждан города-полиса, считалось, что отношения между членами должны подчиняться принципу справедливости. По мнению Платона, изложившего свою концепцию в диалогах «Государство» и «Критий», собственно общественная сфера, выраженная взаимоотношениями между свободными людьми, обусловлена нравственными регулятивными принципами, главным из которых является ответственность, определенная идеей добра. В области же производства материальных благ эти принципы бесполезны, ибо они носят внутренний, сугубо личностный характер, поэтому свобода человека — производителя материального благополучия общества — должна быть ограничена справедливостью, которая понималась как норма внешнего регулирования. Справедливо то, что служит благу всего общества, стало быть, закон справедливости определяет и выражает способ участия каждого члена государства-полиса в этом общем делании, а также меру распределения созданных в производственном процессе материальных ценностей для удовлетворения необходимых потребностей [5- 6].
Исходя из этих представлений Платона, государством должны управлять философы, смыслом жизни которых является стремление к познанию идеи добра чистым разумом, лишенным чувственного содержания. Знание добра как такого в его идеальной, образцовой чистоте позволяет фило-софам-руководителям обустраивать практическую жизнь общества, в котором реально воплощается благо каждого, соответствующее мере его участия в общем производстве. Подчеркнем, что философы в своей руководящей деятельности ограничены собственными внутренними принципами, сформированными на основе причастности их сознания метафизической сфере бытия, содержащей идею
168
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова jij- № 5, 2015
© Ковалева С. В., 2015
Философско-юридические основания экономики и предпринимательства
добра. Сфера производства материальных благ, в которой участвуют свободные граждане, находится в подчинении у философов, контролирующих справедливое создание и распределение технических ценностей.
Собственно, в этом же русле, проложенном в системе объективного идеализма Платона, движется мысль и его ученика Аристотеля, который, анализируя природу человека, выделил и обосновал два комплекса добродетелей: этический и дианоэтиче-ский. Этический уровень включает добродетели, характеризующие личностные качества человека, формирующиеся на чувственно-эмоциональном уровне сознания. Дианоэтический уровень формируется «разумно-познавательными» способностями (по сути, разум в системе Аристотеля тождественен трансцендентальной или рассудочной форме мышления), результатом деятельности которых будет знание, как высшая форма добродетели.
Оба уровня должны гармонично дополнять и согласовывать друг друга по принципу справедливости. Об этом пишет Аристотель в своем произведении под названием «Никомахова этика»: «Справедливость является величайшей из добродетелей, более удивительной и блестящей, чем вечерняя или утренняя звезда. Поэтому-то мы и говорим в виде пословицы: «в справедливости заключаются все добродетели»» [2, с. 825]. Этический и дианоэтический комплексы добродетелей определяют сознание отдельного человека и в то же время соответствуют различным сферам деятельности общества, целостность которых так же обусловлена законом справедливости. Можно сказать, что экономическая деятельность, осуществляющаяся в рамках государства-полиса, развивается вне зависимости от произвола ремесленников, но в строго ограниченной мере, соответствующей форме справедливого гармоничного общества. Подчеркнем, что справедливость познается, о ней можно получить общезначимое, универсальное знание, воплотив которое в практической жизни можно создать идеальное государство.
В представлениях философов средневековья справедливость носит божественный характер. Мироздание и человечество, как его часть, созданные свободной доброй волей Бога-Творца, соответствуют в своем иерархическом порядке духовной сфере, пребывающей в гармонии. Изначально, до грехопадения первых людей, и материально-природный мир был гармоничен. Но в процессе отпадения человечества от духовного совершенства стали утрачиваться связи, которые согласованно объединяли и природу, и общество в единство порядка. Деятельность средневековых ремесленников, как одна из многих других форм производства, будет справедлива только в той мере, которая соответствует божественной справедливости, представленной в догматах христианского учения.
В случае если человек в своей практической жизни ориентирован на удовлетворение желаний плоти, забывая о вере во всеобщую гармонию, созданную Богом, он нарушает данный свыше справедливый порядок и после смерти будет лишен пребывания в Граде Божием. В этом заключается смысл представлений Августина Блаженного о любой форме деятельности, в которой участвует субъект: «Когда человек живет по человеку, а не по Богу, он подобен дьяволу» [1, XIV, c. 4].
И античные, и средневековые представления о технической сфере деятельности человека в рамках общества свидетельствуют о необходимости подчинения этой ограниченной области производственных отношений всеобщему миропорядку, независимо от его космоцентрического или теоцен-трического характера. Принцип подчинения части целому свидетельствует о том, что сфера культуры и в эпоху древнегреческой цивилизации, и в период средневекового развития была единой. Целостность культуры, состоящей из различных секторов, предполагала существование единого центра, который считался доминантным и объединял относительно себя соподчиненные, не имеющие самостоятельного значения сегменты. И еще один аспект характеризует и античное, и средневековое мировоззрение — это идея справедливости, которая пронизывает Космос, придавая ему гармонию и красоту, которая в своей божественной сущности детерминирует иерархию земного, падшего бытия.
И только в эпоху Нового времени происходит раскол культуры, из нее выделяются и начинают самостоятельно существовать и развиваться различные секторы, среди которых уже не существует главного. Естественное состояние каждого человека, определенное свободой, характеризуется психофизиологическим состоянием произвола, которое выражается в суждении: «Что хочу, то и делаю». В данном случае «хочу» обусловлено постоянно возрастающими потребностями человека в сытной, благополучной, счастливой в материальном отношении жизни. В силу того, что запросы носят утилитарно-универсальный характер, так как они определяют психофизиологическую природу каждого человека, возникает «война всех против всех» (Т. Гоббс). Для того чтобы избежать реального уничтожения людей друг другом и тем самым осуществить социальную справедливость, Т. Гоббс предлагает заключить «общественный договор», в котором полномочия уравнивания в потребительских правах всех граждан передаются государству. Государство наделяется законодательно-силовой функцией по поддержанию общественного порядка и ограничению потребительского произвола, создавая гармоничную, слаженную жизнь, в которой все разрозненные сегменты культуры объединяются в механическое единство, определенное положениями «общественного договора».
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова «S& gt- № 5, 2015
169
ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
Кроме экономической сферы общества, которая непосредственно ориентирована на удовлетворение потребностей, возникают и усиленно развиваются социальная сфера, юридическая, политическая, рационально-научная. Искусство и религия по-прежнему еще актуальны в развитии мировоззрения граждан, но не играют решающей, государственно-значимой роли. Думается, что именно в этот период осуществляется перестройка внутреннего мира человека или, другими словами, происходит очередной «поворот сознания» (К. Ясперс), которое становится все более и более ориентированным на материально-природный мир и гражданский социум, именно в них видя причины необходимого для жизни блага и возможного зла.
Представление о справедливости, столь актуальное в предыдущие исторические эпохи, особенно о справедливости как личной ответственности за благо другого человека и общества в целом, изживается, утрачивается или, в лучшем случае, рационализируется, в результате возникают целые системы законодательных проектов, в которых провозглашенные ценности сводятся к прагматичноудобным и приемлемым для всех выгодам. Целью развития нарождающихся капиталистических отношений становится сфера экономики и предпринимательства, приоритет которой обосновывается тем, что жизненно важные средства существования можно создать трудом рабочих. В эпоху Нового времени и позже в XVTII-XIX вв. считалось, что рыночные отношения, как основа капитализма, поддаются анализу, прогнозируются, следовательно, экономическая сфера производства способна формироваться неограниченно, а итогом развития будет материальный «рай». Закономерно, что наиболее тесные отношения возникли между экономикой и наукой, фундаментальные открытия в которой способствовали внедрению новых материалов, технологий, механизмов, машин, облегчавших или полностью заменявших ручной труд рабочих, многократно увеличивая производительность труда.
Например, в середине — конце XIX в. французский философ О. Конт — основатель позитивизма -считал, что высшей задачей философии является обоснование классификации наук, главная из которых — математика. Позитивное развитие человечества полностью зависит от того, насколько развита в сознании способность к «здравому смыслу», достоинство которого выражено в умении находить пользу и рассчитывать возможную выгоду от тех или иных научных открытий. В социальной философии О. Конт утверждает приоритет аффективного уровня сознания над рациональным, тем самым рассматривая высшим регулятором общественной жизни нравственность, но не правовые нормы и принципы. Однако нравственность автор понимает как сферу долженствования, ибо каждый член общества — гражданин — обязан взять на себя функ-
ции, выполняя которые, он служит благу общества. Свои обязательства человек рационально определяет посредством здравого смысла, высчитывая наибольшую пользу, которую он может принести, наделяя себя определенными функциями. Можно сказать, что для О. Конта нравственность тождественна юридически обоснованной сфере долженствования, в которой формируются нормы, ориентированные на ограничение свободы произвола граждан в системе социума. Анализируя философско-юридические представления О. Конта, Вл. Соловьев писал: «Отрицая психологию, сводя логику к математике и совершенно обходя главный гносеологический вопрос о возможности для субъекта достоверно познавать то, что не есть он сам, — Конт полагал, что философия есть простое продолжение и расширение частных наук, как они сами суть продолжение и расширение обыкновенного житейского познания, управляемого «здравым смыслом» (le bon sens)» [8].
К началу — середине ХХ века стало очевидно, что рыночная экономика не способна к процессам саморегуляции, основанным на стихийных, непредсказуемо изменяющихся (и качественно, и количественно) потребностях населения. Не случайно в производственно-экономических отношениях этого периода стали играть большую роль юридически грамотные специалисты, которые с помощью законодательных актов и других нормативных документов стремились планировать деятельность различных предприятий, согласовывая ее с рынком потребления. Однако, как правильно заметил Вл. Соловьев, критикуя взгляды О. Конта, невозможно организовать гармоничные связи с двумя сегментами культуры, каждый из которых не является фундаментальным, приоритетным. Безусловно, что остальные секторы, реально не участвующие в деятельности юридического и экономического характера, потенциально присутствующие в общественном устройстве государства, требуют развития, совершенствования и внедрения в экзистенциальную практику жизни. Вертикаль общественного развития должна иметь источником нравственность человека, который участвует в различных проектах государства, осуществляя свои духовные, личностные качества в форме той или иной профессиональной деятельности — именно так представляет Вл. Соловьев основу предпринимательства в России. Поэтому главным объектом политики государства является человек, воспитание и образование которого должно быть направлено прежде всего на выявление и формирование в его сознании человечной сущности, которая способна реализоваться в форме любого профессионального служения [7, с. 320−322].
Вл. Соловьев, почитающий учение Платона, разделяет его представления о свободе как качестве, определяющем сущность человека. Справедливое
170
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова jij- № 5, 2015
Философско-юридические основания экономики и предпринимательства
осуществление собственной свободы в границах социального пространства возможно в том случае, если личность имеет нравственное воспитание, основанное на развитии чувственно-человечной природы, выраженной чувствами стыда, жалости и благочестия. Для обеспечения всеобщего блага, по мнению русского философа, в своей деятельности каждый человек должен ограничивать себя совестью, которая понимается как «социальный стыд». Стыдясь проявления собственной плотской природы, руководимой страстями, человек как гражданин государства, обязан жалеть ближнего своего, стараясь своим трудом облегчить возможные страдания его жизни. Однако сама по себе чувственно-эмоциональная сторона человеческой природы не может стать руководящим принципом деятельности, но является только побудительным мотивом к нравственному деянию. Рационально понимаемый долг, детерминированный принципом категорического императива И. Канта, управляет и нравственными проявлениями чувственной природы человека, и его профессиональными навыками. Таким образом, стыд определяет поведение человека в его оценке собственных недостатков, а рациональное согласование своих достоинств с благом каждого в системе государства характеризует его социальность — «социальный стыд» [9, с. 179−183].
Справедливости ради отметим, что система Вл. Соловьева не нашла достойного применения в практике государственного устройства ни в веке XIX, ни в веке ХХ. Научно-техническая революция, основанная на фундаментальных открытиях в науке, сделанных А. Эйнштейном, Н. Бором и другими учеными, способствовала быстрому внедрению в технику качественно новых материалов, технологий, которые резко увеличили объемы производственно-экономической сферы общества. Человек из создателя технического тела цивилизации мгновенно превратился в ее винтик, став полностью зависимым от техногенных процессов, которые все более и более неуправляемы собственно человеческими силами. Проблема регулирования предпринимательской деятельности в сфере экономики стала требовать нового решения, более адекватного вызовам времени. Согласно французскому философу конца XX — начала XXI веков П. Розанваллону, идеал капиталистического либерализма, построенный на представлениях о регуляции общественно-экономических отношений рыночными рычагами управления, является утопичным, никак не связанным с реальностью. Автор трудов по философско-правовой тематике считает, что ведущим сектором современной культуры следует признать политику, ибо только на уровне политико-правового управления можно решить проблему гармоничного существования общества как внутри государства, так и мирового сообщества в системе глобализации. По свидетельству В. Ка-
плуна — исследователя творчества П. Розанвалло-на, — французский философ в своем творчестве отстаивал мысль, что «сфера политического является местом, где происходит конструирование «общего мира», где реализуется республиканский принцип сообщества как форума, без чего в конечном итоге невозможна организация общества, характеризуемого в терминах «гражданского состояния»» [3].
К слову сказать, П. Розанваллон считает, что политическая деятельность в современных экономических условиях, определенных рыночными механизмами, должна быть радикально изменена как на уровне региональных структур, так и в глобальном масштабе, на уровне государств. Либеральная политика капитализма не способна решить проблемы, которые выражены в кризисах, разрушающих все сферы социально-культурной жизни мирового сообщества. П. Розанваллон предлагает политико-юридическими средствами «раздробить и перераспределить различные права, которые, будучи сгруппированы, составляют классическое (буржуазное) право собственности, и таким образом двигаться в направлении настоящей депропри-ации» [7]. Такие действия необходимы для того, чтобы освободиться от закономерностей рыночной экономики, создать новые правовые отношения между человеком и его частной собственностью. В частности, французский философ считает возможным осуществить «право на разнообразное использование вещей» [7], которое определяет эволюцию юриспруденции или, другим словами, переход от меновой стоимости к потребительской. Безусловно, это требует создание принципиально новой концепции права (conception dimensionnelle), «в которой природа применяемых прав была бы дифференцирована в зависимости от размера коллектива, к которому они относятся» [7]. П. Розан-валлон убежден, что только в сфере личных прав человека возможно и сохранить, и расширить универсальность юридических принципов, а тем самым преодолеть негативные последствия рыночной экономики. На наш взгляд, автор стремится узаконить личностную ответственность человека за его отношения к собственности и способы ее эксплуатации, утверждая необходимость создания «плюралистического права». Можно сказать, что в этом заключается смысл концепции справедливости, разработанной впервые в эпоху античности, ведь новое — это хорошо забытое старое.
Библиографический список
1. Августин Аврелий. О граде Божием // Августин Блаженный. О граде Божием. — Мн.: Харвест, М.: АСТ, — 2000. — 1296 с.
2. Аристотель. Никомахова этика // Философы Греции. Основы основ: логика, физика, этика. — М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс- Харьков: Изд-во Фолио. 1999. — 1056 с.
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова «S& gt- № 5, 2015
171
ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
3. Каплун В. Пьер Розанваллон: неустрашимость политического (предисловие научного редактора) // Пьер Розанваллон: Утопический капитализм [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. plam. ru/philos/utopicheskii_kapitalizm/ pl. php (дата обращения 23. 09. 2015)
4. Marcic R. Rechtsphilosophie. — Freiburg, 1969.
5. Платон. Государство // Платон. Диалоги: Филеб. Государство. Тимей. Критий. — М.: Мысль. 1999. — 656 с.
6. Платон. Критий // Платон. Диалоги: Филеб. Го-
сударство. Тимей. Критий. М.: Мысль. 1999. — 656 с.
7. Розанваллон П. Утопический капитализм [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: // www. plam. ru/philos/utopicheskii_kapitalizm/p1. php (дата обращения 23. 09. 2015).
8. Соловьев Вл. Конт Огюст [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. magister. msk. ru/library/be/k/ko0002. htm (дата обращения 23. 09. 2015).
9. Соловьев Вл. Оправдание добра. — М.: Республика. 1996. — 479 с.
172
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова jij- № 5, 2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой