Пропаганда и просвещение в советской системе социального страхования (1922-1933 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК [94: 364. 3] «19» (47+57)
Е. И. Вальчук
ПРОПАГАНДА И ПРОСВЕЩЕНИЕ В СОВЕТСКОЙ СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ (1922−1933 гг.)
Аннотация. Актуальность и цели. Восстановление и развитие социального страхования в СССР в период с 1922 по 1933 г. было важным политическим, идеологическим и экономическим фактором. Заложенные в это время основные принципы соцстраха в ряде случаев сохраняются и сегодня, что требует детального изучения особенностей советской системы социального страхования. Целью исследования является определение и анализ главных мероприятий по страховому просвещению и пропаганде. Результаты. Для ликвидации неграмотности среди застрахованных и подготовки квалифицированных кадров по страховому просвещению использовались все способы пропаганды и агитации: страховая литература, радиовещание, лекции, деятельность Центрального музея охраны труда и соцстраха в Москве, разнообразные курсы по труду и социальному страхованию и пр. Инициатива исходила от Центрального управления социального страхования НКТ СССР. Тем не менее бюрократизм, волокита, финансовые злоупотребления негативно влияли на организацию пропаганды и просвещения на местах. Работа в этой сфере носила бессистемный и бесплановый характер. Выводы. В основе страхового просвещения и пропаганды лежали идеологические мотивы. Советские управленцы контролировали развитие социального страхования, удерживали его на уровне, что не противоречило существующему общественному строю, а также использовали его для достижения своих политических целей.
Ключевые слова: страховое просвещение, пропаганда, социальное страхование, Центральное управление социального страхования (Цусстрах), методическое бюро, Центральный музей охраны труда и соцстраха, страховые курсы.
E. I. Val'-chuk
PROPAGANDA AND EDUCATION IN THE SOCIET SYSTEM OF SOCIAL INSURANCE (1922−1933)
Abstract. Background. Rehabilitation and development of social insurance in the USSR from 1922 to 1933 was a major political, ideological and economic factor.
The basic principles of social insurance established in this period in a number of cases remain today, which requires a detailed study of the characteristics of the Soviet system of social insurance. The aim of our study is to identify and analyze the main activities of the insurance education and propaganda. Results. To eliminate illiteracy among the insured and train qualified personnel of insurance education the state used all methods of propaganda and agitation: the literature on social insurance, radio, lectures, activities of the Central Museum of Labour and social insurance in Moscow, a variety of courses on labor and social insurance. The initiative came from the Central Social Insurance Administration. However, bureaucracy, red tape, financial abuse had a negative effect on the organization of advocacy and education in the field. Work in this area has been unstructured and unplanned. Conclusions. Insurance education and propaganda were based on ideological motives. Thus, Soviet managers monitored the development of social insurance, held it at a level that does not conflict with the existing social system and used to achieve their political goals.
Key words: insurance education, propaganda, social insurance, Central Social Insurance Administration, methodological office, Central Museum of Labour and Social insurance, insurance courses.
В первой четверти ХХ в. началось формирование советской модели социального страхования. Ее концептуальной базой стала ленинская программа организации социалистической системы соцстраха. Фундаментальные принципы социального страхования, заложенные в период 1922—1933 гг., на долгое время определили его последующую историю развития. Более того, именно эти основоположные принципы, сформированные в условиях новой экономической политики, заложили фундамент современной системы социального страхования бывших советских республик. Это обстоятельство стало причиной повышенного интереса к проблемам, связанным с развитием социального страхования в указанный период.
Вопрос улучшения качества страхового просвещения был поставлен перед советским соцстрахом еще в начале 1920-х гг. в связи со стремительным ростом числа застрахованных, преимущественно плохо ознакомленных со своими правами и обязанностями. Решение этой задачи нужно было осуществлять в двух направлениях: ликвидация страховой неграмотности среди застрахованных и подготовка квалифицированных кадров по страховому просвещению.
Работа по страховому просвещению была направлена на популяризацию страхового законодательства и освещение вопросов текущей страховой практики. При этом использовались все способы пропаганды и агитации: доклады, лекции, вечера вопросов и ответов, стенные газеты, диапозитивы, отчеты страхкасс на рабочих собраниях, плакаты, страховая литература, радиовещание, выставки и пр.
Обозначенная проблема не была объектом специального исторического исследования. Фрагментарные упоминания о развитии дела страхового просвещения и пропаганды встречаются в кратком обзоре социального страхования за 1926−1928 гг. [1] и монографии по истории соцстраха Б. Г. Данского [2].
Источниковая база данной работы включает архивные документы и материалы, опубликованные на страницах журнала «Вопросы страхования», как правило, в рубрике «Просвещение и пропаганда».
Целью статьи является анализ основных мероприятий по страховому просвещению и пропаганде, а также определение их роли в советской системе социального страхования в период с 1922 по 1933 г.
На всесоюзном уровне руководство работой по страховому просвещению осуществлял организационный отдел Центрального управления социального страхования НКП СССР, на местах — культотделы профсоюзов и низовые страховые органы, что создавало путаницу в распределении полномочий и не способствовало их эффективной деятельности.
Центром страховой пропаганды в печати служил старый большевистский страховой орган «Вопросы страхования», издание которого 15 ноября
1922 г. возобновило Московское губернское управление социального страхования. Уже с 4-го номера журнал издавался также Цусстрахом. До 1 февраля
1923 г. он выходил дважды в месяц, а с 6-го номера — раз в неделю [3, с. 47]. Таким образом, центральный страховой еженедельный орган «Вопросы стра-
хования» регулярно издавался с 1923 г. Это был единственный журнал, освещающий в печати законодательство о социальном страховании. Его читателями были в большей мере страховые и профсоюзные работники, хозяйственники и в очень небольшой степени рабочие от станка. Сотрудники журнала — это технические работники страховых касс, страховые делегаты, работники центра.
На новом этапе своего существования перед редакцией журнала стояла задача пропаганды директив партии, правительства и профсоюзов в сфере социального страхования. Некоторое время редакционная коллегия еженедельника исполняла издательские функции. В целях организации пропаганды социального страхования редакция готовила и выпускала массовую литературу — брошюры, листовки, плакаты, а также книги по разным вопросам истории, теории и практики соцстраха [4, с. 23].
В 1923 г. согласно решению, принятому коллегией Народного комиссариата труда СССР, произошло слияние издательства НКТ СССР «Вопросы труда» с издательством Цусстраха и Московского губернского комитета социального страхования (Мосгубкомсоцстраха) «Вопросы страхования» в одно общее издательство. Журнал «Вопросы страхования» по-прежнему выходил как орган Цусстраха и Мосгубкомсоцстраха, но уже как одно из изданий объединенного издательства. Целью этого слияния было, с одной стороны, проведение общей линии в издании и распространении литературы по вопросам труда и социального страхования, а с другой — повышение финансовой мощи издательства [5, с. 40].
Таким образом, печать страховой литературы осуществлялась в издательстве «Вопросы труда», которое за 1924−1926 гг. подготовило 135 книг и брошюр общим тиражом свыше миллиона экземпляров и около полумиллиона экземпляров плакатов [2, с. 131]. В 1927/1928 г. вышли в свет 28 названий с тиражом в 1 067 000 листов-оттисков, из них несколько книжек размером не более двух листов (32 страницы), три названия — до пяти листов, а остальные — свыше пяти листов. В 1928/1929 г. предполагалось выпустить 40 названий с тиражом в 1 500 000 листов-оттисков [1, с. 114].
На местах издавались главным образом отчеты страхкасс, изредка брошюры и книги. Некоторые профессиональные журналы имели также особые отделы или странички, посвященные социальному страхованию.
До 1925 г. не было общего плана и указаний из центра о том, как надо вести страховое просвещение и страховую пропаганду. В 1925 г. культотде-лом ВЦСПС было организовано особое совещание, результатом работы которого стало создание специальной комиссии по страховому просвещению. В ее состав входили представители редакции «Вопросов страхования», ЦК союзов, Цусстраха и др. Вслед за этим такие же комиссии были созданы при губернских советах профессиональных союзов для организации и руководства страховым просвещением на местах. Но массовой работы они не развернули, поскольку со стороны культотделов не было достаточного руководства. Собственно и деятельность центральной комиссии не дала положительных результатов. Время от времени она проявляла активность: созывались совещания редакторов профсоюзных изданий, ставились доклады Цусстраха о текущих задачах социального страхования и о роли печати в страховом просвещении. Но дальше этого дело не шло [6, с. 26].
В условиях взятия курса на модернизацию промышленности произошли глубокие сдвиги в системе советского социального страхования. Акценты сместились на производственные функции. Все средства были направлены на повышение продуктивности труда, укрепление индустриальной базы, обеспечение работников ведущих отраслей промышленности. Особое внимание уделялось ударничеству и соцсоревнованию. Все это, безусловно, повлекло за собой изменения в организационной структуре страховых органов и страховом законодательстве, что в свою очередь требовало усиления работы по страховому просвещению и пропаганде.
Реорганизация началась сверху. В 1929 г. с целью улучшения работы орготдела Цусстраха были уточнены функции его сотрудников, в том числе и инструктора по страховому просвещению и страховой пропаганде. В его обязанности входило: разработка директив по страховому просвещению и пропаганде- связь с Центральными курсами социального страхования и организациями, занятыми вопросами пропаганды и просвещения- наблюдение за работой Г лавсоцстрахов в области страхового просвещения и пропаганды [7, л. 4 об.].
Кроме того, в том же 1929 г. для общего руководства и контроля в сфере страхового просвещения и пропаганды при Цусстрахе было организовано методическое бюро. В его состав, утвержденный начальником Цусстраха
В. Котовым 26 августа 1931 г., вошли: председатель — Н. Подвойский, заместитель — В. Кравецкий, редактор журнала «Вопросы страхования» — Б. Милютин, по одному представителю от семи отраслевых касс, Главсоцстраха РСФСР, управления кадров НКТ СССР, Музея охраны труда и соцстраха [8, л. 32].
26 сентября 1931 г. на заседании методбюро было решено: «с целью широкого и быстрого внедрения задач социального страхования среди рабочих и постановки должного инструктажа страховых органов, способствующих незамедлительной перестройке соцстраха соответственно к задачам социалистического строительства, в ближайшее время приступить к организации радиовещания по вопросам социального страхования, как в центре, так и на местах» [8, л. 9].
Организация и проведение радиовещания с московских радиостанций, прорабатывание совместно с ними подекадных планов возлагались на редакцию журнала «Вопросы страхования». График вещания устанавливался следующий: в рабочем полдне, в перерывах между концертами, не менее двух раз в пятидневку, как утром, так и вечером не более 3−5 мин каждый раз. Также планировалось раз в декаду в зафиксированные дни и часы проводить 10−15-минутный инструктаж по вопросам социального страхования.
Территориальным, республиканским, краевым, областным органам соцстраха в местах, где были радиоцентры, предлагалось немедленно приступить к плановому проведению радиовещания. Планы последнего были включены в общий план страхового просвещения [8, л. 9].
Сведения о радиопередачах по вопросам соцстраха размещались на страницах еженедельника «Вопросы страхования». Например, № 16/17 за 1932 г. содержал следующую информацию: «краткие статьи и беседы передаются 4, 6, 9, 14, 16, 19, 21, 24, 26 и 29 числа каждого месяца, вслед за радиогазетой „Пролетарий“ в 21 час 10 мин по московскому времени через ра-
диостанцию ВЦСПС или вслед за „Рабочим полднем“ в 12 час 55 мин через станцию им. Коминтерна- инструктивные беседы — 10 и 25 числа каждого месяца через станцию ВЦСПС в 10 час 30 мин утра по московскому времени» [9, с. 22].
В кратких сообщениях в течение 3−5 мин давались сведения о новостях соцстраха, проводились беседы на актуальные темы для широкой рабочей аудитории. Инструктивные беседы продолжительностью в 10−15 мин были рассчитаны главным образом на работников страховых касс, выплатных пунктов, домов отдыха и страхделегатов. Основной упор в проведении страхового радиовещания делался на работу отраслевых касс и выплатных пунктов.
Страховое просвещение осуществлялось также через Центральный музей охраны труда и соцстраха в Москве. В 1927 г. его мастерской было изготовлено пять световых витрин-макетов. Они иллюстрировали правила получения страховых пособий по временной нетрудоспособности, безработице и стойкой инвалидности, работу страхкасс по охране материнства и младенчества и санаторно-курортному обслуживанию [10, с. 28].
До начала 1931 г. работа Музея по социальному страхованию состояла из следующих разделов: организация популярного отдела соцстраха, рассчитанного на массового посетителя (функционировал с 1926 г.) — кабинет социального страхования, предназначенный для курсов соцстраха, различного типа кружков и специальных занятий- консультационно-методическая работа кабинета (создание материалов по соцстраху для уголков, выставок, проведения курсов). В связи с реорганизацией музея материалы специального отдела соцстраха освещали такие важные для советской идеологии вопросы, как: классовая борьба и социальное страхование, отдельные моменты теории классовой борьбы К. Маркса и В. Ленина, программа большевиков в области социального страхования и ее выполнение в условиях диктатуры пролетариата- роль социального страхования в пролетарском государстве- значение социального страхования для строительства социализма- основные принципы советского соцстраха [8, л. 10]. Все содержание работы этого отдела сводилось к перестройке социального страхования для обслуживания ведущих отраслей промышленности, содействия ударничеству.
Кроме того, значительно была расширена методическая и лекционноэкскурсионная работа музея. Его сотрудники проводили лекции, беседы по социальному страхованию на предприятиях, в клубах, домах отдыха, санаториях- осуществляли консультации по подготовке кинофильмов по соцстраху- проводили тематические экскурсии- организовывали курсы для пропаганди-стов-страховиков и инструкторов по массовой работе- составляли материалы по соцстраху для музеев труда, выставок на периферии [8, л. 10].
Не менее важным направлением в деле страхового просвещения была подготовка квалифицированных кадров, особенно если учитывать тот факт, что за время реорганизации соцстраха старые работники распылились по другим сферам деятельности. С целью усиления работы по подбору и подготовке страховых работников в центре и на местах в 1924 г. Цусстрах организовал Центральные курсы по социальному страхованию продолжительностью в шесть месяцев. Однако это никоим образом не решало проблемы кадров в условиях развертывания работы по страховому просвещению. Страховая пропаганда требовала страховых пропагандистов, а их не было.
Для подготовки рабочих страховиков-пропагандистов в Москве и в округах Московской области Мосгубкомсоцстрах совместно с Московским городским советом профессиональных союзов (МГСПС) в июле 1929 г. открыл специальные двухмесячные курсы. На курсы принимались индустриальные рабочие, имеющие познания по арифметике, русскому языку и общественнополитическим вопросам. Подбор слушателей производился по разверстке Мосгубкомсоцстраха. Общее количество курсантов было достаточно ограниченным: их численность не превышала 35 человек.
Учебный план курсов состоял из двух частей: для основной группы занятия проводились днем, для москвичей — три раза в неделю по вечерам. В программу дневных занятий входили следующие предметы: политическая экономия и экономическая политика (70 учебных часов), история профдвижения и соцстрахования (24 часа), инвалидность (40 часов), безработица (24 часа), временная нетрудоспособность (32 часа), финансовая система (27 часов), бюджет (27 часов), медпомощь (16 часов), охрана труда (12 часов), организационная система (12 часов), русский язык (30 часов), математика (38 часов), экономическая география (22 часа). Вечерние часы для обеих групп были посвящены вопросам методики страхового просвещения и пятилетки по труду и соцстраху [11, с. 25].
В начале 1930 г. при НКТ СССР были организованы заочные центральные курсы по труду и социальному страхованию. В своих обращениях ВЦСПС, НКТ СССР, Цусстрах, НКТ РСФСР, Главсоцстрах РСФСР подчеркивали огромное значение заочного обучения, и в частности в деле страхового просвещения и воспитания широкого рабочего актива.
На основании Постановления СНК РСФСР от 3 марта 1931 г. «О системе заочного обучения» и Постановления коллегии НКТ РСФСР от 11 июня 1931 г. подготовка и переобучение работников по труду и соцстраху реорганизовывались на новых началах. Оперативно-учебная работа передавалась соответствующим учебным заведениям путем организации при них сектора заочного обучения. Общее руководство делом заочного обучения, а также издание лекционных материалов сосредотачивались в Центральном институте заочного обучения (ЦИЗО) по труду и соцстраху при НКТ РСФСР. По соглашению с Наркоматом труда СССР ЦИЗО обслуживал заочников на территориях всех союзных республик. Специальные массовые отделения ЦИЗО для краткосрочной подготовки актива работников по труду и соцстраху начали функционировать с 1 января 1932 г., а остальные пять отделений: организации труда, экономики труда, соцстраха, гигиены труда, техники безопасности — с 1 сентября 1931 г. [12, л. 120].
К области страховой пропаганды также принадлежали страховые курсы при главсоцстрахах и крупных страхкассах, при высшей школе профдвижения, страховые отделения при Московском профуниверситете и лекции по вопросам соцстраха при некоторых вузах Москвы, Харькова и других городов.
Несмотря на всю важность страхового просвещения в условиях изменения роли социального страхования в советском государстве, в общей системе культурно-просветительной работы профсоюзов ему не уделялось должного места, а выделяемые на него средства обычно тратились не по прямому назначению. Например, согласно заявлению представителя Главсоц-
страха РСФСР, на 1930 г. по республике предполагалось выделить на страховое просвещение 520−540 тыс. руб., из которых 300 тыс. были использованы на содержание курсов для повышения квалификации страховых работников. Литературу, журналы и газеты страхкассы обычно также выписывали не за счет орграсходов, а за счет средств страхового просвещения [13, с. 2].
Далеко не благополучным было положение журнала «Вопросы страхования». В подтверждение достаточно привести несколько выдержек из письма его ответственного редактора Б. Милютина, которое было адресовано начальнику Цусстраха В. Котову. Автор ходатайства жаловался, что «производственные процессы затягиваются, и журнал обычно выходит с опозданием и нередко — с устаревшим материалом», «по всему СССР из 16 тысяч подписчиков, наверное, нет ни одного, который получил бы своевременно все вышедшие номера журнала. Даже сам Цусстрах получает журнал нерегулярно» [8, л. 7]. Такое состояние дел еженедельника было зафиксировано на 1931 г., в дальнейшем оно только ухудшалось.
Вместе с тем количество средств, выделяемых на страховые курсы, страховое просвещение застрахованных и пропаганду, постоянно росло. Если за 1927/1928 операционный год на работу по страховому просвещению было истрачено 500 000 руб., то в 1930 г. — 1 151 600 руб. Данные по республикам, согласно смете расходов на 1930 г., были следующие: РСФСР — 557 900 руб., Украинская ССР — 161 000 руб., Белорусская ССР — 18 200 руб., РСфСр -51 000 руб., Узбекская ССР — 38 400 руб., Таджикская ССР — 2900 руб., Туркменская ССР — 8300 руб. [14, л. 12]. В 1928/1929 г. по Цусстраху НКТ СССР на страховое просвещение и пропаганду было ассигновано около 182 000 руб., в 1929/1930 г. этот показатель вырос до 255 000 руб. [15, л. 3].
Подводя итоги, отметим, что пропаганда в советском обществе всегда оставалась важной составляющей любой сферы деятельности. Несмотря на то, что социальное страхование не стало исключением, работа по страховому просвещению и пропаганде находилась в чрезвычайно неудовлетворительном состоянии. Она носила бессистемный и бесплановый характер, все делалось от случая к случаю. И только во время перевыборных кампаний страхкасс замечалось некоторое «сезонное» оживление. Как правило, все мероприятия в этой сфере были сосредоточены в Москве и Московской области. На местах, в зависимости от удаленности от центра, внимание к страховому просвещению и пропаганде снижалось пропорционально увеличению расстояния.
Список литературы
1. Краткий обзор социального страхования за 1926−1928 гг.: сб. ст. / под общ. ред. Л. П. Немченко. — М.: Вопросы труда, 1928. — 118 с.
2. Дамским, Б. Г. Социальное страхование раньше и теперь / Б. Г. Данский. -Изд. 2-е. — М.: Вопросы труда, 1928. — 251 с.
3. «Вопросы страхования» за последний год. Итоги работы в цифрах // Вопросы страхования. — 1923. — № 46. — С. 47−48.
4. Котляр, М. Три периода / М. Котляр // Вопросы страхования. — 1933. — № 11. -С. 23−26.
5. Слияние издательств «Вопросы страхования» // Вопросы страхования. — 1923. -№ 48. — С. 40.
6. «Вопросы страхования», Музей охраны труда и страховое просвещение // Вопросы страхования. — 1928. — № 45. — С. 26.
7. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р5528. Оп. 2. Д. 451. 45 л.
8. ГАРФ. Ф. Р5528. Оп. 10. Д. 29. 35 л.
9. Слушайте по радио сообщения о соцстраховании // Вопросы страхования. — 1932. -№ 16−17. — С. 22.
10. В Центральном музее охраны труда и соцстраха // Вопросы страхования. — 1927. -№ 48. — С. 28.
11. Котляр, М. Курсы пропагандистов-страховиков / М. Котляр // Вопросы страхования. — 1929. — № 40. — С. 25.
12. ГАРФ. Ф. Р7685. Оп. 4. Д. 1. 163 л.
13. Страховое просвещение в порядок дня // Вопросы страхования. — 1929. — № 33−34. -
С. 2−3.
14. ГАРФ. Ф. Р5528. Оп. 2. Д. 662. 26 л.
15. ГАРФ. Ф. Р5528. Оп. 7. Д. 516. 105 л.
References
1. Kratkiy obzor sotsial'-nogo strakhovaniya za 1926−1928 gg.: sb. st. [Brief review of social insurance in 1926−1928: collected articles]. Ed. L. P. Nemchenko. Moscow: Voprosy truda, 1928, 118 p.
2. Danskiy B. G. Sotsial'-noe strakhovanie ran'-she i teper'-. Izd. 2-e. [Social insurance in the past and now. 2nd edition]. Moscow: Voprosy truda, 1928, 251 p
3. Voprosy strakhovaniya [Insurance problems]. 1923, no. 46, pp. 47−48.
4. Kotlyar M. Voprosy strakhovaniya [Insurance problems]. 1933, no. 11, pp. 23−26.
5. Voprosy strakhovaniya [Insurance problems]. 1923, no. 48, p. 40.
6. Voprosy strakhovaniya [Insurance problems]. 1928, no. 45, p. 26.
7. Gosudarstvennyy arkhiv Rossiyskoy Federatsii (GARF) [State archives of the Russian Federation]. F. R5528. Op. 2. D. 451. 45 l.
8. GARF. F. R5528. Op. 10. D. 29. 35 l.
9. Voprosy strakhovaniya [Insurance problems]. 1932, no. 16−17, p. 22.
10. Voprosy strakhovaniya [Insurance problems]. 1927, no. 48, p. 28.
11. Voprosy strakhovaniya [Insurance problems]. 1929, no. 40, p. 25.
12. GARF. F. R7685. Op. 4. D. 1. 163 l.
13. Voprosy strakhovaniya [Insurance problems]. 1929, no. 33−34, pp. 2−3.
14. GARF. F. R5528. Op. 2. D. 662. 26 l.
15. GARF. F. R5528. Op. 7. D. 516. 105 l.
Вальчук Елена Ивановна аспирант, Винницкий государственный педагогический университет имени Михаила Коцюбинского (Украина, г. Винница, ул. Острозского, 32)
E-mail: sovet_ist@yahoo. com
УДК [94: 364. 3] «19» (47+57)
Вальчук, Е. И.
Пропаганда и просвещение в советской системе социального страхования (1922−1933 гг.) / Е. И. Вальчук // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. — 2013. — № 4 (28). — С. 34−41.
Val'-chuk Elena Ivanovna Postgraduate student, Vinnitsa State Pedagogical University named after Mikhail Kotsyubinsky (32 Ostrozskogo street, Vinnitsa, Ukraine)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой