Просионистские тенденции в дипломатии США (1945-1946 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ
УДК 94(73). 091.8 + 94(569. 4). 04 + 327. 2
О. В. Носач
ПРОСИОНИСТСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ В ДИПЛОМАТИИ США (1945−1946 гг.)
Аннотация. Статья посвящена проблеме формирования позиции США в отношении сионизма в период, предшествовавший рассмотрению палестинской проблемы в ООН в 1947 г. Автор обращает внимание на многофакторность проблемы в контексте развития великодержавных противоречий в ближневосточном регионе и подчеркивает отсутствие изначально четкой позиции США относительно поддержки сионизма.
Ключевые слова: Палестина, сионизм, англо-американские отношения, коммунистическая партия США, Ближний Восток, проект «Великая Сирия».
Abstract. The article is devoted to the formating of the United States'- position as regards the zionism in the period prior to scrutinizing the Palestinian problem at the UN in 1947. The author pays attention to the complexity of the problem in the context of developing the Great Power'-s contradictions in the Middle East and emphasizes the absence of the primordial clear United States'- position as regards the zionism. Keywords: Palestine, zionism, anglo-american relations, communist party of the USA, the Near East, the «Greater Syria» project.
Введение
Палестина, являясь частью цепи стран Восточного Средиземноморья и располагаясь в непосредственной близости к Суэцкому каналу, который, в свою очередь, представлял собой связующее звено между колониальными державами Европы и их владениями в Азии и Африке, оказалась весьма важной территорией Ближнего Востока как в экономическом, так и в стратегическом аспектах [1, с. 3]. Интерес США к Палестине особенно усилился во время Второй мировой войны в связи с американскими концессиями на разработку богатейших нефтяных залежей Саудовской Аравии и планом строительства американского нефтепровода из Аравии к Средиземному морю и постройки в Палестине нефтеочистительных заводов [2, с. 189]. Именно этот экономический аспект политики США оказался своеобразным «яблоком раздора» в англо-американских отношениях: «Оставление Великобритании в Палестине означало бы для США английский контроль над вывозом нефти из Саудовской Аравии» [2, с. 190]. С учетом нефтяных интересов США в регионе строились и отношения Правительства США с арабским и еврейским (сионизм) национальными движениями. При Ф. Д. Рузвельте США не стремились к сотрудничеству с сионистами. «Вейцман (лидер Всемирной Сионистской Организации. — О.Н.) еще в 1942 и 1943 гг. имел встречи с американским президентом, но Рузвельт твердо помнил, что в 1936 году в Саудовской Аравии нашли нефть, а иракскую нефть американо-британско-голландская Iraqi Petroleum Company эксплуатирует с 1931 года» [3, с. 124]. Весной 1945 г.
Рузвельт заверил в своем письме короля Саудовской Аравии в проарабской позиции США в палестинском вопросе [4, р. 810−811]. Израильский историк М. Бар-Зохар подчеркивает, что, несмотря на гибкую политику в отношении сионизма, при Рузвельте государства Израиль никогда бы не возникло [5, с. 19]. Еще в 1941 г. Госдепартамент США сформулировал позицию США в палестинском вопросе как политику невмешательства. Граждане США «обладают сегодня определенными правами в Палестине, включая равенство коммерческих возможностей и недискриминационное отношение к ним в целом», которые Правительство США «постоянно утверждает и отстаивает» [6, с. 51]. Таким образом, в президентство Рузвельта официальная позиция США не обнаруживала каких-либо просионистских тенденций, стремления использовать сионизм как орудие внешней политики на Ближнем Востоке.
1
Исход Второй мировой войны внес принципиальные коррективы в международные отношения второй половины XX в. Большое влияние на президента Г. Трумэна оказывал его кабинет и посол в СССР Аверелл Гарриман [7, р. 202]. Лой Гендерсон, эксперт Госдепартамента по советскому вопросу, а также глава ближневосточного отдела Госдепартамента, во время обсуждения ситуации в Греции и Турции в 1945—1948 гг. сообщал, что СССР намеревается прорвать «британский блок» и распространить свое влияние на юг, т. е. Ближний Восток, а Великобритания весьма неохотно удерживает этот блок [7, р. 208]. Планы СССР в Восточном Средиземноморье строились на предположении советских дипломатов, что ослабление Великобритании или заставит ее искать союза с СССР, или не позволит действенно противостоять ему [8, с. 77]. В таких обстоятельствах вмешательство США в ближневосточную политику с целью предотвращения установления советского контроля над регионом оказалось неизбежным [9, р. 41]. У США появилась возможность развивать самостоятельную политику в регионе за счет великодержавных противоречий. Палестина и происходившие в ней события — обострение межнационального конфликта на фоне антибританских настроений — оказались в самом эпицентре ближневосточной стратегии великих держав. Для Великобритании Палестина превращалась в важнейшую стратегическую зону на Ближнем Востоке. После окончания Второй мировой войны египтяне потребовали безоговорочной эвакуации британских войск, и англичане в конце 1946 и в начале 1947 гг. приступили к систематической переброске военного снаряжения из Египта в Палестину [10, с. 50−53]. Кроме того, в октябре 1946 г. началось строительство нефтепровода из иракского Киркука к побережью Средиземного моря (палестинская Хайфа) и постройка дополнительной ветки Киркук-Хайфа при одновременном строительстве нефтепровода Киркук-Триполи [11, с. 32].
Реальная тактика СССР в 1945—1948 гг. (в Иранском и Турецком кризисах, а также в греческих событиях) не могла не внушать подозрений американскому правительству в отношении планов СССР на Ближнем Востоке, в том числе в палестинских событиях. СССР настойчиво демонстрировал свою заинтересованность в нефтяных концессиях в Азии. «…За стремлением СССР получить нефтяную концессию в северных провинциях Ирана, помимо соображений безопасности и экономических расчетов, стояло желание его политических лидеров на равноправной основе принять участие в послевоенном
соперничестве великих держав за обладание новыми нефтяными месторождениями на Ближнем и Среднем Востоке» [12, с. 28]. Дипломатия СССР в колониальном вопросе уже в 1945 г. выразилась в высокой степени заинтересованности СССР в получении опеки над бывшими итальянскими колониями. «Тема подмандатных территорий, а также возможность получения советской опеки над Триполитанией… продолжала обсуждаться между советскими и американскими дипломатами и на первой сессии ГА ООН в конце ноября -начале декабря 1946 г., причем в этой проблеме выделился новый аспект -озабоченность СССР перспективой создания американских военно-морских баз на подмандатных японских и других территориях» [13, с. 164]. Под другими территориями, на наш взгляд, могла подразумеваться и Палестина. С 1946 г. американская авиационная компания Transworld Airlines начала использовать территорию Палестины как воздушную базу для совершения регулярных полетов по линии Нью-Йорк-Бомбей, а в Лидде (между Яффой и Иерусалимом) американцы оборудовали большой аэродром [1, с. 12]. Обладание Палестиной (в той или иной форме) означало для США серьезную опорную базу на Средиземном море, поскольку других таких баз на этом море у США не было [2, с. 190]. Советское руководство создало отчетливое представление у американского правительства о своих намерениях расширить сферы советского влияния в Восточном Средиземноморье и на Ближнем Востоке. Молотов отчетливо ставил вопрос о доступе СССР к мировым запасам сырья, включая нефть [8, с. 76]. Израильский экономист Гур Офер и американский экономист Джозеф Пелцман замечают, что собственно экономическая заинтересованность СССР в ближневосточной нефти и торговых отношениях со странами региона стояла на последнем месте (в силу собственных нефтяных ресурсов): на первом месте стояли геостратегические расчеты и стремление контролировать жизненно важные для Запада энергетические ресурсы [14, р. 223].
2
В своей ближневосточной политике США также приходилось учитывать и внутреннюю ситуацию в стране. В 1941 г. американский сионизм не воспринимался властями США как некая мощная сила. «Оценивая силу сионистского движения в Соединенных Штатах, желательно признать тот факт, что, хотя сионисты великолепно организованны и крайне громки, они составляют меньшинство американских евреев» [6, р. 51]. Масштабный геноцид евреев в фашистской Германии произвел ошеломляющее впечатление на евреев диаспоры. В США уже в 20−30-е гг. XX в. оказалась самая большая еврейская диаспора в мире, а Нью-Йорк стал городом с наибольшим еврейским населением в мире — свыше полутора миллионов [15, с. 512]. Таким образом, после войны умонастроения еврейского населения США приобретали характер самостоятельной и влиятельной политической силы, которую приходилось учитывать Правительству США. В 1945 г. американские сионисты значительно усилили свою активность по ведению идеологической пропаганды и лоббированию интересов движения в Правительстве США, а еврейская молодежь отправлялась в Палестину бороться с британскими властями [16, р. 222]. В последнее время в связи с рассекречиванием отечественных архивов у исследователей появилась возможность более полного освещения истории ближневосточного конфликта с учетом советского фактора в событиях 1940-х гг. [17].
В США нарастала политическая напряженность, связанная с коммунистическим движением. Многие евреи были активистами левых организаций, а некоторые крупные профсоюзы были преимущественно еврейскими организациями [15, с. 512]. На этом фоне просоветские симпатии значительной массы американских евреев выглядели довольно провокационно. Эту ситуацию обрисовал в своем выступлении на заседании американского чрезвычайного сионистского совета директор Института еврейских исследований при Всемирном и Американском еврейских конгрессах. Я. Робинсон 19 ноября 1946 г. беспокоился о том, что совершенно необходимо разрушить уверенность местного советского посольства и в целом центра в преданности евреев Советскому Союзу, открыть глаза американским евреям на то, что происходит в СССР, разрушить созданные легенды о решении «еврейского вопроса в СССР». Он выразил надежду, что вскоре в мире поймут, что еврейское общественное мнение не поддерживает коммунистическую активность и что власти США придут к выводу, что американских евреев надо привлечь на свою сторону, и станут думать иначе, чем сегодня [2, с. 171−173]. Следует также заметить, что в США много евреев было среди руководителей революционной организации IWW — «Индустриальные рабочие мира», а еврейская секция в американской компартии была самой значительной [15, с. 514]. В разразившемся противостоянии СССР-Великобритания на Ближнем Востоке евреи как Палестины, так и США оказались перед тестом однозначного выбора, что не могло не вызывать беспокойства у американского руководства и спецслужб. Военно-стратегические мотивы преобладали в Госдепартаменте, но, выстраивая свою внешнюю политику, США руководствовались различными мотивами. Особый интерес к региону Ближнего Востока проявляли Совет национальной безопасности, Бюджетное управление, Госдепартамент, Министерство обороны и позднее ЦРУ, и все они предлагали свои точки зрения на региональную стратегию США [18, с. 15].
3
Первым шагом политики США в палестинском вопросе в президентство Трумэна стало предложение разрешить проблему «перемещенных лиц» еврейского происхождения в Европе путем их эмиграции в британскую Палестину, которая была закрыта для свободной иммиграции евреев. Уже летом
1945 г. Трумэн обратился с этим предложением к британскому правительству [19, р. 145], но встретил упорное сопротивление британской стороны, озабоченной сохранением стабильных отношений с арабами. Трумэн заявил, что хочет отправить в Палестину как можно большее количество евреев, но не хочет отправлять туда 500 000 солдат для установления там мира" [19, р. 136]. Такая позиция Трумэна объясняется английским историком В. Лакером как свидетельство отсутствия у президента далеко идущих планов в использовании сионизма [20, с. 795]. В октябре 1945 г. британский министр иностранных дел Э. Бевин предложил создать смешанную англо-американскую комиссию для изучения ситуации в Палестине на предмет реализации предложения Трумэна [19, р. 141].
30 октября Трумэн получил послание от лидеров американского сионизма С. Уайза и раввина Аббы Гилеля Сильвера, в котором они настойчиво просили Правительство США использовать все свое моральное и политическое влияние для реализации принципов декларации Бальфура, предполагав-
шей реставрацию еврейского национального очага в Палестине. Реакция Трумэна на требования сионистов оказалась довольно сдержанной. Он заявил, что «США не были наделены мандатом Лиги Наций и Палестина им не принадлежит» [19, р. 144]. По мнению В. Лакера, это стало для сионистов тяжелым ударом, поскольку они сочли, что добились решающего прорыва [20, с. 802]. Трумэн в какой-то мере попытался свести на нет всякую связь с сионистским лобби и подчеркнуть гуманистические мотивы: «На мой взгляд, цель сионистов основать еврейское государство в данный период была вторичной по отношению к первоочередной проблеме поиска путей облегчения страданий перемещенных лиц» [19, р. 144−145].
Комиссия начала свою работу по сбору информации в 1946 г. и 1 мая
1946 г. представила свои рекомендации, которые сводились к продолжению британского мандата, сохранению целостности страны и допуску 100 000 еврейских беженцев при отсутствии ограничений на покупку земли евреями [21]. Правительство США одобрило рекомендацию о допуске беженцев, но в отношении других рекомендаций не заявило о своей позиции [22, р. 1008]. 17 мая 1946 г. Трумэн заверил регента Ирака принца Абдула в том, что США не предпримут никаких действий по изменению политической ситуации в Палестине без консультаций в первую очередь с правительствами арабских стран, особенно Ирака [19, р. 148]. Британская сторона восприняла выводы комиссии крайне раздраженно, а Эттли предложил США разделить огромные расходы для реализации ее предложений. Трумэн поручил Ачесону запросить мнение начальников штаба по этому поводу, и их вывод заключался в запрете на применение военных сил США в Палестине, которое может дестабилизировать ситуацию в регионе в целом, что, в свою очередь, поможет СССР занять место Великобритании и США и вовлечь арабов в свой лагерь [19, р. 149].
4
После того, как британцы проигнорировали рекомендации смешанной англо-американской комиссии, они выдвинули в июле 1946 г. новый план решения палестинского вопроса — «план Моррисона» (или «Моррисона-Грейди»), в соответствии с которым предлагалось разделить страну на четыре округа: еврейский (17% всей территории), арабский (40%) и два английских (43%). Во главе правительства всей страны должен был по плану стоять британский Верховный комиссар [23, р. 652−667]. Это предложение продемонстрировало твердую решимость Великобритании во что бы то ни стало закрепиться в Палестине. Этот план был отвергнут Трумэном, который сослался на сильное давление общественного мнения в США [19, р. 152- 23, р. 677, 682- 24]. Во многом такая позиция Трумэна, на наш взгляд, может объясняться сменой политического курса в руководстве Всемирной Сионистской Организации (ВСО). 1 августа в Париже должно было состояться совещание сионистского Исполнительного комитета в преддверие XXII сионистского конгресса в Базеле в декабре 1946 г. На совещании Исполкома ВСО был выдвинут проект Наума Гольдмана о курсе на создание жизнеспособного еврейского государства в Палестине, т. е. о разделе страны на два государства [25, с. 20]. Таким образом была пересмотрена «Билтморская программа» 1942 г. о Палестине в целом как Еврейском Содружестве. 9 августа Гольдман встретился с советником президента Дэвидом Найлсом, который сообщил ему, что президент принял план в полном объеме [5, с. 203]. Во время заседания сионистского
конгресса Гольдман упорно отстаивал новый курс Исполкома ВСО и подчеркивал, что парижская инициатива оказалась единственным выходом из тупика, позволив удержать США в политической игре [20, с. 809]. 4 октября 1946 г. в заявлении, сделанном накануне самого священного еврейского праздника Йом Киппур (Дня Искупления грехов), Трумэн впервые заговорил о возможной поддержке американским правительством идеи создания «жизнеспособного еврейского государства на адекватной части территории Палестины» (парижская формулировка) [4, р. 816−817]. Заявление Трумэна о возможной поддержке этого курса ВСО было сделано в преддверие промежуточных выборов в США. Эта взаимосвязь дала основание для версии об определенной роли еврейских избирателей в предвыборных кампаниях в США как в советской, так и в зарубежной историографии [18, 26−29]. По этой версии именно исключительным сионистским влиянием в США объяснялась не вполне логичная ближневосточная политика президента, который якобы должен был стремиться к налаживанию американо-арабских отношений. По мнению
О. А. Колобова, Трумэн, поддерживая сионистские требования, рассчитывал на голоса еврейских избирателей в крупных городах [30, с. 73.]. Э. Бевин прямо заявлял о безусловной связи политики президента с предвыборной борьбой, после чего Белый дом вынужден был опубликовать заявление, опровергающее мнение о том, что американский интерес в Палестине объясняется партийной политикой [2, с. 190]. Дин Ачесон в 1969 г. объяснял проев-рейские и просионистские тенденции Трумэна как компенсацию за провал попыток либерализации иммиграционных законов США, связывал их с личным, весьма сочувственным отношением к идеям сионизма и его глубокими религиозными убеждениями [29, с. 28−29- 31, р. 8].
Обширные познания Трумэна в истории, географии и стратегии в регионе Ближнего Востока были очевидны во время встречи в Овальном кабинете в августе 1946 г., однако его просионистские заявления вызвали удивление у генерала Эйзенхауэра, обеспокоенного советской активностью в регионе [31, р. 53]. 12 сентября заместитель госсекретаря У. Клейтон в письме Трумэну предостерегал президента об опасности переориентации народов региона от западных держав в случае поддержки плана создания еврейского государства [32, с. 93].
Интересен тот факт, что многие евреи, осуществлявшие крупные вклады в фонд демократической партии, в 1944 г. оказывали определенное давление на администрацию, требуя заверений в поддержке еврейской позиции в палестинском вопросе [33, р. 323]. Однако Джеймс Форрестол (морской министр, а позднее министр обороны США) замечал, что октябрьское заявление Трумэна не возымело ожидаемого эффекта на выборах в Нью-Йорке. Причем Форрестол, пытаясь объяснить провал демократов в Нью-Йорке, позднее добавил в свои записи, что президент сделал это заявление под давлением раввина Сильвера [33, р. 309]. Трумэн же упоминал, что через несколько дней после его заявления губернатор Дьюи сделал заявление о допуске нескольких сотен тысяч евреев в Палестину [19, р. 154]. Таким образом, можно предположить, что в предвыборной кампании 1946 г. имела место борьба за еврейский электорат среди обеих партий [34, с. 50]. На наш взгляд, значительная часть американского еврейства, как и в 1941 г., могла оставаться равнодушной к созданию еврейского государства из опасений осложнения их положения в США [6, с. 51]. Можно только делать предположения, какие доводы мог
привести Сильвер Трумэну, чтобы склонить его к поддержке еврейского государства, а главное, к упорной позиции в этом вопросе. В. И. Киселев заявляет, что Н. Гольдман 24 октября 1946 г. говорил о том, что сионисты готовы предоставить США военные базы в Палестине в обмен на поддержку образования еврейского государства [35, с. 46]. Таким образом, в советской историографии появился тезис о еврейском государстве как стратегической опоре США в целях вытеснения Великобритании с Ближнего Востока и сдерживания арабского национально-освободительного движения. Причем Г. С. Никитина отмечает двойственность целей и интересов руководства США — сохранение стабильных отношений с арабами в интересах развития нефтедобычи, с одной стороны, и стратегические расчеты (использование будущего еврейского государства как плацдарма) — с другой [28, с. 178].
Англо-американские отношения в конце 1946 г. оценивались советскими дипломатами как «торг по Палестине между Бирнсом и Бевиным» с целью заставить англичан передать решение палестинской проблемы в ООН. В рамках этого торга обсуждалась возможность раздела Палестины между США и Великобританией на видоизмененных по форме условиях [2, с. 181−182]. После октябрьского заявления Трумэна и последовавшего за ним ухудшением англо-американских отношений госсекретарь Бирнс, по выражению Фор-рестола, «умыл руки» и палестинская проблема была пущена на самотек без какой-либо американской политики [33, р. 309]. Просионистская позиция Трумэна привела к обострению англо-американских отношений: Бевин прямо обвинил США в провале англо-еврейско-арабских переговоров на Лондонской конференции (октябрь 1946 — февраль 1947 гг.) [2, с. 190]. К концу 1946 г. ситуация в Палестине казалась самому Трумэну «неразрешимой», а сионистское давление с просьбой применить военные силы США, по его словам, было весьма сильным [19, р. 153]. По сообщениям некоторых дипломатов, Трумэн якобы решил отойти от непосредственного руководства палестинскими делами и передал их государственному секретариату [2, с. 179].
Заключение
На наш взгляд, внешнеполитическая стратегия США в отношении поддержки сионистского движения до рассмотрения палестинской проблемы в ООН оказалась многофакторной. Внешнеполитический фактор, а именно противоречивое развитие англо-американских отношений, побуждал США к дипломатическому маневрированию. Если учесть собственные экономические интересы США в регионе, их опасения по поводу потенциального раздела сфер влияния на Ближнем Востоке между Великобританией и СССР, а также вероятность закрепления Великобритании в регионе и, соответственно, усиления ее экономических позиций оказались определенным стимулом для просионистской политики. Однако подобная политика вплоть до смены политической установки руководством ВСО ограничивалась лишь требованиями допуска еврейских беженцев в Палестину, которые привели к обострению англо-американских отношений, оказавшись политическим инструментом давления на регионального партнера. С другой стороны, Г. Трумэн, проявляя активное участие в судьбе беженцев, признавал необходимость сохранения отношений с арабским миром, который мог прибегнуть к помощи СССР в действиях против Великобритании, подвергнув также опасности экономиче-
ские интересы США, поскольку Великобритания была гарантом статус кво в регионе.
Внутриполитический фактор политики США в отношении сионизма, на наш взгляд, заключался не столько в предвыборной тактике демократической партии, сколько в специфической политической обстановке в стране. Рост радикальных настроений в американском обществе, активное участие граждан США еврейской национальности в коммунистическом движении, анти-британская агитация сионистов особенно бросались в глаза и вызывали недоверие в обществе. Просоветские взгляды американских сионистов не только выглядели провокационно, но могли, на наш взгляд, и вносить элемент американо-советского стратегического соревнования в отношении использования сионизма как орудия ближневосточной политики. К концу 1946 г. администрация Г. Трумэна оказалась в трудноразрешимой ситуации, поскольку просионистские заявления президента испортили англо-американские отношения, но средства давления на стратегического партнера были ограничены, поскольку проблема Палестины до весны 1947 г. так и оставалась под контролем Великобритании, упорно не желавшей подключать к ее решению мировую общественность. Тем не менее можно говорить, что в дипломатии США только к осени 1946 г. утвердились просионистские тенденции на политической основе, выйдя за рамки гуманистических инициатив Правительства США по решению проблемы еврейских беженцев в Европе, чему в немалой степени способствовала гибкая политика сионистского руководства.
Список литературы
1. Генин, И. А. Палестинская проблема. Стенограмма публичной лекции, прочитанной в Центральном лектории Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний в Москве / И. А. Генин. — М.: Правда, 1948. — 108 с.
2. Советско-израильские отношения: сборник документов: в 2 кн. / Институт востоковедения РАН — Центр им. Каммингса Тель-Авивского университета. — М.: Международные отношения, 2000. — Т. 1. 1941−1953. — Кн. 1. 1941 — май 1949. -551 с.
3. Штереншис, М. История государства Израиль / М. Штереншис. — Герцлия: ISRADON, 2003. — 832 с.
4. A Decade of American Foreign Policy: Basic Documents, 1941−49. Prepared at the Request of the Senate Committee on Foreign Relations by the Staff of the Committee and the Department of State. — Washington, DC: U.S. Government Printing Office, 1950. -1380 p.
5. Бар-Зохар, М. Бен-Гурион / М. Бар-Зохар — пер. с фр. Т. Л. Черноситовой. -Ростов н/Д: Феникс, 1998. — 512 с. — (След в истории).
6. Документальная история арабо-израильского конфликта: хрестоматия / под ред. О. А. Колобова, А. А. Корнилова, А. А. Сергунина. — Н. Новгород: ННГУ, 1991. -178 с.
7. Schulzinger, Robert D. U.S. Diplomacy since 1900 / Robert D. Schulzinger. -N.Y.: Oxford University Press, 1998. — 437 p.
8. Кочкин, Н. В. СССР, США и «турецкий кризис» / Н. В. Кочкин // Новая и новейшая история. — 2002. — № 3.
9. Fernandez, Erwin S. The United States and the Arab-Israeli Conflict: Unforging Future Peace / Erwin S. Fernandez // International Social Science Review. — 2005. -V. 80. — Issue 1−2.
10. Черчилль, Р. Шестидневная война: пер. с англ. / Р. Черчилль, У. Черчилль. -М. — Иерусалим, 2003. — 320 с.
11. Герасимов, О. Г. Иракская нефть / О. Г. Герасимов. — М.: Наука, 1969. — 360 с.
12. Егорова, Н. И. «Иранский кризис» 1945−1946 гг. По рассекреченным архивным документам / Н. И. Егорова // Новая и новейшая история. — 1994. — № 3.
13. Егорова, Н. И. Новые документы по истории советско-американских отношений. 1945−1948 годы // Новая и новейшая история. — 2005. — № 4.
14. Ofer, G. Soviet Economic Interests in the Middle East / G. Ofer, J. Pelzman // The Soviet-American Competition in the Middle East / Inst. on global conflict a. coop. Univ. of California etc. — Ed. by Steven L. Spiegel et al. — Toronto: Lexington books, Cop., 1988. — 385 с.
15. Эттингер, Ш. Расцвет еврейского центра в США- евреи западноевропейских стран после Первой мировой войны / Ш. Эттингер // История еврейского народа. -М. — Иерусалим, 2002. — 688 с.
16. Diner, Hasia R. The Jews of the United States, 1654 to 2000 / Hasia R. Diner. -
Berkeley, CA: University of California Press, 2004. — 437 p.
17. Косач, Г. Г. Новые документы АВП РФ по истории ближневосточного кон-
фликта. 1947−1967 / Г. Г. Косач // Новая и новейшая история. — 2004. — № 5.
18. Колобов, О. А. Дипломатия лжи: правда о том, как сионисты воздействуют на процесс формирования внешней политики американского империализма / О. А. Колобов. — Горький: Волго-вятское изд-во, 1985. — 210 с.
19. Truman, Harry S. Memoirs / Harry S. Truman. — N.Y.: Doubleday & amp- Company, INC., 1956. — V. II. Years of Trial and Hope. — 595 p.
20. Лакер, В. История сионизма / В. Лакер — пер. с англ. А. Блейз, О. Блейз. — М.: КРОН-ПРЕСС, 2000. — 848 с.
21. Anglo-American Committee of Inquiry 1946 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. yale. edu/lawweb/avalon/anglo/angtoc
22. Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. 1947. — Washington: United States Government Printing Office, 1971. — V. V. The Near East and Africa. — 1377 p.
23. Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. 1946. — Washington: United States Government Printing Office, 1969. — V. VII. The Near East and Africa. — 941 p.
24. Новейшая история арабских стран Азии. — М., 1988. — 345 с.
25. Дмитриев, Е. Д. Палестинская трагедия / Е. Д. Дмитриев. — М.: Международные отношения, 1986. — 160 с.
26. Laqueur, W. A History of Zionism / W. Laqueur. — N.Y., 1972.
27. Snetsinger, Jh. Truman The Jewish Vote and the Recognition of Israel / Jh. Truman Snetsinger. — Stanford: Hoover Institution Press, 1974.
28. Никитина, Г. С. Палестина после Второй мировой войны. Образование государства Израиль и его внешняя политика в 1948—1951 гг. / Г. С. Никитина // Международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке после Второй мировой войны (40−50-е годы). — М.: Наука, 1974. — 286 с.
29. Пелипась, М. Я. Экспансионистская политика США и Англии на Ближнем и Среднем Востоке в 1947—1952 гг. / М. Я. Пелипась. — Томск: ТГУ, 1989. — 430 с.
30. Колобов, О. А. США-Израиль и арабский мир (о некоторых особенностях осуществления и формирования политики американского империализма на Ближнем Востоке и в Северной Африке в 1945—1980 гг.) / О. А. Колобов // Палестинский сборник. — М.: Изд-во АН СССР — Российское палестинское общество, 1984 — 1985. — Вып. 29(92). — 148 с.
31. Benson, Michael T. Harry S. Truman and the Founding of Israel / Michael T. Benson. — Westport, CT: Praeger Publishers, 1997. — 220 p.
32. Колобов, О. А. Соединенные Штаты Америки и страны Ближнего Востока во времена «холодной войны» / О. А. Колобов. — Горький: Изд-во ГГУ, 1983. — 185 с.
33. Forrestal, James. The Forrestal Diaries / James Forrestal — Ed. by Walter Millis. -N.Y.: Viking Press, 1951. — 586 p.
34. Никитина, Г. С. Государство Израиль. Особенности экономического и политического развития / Г. С. Никитина. — АН СССР — Инс-т народов Азии. — М.: Наука, 1968. — 374 с.
35. Киселев, В. И. Палестинская проблема в международных отношениях: региональный аспект / В. И. Киселев. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1988. — 240 с.
Носач Оксана Владимировна Nosach Oksana Vladimirovna
аспирант, Самарский государственный Post graduate student,
университет Samara State University
E-mail: cohevet@mail. ru
УДК 94(73). 091.8 + 94(569. 4). 04 + 327.2 Носач, О. В.
Просионистские тенденции в дипломатии США (1945−1946 гг.) /
О. В. Носач // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. — 2009. — № 3 (11). — С. 3−12.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой