Основные приемы якутско-русского перевода

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

15. Гоголев А. Н. История Якутии. Якутск: Изд. Ягу. 2006. пьеса «Манчары» // В. В. Никифоров-Кулумнуур. Солнце
— С. 141,168−170. светит всем. Статьи, письма, произведения. Якутск. 2001.
16. Никифоров В. В. — Кулумнуур. Почему и как написана — С. 366.
УДК 81. 25 А, А Васильева
ОСНОВНЫЕ ПРИЕМЫ ЯКУТСКО-РУССКОГО ПЕРЕВОДА
(на материалах перевода олонхо)
На материале переводов олонхо разных лет рассматриваются основные приемы якутско-русского перевода, приведены способы передачи особенностей национальной поэтики якутского фольклора при переводе на русский язык. Показана зависимость выбора приемов перевода безэквивалентной лексики от грамматики языка перевода, поэтической эстетики принимающей культуры и уровня восприятия получателя переводного текста.
Ключевые слова: перевод, безэквивалентная лексика, реалии, транскрибирование, транслитерация, калькирование, уподобительный перевод, экспликация, фольклор, синтаксический параллелизм, эквивалентность, адекватность.
A A Vasilieva
The basic methods of the Yakut-Russian translation
(based on the Olonkho translation)
In this article there were analyzed the main Yakut-Russian translation methods on the basis of various Olonkho translations- there are given translation ways of the yakut folklore national poetics peculiarities. The method choice of a culturally bound lexis translation was shown in relation to a translation language grammar, poetic aesthetics of receiving culture, and perception level of a translation receiver.
Key words: translation, culturally bound lexis, realia, transcription, transliteration, loan translation, assimilated translation, explication, folklore, syntactical parallelism, equivalence, adequacy.
Фольклор отражает все духовное богатство и мудрость народа, накопленные веками, формируя эстетические представления народа о высоко художественном стиле языка. Язык фольклора как высшая форма устной литературной речи представляет собой совершенную, отшлифованную веками систему. Именно посредством устной речи из поколения в поколение передавалась мудрость предков, их история, вера, нравственные и эстетические идеалы. Благодаря богатству и разноплановости информации, хранящейся в фольклорных произведениях, перевод фольклора с одного языка на другой является очень сложной задачей, требующей от переводчика широких познаний и большой ответственности.
ВАСИЛЬЕВА Акулина Александровна — к.ф.н., доцент кафедры стилистики якутского языка и русско-якутского перевода ИЯКН СВ РФ СВФУ.
Наиболее крупным жанром якутского фольклора и по размеру, и по разнообразию содержащейся информации является героический эпос олонхо. Изучение языка переводов олонхо позволяет выделить основные приемы передачи безэквивалентной лексики и особенностей якутской поэтики, традиционно использующиеся разными переводчиками, и приводит к мысли о том, что с течением времени и с возрастанием объемов предпринимаемых переводов формируются и развиваются те или иные традиции передачи национальных реалий. Таким образом, олонхо как вершина поэтического творчества якутского народа представляет для переводчика, стремящегося одновременно сохранить уникальность якутского эпоса и передать его адекватно для читателя, сложную переводческую задачу, но вместе с тем благодаря каноничности, устойчивости эпических формул, приемы перевода олонхо, переводные устойчивые клише
якутского эпоса также формируются в некую систем}7, «…воссоздавая параллельную систем}7, тонирующую поэтическую систем}7 олонхо» [1, с. 422].
Исходя из этого на материалах перевода олонхо разных лет мы рассматриваем основные приемы якутско-русского перевода, подкрепленные примерами из переводов других жанров якутского фольклора, так как уникалии, которые необходимо сохранять и передавать как национальный колорит — реалии и художественные (поэтические) особенности — образ} ют одну общую фольклорную сред}'- с общими художественными особенностями, и, следовательно, при их переводе используются одинаковые приемы.
Историю собирания, публикации и перевода олонхо можно прочитать в очерках Г. У. Эргиса [2] и учебном пособии Т. И. Петровой [3], а также в сборнике статей, посвященных вопросам русско-якутского, якутско-русского перевода [4]. Наблюдая тексты переводов олонхо, сделанных в разное время, можно заметить, как с течением времени менялось отношение переводчиков к тексту олонхо, как росло мастерство переводчиков и каким образом влияли те или иные процессы, происходившие в стране, на перевод якутского героического эпоса. На развитие принципов перевода олонхо повлияли такие факторы, как высокий интерес к собиранию и исследованию якутского фольклора, в том числе со стороны представителей российской академической науки- достижения советской школы художественного перевода и отечественной фольклористики и эпосовсдсния- формирование переводоведения как отдельного раздела науки о языке- современные процессы в области сохранения и возрождения национальных культур. Можно выделить три основных принципа перевода олонхо, которых сознательно или невольно придерживались переводчики в разные периоды истории перевода олонхо:
1) Принцип буквального перевода характерен для первых переводов, целью которых была фиксация текста собирателями фольклора и презентация общих черт и особенностей «якутской сказки олонхо» для ученых-специалистов. Сюда относятся прей му ществе нно прозаические переводы-пересказы сюжетов, сделанные русскими пу те шествен ника ми и первыми собирателями якутского фольклора дореволюционного периода.
2) Принцип учета уровня получателя текста. В соответствии с уровнем восприятия целевой аудиторией олонхо переводится или перерабатывается переводчиком как художественный текст с разной степенью переводческой адекватности. С соблюдением принципа уровня получателя текста выполнены научные переводы олонхо [5- 6- 7- 8], х}дожественные переводы олонхо [9, 10, 11], адаптированные переводы олонхо, называемые переработками [12, 13, 14, 15]. Кроме того, в последние годы указанный принцип также начал применяться широко — делаются переводы для детей
разных возрастных групп [16]- для иностранцев, мало знакомых с «сибирским» фольклором" [17]- а также популярность приобретают различные адаптации для других видов изобразительного и сценического искусства. Поэтому разнообразие языковой деятельности переводчика в межкультурной коммуникации в последнее время значительно расширяет смысл термина «перевод».
3) Принцип эквивалентного перевода, удовлетворяющий требованиям как научного источника, так и художественного текста, был применен при переводе текстов олонхо, вошедших в серию «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока». Эти переводы, сделанные талантливыми переводчиками и фольклористами Н. В. Емельяновым, С. П. Ойунской, П. Е. Ефремовым, имеют высокую ценность не только как художественный перевод, сохранивший поэтическое своеобразие якутского эпоса, но и как источник богатой и достоверной информации для исследователей-фольклористов, этнографов, историков, лингвистов, музыковедов, причем эта информация содержится как внутри текста перевода, так и в научном аппарате, сопровождающем перевод олонхо. Таким образом, изучив тексты переводов олонхо «Кыыс Дэбэлийэ» [7] и «Могучий Эр Соготох» [8], приходим к выводу, что в последнее время максимально сблизились два типа перевода олонхо — научный и ху дожественный.
В связи с повышением статуса олонхо как шедевра нематериального духовного богатства всего человечества и ростом интереса к нему людей самых разных специализаций и интересов теоретические и практические вопросы перевода олонхо на русский язык приобретают наибольшую акту альность.
Олонхо как сокровищница народной мудрости ранее бесписьменного народа включает в себя почти все сведения об уникальной культуре саха. Поэтом} текст олонхо изобилует понятиями, новыми для читателя перевода якутского эпоса, и в связи с этим перед переводчиком стоит задача адекватной передачи слов-реалий, обозначающих предметы и понятия, характерных только для якутской культуры.
В персводоведении сложилась целая система классификации реалий и способов передачи их на другой язык. Основных приемов перевода реалий выделяют два:
1) транскрипция и 2) собственно перевод [18].
Транскрипция представляет собой написание иноязычного слова буквами переводящего языка. Как переводческий прием он недостаточен, т. е. не дает читателю понимания сущности реалии, поэтому часто сопровождается другими приемами перевода. Транскрипция якутских реалий в переводах олонхо, по нашим наблюдениям, не имеет устоявшихся правил и иногда не соответствует основному принципу транскрибирования — быть максимально близким оригинал}'- по звучанию. Основной причиной этого
недостатка является использование одного графического знака для обозначения похожих, но разных звуков якутского и русского языков. Другими словами, графическое однообразие якутского и русского алфавитов не в полной мере отвечает фонетическом}'- разнообразию, обусловленному'- фонологическими различиями контактирующих языков.
Общность алфавитов исходного и переводящего языков позволяет использовать термин «транслитерация» для обозначения некоторых случаев описываемого приема. Так, по словарю Л. Нелюбина, транслитерация
— это «переводческий прием, основанный на передаче графического образа иностранного слова, т. е. напередаче букв», а транскрипция, точнее, транскрибирование — это «передача звуков иноязычного слова (обычно имени собственного, географического названия, научного термина) при помощи русского алфавита» [19, с. 227].
В настоящее время под русской транскрипцией якутских реалий мы понимаем и то и другое. Если строго разграничить оба термина, то оказывается, что в якутско-русском переводе часто используется транслитерация:
1) в двойном написании дифтонгов, долгих гласных или удвоенных согласных-
2) в передаче реалий с буквой дъ, которая обозначает звук, более близкий к сочетанию дж.
Транскрипция применяется в других случаях передачи реалии. Сложились условные соответствия, условные написания якутских реалий на русском языке. Так, специфические гласные транскрибируются: у -ю- в — ё, е, э- ув — ё, юё, юе- специфические согласные якутского языка транскрибируются: дъ — дж: — нь — н- к
— н, нг- § - г- А — с.
Рассмотрим более детально транскрипцию и транслитерацию реалий олонхо. Как правило, в переводе олонхо транскрибируются следующие группы реалий:
1) имена персонажей и названия местностей:
а) полностью — Сарахаиа Кююкэннъик, Унаарытта Эбэ Хотун…
б) частично — Нюргун Боотур Стремит ел ьный, Железный Джэгэликээн…
2) бытовые реалии — джабака, тюсюльгэ…
3) географические реалии — долина-алас, огнемутное море Муус-Кудулу…
4) мифологические, религиозные понятия — кюсэнгэ, ютюгэн, ёксёкю…
Неоспоримым фактом является то, что искажение звучания реал ий -назван ий происходит обязательно при переводе в сил}'- различных артикуляций в контактирующих языках. С о поставите ль ный анализ фонем якутского и русского языков был сделан якутским фонетистом Н. Д. Дьячковским [20], методистами
В. М. Анисимовым [21], Т. П. Самсоновой [22], Ф. В. Габышевой [23] и др. в своих научных трудах, которые мы рассмотрели в целях выяснения причины того или иного способа транскрибирования.
В текстах переводов большое значение имеет написание долгих гласных. Долгота гласных в якутском языке противопоставлена краткости гласных и отличается от явления ударения в русском языке. Ударение в якутском языке выражено слабее, чем в русском языке, в отличие от русского языка место ударения строго фиксировано — оно обычно падает на последний слог слова. В русском же языке ударение разноместное и подвижное, ударный слог произносится сильнее и несколько дольше, чем ударный слог в якутских словах [22]. Эта кажущаяся произвольность места ударения в русском языке приводит при чтении якутских слов к акцентологическим ошибкам, вследствие которых может быть искажено значение реалии. Поэтому мы считаем, что якутские реалии, особенно имена собственные, должны транскрибироваться на русский язык обязательно с использованием двойных гласных букв. Исключение могут составить слова, содержащие одну долгую гласную в конечном слоге слова, например: алас, чорон, улус и т. д., так как в них совпадает место ударения и долготы.
Долгота гласных якутского языка — явление, отличающееся от ударности гласных русского языка и даже от ударения в якутском языке. Однако для транскрипции якутских слов важны графические сигналы, так как они могут помочь читателю русского перевода произносить иноязычное якутское слово наиболее близко к оригиналу. Например, если имя самого знаменитого богатыря якутских олонхо Нюргуна Боотура написать как Нюргун Ботур, читатель может прочитать его с ударением на последний слог, по аналогии с более знакомой реалией батЫр, и это привело бы к стиранию якутского колорита и приравниванию образа якутского богатыря к героям эпосов других тюрко-монгольских народов.
Дифтонги якутского языка ыа, уо, иэ, ув представляют для русского читателя необычное фонетическое явление. Благодаря наличию в русском языке дифтонгоидов (ударные о, е), дифтонги уо и иэ с легкостью транскрибируются как ударные о и е. Однако в транскрибировании ыа и ув возникают вопросы. Например, предлагается транскрибировать ыа как э: ысэх вм. ысыах. За многие десятилетия якутско-русского перевода сложилась традиция транскрибировать дифтонги дифтонгами, т. е. в отношении дифтонгов применяется тра не литера ция. Если транскрибировать реалию
ысыах, соблюдая главный принцип транскрибирования
— максимально приближать к звучанию оригинала, то это слово в русских текстах должно выглядеть как ыхэх. Но такое написание неприемлемо: нарушая традиции якутско-русской транслитерации, мы перестаем
узнавать якутское слово. Традиции нельзя нарушать еще потом}'-, что тексты на русском языке часто адресованы не только представителям иной культуры, но и якутам, забывающим язык своей нации, но желающим знать творчество родного народа, его историю и культу ру.
[О] - самый проблемный для транскрибирования звук. Во-первых, такого звука нет в русском языке. Во-вторых, наиболее похожий звук русского языка обозначается на письме буквой ё, которая в последние годы получила тенденцию к исчезновению путем замены буквой е. Здесь налицо стремление к упрощению графики — подобные случаи происходят время от времени в любом языке. Приравнивание ё к е, т. е. исчезновение буквы, может, и будет безболезненно для русского языка (не считая правовых казусов для носителей фамилии с буквой ё), но для якутского языка это явление нежелательное.
О том, что происходит при неправильной транскрипции топонимов, содержащих звук [в], довольно подробно описал якутский исследователь М. Иванов — Багдарыын Сюлбэ [24]. Так, при составлении справочника, а дмин истративн о -территор иальных единиц ЯАССР из-за неправильной транскрипции названия местностей и населенных пунктов были искажены до неузнаваемости, тем самым, по мнению Багдарыын Сюлбэ, начала забываться история края (название рода -старожила края, зафиксированное в старинных источниках, стало писаться по-другому- из-за моды на переименования стали забываться исторические названия местности и т. д.), а в некоторых случаях — название наслега превращалось в слово с негативным смыслом (Твдэй — Едяй (Едяйцы) — Иэдэй, т. е. бедствовать, терпеть лишения).
В некоторых текстах олонхо встречается написание в как е или э. Вероятно, в некоторых случаях такое написание имеет технические причины: раньше,
когда пользовались пишущими машинками, вместо в печатали э, так как эта буква графически похожа на в. Но такие случаи не относятся ни к транскрипции, ни к транслитерации, поэтому редакторы перевода, занимающиеся подготовкой текста к изданию, должны произвести соответствующую правку.
Зву к [/?] в русском языке слышится только в некоторых междометиях, отдельной буквой не обозначается. Этот фарингальный звук по звучанию похож на звук [х], в русской речи иногда сближается со звуком [г]. Однако традиционно транскрибируется он как с, по традиции, установленной Э. К. Пекарским, который именно так писал в своем словаре якутские слова со звуком [А]. Замена [А] - [с] при транскрибировании на русский язык происходит по типу чередования звонкого и глухого. Указанное чередование в яку тском языке установилось относительно недавно, в результате эвен о-якутских языковых контактов [20]. Примеры из текста перевода олонхо: коорт-татеш — соорт-татай, куИэнэ — кюсэнгэ ит. д.
Звук [§¦] при якуте ко -ру сском переводе транскрибируют буквой г. В южнорусских говорах имеется похожий звук, однако в русском языке такое произношение признано нелитературным, диалектным и знака, обозначающего этот звук, в русском алфавите нет.
При переводе § заменяется на г еще и потому, что оба звука и на слух, и по месту и способу образования близки, а также потому, что такое чередование отмечается и в якутском языке, в некоторых северных говорах [20]: кэтэщриин кэтэгириин, Дьыл§ а Тойон Джылга Тойон, уда§ ан -удаган.
Наблюдая транскрипцию и транслитерацию якутских реалий, приходим к выводу о том, что транскрипция как прием якутско-русского перевода зависит от соответствий и расхождений в фонологии контактирующих языков и трудности транскрибирования якутских реалий обусловлены не только фонетическими расхожден иям и, но и состоянием графики русского языка.
Таким образом, в практике якутско-русского перевода сложились следующие тенденции транскрибирования:
1) Традиционная, стремящаяся сохранить написание реалии в исконно якутской манере с сохранением долготы гласных, дифтонгов и т. д., иначе говоря, использующая транслитерацию. Сюда же мы относим замену, А на с, так как данная традиция сложилась еще со времен
Э. К. Пекарского, а также использование установившихся соответствий специфических согласных яку тского языка в русском языке: у — ю, в — ё, дь — дж, н — нг, § - г-
2) Неприемлемая, приводящая к возможным ошибкам при чтении: написание одной буквы вместо двух в обозначении долгой гласной или удвоенных согласных- замена в на е или э- передача дь как дь.
Наибольшей последовательностью при
транскрибировании якутских реалий отличаются переводы олонхо «Кыыс Дэбилийэ» [7] и «Могу чий Эр Соготох» [8], включенные в состав многотомной серии «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока».
Все остальные переводы якутского фольклора отличаются большой вариативностью транскрипции, и несмотря на это с середины XX в. начали устанавливаться традиции транскрибирования и транслитерации якутских реалий.
Транскрибированные реалии в тексте перевода взаимодействуют со словами переводящего языка. При переводе на русский язык якутские слова приобретают признаки грамматического рода и начинают входить в парадигму склонения. Правила склонения заимствованных яку тских слов составил в своей работе
Н. Г. Самсонов [25].
Исследуя употребление якутских слов в текстах переводов фольклора на русский язык, мы замечаем, что транскрибированные (транслитерованные) якутские слова подвергаются грамматическим изменениям, подчиняясь законам русского языка. Так, они могут принимать родовые и падежные окончания.
Род имен персонажей не вызывает затруднений при переводе. Сложилась практика выбора грамматического рода непереводимых слов в соответствии с родом переводного соответствия, например:
Унаарытта Эбз Хотун диэн
Ааттаах-суоллаах алаас сир
Айыллан уескээбит эбит
[7, с. 78]
Унаарытта Эбэ Хотун называемая,
Славно-знаменитая долина-алаас
Сотворена была, оказывается
[7- с. 79]
Присоединение падежного окончания к словам-реалиям при якутско-русском переводе имеет две основные тенденции: 1) использование якутских
реалий в предложении как обычных русских слов-
2) использование реатии в паре с русским словом -приблизительным переводом, которое легко склоняется.
Первый способ активно использован в переводах фольклора советского периода, в том числе в сопровождающем тексте грампластинки олонхо «Нюргун Боотур Стремительный»: «После короткого боя он побеждает Ктона Дьирибинэ и увозит Туярыму Куо» [26, с. 25], «Она говорит, что будет искать защиту у богатыря-волшебника Алыпя Хара Аат-Могойдоона, и предлагает Нюргуну Боотуру попробовать догнать ее» [26, с. 38]. В отличие от приведенных примеров, в олонхо «Могучий Эр Соготох» наряду с такими сочетаниями, как «сердце Тааса Куду стая», «на атас Могучего Эр Соготохя», «Кёмюса Кыырыктая-богатыря», «Тсбст Туурая-головореза», часто можно встретить сочетания с русским словом, облегчающим склонение реалии в русском тексте, например, «Сарыадыман Куо-бедняжку, в Нижний мир, похитив-украв, увели… „- „с изобильной желтой влагой-илгэ, с щедрой белой влагой-илтэ“ и т. д.
Вторым основным способом передачи национальных реалий при переводе является способ нахождения соответствия, который включает в себя три приема:
1) калькирование-
2) приблизительный перевод-
3) объяснительный перевод (толкование), или экспликация.
Калькирование, при котором „составные части слова или словосочетания заменяются их прямыми соответствиями на языке перевода“ [19, с. 73], в якутско-русском переводе имеет две разновидности: лексическое
— калька слова и калька фразеологизма (идиомы) — лексико-грамматическое, при котором образуются нехарактерные для русского языка конструкции.
Самым ярким примером лексического калькирования в олонхо является, например, словосочетание а§ ыс гшлээх-ещалаах аан ийэ дойду — осъмикрашяя-осъмиободная изначальная мать-земля, которая встречается в самом начате олонхо. Много новых слов образует В. В. Державин при переводе олонхо „Нюргун Бооту р Стремительный“. Например:
Кехсуттэн тэЬииннээх, Кемускэс сурэхтээх Кун-еркен yyhyH Кемускуургэ ыйыллыбыт. [27,с. 81]
Призванный избавителем стать Солнцерожденных людей с отзывчивою душой…
[9, с. 62]
Эргичийэр эмэгэтим, Куо^астанар дыллыкайым,
ЭЬиэхтэнэр дьэргэстэйим, Кырбастанар Куо§ алдъыма [27, с. 108] и т. д.
Проснись, подымись поскорей, Заклинательница моя, Камлательница моя…
[10, с. 82]
Как видно из примеров, перевод постоянных эпитетов в данных случаях сделан по смыслу, калькируя не только лексическую единицу, но и смысл реалии.
Язык олонхо очень богат фразеологизмами, которые могут переводиться четырьмя способами: фразеологизмом-эквивалентом, соответствующим по смысл}'- фразеологизмом русского языка, калькированием или нейтральными словами без образности. Чаще всего фразеологизмы олонхо переводятся калькированием в целях сохранения национального колорита:
уттуоххут ньулдьа^ай, уостаргыт уоЬахтаах
этэн баран э^ирийиэх иннинэ, корен баран чыпчылыйыах бэтэрээ етгугэр
Икки корор хара^ым дьуккэтин, икки кетурдэр тииНим билэтин Иккиэннэрин бииргэ киллэрэбин. [27, с. 84].
кости ваши еще не окрепли, губы ваши еще с молозивом“
[7, с. 108, 109]-
быстрее, чем вымолвив, вновь вдохнешь, быстрее чем глянув, глазом моргнешь»
[7, с. 90, 91]-
Они — зеницы двух моих глаз.
Десны моих зубов…
[9, с. 65]
Лексико-грамматическое калькирование при переводе олонхо образует парное сочетание слов, не характерное для русского языка:
Бу гынан баран Лал уоту оттоп.
АлаЬа дьиэ тэринэн, Оп-топтоохтук Олохсуйан кэбистилэр. 17, с. 90]
А потом
домашний очаг разожгли, жилище свое обжили, беззаботно-безмятежно
обосновались-зажили.
[7, с. 91]
У В. В. Державина читаем:
Дьэрэкээннээн эттэххэ, Дьэргэлдьитэн истэххэ… [27, с. 13]-
Алдьархайдаах Ап Салбаныкы А§ алара-ийэлэрэ буолбут, вЬегейдеох влуу Черкечуех Ghexreex олуулэрин 0ре кебутэн уескэппит… [27, с. 14] и т. п
Если слово ярко-узорно плести, если речь проворно вести…
19, с. 9|
От которых из пропасти Чёркёчёх, Из бездны Ап-Салбаныкы Исторглись бесчисленные рои Пагубно-кровавых смертей…
[9, с. 10]
Данный способ построения фразы на русском языке придает языку перевода величавость ритма и некую экзотичность, демонстрируя такую художественную особенность якутского фольклора, как синтаксический параллелизм с использованием лексической синонимии, которая характерна для всех жанров от пословицы до олонхо.
Активное использование указанного приема мы наблюдаем в переводческом творчестве С. П. Ойунской, начиная от перевода якутских загадок [28] и поэм-тойуков [29] вплоть до переводов олонхо «Кыыс Дэбэлийэ» [7] и «Могучий Эр Соготох» [8]. Например, в двуязычном издании «Якутские народные песни. Часть 4. Якутские народные поэмы-тойуки» можно прочитать следующий перевод:
Учугэй дьахтары булан'-нын Улуйэргин да билбэт буолкун,
ДьоЬуп-маапы дьахтары булан'-нытт Тоноргун да толкуйдаабат буолкун.
Далла^аркаан утуе дьахтары таптаантгын Танпарга да наадыйбат буолкун…
[29, с. 87]
Такую прекрасную женщину нашел,
Что мороз-стужа тебе нипочем,
Такую обожаемую женщину отыскал.
Из-за которой околеть-замерзнуть решил.
Такую приятную женщину полюбил.
Что и одежда тебе не нужна стала…
[29, с. 1 10]
Ил и при ведем пример из перевода загадок: «Бастакыта манньата, оттокута омсото, кэникитэ кэмсилгэнэ. Начало — мзда-вознаграждение, середина — расплата-унижение, конец — горе-раскаяние (Водка)» [28, с. 227]. Как видно из этих примеров, в оригинале нет парных слов. Однако слова в якутской загадке подобраны по аллитерации, образуя ритм стихов. Так как аллитерацию невозможно передать на русском языке, переводчик выбрал способ объединения синонимов в парные слова, чтобы придать иноязычный колорит своему перевод}7. Из этих примеров можно увидеть, что при переводе парное сочетание слов часто не является дословной передачей парного слова якутского языка. Но объединяя русские синонимы в парные слова, переводчик, во-первых, придает своем}7 перевод}7 величавость ритма и напевность, во-вторых, привлекает внимание читателя экзотичностью фраз, в-третьих, передает художественно-поэтическую особенность якутского фольклора.
К лексическом}7 калькированию примыкает прием смыслового перевода слов неясного происхождения, так как он заключается в калькировании грамматического строя фразы:
Ыьыщы-нььщы нььщыйахпын, Ньыкырдыырым 0130ТУН Сымаанньыгас сырайыттан, Сырдыктаахай ньууруттан Сыллаахтыам этэ диэммин, … [27, с. 50]
Обнюхаю ее, наконец -Ню., ню… нюхалочку мою! (из песни богатыря абаасы) [8, с. 36]
И1™ллигим-та11ыллыгым.
Эргиэнигим-урбааныгым!
Входы-выходы мои! Верченья-крученья мои!
[7, с. 84, 85].
При переводе произведений с ярким национальным колоритом чаще всего используются разные типы описательного перевода, которые можно разделить по локализации в тексте:
а) в тексте перевода, т. е. рядом с реалией-
б) вне текста перевода, т. с. со ссылкой к словарю непереведенных слов или к примечаниям к переводу, где содержится подробное толкование реалии, дополнительная информация по этому понятию-
в) без опорного слова — передача смысла реалии без употребления экзотизма.
Первый тип описательного перевода прост и часто использует приблизительный перевод. Благодаря своей простоте и краткости он часто используется в адаптированном и художественном переводе. Например, в пересказе для детей олонхо «Могучий Эр Соготох» [16] этим способом переведены все реалии, например:
веселый праздник. ысыах- Боги Айыы, высшие небесные
силы- Айыы-Джаргыл, ворожея верхнего мира, мира богов и т. п. В поэтическом переводе В. В. Державина часто используется прием описательного перевода в тексте рядом с реалией: «Оружие нужно мне — Рогатина. Меч-пальма, Топор боевой чомпо" — «На обширном лугу-тюсюльгэ…». Часто такие описания недостаточны, и переводчик отсылает читателя к комментариям. То же самое наблюдаем в переводе олонхо «Кыыс Дэбэлийэ»: «с изобильной желтой влагой-илгэ, с щедрой белой влагой-илгэ» [7, с. 75]- «У наарытта Эбэ Хоту н называемая, Славно-знаменитая долина-алаас Сотворена была, оказывается» [7, с. 79], «как серебряная бляха-тусахта на рогатой шапке с пером» [7, с. 81] и др.
Второй тип описательного перевода реалии также применяется широко. В переводах, адресованных детям, краткие толкования реалий могут содержаться на той же странице в виде сноски. В остальных типах перевода комментарии содержатся после текста перевода в специальной рубрике, часто вместе со словарями непереведенных слов, списками имен персонажей и т. д. Сравнивая комментарии к художественном}'- перевод}7 В. В. Державина и к научному перевод}7 олонхо, можно заметить, что толкования реалий в первом случае более адаптированы, а комментарии к научному переводу более точны и обширны. Слова и выражения с отсылкой к комментариям многочисленны в начале переводов, к концу текста их становится значительно меньше.
Третий тип описательного перевода встречается редко и обусловлен разными причинами. Например, в следующем примере дается объяснение архаизмов, относящихся к религиозным понятиям. Эти слова в соврменном якутском языке используются в других значениях, поэтом}7 применение только транскрипции при передаче реалий-архаизмов «ытык» и «сут» вызвало бы недоумение читателя:
… ытык тзриитз ыстааннарын анньынан, сут тэриитэ
сутуруоларын угунан… [7, с. 88]
… штаны из шкуры жертвенной скотины надев, наколенники из шкуры павшей скотины напялив… [7, с. 89]
В переводе В. В. Державина также можно найти указанный тип передачи реалии, однако он, как правило, параллельно пользуется толкованием реалии в специальных примечаниях к тексту перевода в конце книги:
На той вершине крутой, Усыпленная колдовством, Потаенная — вкушает покой Душа материнская богатыря-
Силою восьмидесяти восьми Заклятий оплетена,
Спокойно до времени спит Душа отцовская богатыря… [9, с. 59]
Ийэ кутун илбийэммит, Иирэр илбистээммит.
А§ а кутун албыйаммыт А^ыс уон а^ыс АаНар албастааммыт,
То§ ус халлаан домньутунан. А§ ыс халлаан арчыЬытынан, Айыы Умсуур уда^анынан Абылатан сытыарар этибит… [27, с. 78]
Таким образом, в практике якутско-русского перевода олонхо сложились следующие основные приемы, которые применимы не только для поэтического перевода эпоса, но и для перевода других жанров якутского фольклора, а также различных текстов, содержащих якутские реалии: 1) транслитерация- 2) транскрипция-
3) лексическая калька- 4) грамматическая калька- 5) описательный перевод или экспликация.
При анализе различных переводов якутского фольклора обнаружилось отсутствие единообразия транскрибирования. Кроме того выявилось, что общность алфавитов контактиру ющих языков чаще приводит к транслитерации, а не транскрибированию. Несмотря на недостатки транскрипции и транслитерации, за многие десятилетия якутско-русского перевода сложились некоторые традиции транслитерации и транскрипции.
В практике якутско-русского перевода сформ иро валис ь уникальные приемы, благодаря которым на русский язык адекватно передается не только содержание оригинального текста, но и его художественные особенности, не соответствующие поэтической эстетике переводящего языка. Различные способы перевода якутских реалий развивались из года в
год, что четко прослеживается по творчеств}'- отдельных переводчиков. Наилучшим, эталонным переводом можно считать переводы олонхо «Кыыс Дэбэлийэ» [7] и «Могу чий Эр Соготох» [8], вошедшие в 60-томную серию «Памятники фольклора Сибири и Дальнего Востока». Эти переводы, благодаря успешном}7 выполнению требования «сочетать точность с досту пностью для широкого круга читателей», предъявленного редколлегией серии, читаются как качественный художественный перевод, вызывая восхищение богатством языка и изяществом передачи безэквивалентной лексики.
Литература
1. Пухов И. В. Олонхо — древний эпос якутов. // Нюргун Боотур Стремительный. — Якутск: Якутское книжное издательство, 1975. -432 с.
2. ЭргисГ. У. Очерки по якутскому фольклору / Г. У. Эршс- [ отв. ред. В. Гусев- отв. за переиздание В. М. Никифоров]- Рос. акад. наук, Сиб. отд., Якут. науч. центр, Ин-тгуманитар, исслед. и проблем малочисл. народов севера. — Якутск: «Бичик», 2008. -400 с.
3. Петрова Т. И. Типология перевода якутского эпоса олонхо на русский язык / Т. И. Петрова. — Якутск: Издательско-полиграфический комплекс СВФУ, 2010. — 134 с.
4. Васильева А. А. Олонхо тылбааЬын кылгас историята (тылбаастыыр бириинсин уларыйыыта) // Нууччалыы-сахалыы тылбаас. Сахалыы-нууччалыы тылбаас. Научнай улэ хомуурунньуга. 4-е так — Дьокуускай: СГУ издательствота, 2009.- 134 с.
5. Дьулуруйар Ньургун Боотур. — Нюргун Боотур Стремительный. Олонхо. Текст К. Г. Оросина. Редакция текста, перевод и комментарии Г. У. Эршса. — Якутск.: Госиздат ЯАССР, 1947. -410 с.
6. Строптивый Кулуп Куллустуур. Якутское олонхо. — М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука». -М., 1985. -608 с.
7. Кыыс Дэбилийэ. Якутский героический эпос. -Новосибирск: ВО «Наука». 1993. — 330 с.
8. Якутский героический эпос. Могучий Эр Соготох.
— Новосибирск: Наука. Сибирская издательская фирма РАН, 1996. — 440 с. — (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока).
9. Нюргун Боотур Стремительный. Якутский героический эпос олонхо. Воссоздал на основе народных сказаний Платон Ойунский. Перевел на русский язык Владимир Державин. -Якутск: Книжное издательство, 1975. -432 с.
10. Урасгыров К. Могучий Дьагарыма: Якутский героический эпос — олонхо / Пер. на русс. яз. А. Романов. -Якутск: Книжное издательство, 1983. — 408 с.
11. Оготоев II. В. Элэс Боотур. Олонхо. Якутский героический эпос олонхо / Петр Оготоев. Пер. на русс. яз. М. Алексеевой- Фонд сохранения, изучения и пропаганды эпоса «Олонхо». — Якутск, 2002. — 196 с.- ил.
12. О. тьхоп А. Якутские волшебные сказки О Нюргупе
Стремительном Светлом Витязе. — Иркутск: Иркутское областное государственное издательство, 1951. — 96 с., ил.
13. Богатырь на гнедом коне. Якутское сказание. Переложение А. Штейнберга. — М.: Государственное
издательство детской литературы, 1960. — 190 с., ил.
14. Васильев С. Эрчимэн Бэргэн. Олонхо (на як. и русс, яз.). Пер. с як. Л. Коноплянко. — Якутск: Яутское книжное издательство, 1990. — 189 с. ил.
15. Полетика В. В. Нюргун Стремительный. Поэма по мотивам якутского народного эпоса. — Благовещенск: Амурское книжное издательство, 1957. — 75 с., ил.
16. Модун Эр Со§ отох. — Могучий Эр Соготох. Олонхо / Подг. сокр. варианта текста и пер. олонхо В. О. Каратаева с якут, на рус. В. Степанов. — Якутск: «Октаэдр», 2001. — 48 с.
17. Находкина А. А. О современном состоянии перевода в Республике Саха (Якутия) // Актуальные проблемы перевода в свете языковой политики. — Якутск: ИГИ АН РС (Я), 2006. -
С. 37−45.
18. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. — М.: «Международные отношения», 1980. — 352 с.
19. Нелюбин Л. Л. Толковый переводоведческий словарь. -М.: Наука, 2003. -318 с.
20. Дьячковскай Н. Д. Саха билинт-ги тыла. Фонетика: Уерэнэр кинигэ. — Дьокуускай: СГУ издательствота, 2000.
— 175 с.
21. Анисимов В. М. Научные основы методики обучения русскому язьжу в начальных классах якутской школы (сопоставительный аспект): Пособие для учителя. — Якутск: Офсетник, 1991. — 104 с.
22. Самсонова Т. П. Сравнительная характеристика звуковых систем русского и якутского языка. — Якутск: Якутское книжное издательство, 1959. — 92 с.
23. Габышева Ф. В. Обучение русскому произношению в начальных классах якутской школы. Пособие для учителей. -Якутск: Национальное книжное издательство, 1992. — 85 с.
24. Багдарыын Сулбэ. Аал уоту оттунан. — Дьокуускай: Саха сирйнээди кинигэ издательствота, 1992. — 192 с.
25. Самсонов Н. Г. Два языка — два родника. — Якутск: «Бичик», 1993. — 176 с.
26. Ойунский П. А. Нюргун Боотур Стремительный. Якутский героический эпос олонхо. Переводчики английского языка: Мушникова Е. Н, Мухина В. С., Ельманова Г. А. Переводчики якутского языка: Тарасов С. П., Тюнгюрядов 3. Т. — Л, 1969. -45 с.
27. Ойуунускай П. А. Дьулуруйар Ньургун Боотур: Олонхо / Саха Респ. наукаларын акад. Гуманит. чинчийии ин-тута- Бэчээккэ бэлэмнээтилэр П. Н. Дмитриев, С. П. Ойунская. -Дьокуускай, 2003. — 544 с.
28. Саха таабырыннара. Якутские загадки. Сост., автор перевода, вступительной статьи и комментария С. П. Ойунская / Науч. ред. Н. В. Емельянов. — Якутск: Якутское книжное издательство, 1975. — 376 с.
29. Якутские народные песни. Часть 4. Якутские народные поэмы-тойуки. Сост., автор перевода, вступительной статьи и комментария С. П. Ойунская / Науч. ред.Н. В. Емельянов. -Якутск: Книжное издательство, 1983. -280 с.
УДК 811. 512. 157 Г. Г. Левин
ТЮРКО-МОНГОАЬСКИЕ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ В ДРЕВИЕТЮРКСКО-ЯКУТСКИХ ЛЕКСИЧЕСКИХ ПАРАЛЛЕЛЯХ
В статье рассмотрена взаимосвязь якутского и древнетюркского языков в отдельно взятой лексико-семантической группе. Проведено определение критериев взаимоотношения между якутским и древнетюркским языками. В качестве сравнительного материала привлечены материалы восточно-тюркских и монгольских языков. Сделан подробный анализ количественностатистических и структурно-семантических особенностей лексических параллелей. Опеределена устойчивость и изменчивость структурных оформлений основ и характер изменчивости лексических значений рефлексов в конкретных структурных типах.
Ключевые слова: лексико-семантические группы, тюркские и монгольские языки, якутский язык, структурно-семантичес-кие особенности, явление общественной жизни.
ЛЕВИН Герасим Герасимович — к. филол. н., доцент ИЯКН СВ РФ СВФУ.
E-mail: Tegkul@raiiibler. m

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой