Пространственно-временная организация художественного мира в новелле Р. Д. Брэдбери «и грянул гром»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 821. 111
Н.В. Романцова
магистрант, кафедра литературы, ФГБОУВПО «Астраханский государственный университет»
ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО МИРА В НОВЕЛЛЕ Р.Д. БРЭДБЕРИ «И ГРЯНУЛ ГРОМ»
Аннотация. В статье рассматриваются особенности пространственно-временной организации фантастической новеллы Р. Д. Брэдбери «И грянул гром». Автор также обращает внимание на функциональную роль хронотопа в контексте изучаемого произведения.
Ключевые слова: хронотоп, художественный мир, пространственно-временная организация, функции хронотопа.
N.V. Romantsova, Astrakhan State University
THE SPATIO-TEMPORAL ORGANIZATION OF ART WORLD IN THE STORY «A SOUND OF THUNDER» BY
R.D. BRADBURY
Abstract. The article examines the features of the spatio-temporal organization of the fantasy story «A sound of thunder» by R.D. Bradbury. The author also pays attention to functional role of chronotype in this text.
Keywords: chronotype, art world, spatio-temporal organization, chronotype'-s functions.
Авторская картина мира в произведении — это своего рода концептуальная схема, в которой соединяются отдельные элементы отраженной действительности. При этом моделирование художественного пространства и времени становится средством организации и репрезентации художественной картины мира, где именно хронотоп обнаруживает свойства одного из основных структурных и содержательных элементов.
Выполняя миромоделирующую функцию, художественное пространство позволяет выявить универсальные представления писателей о бытии и человеке, о его взаимоотношениях с окружающим миром, о характере воздействия человека на этот мир, и наоборот. Как отмечал Ю. М. Лотман, «язык пространственных отношений оказывается одним из основных средств осмысления действительности» [3, с. 204]. Модель потока времени, художественно воплощенная в тексте, также детерминирована точкой зрения автора, которая является основной организующей силой временных и пространственных отношений в художественном произведении.
Мы считаем, что литературные тексты, характеризующиеся включением элемента необычайного и использованием фантастического допущения, чаще всего добавляют фантастическую условность и в характер пространственно-временной организации произведения, что, в конечном счете, приводит к нарушению границ реальности. Именно поэтому мы обращаемся к изучению организации пространственно-временных отношений художественного мира новеллы Р. Д. Брэдбери «И грянул гром», представляющей особый интерес с данных позиций.
Хронотоп новеллы «неоднороден». Вначале мы оказываемся в замкнутом пространстве конторы и видим ее основной атрибут — Машину времени, образ которой репрезентируется через употребление описательных сочетаний («переплетение проводов», «рокочущий свет», «яркий ореол», «серебристый металл»), что подчеркивает урбанистический характер пространства отдаленного будущего. Частое использование цветообозначений «серебристый», «голубой» воплощает авторское представление о «вторичности» мира, в котором первозданная природа заменяется результатами научно-технического прогресса.
Мы наблюдаем, как главный герой Экельс останавливается у объявления и решает поучаствовать в сафари во времени. При этом результаты упомянутых им выборов позволяют сделать вывод о точной географической локализации («Слава богу, что победил Кейт. В Соединенных Штатах будет хороший президент»), а процесс путешествия в мезозойскую эру — о точной датировке (2055-й год) [2, с. 91].
Примечательно, что характер пространства в значительной мере определяет и эмоциональную сферу Экельса: страх, нерешительность, тревожность («судорожно сглотнул», «медленно поднял руку», «пальцы его дрожали», «ощутил дрожь»). Тем не менее, Экельс собирается с духом и все же решается поучаствовать в фантастическом сафари, и вместе с другими охотниками отправляется на Машине времени в мезозойскую эру. Процесс перехода в новые пространственно-временные координаты определяется автором как кинолента, «пущенная обратным ходом».
Новое пространство и время — это пространство богатой природы глубокой древности («джунгли за шестьдесят миллионов две тысячи пятьдесят пять лет до президента Кейта»), наполненной звуками, запахами и обладающей своими обитателями [2, с. 92]. Древние джунгли, куда попадают герои, представ-
ляют собой широкие пространства с первозданными природными атрибутами: «распаренное болото», «зеленые заросли», «огромные папоротники и пальмы», что часто подчеркивается цветовым обозначением «зеленый». Даже воздух становится показателем своеобразной гармонии в этом древнем мире: «ветер нес крики птиц, запах смолы и древнего соленого моря, запах влажной травы и кроваво-красных цветов», «воздух наполняли звуки, словно музыка» [2, с. 92, 95].
Казалось бы, организаторами сафари реализуется принцип «невмешательства» в ход эволюции при помощи средств и способов изоляции: следование основному правилу — убийство лишь динозавров, которым и так вскоре пришлось бы умереть- кислородные шлемы, не позволяющие внести в воздух бактерии- металлическая Тропа, в границах которой охотникам можно передвигаться. Однако подобные изобретения являются атрибутами мира будущего и, так или иначе, вторгаются в гармонию первобытного пространства.
Основной представитель мира джунглей, которого вводит в повествование Брэдбери — тираннозавр, демонстрирующий исполинскую мощь («…великий бог зла, прижавший хрупкие руки часовщика к маслянистой груди рептилии») [2, с. 96]. Встреча с ним позволяет усилить уже привычные Экельсу эмоциональные проявления. Прежний страх превращается в панику, и по этой причине эмотивная лексика умножает содержащуюся отрицательную коннотацию: «Экельс окаменел», «застонал от бессилия», «пролепетал», «лежал ничком». Слепая паника толкает Экельса за границы металлической Тропы: он вторгается в мир первичной природы и, сам того не замечая, убивает бабочку.
Не зная о произошедшем, группа охотников отправляется «назад в будущее», но тут же улавливает изменения, произошедшие с их миром. По контрасту с чистым воздухом джунглей, новый воздух будущего становится чужим для героев, ведь его характеристики воплощают опасность: «с воздухом что-то произошло, какое-то химическое изменение» [2, с. 100].
Мы понимаем, что время, в которое перенеслись охотники, осталось тем же (2055-й год), но кардинально изменился характер пространства («. всеми порами тела он улавливал нечто странное, чужеродное») [2, с. 100]. И вновь основным эмоциональным проявлением героя становится страх и тревога: «дрожащие пальцы», «лицо похолодело», «дрожащая рука», «по коже бегали мурашки». Подобные ощущения усиливаются и с осознанием иных результатов выборов (у власти вместо президента-либерала стоит диктатор), и после прочтения объявления, содержащего искаженную грамматику.
Всё это позволяет нам сделать вывод о том, что хронотоп новеллы «И грянул гром» не просто имеет дуальный характер (воплощая бинарную оппозицию «прошлое"/"будущее»), но он «троичен», поскольку путешествие по пространственно-временному кольцу переосмысливается Р. Д. Брэдбери: вместо возвращения в точку начала путешествия, герои посещают три абсолютно разных пространства. При этом кольцевая композиция и специфическое сочетание различных пространственно-временных координат отвечает заданной автором идейно-тематической структуре, раскрывает характер главного персонажа Экельса и подчеркивает жанровую природу фантастической новеллы.
Хронотоп и его вариации, таким образом, можно определить как «пространственно-временные кругозоры мировидения», поскольку благодаря им воплощаются основные структурирующие его художественную картину соотнесенности [4, с. 72]. Кроме того, без пространственно-временного выражения смыслов «невозможно даже, — пишет М. М. Бахтин, — самое абстрактное мышление. Следовательно, всякое вступление в сферу смыслов совершается только через ворота хронотопа» [1, с. 406].
Список литературы:
1. Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике // Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. — М.: Художеств. лит., 1975.
2. Брэдбери Р. Д. И грянул гром // Брэдбери Р. Д. Золотые яблоки Солнца. — М.: Эксмо, 2009.
3. Лотман Ю. М. Структура художественного текста // Лотман Ю. М. Об искусстве. — СПб.: Искусство, 1998.
4. Тюпа В. И. Анализ художественного текста: учебное пособие. — М.: Академия, 2006.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой