Креативные пространства как надежда провинции

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 711.4. 01 Стеклова Ирина Алексеевна
кандидат искусствоведения, доцент Пензенского государственного университета архитектуры и строительства
Рагужина Олеся Ивановна
студент Пензенского государственного университета архитектуры и строительства
КРЕАТИВНЫЕ ПРОСТРАНСТВА КАК НАДЕЖДА ПРОВИНЦИИ
Steklova Irina Alekseevna
PhD in History of Arts, Assistant Professor, Penza State University of Architecture and Construction
Raguzhina Olesya Ivanovna
Student, Penza State University of Architecture and Construction
CREATIVE SPACES AS A HOPE OF THE PROVINCE
Аннотация:
В статье рассмотрены понятия «креативность» и «креативное пространство». Представлена одна из традиций оживления экономики постиндустриальных городов путем формирования креативных пространств на базе упраздненных промышленных предприятий. Прослежен генезис этой традиции как феномена культуры и основные объемно-планировочные принципы ее практического воплощения. Подчеркивается роль архитектуры и дизайна в усилении качеств среды, мотивирующих людей к творческому самовыражению, в чем видится перспектива возрождения провинции.
Ключевые слова:
креативность, креативное пространство, промышленная архитектура, дизайн, реконструкция.
Summary:
The article is concerned with such concepts as creativity and creative space. It presents a tradition of revival in the economy of postindustrial cities by building creative spaces on the base of relinquished industrial enterprises. The authors retrace a genesis of the tradition as a cultural phenomenon and consider the major design and project principles of its realization. The special attention is paid to the role of architecture and design in strengthening of the urban environment’s qualities, which give reasons for creative expression of people, and thus the renaissance of a province can be achieved.
Keywords:
creativeness, creative space, industrial architecture, design, reconstruction.
Принято считать, что качество жизни человека напрямую связано с функциональными и эстетическими свойствами предметно-пространственной среды. В частности, успех того или иного интеллектуального, культурного досуга зависит и от достоинств тех площадок, на которых он непосредственно реализуется. Следовательно, вовлечением в творческий поиск, мотивацией соответствующих запросов и результирующей консолидации в обществе, в целом, можно управлять и с этой, казалось бы, внешней стороны. Используя данный ресурс влиятельности экстерьеров и интерьеров, можно регулировать уровень креативности в культурной среде Пензы, что в XXI в., с социальной точки зрения, первостепенно.
Пенза — город, считавшийся еще 20 лет назад промышленным. В каждом из его районов, за исключением центрального, располагались десятки закрытых предприятий. Один район до сих пор называется Заводским. Лапидарные пейзажи, собранные из бесконечных ленточных ограждений, призматических корпусов с остекленными фасадами, вертикалей труб, вышек и водонапорных башен, являются неотъемлемыми фрагментами архитектурного ландшафта Пензы. Однако без официального статуса их целостность никому не интересна, никем не охраняется. Истолкование промышленной архитектуры как бездушной изнанки урбанизма, заодно с корректирующими рекомендациями, потеряло цель вместе с утратой самой промышленности. Ее обессмысленные контуры хранят память разве что о былом созидании. Кстати, в настоящее время эта архитектура представляется куда более благородной, нежели громадные супермаркеты в акриловой упаковке, кричащие о своем технологическом превосходстве. Приходится признать, что именно последние стали настоящим лицом современных губернских центров. Сжав остатки купеческого уюта рубежа Х1Х-ХХ вв., они «стремительно и надежно заняли нишу организации семейного времяпрепровождения и стали местом реализации подростковых интересов» [1].
Поскольку нынешний экономический и идеологический кризисы демонстрируют всеобщее падение культуры, начиная с экологической, начало выхода из них отыскивается со стороны все той же культуры, и среди прочего — в терпеливой работе с участием архитекторов и дизайнеров. Перенаправить освободившийся класс созидателей в русло креативной деятельности, переформатировав вышедшие из употребления промышленные объекты, — значит, раскрыть для города оптимистическую перспективу развития.
О креативности как природной творческой потенции чего-то, по отношению к среде и пространству, громко заговорили в последнее десятилетие XX в. Вектор креативности, интенсифицирующий совершенствование феномена того или иного масштаба, признан абсолютной ценностью и надеждой нового тысячелетия с характерным выводом в предельно зрелищное пространственное измерение. Соответствующая идеология была оглашена в ЮНЕСКО С. Эвансом: «Такие места — они не только для работы, но и для жизни, для общения и для генерирования общих идей» [2]. С тех пор всевозможные варианты территориальной локализации культурного производства и создания новых идей связываются в некоторую типологию креативных пространств, где к уже традиционным зонам, кластерам и лофтам подключаются все новые единицы.
О реальном продвижении стратегии креативности говорят каждый раз, когда на базе угасших фабрик и заводов, занимающих от одного корпуса до нескольких кварталов, продолжают собираться различные производства, экспозиционные и развлекательные площадки, студии, залы, клубы, классы, гостиницы, офисы, кафе и т. д.: «Если главным вызовом индустриального периода развития было обеспечение максимального количества людей типовыми необходимыми благами: пространством, пищей, безопасностью — то главным вызовом нового периода, очевидно, является увеличение разнообразия индивидуальных стратегий на фоне непрекра-щающегося производства тех же благ» [3]. Итак, в сегодняшней практике под организацией условий, стимулирующих индивидуальную креативность, подразумевают паритетную реновацию процессов и пространств, вдохновляющих, мотивирующих друг друга.
Разумеется, понимание креативности пространства появилось не вдруг, созревая и укореняясь эмпирически, в длительном опыте возрождения и преумножения жизнеспособности архитектуры конкретного назначения. Начало этого движения с сопутствующим осмыслением принято выводить из истории Нью-Йорка периода Великой депрессии, когда промышленность пришлось переводить на окраины, а остановившиеся фабрики Манхэттена сдавать внаем. Несомненные функциональные преимущества опустелых площадей и, прежде всего, их расположение, кубатура, высота, привлекли богему. Сначала там возникли квартиры, быстро притянувшие к себе студии и галереи — лофты, авангардный шик которых, прежде всего Factory Энди Уорхола, заразил всю Америку и Европу. Чуть позже стали осваиваться участки между ними — в разоренные промышленные комплексы въехали музеи, культурные и деловые центры, экспозиционные объединения и т. д.
Сегодня в лофтах Нью-Йорка, Лондона, Парижа, Берлина, Гамбурга, перешагнувших пик моды в 1950-е гг., по-прежнему живут звезды шоу-бизнеса, работают лидеры актуального искусства. А на интегрированных территориях бывших предприятий процветают: в Хельсинки — Cable Factory, в Амстердаме — Melkweg, в Лондоне — Tea Factory, в Милане — Superstudio и т. д. Здесь производятся те новые смыслы, которые становятся самым востребованным товаром в разных сферах экономики. В профессиональном обороте нарабатывается особое понимание идеальных свойств креативной среды и объемно-планировочных подходов к их реализации, предопределенных условиями формирования, культурными накоплениями и запросами неординарного потребителя. Здесь наблюдается, во-первых, отказ от жесткой разбивки по конструктивным сеткам в пользу свободы, интеграции и обеспечения трансформаций пространства- во-вторых, форсированное восполнение образного дефицита в создании острых дизайнерских провокаций к диалогу, к сотворчеству, к самодеятельности, в прямом, неиспорченном смысле слова.
В последние годы проблема стимулирования креативности в обществе, в частности, устройства креативных пространств, накрыла и Россию. Разумеется, европейский опыт подвергся первому испытанию в столицах и выдержал его. Так, в Москве функционируют «Винзавод», ArtPlay, Flacon, «Даниловская мануфактура», «Красный октябрь» и т. д.- немалую популярность в Санкт-Петербурге завоевали Rizzordi Art Foundation, «Ткачи», «Новая Голландия». Затраты на создание креативных пространств оправдали себя и в крупных городах — в Екатеринбурге, Ростове-на-Дону, Самаре. К сожалению, сопоставимые и не менее обнадеживающие резервы провинции блокируются опять-таки торговлей.
Сегодня есть понимание, что наследие промышленности — неотъемлемая часть национального достояния и средовой ресурс социальной эволюции. Требуется переосмыслить и раскрыть недоступные ранее территории в культуру, дать им вторую жизнь, подобрав ради этого архитектурно-дизайнерские методы примирения смелых художественных экспериментов с консервацией, реставрацией, реконструкцией и т. п. Поскольку в рутине творческие потенции индивидуума подавляются, креативности противопоказана повседневность. В устремлении к повышенной смысловой насыщенности в пространстве ей не нужны ориентиры банального комфорта, утилитарной пользы. Более того, есть основания полагать, что для соотечественников, увлеченных созидательным порывом за границы повседневности, неординарные смыслы пространства культивируются в соответствующей по оригинальности визуальной образности.
Запасы креативности неиссякаемы- и только от созданных условий зависит полнота их отдачи. От обнаружения смыслов среды и мастерства их закрепления в повороте к человеку зависит успех места, измеряемый и коммерчески. Энергия, исторически накопленная местом, закрепленная в архитектурных и дизайнерских метафорах, пробуждает дремлющие позитивные способности, устремления, выгодные для взаимного развития человека и среды. Конечно, городу необходимо возрождение и перерождение экономического каркаса с сопутствующей инфраструктурой, а также культурная перспектива с программой создания креативных пространств, способной вызвать открытое соревнование архитектурно-дизайнерских идей.
Ссылки:
1. Дубинина О. А. Здание библиотеки — интеллектуальный потенциал, интеллектуальная архитектура // Библиотечное дело. 2010. № 32. С. 10−12.
2. Тенденции: КК — Креативный кластер. URL: http: //tisk. org. ua/?p=4064 / (дата обращения: 01. 01. 2012).
3. Словарь основных понятий. URL: http: //www. progressor. pro/other/slovar-osnovnyx-ponyatij/ (дата обращения: 01. 01. 2012).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой