Криминологический мониторинг личности коррупционного преступника (на материалах Республики Беларусь)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Кабанов Павел Александрович
доктор юридических наук, доцент, г. Казань Е -mail. ru: kabanovp@mail. ru
Криминологический мониторинг
личности коррупционного
преступника (на материалах Республики Беларусь)
Предметом проведенного мониторингового исследования являются статистические данные, характеризующие личность современного коррупционного преступника Республики Беларусь.
Целью исследования выступает мониторинговое измерение наиболее важных личностных характеристик коррупционного преступника Республики Беларусь на основе статистических данных.
Методология — диалектический метод познания, включающий в себя методы системного и структурного анализа, сравнение, статистическое наблюдение и другие.
Полученные результаты исследования — впервые в криминологической науке описаны основные социально-демографические, правовые и иных характеристики личности коррупционного в Республике Беларусь, что, несомненно, может активизировать исследование коррупционной преступности в Республике Беларусь специалистами этого государства и выработке мер по её более эффективному сдерживанию на социально терпимом уровне.
Полученные результаты дополнительно могут быть использованы в образовательном процессе при реализации антикоррупционных образовательных программ высшего и дополнительного профессионального образования.
Ключевые слова: коррупция, мониторинг, коррупционный преступник, личность преступника, мониторинг личности коррупционного преступника, Республика Беларусь, личность коррупционного преступника.
Объективное научное изучение, описание, объяснение и прогнозирование коррупционного поведения в обществе невозможно без углубленного изучения лиц, участвующих в коррупционной деятельности. Традиционно криминологи выделяют следующие мониторинговые показатели, без которых невозможно изучение личности преступника, в том числе и преступника коррупционного: социально-демографические, нравственно-психологические и правовые [9, с. 84−89- 16, с. 65]. К сожалению, в отечественной криминологической науке, при достаточной разработанности проблем противодействия коррупционному поведению до настоящего времени не подготовлено и не опубликовано крупных монографических работ, посвященных исследованию личности коррупционного преступника. В российской криминологической науке име-
ются лишь небольшие по объему главы и/или параграфы в монографических [2, с. 234−245- 3, с. 201−214- 18, с. 65−75] и диссертационных исследованиях [8, с. 64−77- 20, c. 73−82- 21, с. 112−122], а также отдельные научные статьи [1, а 156−157- 5, с. 33−34- 7, с. 30−33- 8, с. 27−35- 10, а 52−57- 11, а 108−111- 14, с. 50−53- 15, 49−56- 19, с. 70−73- 22, с. 152−156- 23, с. 334−337], которые не в полной мере объясняют специфику личности коррупционного преступника.
Многочисленные криминологические исследования подтверждают очевидную истину: личность коррупционного преступника существенно отличается от личности не только пра-вопослушного гражданина, но и от личности других видов преступников. Возможно, что и коррупционные преступники разных государств имеют свои отличительные черты. В связи с
этим особую значимость приобретают исследования социально-демографических, правовых и иных характеристик коррупционных преступников других государств. Данные, характеризующие правовые, социально-демографические и иные признаки преступников не всегда возможно обнаружить в официальной статистической и иной информации. Исключением из этого правила оказалась статистическая информация о регистрации и предварительном расследовании преступлений по Республике Беларусь, размещенная на официальном сайте «крими-нологи. рф» адъюнктом кафедры уголовного права Московского университета МВД России А. В. Ковальчуком.1 В этой информационной базе данных размещены социально-демографические, правовые и иные данные о личности коррупционных преступников, выявленных и учтенных правоохранительными органами этого государства. Не воспользоваться таким шансом по мониторинговому исследованию личности коррупционного преступника в этом государстве было бы не разумным, тем более, что и белорусскими специалистами работ посвященных изучению личности такого вида преступника не подготовлено. Более того, даже в работах по проблемам противодействия коррупции этот вопрос обходится стороной [4, 13, с. 177−178], хотя криминологическому исследованию отдельных видов коррупционных преступников придается существенное значение [17, с. 5,9]. В тоже время представители международных организаций предлагают активней проводить статистические исследования различных аспектов коррупционной преступности [12]. Эти обстоятельства и побудили нас к проведению мониторинга личности коррупционного преступника на основе статистических данных Республики Беларусь.
Целью проводимого нами исследования является мониторинг (описание и объяснение) статистических показателей, характеризующих социально-демографические, правовые и иные признаки личности коррупционного преступника в Республике Беларусь, отраженные в статистической информации этого государства за период с 2007 по 2013 гг.
1 Об утверждении Перечня коррупционных преступлений: постановление Прокуратуры Республики Беларусь, Министерства внутренних дел Республики Беларусь, Комитета государственной безопасности Республики Беларусь от 5 апреля 2007 года № 17/94/11 // Законность и правопорядок. — 2007. — № 2. — С. 12−13.
Выбор хронологических рамок исследования личности коррупционного преступника обусловлен тем, что именно с начала 2007 года в Республике Беларусь был установлен Перечень коррупционных преступлений, 2 который был уточнен в декабре 2011 года и действует в настоящее время.
В соответствии с указанным Перечнем, на сегодняшний день коррупционными преступлениями в этом государстве являются деяния, ответственность за которые предусмотрена следующими нормами Уголовного кодекса Республики Беларусь:
а) ст. 210 (Хищение путем злоупотребления служебным положением) —
б) ч.2 и 3 ст. 235 (Легализация («отмывание») материальных ценностей, приобретенных преступным путем с использованием служебного положения) —
в) ч.2 и 3 ст. 424 (Злоупотребление властью или служебными полномочиями) —
г) ч.2 и 3 ст. 425 (Бездействие должностного лица) —
д) ч.2 и 3 ст. 426 (Превышение власти или служебных полномочий) —
е) ст. ст. 429 (Незаконное участие в предпринимательской деятельности) —
ж) ст. 430 (Получение взятки) —
з) ст. 431 (Дача взятки) —
и) ст. 432 (Посредничество во взяточничестве) — к) 455 (Злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти). Именно статистические данные по лицам, совершившим именно эти коррупционные преступления, мы и будем анализировать за весь рассматриваемый период, игнорирую положения о том, что до 2012 года действовал иной (расширенный) Перечень коррупционных преступлений.
Проведенный нами статистический анализ показателей коррупционной преступности в Республике Беларусь за период с 2007 по 2013 годы свидетельствует о том, что на территории этого государства было зарегистрировано 16 234 коррупционных преступления, в результате совершения которых потерпевшим был причинен ущерб на сумму 421 963 347 769 рублей. За это
2 Об утверждении перечня коррупционных преступлений: постановление Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, КГК, Оперативно-аналитического центра при Президенте Республики Беларусь, МВД Республики Беларусь, Комитета государственной безопасности Республики Беларусь от 31 января 2011 года № 5/8/1/34/6 // документ размещен на официальном сайте МВД Республики Беларусь.
же период было выявлено и учтено 8 837 коррупционных преступников и 1 287 их жертв.
Статистический анализ показателей криминальной статистики Республики Беларусь позволяет выделить некоторые черты личности коррупционного преступника, прежде всего, социально-демографические. Проведенное нами исследование позволяет с полной уверенностью утверждать, что среди коррупционных преступников значительно больше граждан этого государства, чем иностранцев. Среди выявленных коррупционных преступников иностранных граждан оказалось лишь 330 человек или 3,7% от общего количества учтенных в исследуемый период. Среди которых 226 человек или 68,5% это лица, привлекавшиеся к уголовной ответственности за дачу взятки, 70 человек за совершение хищения с использованием служебного положения или 21,2%.
Многолетние исследования феномена коррупционной преступности показывают, что среди коррупционных преступников мужчин значительно больше, чем женщин. Эта тенденция отражена и в статистических показателях Республики Беларусь. По половому признаку коррупционные преступники распределились следующим образом мужчины — 6 422 или 72,6%, а женщины — 2 415 или 27,4%. Значительно выше показатели женщин среди коррупционных преступников, совершивших хищение путем злоупотребления служебным положением, где они составляют 1391 из 2415 или 57,6% от общего количества коррупционеров-расхитителей.
По степени вовлеченности в трудовую деятельность коррупционные преступники в Республике Беларусь разделились следующим образом. Лица, вовлеченную в трудовую деятельность составили 7 739 человек или 87,6%, тогда как лица, не вовлеченные в трудовую деятельность (не работающие и не учащиеся) 1098 человек или 12,4%. Среди лиц, не вовлеченных в трудовую деятельность наибольшее количество коррупционных преступников были изобличены в совершении преступления в форме дачи взятки — 919 человек или 83,7% от общего количества всех лиц этой категории.
Лиц, вовлеченных в трудовую деятельность, в статистической информации о преступности Республики Беларусь разделяют на три категории: рабочих, служащих и лиц, обучающихся в образовательных учреждениях. Такая классификация отражается в полном объеме в информационных данных лишь с 2009 года. В статистических сведениях 2007 года этих сведений нет, а с
2008 года начали выделяться сведения о рабочих и служащих. В связи с этим статистический анализ коррупционного поведения лиц, вовлеченных в трудовую деятельность, мы осуществим с
2009 года по 2013 год. За указанный период этой категории лиц среди коррупционных преступников было выявлено 4 231 человек. Из них рабочих — 1243 человек или 29,4%, служащих — 2779 или 65,7%, учащихся — 209 или 4,9%.
Служащие в рассматриваемый нами период наиболее часто совершали хищения с использованием служебного поведения (коррупционные хищения). За совершения этих деяний их было выявлено и поставлено на учет 1 671 человек или 60,1%. За злоупотребление властью или служебным положением было выявлено 481 человек или 17,3%. За дачу взятки было привлечено к уголовной ответственности 288 человек или 10,4%, получение взятки — 274 человека или 9,9%, за посредничество во взяточничестве — 13 человек или 0,5%, а в целом за взяточничество 575 человек или 20,7%.
Рабочие наиболее часто совершают коррупционные деяния предусмотренные статьей 431 УК РБ — дача взятки. Ими совершено в рассматриваемый нами период 797 таких преступлений или 64,1% от общего количества. В соучастии с должностными лицами рабочими было совершено 350 хищений с использованием служебного положения или 28,2% от общего количества совершенных ими коррупционных преступлений.
Коррупционная активность учащихся обусловлена их статусом. Они в основном совершают преступления, предусмотренные статьей 431 УК РБ — дача взятки. Из 209 совершенных ими коррупционных преступлений 202 или 96, 7% квалифицированы именно по этой статье УК РБ. За посредничество во взяточничестве среди учащихся были выявлены и поставлены на учет 5 человек или 2,4% и 2 человека или 0,9% за соучастие в хищении с использованием служебного поведения.
Среди наиболее значимых социально-демографических параметров коррупционных преступников выделяют их возрастные характеристики. Официальная криминальная статистика Республики Беларусь подразделяет всех преступников на четыре возрастные группы: а) от 14 до 15 лет- б) от 16 до 17 лет- в) от 18 до 29 лет- г) 30 лет и старше. При этом следует иметь в виду, что в 2007 году деление на эти группы в официальной статистике отсутствовало. Оно появилось лишь с 2008 года, а с 2009 года данная
статистическая группировка утвердилась окончательно. При этом, начиная с 2009 года возрастные показатели стали относительно полно учитываться. Из всей совокупности выявленных коррупционных преступников за период с 2009 по 2013 гг. возрастные показатели были учтены у 6 433 человек или 97,5% от их общего количества, попавшего в уголовную статистику. Проведенный нами анализ возрастных категорий коррупционных преступников показал, что наиболее коррупциогенной является старшая возрастная категория «30 лет и старше». В этой группе оказалось в общем количестве учтенных и сгруппированных по возрасту коррупционных преступников 4 698 человек или 73%. Менее коррупциогенной оказалась возрастная группа от 18 до 29 лет. На долю этой возрастной группы приходится 1731 выявленных коррупционных преступников или 26,9%. Данное положение можно объяснить тем что, лица в возрасте моложе 30 лет реже занимают государственные или муниципальные должности и меньше участвуют в сфере государственного управления. Наименьшей коррупциогенностью отличаются несовершеннолетние в возрасте 16−17 лет. Лиц, этой возрастной категории было учтено 4 человека или 0,1% из всей совокупности указанной категории коррупционных преступников.
В официальную криминальную статистику Республики Беларусь не попали несовершеннолетние в возрасте 14−15 лет, которые, по-видимому, в силу их возрастных особенностей и материального положения устранены от участия в коррупционной деятельности.
Проведенный нами статистический мониторинг личности коррупционного преступника показал, что наблюдается несколько иное соотношение возрастных групп коррупционных преступников среди лиц, совершивших злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти (ст. 455 УК РБ). Из всей совокупности учтенных коррупционных преступников, совершивших эти деяния, возрастная категория от 18 до 29 лет составила 91 человек или 79,8%, а лиц в возрасте 30 лет и старше всего лишь 23 человека или 20,2%.
Криминолого-статистический мониторинг личности коррупционного преступника было бы не полным, если бы мы не обратились к анализу его состояния в процессе осуществления коррупционной деятельности. Официальная статистика Республики Беларусь определяет и фиксирует совершение преступления в состоянии алкогольного и наркотического опьянения
(возбуждения). Согласно полученных и обработанных нами статистических данных за весь исследуемый период в состоянии алкогольного опьянения коррупционные преступники осуществляли свою деятельность и были учтены 85 раз или 0,96% и только один в состоянии наркотического опьянения. Наиболее часто совершаемое в состоянии алкогольного опьянения коррупционные преступления — это дача взятки в 46 случаях или 54,1% от общего количества выявленных коррупционных преступников в этом состоянии.
К числу наиболее значимых мониторинговых характеристик личности коррупционного преступника следует отнести правовые критерии. Официальная криминальная статистика Республики Беларусь таковыми критериями опасности поведения преступника признает: а) повторность совершения преступления- б) совершение преступления в группе- в) совершение преступления в составе организованной группы. Проведенный нами анализ статистических показателей показывает, что из всей совокупности выявленных и учтенных коррупционных преступников лишь 419 человек или 4,7% ранее совершали преступления. Однако настораживает другой показатель — доля коррупционных преступников совершивших преступления группой лиц. Здесь оказалось 2006 человек или 22,7% от их общего количества. Коррупционные преступления в составе организованной преступной группы совершили 252 человека или 2,9% от их общего количества. Правовая характеристика коррупционных преступников в Республике Беларусь свидетельствует о том, что доля рецидива среди них не велика и близка к российским показателям [6, с. 71].
Проведенный нами криминологический мониторинг статистических материалов свидетельствует о том, что коррупционные преступники, выявленные и учтенные правоохранительными органами Республики Беларусь, имеют следующие социально-демографические, правовые и иные характеристики.
Во-первых, коррупционные преступники Республики Беларусь — это чаще всего граждане этого государства — доля иностранцев в их структуре не значительна.
Во-вторых, в структуре коррупционных преступников Республики Беларусь доля преступников мужского пола значительно превосходит количество женщин, совершивших коррупционные преступления. Возможно, такое распределение среди коррупционеров мужчин и
женщин больше связано не с их криминальной активностью, а со степенью участия женщин в сфере социального управления. В тех сферах жизнедеятельности, где женщины представлены больше (учет, хранение, распределение материальных ценностей и других ресурсов), там и уровень их коррупционной активности выше.
В-третьих, в зависимости от степени вовлеченности в трудовую деятельность меняется и структура коррупционных преступников в Республике Беларусь. Работающие коррупционные преступники чаще совершают преступления связанные с их профессиональной деятельностью, а лица, не имеющие работы, чаще выступают в роли взяткодателей или пособников в коррупционной деятельности.
В-четвертых, по социальному статусу наибольшую коррупционную активность проявляют служащие Республики Беларусь. Менее подвержены коррупционному поведению рабочие, которые чаще всего выступают в роли взяткодателей. Наименее коррумпированной соци-
альной группой являются учащиеся, чья доля в общей структуре коррупционных преступников, не велика и сводится в основном к даче взяток.
В-пятых, по возрастному критерию наиболее коррупциогенной возрастной группой в Республике Беларусь выступает категория лиц старше 30 лет. Данное положение можно объяснить тем что, лица в возрасте моложе 30 лет реже занимают государственные или муниципальные должности и меньше участвуют в сфере государственного управления.
В-шестых, разделение коррупционных преступников Республики Беларусь по правовым критериям показал, что среди них доля рецидива невелика, хотя значительное количество преступлений совершается ими в составе группы лиц и не значительное в составе организованной группы. Это позволяет сделать вывод о том, что коррупционная преступность в Республике Беларусь больше носит индивидуальный, а не групповой и организованный характер.
Литература
1. Алимов С. А., Федоров А. Ю. Личность современного коррупционера: основные результаты криминологического исследования // Вестник Московского университета МВД России. — 2010. — № 1.
2. Антонян Ю. М., Кудрявцев В. Н., Эминов В. Е. Личность преступника. — СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004.
3. Антонян Ю. М., Эминов В. Е. Личность преступника. Криминолого-психологическое исследование. — М.: Норма, 2010.
4. Берестень В. И. Коррупция и её общественная опасность: учебно-методическое пособие. — Мн.: РИВШ, 2005.
5. Волконская Е. К. Типология личности преступника-коррупционера // Российский следователь. — 2013. -№ 14.
6. Газимзянов Р. Р. Коррупционная преступность в Республике Татарстан на рубеже веков (криминологическое исследование): Дисс. … кандид. юрид. наук. — Н. Новгород, 2005.
7. Газимзянов Р. Р. Криминологическая характеристика личности коррупционного преступника (по материалам уголовных дел, рассмотренных судами Республики Татарстан в период с 1997 по 2004 гг.) // Следователь. — 2005. — № 3.
8. Газимзянов Р. Р. Криминологическая характеристика личности коррупционного преступника (на материалах Республики Татарстан) // Противодействие преступности: Сборник научных трудов / под ред. П. А. Кабанова. — Нижнекамск, 2005.
9. Глухова А. А. Основные черты криминологической характеристики личности преступника // Криминология: курс лекций. — Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2013.
References
1. Alimov S.A., Fedorov A. Iu. LeechnosP sovremennogo korruptcionera: osnovny^e rezuPtaty^ kriminologichesk-ogo issledovaniia // Vestneyk Moskovskogo universiteta MVD Rossii. — 2010. — № 1
2. Antonian Iu.M., E^minov V.E. LeechnosP prestupnika. Krim-inologo-psihologicheskoe issledovanie. — M.: Norma, 2010.
3. Volkonskaia E.K. Tipologiia lichnosti prestupnika-korruptcionera // RossiPskiP sledovateP. — 2013. — № 14.
4. Gazimzianov R.R. Kriminologicheskaia harakteristika lichnosti korruptcionnogo prestupnika (na materialakh Respubliki Tatarstan) // ProtivodePstvie prestupnosti: Sbornik nauchny^kh trudov / pod red. P.A. Kabanova. -Nizhnekamsk, 2005.
5. Goncharenko G.S. LeechnosP korruptcionnogo prestupnika // Izvestiia vy^sshikh uchebny^kh zavedeniP. Severo-Kavkazskir region. Obshchestvenny^e nauki. -2008. — № 4.
6. Dolotovskaia P., Kavetckaia O. Korruptcionnaia prestupnosP v Respublike Belarus^ // Materialy^ konfer-entcii molody^kh ucheny^kh (29 aprelia 2008 g.) — Mn.: GIUST BGU, 2009.
7. Zhazhina Iu.A., Petrushina N.V. Analiz lichnosti korruptcionnogo prestupnika // IX Derzhavinskie chteniia v Respublike Mordoviia: materialy^ VserossiPskoP nauch-no-prakticheskoP konferentcii, 18−19 aprelia 2013 goda. -Sarahnsk, 2013.
8. Ikriannikova A.S. Poniatie i struktura lichnosti prestupni-ka — souchastneyka korruptcionnogo prestupleniia (po materialam sudebnoP praktiki gorodov Volgograda i Vol-zhskogo) // Vestneyk VolgogradskoP akademii MVD Rossii. — 2012. — № 3 (22).
9. Kalashnikov O.D., Merkulov M.A. Kriminologiia v skhe-makh i opredeleniiakh. — N. Novgorod: Nizhegorodskaia akademiia MVD Rossii, 2010.
10. Гончаренко Г. С. Криминологический мониторинг личности коррупционного преступника // Россия: от реформ к стабильности: научные труды ИМПЭ им. А. С. Грибоедова. — 2009.
11. Гончаренко Г. С. Личность коррупционного преступника // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. — 2008. — № 4.
12. Доклад Генерального секретаря ООН о повышении качества и доступности статистических данных о преступности и уголовного правосудия для разработки политики от 25 февраля 2014 года // Документ Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию Экономического и Социального Совета ООН E/CN. 15/2014/10
13. Долотовская П., Кавецкая О. Коррупционная преступность в Республике Беларусь // Материалы конференции молодых ученых (29 апреля 2008 г.) — Мн.: ГИУСТ БГУ, 2009.
14. Жажина Ю. А., Петрушина Н. В. Анализ личности коррупционного преступника // IX Державинские чтения в Республике Мордовия: материалы Всероссийской научно-практической конференции, 18−19 апреля 2013 года. — Саранск, 2013.
15. Икрянникова А. С. Понятие и структура личности преступника — соучастника коррупционного преступления (по материалам судебной практики городов Волгограда и Волжского) // Вестник Волгоградской академии МВД России. — 2012. — № 3 (22).
16. Калашников О. Д., Меркулов М. А. Криминология в схемах и определениях. — Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2010.
17. Клим А. М. Взяточничество: криминологическая характеристика и предупреждение: Автореф. дисс. … кандид. юрид. наук. — Мн., 2013.
18. Максимов С. В., Эминов В. Е., Ванцев В. А. Борьба с коррупционной преступностью / под ред. проф. С. В. Максимова. — М.: Легиста, 2005.
19. Овчинников И. В. Характеристика личности коррупционера // Вопросы юридической науки: взгляд молодых ученых: сборник статей. — Барнаул, 2012.
20. Осипов А. Б. Коррупционная преступность в органах внутренних дел: Дисс. кандид. юрид. наук. — СПб., 2005.
21. Паршин И. С. Противодействие коррупции: уголовно-правовое и криминологическое исследование: Дисс. канд. юрид. наук. — Н. Новгород, 2014.
22. Платошина О. А. Криминологическая характеристика коррупционного преступника в УИС // Обеспечение антикоррупционной безопасности учреждений и органов уголовно-исполнительной системы: материалы научно-практического семинара, 19 октября 2012 г. -Рязань, 2012.
23. Хотькина О. К. Криминологический портрет пенитенциарного преступника-коррупционера // Актуальные вопросы современного российского законодательства и организация деятельности учреждений уголовно-исполнительной системы: сборник научных трудов. -Рязань, 2010.
10. Ovchinnikov I.V. Harakteristika lichnosti korruptcio-nera // Voprosy4 iuridicheskoi4 nauki: vzgliad molody4kh ucheny4kh: sbornik statei4. — Barnaul, 2012.
11. Platoshina O.A. Kriminologicheskaia harakteristika kor-ruptcionnogo prestupnika v UIS // Obespechenie an-tikorruptcionnoi4 bezopasnosti uchrezhdenii4 i organov ugolovno-ispolnitePnoi4 sistemy4: materialy4 nauchno-prakticheskogo seminara, 19 oktiabria 2012 g. — Riazan4, 2012.
12. Hot^kina O.K. Kriminologicheskii4 portret penitent-ciarnogo prestupnika-korruptcionera // AktuaPny4e voprosy4 sovremennogo rossii4skogo zakonodatePstva i organizatciia deiatePnosti uchrezhdenii4 ugolovno-ispolnitePnoi4 sistemy4: sbornik nauchny4kh trudov. — Ri-azan 2010

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой