Протекционизм и свободная торговля в международных экономических отношениях

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Протекционизм и свободная торговля в международных экономических отношениях
И.А. Крупорницкая
Факультет мировой экономики и международных отношений МГТУ, кафедра международных экономических отношений
Аннотация. В статье анализируются последствия протекционистских тарифов и свободной торговли на примере зарубежных стран. Рассматриваются основные результаты проведения либеральных реформ в России и обосновываются необходимые мероприятия внешнеторговой политики.
Abstract. In the paper the results of protectionism and free trade on the examples of foreign countries have been analyzed. The basic results of realization of liberal reforms in Russia have been considered and the necessary measures of foreign politics.
1. Введение
Проблема рационального сочетания принципов свободной торговли и протекционизма является одной из наиболее острых и дискуссионных в теории и практике международных экономических отношений. В современном мире в условиях развития процесса глобализации мировой экономики принципы свободной торговли рассматриваются как основополагающие, имея в виду, что использование защитных мер в торговле ограничивает обмен товарами и услугами между странами. В то же время на практике политика, основанная исключительно на постулатах либерализма, не реализуется ни в одной стране мира, тогда как протекционистские меры присутствуют в политике фактически всех государств.
Противодействие свободной торговли и протекционизма интересовало экономистов еще со времен появления международной торговли. В Новое время первая научная экономическая школа меркантилистов (XVII-XVIII вв.) последовательно придерживалась протекционизма во внешней торговле. Они считали, что для процветания государства необходимо всячески стимулировать экспорт и уменьшать импорт, т. е., говоря современным языком, поддерживать положительное сальдо внешней торговли с помощью методов государственного регулирования. Этих взглядов продолжают придерживаться и многие современные экономисты. Во второй половине XVIII в. меркантилистов сменили физиократы, впервые провозгласившие либеральные принципы торговли. Физиократ Де Гурне (1712−1759) провозгласил основной принцип экономического либерализма & quot-laissez faire, laissez passer& quot- -& quot-пусть все идет так, как идет& quot-, т. е. без вмешательства государства. Великий Д. Рикардо (1772−1823) распространил принцип & quot-невидимой руки& quot- А. Смита на международную торговлю и создал теорию относительных преимуществ, ставшую теоретической базой политики свободной торговли. Он показал также, что импорт может быть выгоден, даже когда товар производится за границей с абсолютно большими издержками, но внутри страны на него приходится затрачивать больше рабочего времени, чем на какой-либо другой товар, который может стать предметом экспорта (Мовсесян, 2003).
2. Генезис экономических взглядов на свободную торговлю и протекционизм
На путь свободной торговли (фритредерства) первой вступила наиболее промышленно развитая страна XVIII—XIX вв. — Великобритания. Постепенно к ней присоединились и другие развитые страны. Пожалуй, лучше всего основу этой идеологии сформулировал Г. Джордж в книге & quot-Протекционизм или свободная торговля& quot-, изданной в 1886 г.: & quot-Свобода торговли состоит в предоставлении людям возможности продавать и покупать так, как они этого хотят… Протекционистские тарифы — такое же применение силы, как и установление блокады с помощью войск, и цель их та же — помешать торговле. Разница в том, что с помощью военной блокады страны мешают торговать своим врагам, а с помощью протекционистских тарифов — своим собственным гражданам& quot- (George, 1980).
Тем не менее, в Великобритании, на родине свободной торговли, господствует протекционизм. С каждым днем принцип национальной автаркии завоевывает новых сторонников. Даже страны с населением всего несколько миллионов человек, как, например, Венгрия и Чехословакия, пытаются при помощи политики высоких тарифов и запретов на импорт стать независимыми от остального мира. Основная идея внешнеторговой политики Соединенных Штатов заключается в обложении всех товаров, произведенных за рубежом с более низкими издержками, импортными пошлинами, покрывающими всю
разницу. Необычность этой ситуации придает тот факт, что все страны хотят уменьшить свой импорт и в то же время увеличить свой экспорт. Результатом этой политики является вмешательство в международное разделение труда и, тем самым, общее снижение производительности труда. Единственная причина того, что этот результат не стал более заметен, заключается в том, что прогресс капиталистической системы всегда был достаточным, чтобы его перевесить. Однако не может быть никакого сомнения в том, что сегодня каждый был бы богаче, если бы протекционистские тарифы искусственно не изгоняли производство из более благоприятных мест в менее благоприятные.
В условиях системы совершенно свободной торговли капитал и труд применялись бы там, где существуют наиболее благоприятные условия для производства. Когда в результате развития транспорта, совершенствования технологии и более тщательного исследования стран, недавно открывшихся для торговли, обнаруживается, что существуют более благоприятные для производства места, чем те, которые используются в настоящее время, производство будет перемещаться в эти районы.
Но миграция капитала и труда предполагает не только полную свободу торговли, но также и полное отсутствие препятствий на пути их перемещения из одной страны в другую. Это было далеко не так в то время, когда впервые была разработана классическая теория свободной торговли. Целый ряд препятствий стоял на пути свободного перемещения как капитала, так и труда. Из-за незнания условий, общей небезопасности, что касается законов и порядка, и множества других аналогичных причин капиталисты неохотно инвестировали в зарубежные страны. Рабочие считали невозможным покинуть свою родину из-за незнания иностранных языков, а также из-за правовых, религиозных и иных трудностей. В самом начале XIX в. капитал и рабочая сила могли, разумеется, свободно перемещаться в пределах каждой страны, но на пути их перемещения из одной страны в другую существовали препятствия. Единственное оправдание разделения экономической теории внутренней и внешней торговли следует искать в том факте, что в первом случае существует свободная мобильность капитала и рабочей силы, а в отношении торговли между странами это не так. Таким образом, проблему, которую должна была решить классическая теория, можно сформулировать следующим образом: каковы последствия свободы торговли потребительскими товарами между двумя странами, если перемещение капитала и труда из одной страны в другую ограничено?
Ответ на этот вопрос дала теория Рикардо. Производство распределяется между странами таким образом, что каждая страна направляет свои ресурсы в те отрасли, где она обладает наибольшим преимуществом перед другими странами. Меркантилисты опасались, что страна с менее благоприятными условиями производства будет импортировать больше, чем экспортировать, и в конце концов окажется без денег- они требовали вовремя вводить протекционистские тарифы и запреты на импорт, чтобы не допустить возникновения этой печальной ситуации. Классическая теория показывает, что опасения меркантилистов были безосновательны. Даже стране, где условия производства во всех отраслях экономики менее благоприятны, чем в других странах, нет нужды опасаться, что она будет экспортировать меньше, чем импортировать. Классическая теория блестяще и неопровержимо доказала, что страны с относительно благоприятными условиями производства должны считать выгодным импортировать из стран с относительно неблагоприятными условиями производства те товары, которые им, разумеется, производить самим было бы дешевле, но не настолько дешево, как другие товары, на производстве которых они специализируются (Дадалко, 2001).
Таким образом, классическая теория свободной торговли утверждает следующее: есть страны с относительно благоприятными и страны с относительно неблагоприятными природными условиями производства. При отсутствии правительственного вмешательства международное разделение труда само собой приведет к состоянию, где каждая страна найдет свое место в мировой экономике независимо от того, каковы в ней условия производства по сравнению с условиями других стран. Разумеется, страны с относительно благоприятными условиями производства будут богаче, чем остальные, но этот факт в любом случае невозможно изменить путем принятия политических мер. Это просто следствие различий в природных факторах производства.
Такова была ситуация, с которой столкнулся старый либерализм, и его ответом на эту ситуацию была классическая доктрина свободной торговли. Но со времен Рикардо мир существенно изменился, и проблема, перед лицом которой оказалась доктрина свободной торговли перед началом первой мировой войны, в корне отличалась от той, с которой она имела дело в конце XVIII — начале XIX веков. XIX в. частично устранил препятствия, стоявшие на пути свободного перемещения капитала и рабочей силы. Во второй половине XIX в. капиталисту было намного легче инвестировать свой капитал за рубежом, чем это было во времена Рикардо. Законность и порядок опирались на значительно более прочное основание- знание иностранных стран, нравов и обычаев расширилось- акционерные компании предоставили возможность разделить риск зарубежных предприятий среди большого числа людей и тем самым снизили его. Конечно, было бы преувеличением сказать, что в начале XX в. капитал был столь же
мобилен при переливе из одной страны в другую, как и в пределах своей страны. Безусловно, определенные различия еще существовали. Тем не менее, допущение, что капитал должен оставаться в границах каждой страны, больше не было обоснованным. То же самое относится и к рабочей силе. Во второй половине XIX в. миллионы людей покинули Европу в поисках лучшей работы за океаном.
Поскольку условия, предполагаемые классической доктриной свободной торговли, а именно немобильность капитала и рабочей силы, больше не существовали, разграничение последствий свободы торговли для внутреннего и внешнего рынка также неизбежно лишилось своей обоснованности. Если капитал и труд так же свободно могут перемещаться между странами, как и в границах каждой из них, нет никаких оснований для разграничения между последствиями свободной торговли во внутренней и внешней торговле. В этом случае то, что было сказано для первой, справедливо и для второй: в результате свободы торговли производство будет развиваться только в тех местах, где условия для него сравнительно благоприятны, тогда как места со сравнительно неблагоприятными условиями производства останутся неиспользованными. Капитал и труд перемещаются из стран с менее благоприятными условиями производства в страны, где условия производства более благоприятны: из давно освоенных, плотно заселенных европейских стран в Америку и Австралию, предлагающих более благоприятные условия для производства.
Для европейских стран, которые имели в своем распоряжении заморские территории, пригодные для колонизации европейцами, это означало только то, что они поселяют часть своего населения за океаном. Например, в случае с Великобританией часть ее бывшего населения живет сейчас в Канаде, Австралии или Южной Африке. Эмигранты, уехавшие из Великобритании в колонии и доминионы, могли сохранить тесные связи с родиной. Но для Германии, не имевшей своих колоний, положение дел было иным. Эмигрировав, немец селился на территории чужой страны и оказывался среди людей другой национальности. Он становился гражданином иностранного государства, и следовало ожидать, что спустя одно, два или самое большее три поколения связь его детей с немецким народом прекратится, что станет завершением процесса ассимиляции. Германия столкнулась с проблемой: должна ли она безразлично смотреть на то, как часть ее капитала и ее народа эмигрирует за океан.
Не следует совершать ошибку и полагать, что проблемы торговой политики, с которыми столкнулись Великобритания и Германия во второй половине XIX в., были одинаковыми. Для Великобритании это был вопрос о том, следует ли ей позволить большому количеству своего населения эмигрировать в доминионы, и не было никаких причин каким-либо образом препятствовать их эмиграции. Для Германии же проблема заключалась в том, стоять ли ей в стороне, в то время как ее граждане эмигрируют в британские колонии, в Южную Америку, где, как следовало ожидать, с течением времени они откажутся от своего гражданства и национальности, как это уже сделали сотни тысяч и миллионы тех, кто эмигрировал раньше. Не желая, чтобы это случилось, Германская империя, в 60-е и 70-е гг. двигавшаяся к политике свободной торговли, к концу 70-х гг. переключилась на политику протекционизма. Она отгородилась от остального мира импортными пошлинами с целью защитить сельское хозяйство и промышленность Германии от иностранной конкуренции. Под защитой пошлин сельское хозяйств Германии было способно до некоторой степени выдерживать конкуренцию с Восточной Европой и заморскими территориями, фермы которых работали на более хорошей земле, а промышленность Германии получила возможность образовать картели, которые удерживали внутренние цены выше цен мирового рынка и использовали полученную таким образом прибыль, чтобы за рубежом держать цены ниже, чем у конкурентов (Доллъфюс, 1995).
Но конечная цель, которую стремились достичь путем возврата к протекционизму, не могла быть достигнута. Чем больше дорожала жизнь, и росли издержки производства в Германии как прямое следствие протекционистских тарифов, тем в более сложном положении оказывалась ее торговля. Конечно, Германии удалось совершить мощный промышленный скачок в первые три десятилетия эпохи новой торговой политики. Но этот скачок произошел бы и в отсутствие протекционистских тарифов, так как он, прежде всего, был результатом внедрения новых технологий в металлургической и химической промышленности Германии, которые позволили им лучше использовать природные ресурсы, имевшиеся в стране в изобилии.
Антилиберальная политика, уничтожив свободное перемещение рабочей силы в международной торговле и значительно ограничив даже мобильность капитала, в определенной степени уничтожила различия в препятствиях на пути свободной торговли между началом и концом XIX в., и вернула мир к тем условиям, которые преобладали в то время, когда доктрина свободной торговли впервые была сформулирована. Снова капитал и, прежде всего, труд были ограничены в своем передвижении.
С течением времени изменилось многое. В существующих сегодня условиях беспрепятственная торговля потребительскими товарами не способна стимулировать никаких миграционных движений. И
вновь результатом было бы такое положение дел, при котором отдельные народы мира будут заняты в тех видах и отраслях производства, для которых в их странах существуют относительно лучшие условия.
3. Сочетание принципов свободной торговли и протекционизма во внешнеэкономической политике России
Либерализм и протекционизм во внешнеэкономической политике России имеет свои особенности. Переход России к формированию рыночной экономики открытого типа, кардинальное изменение ее геополитических позиций вследствие распада СССР создали принципиально новые условия для внешнеэкономического развития страны. Последствия произошедших перемен носят далеко не однозначный характер как для экономики России, так и для ее положения в мире.
Радикально изменился и сам характер российской внешнеэкономической деятельности (ВЭД). С ликвидацией государственной монополии на внешнеэкономические операции прямой выход на внешние рынки получили десятки тысяч российских предприятий и вновь образовавшихся предпринимательских структур. Для многих из них ВЭД стала неотъемлемой частью повседневной хозяйственной практики. Интересы хозяйствующих субъектов выступают ныне в качестве решающего фактора, определяющего состояние российского экспорта и импорта. В их распоряжении концентрируется также основная часть доходов от внешнеэкономических операций.
Проводимая Россией внешнеэкономическая политика явилась катализатором рыночных преобразований в стране. В то же время она способствовала решению некоторых текущих хозяйственных задач, связанных, главным образом, с поддержанием & quot-на плаву& quot- российской экономики в условиях кризиса. Для производителей топлива и сырья экспорт явился главным источником & quot-выживания"-, обеспечивающим реализацию невостребованной внутренним рынком продукции. За счет импорта удалось наполнить торговые прилавки в нашей стране разнообразными дефицитными в прошлом товарами.
Либерализация российских внешнеэкономических связей создала потенциальные возможности для преодоления былой автаркии и реальной интеграции страны в мировое хозяйство. Конъюнктура и требования мировых рынков стали важным фактором, определяющим цены и пропорции воспроизводства, общехозяйственную ситуацию в стране. В международных экономических организация Россия признана страной с переходной экономикой, что облегчает ее доступ к финансовым ресурсам Запада и открывает путь к снятию практикуемых развитыми странами дискриминационных ограничений в торговле.
С другой стороны, сложился ряд факторов, негативно воздействующих на развитие внешнеэкономических связей и осложняющих условия для равноправной интеграции России в мировое хозяйство.
С распадом СССР ухудшилось геоэкономическое положение России, оказавшейся отодвинутой на восток и утратившей ряд морских портов и транспортных коммуникаций. В результате усилилась зависимость внешнеторговых поставок от транзита. Страна вынуждена осуществлять до половины своего морского грузооборота через порты других государств (прежде всего, стран Балтии и Украины). Подавляющая часть экспортируемых ею на Запад товаров, включая нефть и природный газ, транспортируется по трубопроводам, железным и автодорогам, проходящим по иностранной территории.
Под влиянием экономического кризиса, вызвавшего резкий спад производства и платежеспособного спроса внутри страны, произошло свертывание торгово-экономического обмена с зарубежными странами, особенно с ближним зарубежьем.
Нет необходимости доказывать, что оседание за границей российского капитала сужает возможности активизации инвестиционного процесса, увеличения налоговых поступлений, финансовой стабилизации и решения многих других важных экономических задач, стоящих перед страной.
Крупные потери несет государственный бюджет. В течение реформенных лет государство, формируя единый для всех хозяйствующих субъектов механизм регулирования ВЭД, время от времени вносило в него изменения, дававшие преимущество некоторым отраслям, предприятиям и регионам в форме индивидуализированных льгот по уплате таможенных пошлин, НДС и продаже валютной выручки от экспорта. Указанные льготы по экономическому содержанию являлись скрытым дотированием из бюджета внешнеэкономических операций отдельных производственных и коммерческих структур. Ломая один из важнейших рыночных принципов — равенство условий для всех субъектов, льготы к тому же сокращали доходную часть бюджета и давали возможность их получателям проводить весьма прибыльные внешнеторговые операции.
Таким образом, надо отметить, что в целом курс на либерализацию ВЭД и открытие отечественной экономики соответствует общим принципам и направлениям рыночных преобразований. Однако ошибки и упущения в ходе проведения политики либерализации и формирования
государственной системы внешнеэкономического регулирования (в первую очередь, недостаточное использование защитных мер и государственной поддержки промышленного экспорта) предопределили возникновение ряда серьезных трудностей и деформаций в самом процессе внешнеэкономического развития страны.
Между тем, как показывает зарубежный опыт, в современных условиях протекционистские тарифы приобретают все большее значение в регулировании внешнеэкономических связей. При этом страны, применяющие эти тарифы, стремятся избегать протекционистской терминологии, оправдывая их использование необходимостью защиты национальных интересов, утверждения в международной торговле принципов справедливости и взаимности.
Анализ последствий либерализации ВЭД в России дает основания для определенных практических выводов о возможном содержании и характере внешнеэкономической политики России на этапе возобновления экономического роста.
Один из главных выводов состоит в том, что либерализация внешнеэкономической деятельности является непременным условием формирования национального рынка с соответствующими товарно-денежными отношениями, стимулами и мотивациями. Без осуществляемого хозяйственными субъектами обмена товарами, услугами, продуктами интеллектуального труда и капиталом с внешним миром отечественная экономика не будет иметь стимулов для преодоления технологического отставания, формирования ресурсосберегающего типа производства, повышения эффективности и конкурентоспособности. Поэтому внешнеэкономическая политика государства и применяемые для ее реализации методы регулирования ВЭД и впредь должны основываться главным образом на принципах либерализма. Того же требуют и интеграция России в систему мирохозяйственных связей, как равноправного их участника, ее экономическое партнерство с союзами промышленно развитых стран и взаимодействие с международными торговыми и финансовыми организациями. Другими словами, интересы страны диктуют сохранение принципиальной линии на создание все более благоприятных условий для свободного хозяйственного взаимодействия экономических субъектов с внешним миром. Это означает необходимость совершенствования действующих инструментов регулирования ВЭД (к примеру, импортного тарифа, порядка осуществления режима реализации экспортной выручки и т. д.), исходя из потребностей либерализации. При этом ослабление ограничений или их отмену следовало бы превратить в действенный рычаг получения уступок от зарубежных стран и ликвидации дискриминационных мер в отношении российских экспортеров.
Другой важный вывод, вытекающий из проведенного анализа, заключается в том, что в ближайшей перспективе либерализация ВЭД не может оставаться единственным компонентом внешнеэкономической политики страны. Как показывает опыт последних лет, подъем отечественного производства, усиление роли национальных компаний и фирм на внутреннем рынке, укрепление позиций России в мировом хозяйстве весьма сложно обеспечить без активного применения в регулировании ВЭД более широкого инструментария протекционистских мер. Их использование предусмотрено российским законодательством и является обычной практикой многих стран мира. Избирательное введение протекционистских тарифов представляется вполне оправданным и необходимым в условиях экономического спада и адаптации реального сектора к рыночным отношениям, когда необходимо определенное время для становления новых производств, осуществления структурной перестройки имеющихся мощностей или преодоления кризисных ситуаций в отдельных отраслях.
Вместе с тем следует иметь в виду, что осуществление Россией курса на интеграционное сотрудничество со странами СНГ, прежде всего, на формирование экономического и таможенного союзов постсоветских республик, обусловливает установление в пределах общего экономического пространства преференциального режима и устранение барьеров на пути перемещения товаров и капитала.
В то же время осуществление протекционистской защиты, какой бы эффективной она ни была, не может отменить необходимости реализации государством мероприятий макроэкономической политики, направленных на активизацию инвестиционного процесса и выход народного хозяйства на траекторию экономического роста. Защита национального производства от негативного воздействия извне способна дополнять меры по подъему экономики и служить одним из средств их обеспечения. Это обстоятельство необходимо иметь в виду при введении новых инструментов регулирования ВЭД, преследующих цели защиты отечественного народного хозяйства.
Протекционизм необходим для того, чтобы помочь & quot-встать на ноги& quot- в рыночной среде жизнеспособным и потенциально конкурентоспособным отраслям и секторам экономики. Однако средства регулирования ВЭД не должны препятствовать оздоровлению экономики за счет & quot-выбраковки"- неэффективных производств, полной или частичной замены импортом отдельных видов отечественной
продукции. Эго означает, что протекционизм как элемент внешнеэкономической политики не должен быть тотальным и направленным на всеохватывающую защиту народного хозяйства. В этом контексте срок действия защитных мер не может быть сколь угодно долгим, а должен охватывать сравнительно короткие промежутки времени (до 4−8 лет), необходимые для становления защищаемых производств и секторов рынка. В течение этих временных отрезков уровень защиты (например, ставки ввозных таможенных пошлин, доля государства в финансировании новых или обновляющихся производств и т. д.) нецелесообразно поддерживать неизменным, он должен последовательно снижаться по мере роста конкурентоспособности защищаемых отраслей. Поэтому протекционизм должен быть достаточно умеренным: выборочным — ограниченным по времени и убывающим по степени поддержки отраслей или подотраслей экономики (Мовсесян, 2003).
Защитные меры (и экономические, и административные) должны обеспечивать интересы не только отечественных производителей, но и потребителей. Вряд ли есть смысл, допустим, в применении на нынешнем этапе мер, которые заметно могли бы ограничивать приток на отечественный рынок импортных товаров народного потребления, сырья для их производства, не производимого в стране. Это могло бы заметно снизить объем предложения на внутреннем рынке со всеми вытекающими из такого снижения последствиями. Более оправданным было бы стимулировать стабилизацию и рост производства в пищевой и легкой промышленности с помощью создания необходимых для этого условий внутри страны.
Весьма важно, чтобы инструменты регулирования, в первую очередь, таможенный тариф, использовались бы не столько как средство пополнения доходов бюджета, а в качестве орудия обеспечения структурной перестройки в народном хозяйстве. Это тем более необходимо, когда разрабатываются основы структурной политики на ближайшую перспективу.
В свете этой политики было бы принципиально важным:
— сохранение при любых обстоятельствах функционирования стратегических отраслей, обеспечивающих непрерывность воспроизводственного процесса (энергетики, железнодорожного транспорта) —
— смягчение препятствий иностранной конкуренции на внутреннем рынке по отдельным видам продукции, выпускаемой монополистами-
— поддержка производств в экспортоориентированных и импортозамещающих отраслях, для развития которых страна располагает достаточными ресурсными возможностями. Особое внимание следует уделить защите сельского хозяйства, признав, наконец, что оно в обозримом будущем не сможет функционировать в режиме открытого рынка и, соответственно, разработав долгосрочные программы его поддержки, аналогичные действующим в США и других странах.
4. Выводы
Разумеется, механизм регулирования ВЭД необходимо настроить так, чтобы он способствовал реализации намечаемой структурной политики. Следовательно, уже в ближайшее время целесообразно определить, с помощью каких инструментов и в каких пределах должны обеспечиваться защита национального производства, а также регулирование уровня иностранной конкуренции на внутреннем рынке.
Ориентация на цели структурной перестройки экономики предполагает дальнейшую детализацию таможенного тарифа, дифференциацию его ставок, и, соответственно, величины налогообложения импортных товаров в целом. Однако один только скорректированный и тонко настроенный импортный тариф вряд ли будет в состоянии эффективно содействовать процессу трансформации структуры народного хозяйства. Здесь могут потребоваться также усиление государственного регулирования экспорта, в особенности ограничение вывоза дефицитных товаров, укрепление технических барьеров на пути импорта (ужесточение санитарных, экологических и т. п. требований), включая прямые запреты, подобные европейскому эмбарго на английскую говядину, квотирование вывоза и ввоза и другие меры. При этом диапазон применения защитных мер, безусловно, должен укладываться в рамки принятых в мировой торговле норм и правил.
Увлечение протекционистской защитой может привести к возрождению тенденций к автаркическому развитию, т. е. свести к минимуму положительный эффект либерализации ВЭД, а также ответным мерам со стороны иностранных государств. На случай возникновения подобных ситуаций Россия должна располагать отработанной системой ответных мер, включая компенсационные и антидемпинговые пошлины, лицензирование и т. д. Эта система должна использоваться в случае нарушения иностранными государствами принципов наибольшего благоприятствования по отношению к деятельности отечественных фирм и предприятий. В этой связи имеет смысл законодательно подкрепить возможность применения ответных мер, зафиксировав в отечественном праве в качестве важнейших
принципов торгово-экономических отношений с зарубежными странами справедливость и взаимность, которые соответствуют международной практике.
При выработке законодательных и других правовых норм необходимо уделять большое внимание процедурным вопросам, поскольку небрежность в этой области будет обязательно использована зарубежными партнерами для опротестовывания российских решений, касающихся изменения торгово-политического режима.
Целесообразно повысить статус и расширить аналитический аппарат правительственной Комиссии по защитным мерам во внешней торговле, одновременно поставив ее работу на четкую законодательную основу. Возможно, стоит принять за образец американскую Комиссию по международной торговле, которая играет значительную роль в системе внешнеторгового регулирования США, немало способствуя должному учету в этой системе интересов национальных производителей.
В комплексе мероприятий, способствующих экономическому подъему, особое место отводится всесторонней поддержке экспорта, мерам по диверсификации и укреплению его производственной базы. В этих целях, исходя из опыта других стран, настоятельно необходимо начать на практике реализацию принятой Федеральной программы развития экспорта. Ее задачей является создание системы государственной поддержки экспорта, основными элементами которой явились, в частности, кредитование и страхование экспортных операций, оказание информационных, маркетинговых и консультативных услуг через развернутую для этих целей общенациональную сеть, финансирование участия отечественных экспортеров в международных выставках и ярмарках, содействие экспорту средствами экономической дипломатии.
Формирование системы поддержки экспорта не снимает необходимости модернизации экспортного потенциала страны. Неотложной задачей представляется создание структурно приоритетным экспортоориентированным отраслям преимущественных условий для развития. В частности, производство продукции для экспорта стимулировать предоставлением государственных кредитов и гарантий по привлекаемым предприятиями иностранным кредитам, беспроцентных ссуд на технологическое обновление, льгот по налогообложению, размещением государственных заказов на экспортную продукцию и прямым финансовым участием в программах расширения выпуска продукции на предприятиях с высокой долей государственного участия.
Государственная поддержка экспортного сектора экономическими средствами должна быть селективной, направленной, главным образом, на развитие производства готовых изделий. Мерами такой поддержки целесообразно охватывать не только налаживание, расширение и модернизацию производства наукоемкой продукции силами отечественных предприятий, но и реализацию проектов кооперационного сотрудничества с иностранными партнерами, включая изготовление узлов и деталей. Или выполнение прикладных исследований и конструкторских работ по заказам инофирм, сборочное производство изделий для экспорта с использованием импортных компонентов и т. д. Финансовое участие государства необходимо также и для расширения технического содействия зарубежным странам в сооружении и эксплуатации промышленных и иных объектов. Решению задач, связанных с расширением экспортного потенциала, поможет снижение уровня импортного обложения (пошлинами и НДС) товаров, используемых при производстве экспортной продукции. Кроме того, минимизировать ставки ввозных пошлин на современное оборудование, материалы и комплектующие, отдельные виды сырья, не производимые в стране.
Вкупе с мерами по поддержке экспорта все это даст ощутимый импульс формированию новых направлений внешнеэкономической специализации страны, связанных с ее конкурентными преимуществами в наукоемких отраслях.
Для экономической стабилизации и последующего роста, как предпосылки обеспечения экономической безопасности страны, большое значение приобретают в современных условиях защита и поддержка отдельных отраслей, в первую очередь, агропромышленного комплекса и машиностроения. Меры внешнеэкономического регулирования здесь должны, на наш взгляд, использоваться для того, чтобы помочь ориентировать российских потребителей на закупку отечественной продукции (аналогично практике США, где исповедуется принцип & quot-покупай американское& quot-). Понятно, что в силу различия качественных характеристик отечественной и зарубежной продукции весь российский спрос не удается замкнуть на товарах национального производства. Для части потребителей импортная продукция останется более предпочтительной. Задача состоит в том, чтобы помочь российским аграриям и машиностроителям не терять тех ниш, которые вполне возможно насыщать отечественными товарами. В этих целях имеет смысл сдерживать импорт определенных видов продукции, к примеру, авиатехники в целом и ее отдельных узлов, а также некоторых продуктов питания, алкоголя и табачных изделий. Разумеется, что такое сдерживание может осуществляться, если оно не нанесет ущерба интересам отечественного потребителя, не повлечет за собой существенного роста цен и оскудения ассортимента
товаров на внутреннем рынке. Вполне допустимо поэтому регулирование конкурирующего импорта с помощью защитных пошлин и налогов, квотирования ввоза аграрной продукции, дотируемой в странах производства.
Усиление ограничительных мер необходимо, на наш взгляд, и в сфере движения капитала. Прежде всего, требуется дополнить сравнительно действенный контроль над поступлением экспортной выручки комплексом рычагов воздействия на участников ВЭД, осуществляющих импортные и бартерные операции. Контроль над такими операциями и система санкций должны гарантировать возврат валюты в случае непоставки или недопоставки импортных товаров.
Следовало обратить пристальное внимание на регулирование вывоза капитала в качестве инвестиций. В действующем законодательстве по существу отсутствуют нормы, регламентирующие этот процесс. Крайне необходимо устранить данный пробел, разработав соответствующий порядок осуществления зарубежных инвестиций. По нашему мнению, в нынешней ситуации, когда ощущается острейший дефицит капиталовложений внутри страны, было бы оправданным временно ограничить законодательно вывоз отечественного капитала за рубеж, главным образом, рамками проектов, способствующих продвижению отечественного экспорта (сбытовая и товаропроводящая сеть, переработка российского сырья, сервисное и предпродажное обслуживание техники и пр.).
Вместе с тем можно пойти на освобождение от налогообложения переводимой из-за границы прибыли, направляемой на развитие производства внутри страны.
Определенных изменений требует действующий порядок осуществления иностранных инвестиций в экономику России. Поэтому целесообразно определить круг особо важных стратегических отраслей, в которых вложения иностранного капитала (прямые и портфельные инвестиции) запрещаются, либо существенно ограничиваются- разработать механизм, позволяющий предотвращать смену производственного профиля предприятий в интересах его иностранного совладельца в ущерб отечественным потребителям. В то же время в отношении иностранного капитала, действующего в нетрадиционном экспортном или импортозамещающем производстве, можно предусмотреть определенные льготы, в том числе налоговые & quot-каникулы"- на период налаживания производства.
Одним из непременных условий расширения привлечения иностранного капитала, способного в какой-то мере компенсировать недостаток отечественных производственных инвестиций, является, по нашему мнению, стабильность законодательства, регулирующего сферу иностранных инвестиций. Здесь требуется совершенствование правовой базы, в значительной мере устаревшей, ее наполнение преимущественно нормами прямого действия. Указанные нормы ни в коем случае не должны иметь обратной силы и ухудшать условия функционирования иностранного капитала в стране. Общий порядок регулирования иностранных инвестиций, исходя из мировой практики, может включать в себя право местных органов власти на предоставление иностранному капиталу дополнительных льгот в рамках их компетенции. Местные власти, с другой стороны, должны выступать и определенным гарантом выполнения своих обязательств российскими участниками совместных предприятий, в особенности на начальном этапе реализации проектов. Не секрет, что недостаточность достоверной информации о потенциальных партнерах и их надежности заметно осложняет иностранному капиталу выбор конкретных сфер инвестирования.
Такое же сбалансированное сочетание свободной торговли и протекционизма следует обеспечить в регулировании других форм сотрудничества с иностранным капиталом: реализации проектов на базе соглашений о разделе продукции, договоров о концессиях, функционирования иностранных компаний в свободных экономических зонах. Интересы развития национального производства и насыщения внутреннего рынка должны, в первую очередь, учитываться и в регламентации порядка осуществления приграничной торговли, помогающей смягчить дисбалансы спроса и предложения, связанные с региональной спецификой. При этом все эти меры не должны противоречить общей системе и политике регулирования ВЭД.
Внешнеэкономическая политика, даже удачно сочетающая элементы либерализма и протекционизма, не в состоянии сама по себе обеспечить подъем национальной экономики. Она может либо способствовать, либо препятствовать этому процессу. Поэтому главным условием преодоления кризисного этапа экономического развития страны представляется перенесение центра тяжести в экономической политике государства с достижения финансовой стабилизации, являющейся фактически единственной ее целью в течение последних лет, на решение задач формирования эффективной и конкурентоспособной экономики. Такой поворот потребует от государства осуществления масштабных мер, направленных на структурную перестройку экономики, активизацию инвестиционного процесса, снижение уровня налогообложения и стоимости кредита, устранение перекосов в ценообразовании, снижение доходности операций на валютном и фондовом рынках и решение ряда других проблем. Таким образом, внешнеэкономическая политика призвана стать продолжением макроэкономической политики
и одновременно одним из инструментов ее реализации.
Каковы бы ни были предпосылки развития международной торговли, протекционистские меры могут привести лишь к одному: помешать развивать производство там, где для него существуют наиболее благоприятные природные и общественные условия, и вынудить размещать его там, где условия хуже. Результатом протекционизма поэтому является снижение производительности человеческого труда, и, несмотря на противодействие принципов свободной торговли и протекционизма, либерализация внешней торговли становится в конце XX — начале XXI в. ведущей тенденцией мирового экономического развития.
Литература
George H. Protection or Free Trade. (1886) Reprinted edition. New York, Robert Schalkenbach Foundation, p. 47, 1980.
Дадалко B.A. Мировая экономика. Минск, Ураджай, Интерпрессервис, с. 69−97, 2001.
Долльфюс О. Система мира. МЭ и МО, № 6, с. 14, 1995.
Мовсесян А. Г. Либерализм и экономика. М., Логос, с. 148−174, 2003.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой