Криминалистически значимые особенности личности незаконного мигранта и гарантии соблюдения, охраны и защиты прав и законных интересов этих лиц в процессе расследования преступлений, связанных с организацией незаконной миграции

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

9. Кучеров И. И. Налоговая преступность: Криминологические и уголовно-правовые проблемы: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 1999.
10. Практический комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общ. ред. А. Х. Аликперова, Э. Ф. Побегайло. М., 2001.
11. Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 28. 12. 2006 N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» // Бюллетень Верховного Суда Р Ф, N 3, март, 2007.
Коновод Андрей Александрович, руководитель Следственного управления Следственного Комитета Российской Федерации по Еврейской автономной области, генерал-майор юстиции, drednout75@, mail. ru, Россия, Биробиджан
OBJECT AND THE OBJECTIVE PARTY OF EVASION OF TAXES AND (OR) COLLECTING FROM
THE NATURAL PERSON AS THE MAIN REFERENCE POINTS IN INVESTIGATION
A.A. Konovod
The object of the crime provided by Art. 198 of the criminal code of Russian Federation his otgranicheniye from a subject of criminal encroachment is considered- the objective party of evasion of taxes and (or) collecting from the natural person and their role of criminal and legal qualification and investigation of a crime
Keywords: tax declaration- taxes and fees- object and subject of a crime- the objective party of the crime provided by Art. 198 of the criminal code of Russian Federation- false data- evasion of taxes and (or) collecting- time of commission of crime
Konovod Andrey Aleksandrovich, the head of Investigative management of Investigative Committee of the Russian Federation across the Jewish Autonomous Oblast, the major general of justice, drednout75@-mail. ru, Russia, Birobidzhan.
УДК 343. 985. 1
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ НЕЗАКОННОГО МИГРАНТА И ГАРАНТИИ СОБЛЮДЕНИЯ, ОХРАНЫ И ЗАЩИТЫ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ЭТИХ ЛИЦ В ПРОЦЕССЕ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ОРГАНИЗАЦИЕЙ НЕЗАКОННОЙ МИГРАЦИИ
И.А. Ларионов
Анализируются различные особенности личности незаконного мигранта, детерминирующие необходимость соблюдения, наряду с общими уголовно-процессуальными гарантиями защиты прав и законных интересов указанного субъекта, также и ряда специфических, предопределенных, во-первых, недостаточной правовой защищенностью
этого лица, во-вторых, его общим статусом незаконного мигранта- в-третьих, обладанием им информацией, значимой для расследования незаконной миграции. Формулируется вывод о том, что личность нелегалов выступает весьма важным источником ориентирующей и доказательственной информации в процессе формирования доказательственной базы по уголовным делам об организации незаконной миграции.
Ключевые слова: миграция, организация незаконной миграции, мигранты, нелегалы, уголовно-процессуальный закон, права и законные интересы, переводчик, допрос, следственные действия.
Современные условия свидетельствуют об актуальности, достаточной распространенности и высокой латентности преступных деяний в сфере миграционного законодательства [1, с. 49−54]. Реалии практической деятельности в сфере раскрытия и расследования организации незаконной миграции свидетельствуют о наличии комплекса проблем теоретического, методологического и практического характера, что побудило исследователей осуществить попытки создания специальной криминалистической методики расследования преступлений данной категории [2- 3- 4]. Первые работы, посвященные криминалистическим вопросам раскрытия и расследования миграционных преступлений, характеризуются наличием разногласий по ряду аспектов, что требует систематизации полученных результатов и, по мере постепенного накопления эмпирической и теоретической базы, совершенствования данной частной криминалистической методики [5, с. 3 — 10]- [6, с. 42 — 44].
Изучение частных криминалистических методик, посвященных аналогичной проблематике, позволило констатировать, что не все авторы считают целесообразным выделять такой специфический элемент криминалистической характеристики преступлений, как особенности личности мигранта. Действительно, частная криминалистическая методика рассматривает в качестве основных элементов, характеризующих человека, особенности личности субъекта преступления [7, с. 6 -10- 8, с. 3- 9- 9, с. 248 — 256] (в том числе преступных групп и организованных преступных формирований) и особенности личности потерпевшего [10, с. 4 — 10] (где такое лицо фигурирует в механизме преступной деятельности). Незаконный мигрант, выступая, скорее, как объект, нежели как субъект в противоправной деятельности в сфере организации незаконной миграции, по общему правилу, не может быть признан потерпевшим, особенно если он добровольно участвовал в миграционных процессах, самостоятельно желал переместиться на иные, по его мнению -более социально и экономически благополучные территории. Другое дело, если организованное перемещение носило принудительный характер и для самого мигранта, что, как отмечается в специальной литературе, возможно при наличии совершенных в совокупности с организацией незаконной миграции преступлений, связанных с торговлей людьми [11- 12- 13, с. 118 — 121] и использованием рабского труда. В иных случаях он также может проходить по делу в качестве подследственного лица (подозреваемого, обвиняемого), — если организация незаконной миграции имела единственной целью совершение
умышленного преступления на территории России, которое олицетворяло единый или согласованный преступный умысел мигранта и субъекта организации незаконной миграции. Однако в подавляющем большинстве случаев нелегалы не выступают в качестве потерпевших или подозреваемых (обвиняемых) по уголовным делам, связанным с организацией незаконной миграции. Совсем другая, также не являющаяся редкой, но находящаяся в иной плоскости научного исследования, ситуация складывается, если, уже проживая в России, данный нелегал совершит преступление, которое заранее не планировалось в момент организации миграции.
Тем не менее, особенности личности незаконного мигранта, на наш взгляд, являются важным, высоко информативным элементом криминалистической характеристики организации незаконной миграции. Во -первых, незаконный мигрант — это лицо, без которого было бы невозможным осуществление организации незаконной миграции. Во-вторых, это лицо обладает определенными характеризующими признаками, влияющими на ряд структурных элементов механизма совершения данного преступления [14, с. 153 — 157- 15, с. 28 — 31]: — соответствует реализуемыми виновными целью и мотивами осуществления миграции, корреспондирует избранному виду миграции (трудовая миграция, миграция с целью совершения преступления на территории Российской Федерации, миграция с целью дальнейшей продажи в сексуальное или трудовое рабство, миграция с целью использования мигрантов как биоматериала и т. д.) — - обусловливает специфичность образования следов преступления- - предопределяет принятие виновными дополнительных мер по сокрытию преступления (например, если перемещению подлежит несовершеннолетний).
Личность мигранта также будет выступать одним из ключевых обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным делам данной категории, что также требует разработки психолого-криминалистического портрета [16, с. 53−58- 17, с. 58−61] данного лица в рамках криминалистической характеристики организации незаконной миграции в качестве информации ориентирующего характера.
В криминалистической научной литературе существует классификация нелегалов по ряду оснований. В соответствии с целями прибытия на территорию Российской Федерации, незаконные мигранты могут быть разделены на следующие виды: — мигрант, прибывший для ведения легальной трудовой деятельности- - мигрант, прибывший для совершения на территории России противоправных деяний (мигранты, намеревающиеся единолично совершать преступления и административные правонарушения- мигранты, объединившиеся с иными иностранными гражданами или лицами без гражданства в этнические преступные группы [18, с. 125−128- 19, с. 23−55]- мигранты, являющиеся членами экстремистских и террористических формирований- члены транснациональных организованных преступных формирований, серийно осуществляющие такие особо опасные преступления международного характера, как похищение человека, торговля людьми,
использование рабского труда, незаконный оборот наркотиков, оружия и т. д.) — -мигрант, транзитом прибывший в Россию с целью последующего переезда в другие государства.
В зависимости от способа «закрепления» незаконного мигранта на территории нашей страны различают следующие категории: — иностранный гражданин, ранее официально обучавшийся или осуществлявший трудовую деятельность в России, но по истечении предусмотренных соответствующими правоустанавливающими и разрешительными документами сроков не пожелавший вернуться в страну, откуда он прибыл- - иностранный гражданин или лицо без гражданства, имеющий документы, подтверждающие его право пребывания в России, но в соответствии с другой целью, нежели его истинные намерения- - иностранный гражданин или лицо без гражданства, прибывший в Россию по поддельным документам, но с помощью официальных способов перемещения через Государственную границу Российской Федерации- -иностранный гражданин или лицо без гражданства, прибывший в Россию без соответствующих документов, с помощью нелегальных способов перемещения через границу РФ [20, с. 79 — 80].
Независимо от процессуального статуса, обусловленного наличием каких-либо из отмеченных выше целей и обстоятельств пребывания в России, незаконный мигрант в любом случае подлежит допросу в рамках уголовного судопроизводства. Кроме того, при наличии необходимости, с его участием либо в отношении него могут быть проведены иные следственные действия, вербального (очная ставка, предъявление для опознания, проверка показаний на месте) или материально-фиксированного характера (освидетельствование, личный обыск, выемка, назначение судебных экспертиз). Проведение этих следственных действий осуществляется с учетом общих уголовно -процессуальных [21, с. 77−85- 22] и тактико-криминалистических условий [23, с. 52−56- 24, с. 117 -120- 25, с. 103- 107- 26, с. 114 — 117], но, вместе с тем, во-первых, с соблюдением специальных уголовно-процессуальных гарантий, во-вторых, с выполнением отдельных тактико-криминалистических рекомендаций [27, с. 29 — 31].
На организацию и тактику допроса и иных следственных действий с участием нелегалов влияет комплекс объективных факторов:
— во многих случаях эти субъекты подлежат выдворению из Российской Федерации как лица, нарушившие миграционное законодательство, но одновременно они обладают значимой для расследования информацией об обстоятельствах организации незаконной миграции, выступая свидетелями, реже — носителями иного процессуального статуса, что требует незамедлительного проведения допроса и иных следственным действий с их участием, сопровождающихся использованием дополнительных средств фиксации хода и результатов следственных действий-
— не имея российского гражданства, эти лица в подавляющем большинстве случаев не способны самостоятельно защищать свои права и законные интересы, однако в уголовном процессе РФ случаи обязательного участия
защитника для защиты интересов лиц, не владеющих языком, на котором ведется уголовное судопроизводство, ограничиваются подозреваемым, обвиняемым. Участие защитника или представителя для защиты интересов свидетеля на безвозмездной основе для свидетеля (по назначению) не предусмотрено, участие адвоката для защиты интересов свидетеля возможно лишь в строго ограниченных пределах, на договорной основе-
— планируя следственные действия с участием нелегалов из других государств, следователь должен презюмировать недостаточное владение ими языком уголовного судопроизводства, своевременно и качественно обеспечивая им квалифицированный перевод проводимых процессуальных действий и принимаемых процессуальных решений, затрагивающих их законные интересы, путем участия переводчика.
Напомним, что действующий УПК РФ возводит на уровень принципа уголовного судопроизводства, предусмотренного в ст. 18 УПК РФ, гарантии соблюдения, охраны и защиты прав и законных интересов участников процесса, не владеющих или недостаточно владеющих языком, на котором ведется уголовное судопроизводство. В соответствии с ч. 2 ст. 18 УПК РФ, участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться услугами переводчика в порядке, установленном УПК РФ.
Эти гарантии в полной мере должны распространяться и на нелегалов. Практика показывает, что среди нелегалов значительный удельный вес приходится на мигрантов из бывшего советского пространства — республик Кавказа и Средней Азии, Украины. Степень их владения русским языком (либо иным языком, на котором ведется уголовное судопроизводство в отдельных регионах России) может быть различна: от вполне свободного владения русским языком (если лицо заканчивало среднюю школу с углубленным изучением русского языка в советский период нашего государства, получило на территории России высшее или среднее специальное образование и (или) длительное время ранее проживало в России и было занято квалифицированным трудом, требующим свободного владения русским языком) до умения объясняться лишь на примитивном бытовом уровне, либо полного непонимания языка уголовного судопроизводства.
Изучая личность нелегалов, следователь должен глубоко проанализировать данный аспект с целью принятия решения о приглашении переводчика, либо об отсутствии необходимости в участии переводчика. Правильное или ошибочное принятие такого решения может повлечь серьезные последствия, касающееся доказательственной базы по уголовному делу. Одного личного волеизъявления нелегала о том, нуждается или не нуждается ли он в услугах переводчика, явно недостаточно. Во-первых, лицо может искренне
заблуждаться в степени владения им русским языком и легкомысленно недооценивать свою недостаточную компетентность. Во-вторых, лицо может сознательно осуществить действия провокационного характера, введя следователя в заблуждение относительно свободного владения русским языком, для того, чтобы впоследствии заинтересованные лица использовали это обстоятельство для дискредитации доказательств, полученных в результате проведения следственных действий с участием такого нелегала, в отношении которого следователем было допущено «существенное нарушение уголовно-процессуального закона», воплотившееся в нарушении принципа языка уголовного судопроизводства. В-третьих, если лицо заявляет о том, что ему необходим переводчик, целесообразно удовлетворить это ходатайство, даже если, по мнению следователя, нелегал достаточно хорошо может объясняться на языке судопроизводства. Если лицо, напротив, заявляет о том, что не нуждается в переводчике, но у следователя имеются обоснованные сомнения насчет степени владения им языком уголовного судопроизводства, то целесообразно пригласить переводчика.
Общие вопросы участия переводчика регламентированы ст. 169 УПК РФ. Законодатель требует, чтобы перед началом следственного действия, в котором участвует переводчик, следователь удостоверялся в его компетентности и разъяснял переводчику его права и ответственность, предусмотренные ст. 59 УПК РФ. Данное положение сформулировано таким образом, что позволяет толковать обязанность следователя удостоверяться в компетентности переводчика перед началом проведения каждого следственного действия с участием переводчика.
Однако полагаем, что здесь законодателем допущена некоторая неточность. В соответствии с ч. 2 ст. 59 УПК РФ, о назначении лица переводчиком следователь выносит постановление. Представляется, что принятие такого процессуального решения, как предоставление лицу процессуального статуса переводчика, официально отраженного в постановлении, свидетельствует, что следователь уже удостоверился в компетентности переводчика, его способности осуществить точный квалифицированный перевод. Кроме того, процессуальный статус переводчика накладывает на данное лицо совокупность прав и обязанностей, предусмотренных ч.ч. 3 и 4 ст. 59 УПК РФ. До вынесения такого постановления лицо считается не допущенным к уголовному делу. Поэтому вряд ли имеется практическая необходимость в удостоверении в компетентности переводчика следователем перед проведением каждого следственного действия. А вот напоминание переводчику о его правах, обязанности и ответственности перед началом проведения каждого следственного действия вполне оправданно, поскольку переводчик, по общему правилу, не является профессиональным участником уголовного судопроизводства, наделенным какими-либо уголовно-процессуальными функциями. Его задачи обусловлены и ограничены необходимостью осуществления языкового посредничества.
Допрос с участием переводчика требует тщательной и разносторонней
подготовки не только следователя, но и переводчика. В научной литературе справедливо рекомендуется на этапе подготовки к допросу заранее перевести вопросы (детализирующие, уточняющие, контрольные), которые планируется задать допрашиваемому. Целесообразно также заранее перевести на понятный для нелегала язык документальные доказательства, которые ему планируется предъявить в ходе допроса [28, с. 125 — 128], поскольку перевод документа, особенно имеющего значительный объем, требует определенных временных затрат. Другое дело, что необходимо специально предупредить переводчика о неразглашении данных предварительного следствия, не только в отношении состоявшихся процессуальных действий и полученных доказательств, но и в отношении готовящихся следственных действий и тактико -криминалистическом потенциале, который планируется реализовать.
Таким образом, личность нелегалов выступает весьма важным источником ориентирующей и доказательственной информации в процессе формирования доказательственной базы по уголовным делам об организации незаконной миграции. При организации, планировании и осуществлении следственных действий с участием незаконных мигрантов следователю необходимо обеспечивать ряд специфических уголовно-процессуальных гарантий защиты прав и законных интересов личности, а также обращаться к специальным тактико-криминалистическим рекомендациям, позволяющим, во-первых, обеспечить допустимость и достоверность доказательств, полученных с участием данного субъекта, во-вторых, существенно повысить результативность и информационную содержательность соответствующих следственных действий. К сожалению, на практике многие из проанализированных в настоящей работе факторов недооцениваются, что значительно обедняет доказательственную базу по уголовным делам о столь серьезных, актуальных и высоко латентных преступлениях.
Список литературы
1. Грибунов О. П., Лайкова Е. А. Влияние мигрантов на криминогенную обстановку и меры по противодействию преступлений, совершаемых иностранными гражданами (на примере Иркутской области) // Криминалистика: вчера, сегодня, завтра. Сборник науч. трудов: Иркутск, Восточно-Сибирский институт МВД России, 2015.
2. Худина Т. Ф. Методика расследования преступлений, связанных с незаконным оформлением документов для въезда и проживания в России иностранных граждан и лиц без гражданства. Иркутск, 2008.
3. Бирюков С. Ю. Особенности расследования организации незаконной миграции. Дис… канд. юрид. наук. Волгоград, 2008.
4. Фролкин Н. П., Козлов В. Ф. Сведения о личности преступника и членах организованной преступной группы, занимающихся организацией незаконной миграции как элементы криминалистической характеристики // Российская юстиция. 2009. № 12.
5. Головин А. Ю. Проблемы и пути совершенствования методик расследования отдельных видов преступлений // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2014. Вып. 3. Ч. II. С. 3−10.
6. Головин А. Ю., Баранов М. В. Алгоритмы расследования в структуре частных криминалистических методик: проблемы разработки и практического применения // Российский следователь. 2013. № 11. С. 42−44.
7. Грибунов О. П., Трубкина О. В. К вопросу о личности преступника как элементе криминалистической характеристики мошенничества в сфере страхования, совершенного в отношении материальных интересов страховых компаний, в связи с внесением изменений в уголовное законодательство РФ // Российский следователь. 2015. № 8. С. 6−10.
8. Варданян А. В. Криминалистическая типология субъектов насильственных посягательств на жизнь и здоровье личности, имеющих психические расстройства, не исключающие вменяемости // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2014. № Вып. 2. Ч. II. С. 3−9.
9. Грибунов О. П., Ишигеев В. С. Характеристика личности преступника, совершающего кражи на объектах транспорта // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2015. Т 9. № 2.
С. 248−256.
10. Варданян А. А. Личность преступника и потерпевшего как элементы криминалистической характеристики преступлений, связанных с торговлей людьми // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики: Сборник седьмой Всероссийской научно-практической конференции. Ростов-на-Дону: РЮИ МВД России, 2010. С. 4−10.
11. Варданян А. А. Расследование преступлений, связанных с торговлей людьми: уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты: монография. М.: Юрлитинформ, 2012.
12. Варданян А. А. Особенности расследования преступлений, связанных с торговлей людьми: уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2012.
13. Варданян А. А. Формирование методики расследования преступлений, связанных с торговлей людьми, в контексте тенденции эволюции криминалистического научного знания // Философия права. 2011. № 5. С. 118 121.
14. Айвазова О. В. Криминалистическая характеристика преступлений как систематизированное отражение механизма преступной деятельности: результаты научной полемики // Вестник Томского государственного университета. 2014. № 389. С. 153−157.
15. Варданян А. В., Айвазова О. В. Теоретические основы криминалистической характеристики преступлений, связанных с оборотом наркотических средств и психотропных веществ в учреждениях системы
здравоохранения // Юристъ-Правоведъ. 2012. № 4 (53). С. 28−31.
16. Варданян А. В. Методика построения психолого-криминалистического портрета преступника как средство повышения эффективности раскрытия и расследования тяжких насильственных преступлений против личности // Криминалистика и судебно-экспертная деятельность в условиях современности: материалы Международной научно-практической конференции: в 2 т. Т. I -Краснодар: Изд-во Краснодар. ун-та МВД России, 2013.
17. Айвазова О. В. Психолого-криминалистический портрет субъектов коммерческого подкупа как организационно-тактический потенциал для повышения эффективности расследования данных деяний // Юристъ -Правоведъ. 2013. № 1 (56). С. 58−61.
18. Грибунов О. П., Баских Е. И. Этническая организованная преступность в транспортной сфере // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2014. Вып. 3. Ч. II. С. 125−128.
19. Грибунов О. П., Баских Е. И Криминологическая профилактика преступлений, совершаемых организованными преступными группами, созданными на этнической основе // Российский следователь. 2013. № 22. С. 2355.
20. Бирюков С. Ю. Сведения о личности мигранта, как один из элементов криминалистической характеристики преступлений об организации незаконной миграции // Бизнес в законе. 2008. № 3. С. 79−80.
21. Коновалов С. И., Моторин А. С. Система уголовно -процессуальных гарантий, детерминирующая производство допроса // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2012. Вып. 1. Ч. II. С. 77−85.
22. Коновалов С. И., Моторин А. С. Допрос в уголовном судопроизводстве: проблемы соотношения процессуальных и тактических аспектов. Монография. Ростов-на-Дону: ДЮИ, 2008.
23. Степаненко Д. А. Психологическое воздействие в уголовном судопроизводстве: понятие и критерии допустимости // Российский следователь. 2014. № 9. С. 52−56.
24. Варданян А. А. Совершенствование производства обыска и выемки по делам о преступлениях, связанных с торговлей людьми // Юристъ-Правоведъ. 2011. № 5. С. 117−120.
25. Варданян А. А. Особенности производства допроса подозреваемого и обвиняемого по делам о похищении человека, совершенном в целях его продажи или получения выкупа // Юристъ-Правоведъ. 2010. № 4. — с. 103−107-
26. Варданян А. А. Особенности производства следственных действий, осуществляемых с участием потерпевших, по делам о торговле людьми // Юристъ-Правоведъ. 2009. № 6. С. 114−117.
27. Бирюков С. Ю. Некоторые особенности организации и тактики допроса нелегалов по делам, возбужденным по фактам организации незаконной миграции // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2009. № 1 (8). С. 2831.
28. Грибунов О. П., Родивилина В. А. Некоторые тактические особенности привлечения переводчика к участию в предварительном расследовании // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2014. Вып. 3. Ч. II. С. 125−128.
Ларионов Илья Андреевич, адъюнкт, avardanyan@yandex. ru, Россия, Ростов, Ростовский юридический институт МВД России.
FORENSICALLY RELEVANT PERSONALITY CHARACTERISTICS OF ILLEGAL MIGRANTS AND ENSURING COMPLIANCE, SECURITY AND PROTECTION OF THE RIGHTS AND LEGITIMATE INTERESTS OF THESE PERSONS IN THE PROCESS OF INVESTIGATION OF CRIMES RELATED TO ILLEGAL IMMIGRATION
I.A. Larionov
The article analyzes the various features of the identity of the illegal migrant, determining the need for compliance, along with General criminal procedural guarantees ofprotection of rights and legitimate interests of the specified entity, and also a number of specific, predetermined, first, the lack of legal protection of that person, and secondly, the overall status of illegal migrants- thirdly, the possession of information relevant to the investigation of illegal migration. It is concluded that the identity of illegal immigrants acts as a very important source of guidance and evidence in the process of building an evidentiary base on criminal cases about the organisation of illegal migration.
Keywords: migration, organization of illegal migration, the migrants, the illegals, the criminal procedure law, the rights and legitimate interests, interpreter, interrogation, investigation
Larionov Ilya Andreevich, Associate, avardanyan@yandex. ru, Russia, Rostov, Rostov Law Institute of the Russian Interior Ministry.
УДК 343
О ПЕРСПЕКТИВАХ ВВЕДЕНИЯ ИНСТИТУТА УСТАНОВЛЕНИЯ ОБЪЕКТИВНОЙ ИСТИНЫ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ
Матвеев А. В.
Рассмотрено текущее состояние внесенного депутатом Государственной Думы А. А. Ремезковым законопроекта № 440 058−6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу». Проанализированы официальные отзывы на него, приведены существующие научные позиции к вопросу об установлении института объективной истины в уголовном процессе. Дана оценка целесообразности введения института установления объективной истины по уголовному делу.
Ключевые слова: законопроект, уголовное дело, объективная истина, всесторонность, полнота и объективность установления обстоятельств дела,

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой