Криминалистическая типология субъектов насильственных посягательств на жизнь и здоровье личности, имеющих психические расстройства, не исключающие вменяемости

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 343. 98
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ СУБЪЕКТОВ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ НА ЖИЗНЬ И ЗДОРОВЬЕ ЛИЧНОСТИ, ИМЕЮЩИХ ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА, НЕ ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ВМЕНЯЕМОСТИ
А.В. Варданян
В статье на основе криминалистического анализа личности субъектов насильственных преступлений против жизни и здоровья, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, представлена авторская типологии данных субъектов.
Ключевые слова: преступность, насильственные преступления, преступления против жизни и здоровья личности, убийства, мотивы, психические расстройства, субъекты, вменяемость, сексуальные мотивы, серийные убийства.
Осуществляемые нами на протяжении не одного десятилетия исследования, посвященные проблемам раскрытия и расследования тяжких насильственных преступлений против личности [1, С 33−35- 2, С. 31−36- 3, С. 6−10], наряду с иными результатами, позволили констатировать существенный удельный вес в структуре лиц, совершивших насильственные посягательства, субъектов, страдающих психическими расстройствами. На эту негативную тенденцию обращали внимание и иные авторы [4, С. 81- 5, С. 59].
Наличие у данных лиц психических расстройств, не исключающих вменяемости, существенно осложняет их социальную адаптацию, что, на наш
взгляд, само по себе является одним из доминирующих факторов, способствующих совершению этими лицами насильственных посягательств. Ибо присущая данным субъектам несбалансированность ряда психических процессов и состояний нередко блокирует полноценную реализацию их личностных потребностей, прежде всего, на уровне формирования коммуникативных связей с другими людьми. Мы полностью поддерживаем позицию о том, что наличие целого комплекса социально-психологических особенностей у данных субъектов обусловливает их непреходящую значимость в криминалистическом аспекте, прежде всего — для ограничения круга потенциальных подозреваемых, организации и тактики производства допроса и иных следственных действий [6, С. 63−68]. В то же время в специальной криминалистической научной литературе частная подвидовая криминалистическая методика расследования насильственных посягательств на жизнь и здоровье личности, совершенных субъектами, имеющими психические расстройства, на сегодняшний момент находится лишь в состоянии разработки. Это побуждает нас внести свой посильный вклад в формирование указанной частной криминалистической методики [7, С. 10−15].
Наиболее типичными психическими расстройствами, выявленными у лиц, совершивших насильственные преступления против личности, являются: психопатия (особенно истероидного, шизоидного, органического типов), олигофрения в форме дебильности, маниакально-депрессивный психоз, органические поражения головного мозга, последствия черепно-мозговых травм и др. Вместе с тем, наряду с вышеуказанными психическими расстройствами, целесообразно сформулировать криминалистическую типологию субъектов данных преступных посягательств. В отличие от психиатрических диагнозов, данная типология предусматривает связь отдельных ключевых психологических качеств виновных с реализуемым ими способом совершения преступлений и иными криминалистически значимыми обстоятельствами.
Построение любой криминалистической классификации или типологии основывается на общих требованиях, предъявляемых к такого рода системам [8, С. 3]. Предваряя формирование криминалистической типологии лиц, совершающих насильственные преступления против жизни и здоровья личности на почве психических расстройств, не исключающих вменяемости, отметим их некоторые общие криминалистически значимые свойства. В подавляющем большинстве случаев (более 90%) — это лица мужского пола. Причем если речь идет о насильственных серийных преступлениях против жизни и здоровья, совершенных по сексуальным мотивам, сопряженным с психическими расстройствами, то причастность мужчин возрастает практически до 100%. Во всяком случае, за весь многолетний период анализа данного вида преступности, нами не было выявлено случаев привлечения женщин к уголовной ответственности именно за серийные убийства на сексуальной почве. Вместе с тем, факты привлечения к ответственности страдающих психическими
расстройствами женщин преимущественно касались преступлений против здоровья, совершенных на почве неприязненных отношений (как сложившихся за определенный период времени, так и внезапно возникших), хулиганских побуждений- либо убийств (пусть даже и двух- или трехэпизодных, совершенных на почве ревности, мести).
Следующий момент, касающийся характерных признаков всех лиц, имеющих психические расстройства и совершающих серийные насильственные посягательства на жизнь и здоровье, — это неустроенность их семейной жизни. Подавляющее их большинство на момент совершения преступления (около 70%) не состояли в браке. В свою очередь, сюда вошли как лица, никогда не состоявшие в браке, так и лица, имеющие (как правило, в молодости) непродолжительный опыт брачно-семейных отношений, завершившихся неудачно.
Иная сравнительно немногочисленная категория субъектов состояла в браке, но отношения полностью или по целому ряду признаков носили формальный характер, могли ограничиваться совместным разрешением супругами лишь бытовых вопросов, при этом как таковая семья, как общность эмоционально и духовно связанных людей, фактически не существовала, а супруге и детям виновный не уделял должного внимания.
Данная тенденция, на наш взгляд, находится в прямой взаимосвязи с наличием отдельных физических или физиологических недостатков в детстве, служащих поводом для насмешек и непринятия в круг своего общении со стороны сверстников, дефектами воспитания (в виде излишней строгости, вызывающей страх и одновременно презрение в отношении одного из родителей или обоих родителей). Например, негативное отношение, провоцируемое впоследствии на женщин определенного типа способна сформировать у подростка авторитарная мать в неполной семье или на фоне слабовольного супруга, не любящая своего ребенка и применяющая чрезмерно строгие наказания за малейшие провинности. В результате сочетания дефектов воспитания и определенных врожденных психологических особенностей, а также физических или физиологических дефектов, у подростка прогрессирует замкнутость, постоянно подавляемая агрессия, напряжение, требующее своего вымещения.
Анализ эмпирических и теоретических источников позволил нам сформировать следующие категории типичных субъектов насильственных преступлений против жизни и здоровья, имеющих психические расстройства, не исключающие вменяемости:
1) лица, совершившие насильственные преступления против жизни и здоровья ситуативно, на почве внезапно возникшего умысла-
2) лица, совершившие серийные насильственные преступления против жизни и здоровья на почве сформировавшихся в предпубертатный и (или) в пубертатный период стабильных фантазий деструктивного типа-
3) лица, совершившие насильственные преступления по мотивам эпатажа, самоутверждения, воплощения навязчивых иллюзорных теорий или утопичных суждений-
4) лица, совершавшие насильственные преступления против жизни и здоровья по мотивам мести (ревности) определенным лицам-
5) лица, ориентированные на конфликтный вариант взаимодействия с другими людьми.
Раскроем содержание каждой категории субъектов указанных деяний.
Лицам, совершившим насильственные преступления против жизни и здоровья ситуативно, на почве внезапно возникшего умысла свойственны случайный выбор жертвы, спонтанный характер нападений на нее, сопровождающийся минимальным объемом действий по приготовлению к совершению преступления. Нередко одним из обстоятельств, способствующих совершению данного деяния, явилось алкогольное или иное опьянение субъекта преступления, хронический алкоголизм в сочетании с органической психопатией. Нападение происходит в подъездах, на лестничных площадках, в лифтах, на пустырях или в иных неоживленных местах, в вечернее или ночное время. Основным фактором, влияющим на выбор жертвы, является, неспособность, по мнению виновного, оказать ему реальное сопротивление. Контакт между жертвой и субъектом преступления либо отсутствует вовсе, либо минимален (например, ограничивается задаванием виновным вопроса жертве), если он осуществляется, то для того, чтобы нейтрализовать бдительность жертвы хотя бы на кратковременный период, достаточный, по мнению виновного, для нападения с целью изнасилования и убийства. Практика показывает, что зачастую на месте происшествия виновный оставляет труп, хотя от орудий преступления виновный пытается избавиться, выбросив их на прилегающей территории- при этом виновный похищает находящиеся при жертве ценные (по мнению виновного) вещи.
Ко второй категории нами отнесены лица, совершившие серийные насильственные преступления против жизни и здоровья на почве сформировавшихся в предпубертатный и (или) в пубертатный период стабильных фантазий деструктивного типа. Данная категория субъектов, напротив, уделяет существенное внимание приготовлению к совершению преступления, в структуре которого особое значение имеет выбор жертвы, при котором идет ориентация на типаж, к которому виновный испытывает непреодолимое влечение на сексуальной почве, связанное с имевшими место в предпубертатный и (или) в пубертатный период переживаниями. В иных случаях обусловливающие переживания преступные влечения виновного касались унижений, которые причинялись ему сверстниками или иными лицами в детском или юношеском возрасте. В данном случае насильственные действия виновного не только сопряжены с садизмом, но и именно садизм (а не убийство как таковое), в сочетании с дальнейшим
глумлением над трупом зачастую являются системообразующими мотивами. Выбрав жертву, виновный не только вступает с ней в психологический контакт, но и старается расположить к себе, уговорить пройти или проехать вместе с ним под различными благовидными предлогами. Помимо выбора жертвы, виновный также зачастую заранее подготавливает место реализации им преступного замысла, оснащая его орудиями пыток и иными необходимыми орудиями преступления.
В третью категорию целесообразно включать лиц, совершивших насильственные преступления по мотивам эпатажа, самоутверждения, воплощения навязчивых иллюзорных теорий или утопичных суждений. В данном случае выбор жертвы осуществляется преимущественно не с точки зрения ее внешнего соответствия какому-либо типажу, а с точки зрения реальности, по мнению виновного, совершения в отношении нее насильственных действий. Ведущим мотивом при этом является вызывание высокого общественного резонанса, обретение широкой известности в СМИ, прежде всего, как нового жестокого потрошителя, совершившего серию аналогичных преступлений. Соответственно на месте происшествия виновным осуществляются какие-либо действия, свидетельствующие о наличии у субъекта определенного «почерка», идентифицирующего принадлежность насильственных преступлений к одной «серии».
К четвертой категории отнесены лица, совершавшие насильственные преступления против жизни и здоровья по мотивам мести (ревности) определенным лицам. Поэтому в данном случае жертвами становятся знакомые виновным лица, совершившие, по мнению виновных, какие-либо проступки. Нападение и совершение насильственных действий возможно в присутствии иных лиц, что соответствует мотивации виновных.
Лицам, ориентированным на конфликтный вариант взаимодействия с другими людьми (пятая категория), присущи постоянные неудовлетворенность окружающими людьми, а также различными складывающимися ситуациями с их участием, повышенная раздражительность, обидчивость, ревность и подозрительность, зачастую — неадекватные реальному положению дел и ошибочно воспринимаемые ими как нарушение их личных прав, оскорбление, унижение, конфронтация и т. п. С точки зрения психиатрии этим лицам зачастую присущи истерическая, параноидальная или иные формы психопатий. Ведущими мотивами совершения насильственных преступлений против жизни и здоровья являются ревность, месть, наказание обидчика, восстановление «нарушенной» справедливости, зачастую — неадекватные реальной ситуации.
В рамках одной статьи, к сожалению, не представляется возможным отразить все элементы, присущие каждому типу насильственного преступника, страдающего психическими расстройствами, однако, полагаем, что и изложенная классификация схематически отражает взаимосвязи характеристики определенного типажа личности виновных с иными обстоятельствами механизма
преступного деяния. Учет данных факторов мог бы явиться подспорьем при организации и планировании расследования, тактики отдельных следственных действий, что в целом способствовало бы повышению результативности расследования по уголовному делу.
Список литературы
1. Варданян А. В. Некоторые аспекты проблемы раскрытия тяжких преступлений против личности, совершаемых по сексуальным мотивам // Российский следователь. 2003, № 11.
2. Варданян А. В. Криминалистически значимые особенности субъектов тяжких насильственных преступлений против личности: методологические, социально-психологические и демографические аспекты // Философия права. 2011, № 3.
3. Варданян А. В. Концепция предупреждения тяжких насильственных преступлений: гносеологический, оперативно-розыскной и криминалистический аспекты // Юристъ-Правоведъ. 2011, № 2.
4. Бородин С. В. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Комментарий к ст. 22 УК РФ // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации // Отв. ред. А. В. Наумов. М.: Юристъ, 1996.
5. Хамуков А. В. Некоторые рекомендации по предупреждению серийных сексуальных убийств // Серийные убийства и их предупреждение: юридические и психологические аспекты. Материалы международной научно-практ. конф. Ч.2 Ростов-на-Дону, 1998.
6. Айвазова О. В., Гнетнев И. Г. Особенности формирования показаний подозреваемых, обвиняемых, имеющих психические расстройства, не исключающие вменяемости // Известия ТулГУ. Экономические и юридические науки. Вып. 2. Ч. 2. Юридические науки. Тула: Изд-во ТулГУ, 2013.
7. Варданян А. В., Гнетнев И. Г. Понятие, значение и структура криминалистической характеристики преступлений против жизни и здоровья, совершенных лицами, имеющими психические расстройства, не исключающие вменяемости // Известия ТулГУ. Экономические и юридические науки. Вып. 2. Ч. 2. Юридические науки. Тула: Изд-во ТулГУ, 2013.
8. Головин А. Ю. Криминалистические системы и классификации: вопросы практического использования //Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2013. № 1−2.
Варданян Акоп Вараздатович, докт. юрид. наук, профессор, начальник кафедры криминалистики ФГКОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России», тел. 8(863)2786101- E-mail: avardanyan@yandex. ru (Россия, Ростов-на-Дону)
FORENSIC TYPOLOGY OF SUBJECTS OF VIOLENT VIOLENCE TO LIFE AND HEALTH OF INDIVIDUALS WITH MENTAL DISORDERS ARE NOT EXCLUDING RESPONSIBILITIES
A.V. Vardanyan
On the basis of the individual subjects of forensic analysis of violent crimes against life and health, mental disorders, not excluding sanity, presents the author'-s typology of these subjects.
Keywords: crime, violent crimes, crimes against life and health of the person, murder, motives, mental disorders, subjects, sanity, sexual motives, serial killers.
Vardanyan A.V., Doctor. jurid. Science, Professor, Head of the Department of Criminology FGKOU VPO & quot-Rostov Institute of Law, Ministry of Internal Affairs of Russia", tel. 8 (863) 2 786 101- E-mail: avardanyan@yandex. ru (Russia, Rostov-on-Don)
УДК 343
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ И МЕТОДЫ РЕАЛИЗАЦИИ ИДЕЙ ОТКРЫТОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА В США
А.Ю. Г оловин, А.А. Спиридонов
В статье представлен научный обзор правовых основ, а также методов и механизмов деятельности открытого правительства в Соединенных Штатах Америки.
Ключевые слова: открытое государственное управление, открытое правительство, открытость власти, свобода информации, открытые данные.
Концепция открытого правительства, активно формирующаяся в странах североамериканского континента, заслуживает научного и практического изучения в целях выявления позитивного опыта открытого государственного управления в современном обществе и высокотехнологичном мире и использования эффективных зарубежных инструментов такого управления в процессе развития и совершенствования работы открытого правительства в Российской Федерации и ее субъектах.
В Соединенных Штатах Америки в качестве стратегических целей развития механизмов открытого государственного управления называются укрепление демократии и повышение эффективности деятельности правительства страны. Правительство Соединенных Штатов декларирует, что открытость способствует развитию демократических институтов, причем несколькими путями. Так, государственные органы должны обеспечивать открытость и прозрачность своей деятельности перед обществом так, чтобы граждане имели возможность выразить свои мысли взгляды по различным политическим решениям и влиять на их

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой