Протестантский самиздат 1960-х - 1980-х годов в СССР

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(47)084. 9
ПРОТЕСТАНТСКИЙ САМИЗДАТ 1960-Х — 1980-Х ГОДОВ В СССР
Т.К. Никольская
Самиздат является важной частью протестантской субкультуры в СССР. Его можно систематизировать по ряду категорий: способы копирования, виды изданий, содержание, конфессиональная направленность, тираж, формы организации. Помимо стихийного самиздата в СССР имелись подпольные протестантские издательства «Христианин», «Верный свидетель», «Вечность», а также разрозненные группы верующих, занимавшиеся изготовлением духовной литературы. Ключевые слова: самиздат, евангельские христиане-баптисты, адвентисты седьмого дня, пятидесятники, Свидетели Иеговы.
Под русским протестантизмом подразумеваются христианские конфессии, движения и религиозные группы, возникшие на Западе в результате развития протестантской ветви христианства и получившие свое продолжение в России среди людей, принадлежащих к русской языковой и культурной традиции (хотя не обязательно русских по национальности). В исторической ретроспективе сюда относятся: евангельские христиане, баптисты, пятидесятники, адвентисты седьмого дня, чья история в России насчитывает не менее 100 лет, а также близкие им течения.
Самобытным явлением субкультуры русского протестантизма является самиздат. Если в первое десятилетие советской власти русские протестанты продолжали свою издательскую деятельность, хотя и в ограниченных масштабах, то с началом тотальных гонений (конец 1920-х годов) она была полностью ликвидирована. В послевоенные годы издание религиозной литературы и периодики строго регламентировалось властями, так что ее заведомо не хватало для сотен тысяч протестантов. На конец 1950-х годов в СССР насчитывалось свыше 300 тысяч взрослых евангельских христиан-баптистов [1, с. 155], действовал Союз адвентистов седьмого дня, а также незарегистрированные общины пятидесятников и протестантов других направлений. Между тем, в стране выходил только один протестантский журнал — издание евангельских христиан-баптистов «Братский вестник». Журнал выходил 6 раз в год тиражом 3 тысячи экземпляров (с 1979 года — 10 тысяч экземпляров) [2]. При этом значительная часть тиража не доходила до рядовых верующих. Так, в 1965 г. из 3 тысяч экземпляров «Братского вестника» 360 были высланы по зарубежным адресам, 50 — подарено иностранным делегациям, 38 — передано в советские учреждения, 224 — руководителям Всесоюзного Совета ЕХБ (ВСЕХБ) и старшим пресвитерам. Остальное распределялось по общинам с расчетом 1 журнал на 100−200 верующих [3]. Другая протестантская литература также имела недостаточные тиражи и выходила редко. Например, в 1979 году была издана брошюра-альбом на русском и английском языках «Евангельские христиане-баптисты в СССР» (М., ВСЕХБ). В 1971 году московская община адвентистов седьмого дня (АСД), с разрешения властей, издала «Утренний страж» — брошюру со стихами из Библии для ежедневного чтения в течение года [4, с. 412]. Разрешая выпуск таких изданий, власти стремились не столько удовлетворить потребности верующих, сколько показать мировому сообществу наличие в СССР свободы совести.
Помимо количественной недостаточности, подцензурная литература имела и ряд других недостатков: идеологизированность текстов, узкий круг авторов и предлагаемых тем, отсутствие материалов для детей и молодежи, замалчивание церковных и общественных проблем и т. д.
Попытки верующих восполнить недостаток литературы религиозным самиздатом наблюдаются на протяжении всей советской эпохи, но расцвет этого явления приходится на 1960-е — 1980-е годы. Этому способствовали некоторое смягчение политического режима, рост самосознания верующих, повышение их образовательного уровня, развитие международных контактов, позволившее советским протестантам сравнивать свою жизнь с положением единоверцев за рубежом. Кроме того, по мере развития техники и относительного роста благосостояния пишущие машинки, фотоаппараты и другие технические средства сделались более доступными для советских людей.
Как исторический источник, протестантский самиздат можно систематизировать по ряду категорий: способы копирования, виды изданий (Библии, прочие книги, периодические издания, малоформатные материалы), содержание, тираж, конфессиональная направленность, предполагаемый круг читателей, а также формы организации издания.
Стихийный самиздат — это самостоятельная, никем не направляемая деятельность отдельных верующих по изготовлению литературы для личного пользования или распространения в узком кругу родственников и знакомых. Сюда же можно отнести изготовление открыток, рисунков, схем и других иллюстративных материалов на христианскую тему, а также реставрацию и переплетение сохранившихся в семьях Библий, старых книг, песенных сборников и журналов христианского содержания. Стихийный самиздат был широко распространен как в зарегистрированных, так и в нелегальных общинах русских протестантов. Для копирования материалов верующие использовали такие способы как рукопись, машинопись, фотоспособ, иногда гектограф.
Особенностью стихийного самиздата является его малотиражность (материалы готовились в одном или нескольких экземплярах), примитивность способов копирования (преобладают рукописные тетради и блокноты). Конфессиональная направленность далеко не всегда выражена определенно. Материалы для копирования избирались произвольно, в зависимости от возможностей и личных вкусов верующих. Они интересовались не
только религиозными вопросами, но также философией, поэзией, проблемами морали, научно-популярными статьями о природе, исторических и природных катаклизмах… Таким образом, в протестантский самиздат попадали самые разные источники — от Библии и богословских трудов до публикаций советской прессы. Например, в рукописях русских протестантов 1960-х — 1980-х гг. часто встречается стихотворение Евгения Евтушенко «Остановись!», опубликованное в журнале «Огонек» (это можно проследить на примере коллекции самиздата из Архива С. -Петербургской церкви ЕХБ) [5].
В качестве другого примера можно привести рукописный песенник, изъятый при обыске у Свидетельницы Иеговы Галины Кузьминых в 1985 г. и позднее возвращенный по просьбе верующей Марии Матушинец [6]. Помимо текстов, характерных именно для этой религиозной организации, в песенник включены духовные гимны других протестантских церквей: например, «И преломив и всем раздал…» — гимн евангельских христиан-баптистов, часто исполняемый на хлебопреломление. Текст противоречит учению Свидетелей Иеговы, поскольку в нем звучит призыв ко всем христианам причащаться хлебом и вином («Друзья, примите, ешьте все… «), тогда как у Свидетелей Иеговы это дозволено лишь верующим, которые, согласно учению, входят в число 144 000 «искупленных от земли» из книги Откровение (14: 1, 3) [7, с. 17].
Нередко к переписыванию религиозных материалов взрослые протестанты привлекали молодежь и детей-школьников. Например, в пятидесятнической общине Тюмени «среди детей распространяются различные сектантские «сочинения», которые переписываются и размножаются детьми — учащимися школ. Все они специально подобраны и рассчитаны на вовлечении молодежи в секту. Об этом говорят их названия: «Думы юноши», «Наши юные силы пожертвуем мы», «О, юные друзья!», «Юность» и т. д.» [8, с. 32]. Думается, помимо воспитательного мотива (познакомить детей с религиозными текстами, приучить к посильному труду на благо церкви), взрослые протестанты стремились использовать более высокую грамотность молодого поколения.
К форме стихийного протестантского самиздата можно отнести рассылку в советские газеты, журналы, учреждения, а также частным лицам проповедей и стихов христианского содержания. В одних случаях это делалось анонимно, в других — автор письма сообщал о себе. Так, в п. Константиновском Ростовской области пятидесятница Александра Захарова в течение ряда лет рассылала по разным адресам анонимные письма (подобие листовок) христианского содержания. В 1963 году она была осуждена на 3 года ИТЛ [Информация о судебном процессе пятидесятников от 24. 07. 1963. 9, л. 85−86]. В 1962 году в Ленинграде молодая баптистка Аида Скрип-никова отправила письмо и стихи на христианскую тему журналисту молодежной газеты «Смена» В. Кузину, автору ряда антирелигиозных статей. Правда, редакция использовала это письмо для новой публикации против баптистов с выразительным названием «Не будьте трупом среди живых!» [10].
В других случаях «издатели"-одиночки не ставили целью распространять самиздат за пределами своей общины. К числу таких документов относится анонимная фотолистовка, обращенная к «братьям и сестрам» общины ЕХБ г. Ростова-на-Дону (1980 г.). Ее автор подвергает критике моральное поведение членов общины: «Дорогие братья и сестры когда же будет у нас мир и благодать. Мы не славим нашего Господа, а только разбираем друг друга» [11, л. 26 а].
На более высоком уровне стоит организованный конфессиональный самиздат, для которого характерны централизованность, многотиражность, более высокий полиграфический уровень и ясно выраженная конфессиональная направленность текстов. Наконец, только организации могли наладить выпуск периодических изданий, выходивших в СССР в 1960 — 1980-е гг.
К переходной форме между стихийным и организованным самиздатом можно отнести деятельность разрозненных групп верующих, изготовлявших литературу, листовки и изображения христианского содержания для распространения.
К подобным партизанским действиям можно отнести случай в Ленинграде, где осенью 1961 года группа баптистской молодежи напечатала около 2000 листовок, обращенных к неверующим, и попыталась распространить по городу, опуская в почтовые ящики. Вскоре одна из девушек — 24-летняя работница фабрики им. Ногина Людмила Щербакова — была задержана органами, а затем выявлены и другие участники группы: Владимир Филиппов, Нина Гринева, Лидия Семенова и Лев Лукинов. За распространение листовок Л. М. Щербакова, Н. А. Гринева и Л. В. Семенова были преданы товарищескому суду по месту работы. Все трое получили общественный выговор с опубликованием в печати [12, с. 207]. Позже участники этой группы вошли в состав ленинградской общины баптистов-инициативников.
Движение баптистов-инициативников, начавшееся в 1961 году как протест против вмешательства государства в дела церкви, поначалу имело лишь одну цель — добиться разрешения на проведение Всесоюзного церковного съезда, который не созывался с 1944 года. Для этого была организована Инициативная группа, которую официально представляли служители Геннадий Крючков и Алексей Прокофьев (отсюда и название — «инициа-тивники»). Однако в результате возникшего между верующими разделения часть общин ЕХБ сорганизовалась в самостоятельную, не признанную властями, церковную структуру. Нелегальный руководящий центр был назван сначала Оргкомитетом, а с 1965 года — Советом Церквей (СЦ) ЕХБ. Инициативники уделяли самиздату особое внимание. Во первых, таким способом руководители движения информировали верующих о своей позиции и действиях. Во вторых, нехватка духовной литературы и полный диктат властей в этом вопросе способствовали
росту оппозиционных настроений среди евангельских христиан-баптистов. Одной из задач движения было решить «литературную» проблему.
Первые послания Инициативной группы и Оргкомитета верующие распространяли стихийно: их переписывали от руки, печатали на машинке, передавали из рук в руки родственникам и знакомым, рассылали по почте в другие общины и даже разбрасывали в виде листовок в молитвенных домах, как это было, например, в Москве, во время богослужения 27 апреля 1962 года [13, л. 62].
Вскоре, однако, руководителям движения стало ясно, что стихийных действий недостаточно. Первым периодическим изданием стал «Братский листок», содержавший церковную информацию. С 1963 г. начал выходить духовно-назидательный журнал «Вестник спасения», причем, инициатором первого выпуска была 22-летняя девушка из г. Прокопьевска Любовь Богданова. Журнал, напечатанный гектографическим способом тиражом 60 экземпляров, имел в общинах ЕХБ такой успех, что председатель СЦ Г. К. Крючков предложил сделать его общим для всего церковного братства [Унижонный А. И. Свидетельство Божьего благоволения. 14, с. 25]. Богданова стала и многолетним редактором журнала, для чего ей пришлось перейти на нелегальное положение. Три года спустя к ней присоединилась другая девушка — Светлана Белецкая, участница демонстрации баптистов у здания ЦК КПСС, состоявшейся 1617 мая 1966 года (об этом они рассказали на открытом семинаре «50 лет христианского самиздата», состоявшемся 30 января 2014 года в С. -Петербургском Христианском университете). Несмотря на условия подполья, редакции удавалось выпускать по 6 номеров в год (с такой же периодичностью выходил и официальный журнал ВСЕХБ «Братский вестник»). В нем печатались проповеди, духовно-назидательные статьи, стихи, рассказы, сообщения о гонениях верующих, письма читателей. По понятным причинам авторы публикаций обычно не указывались. В 1976 году журнал был переименован в «Вестник Истины». Под таким названием он выходит до сих пор. Его тираж в советское время определить трудно, поскольку почти каждый экземпляр, попадая к верующим, копировался дальше.
Собственный информационный бюллетень издавал Совет родственников узников ЕХБ, созданный в 1964 году. В нем сообщалась информация об арестах и судебных процессах над баптистами, публиковались фотографии осужденных, а также фотографии и адреса их семей для оказания материальной и моральной поддержки. Бюллетень передавался и за границу, где его содержание тотчас становилось достоянием СМИ и использовалось для организации кампании в защиту советских верующих. Развитие международных контактов, присоединение к ряду международных правозащитных актов вынуждали советское правительство более внимательно, чем прежде, относиться к общественному мнению других стран. Если имя религиозного активиста было хорошо известно за рубежом, к нему могли проявить снисхождение. Так, в 1979 году секретарь СЦ ЕХБ Г. П. Винс, вместо отбытия 5-летней ссылки, был выслан в США, куда разрешили выехать и его семье [15, с. 250−251].
Издавалась и другая духовная литература: песенники, религиозные календари, книги протестантских авторов и, конечно, Библии. Поначалу издания СЦ печатались примитивными способами: машинопись, трафарет, стеклограф, фотоспособ, гектограф. По воспоминаниям председателя СЦ ЕХБ Г. К. Крючкова, несколько лет было потрачено на разработку офсетной печатной машины [16, с. 472−475.]. В 1971 г. Советом церквей было организовано подпольное издательство «Христианин» с сетью подпольных типографий, расположенных в разных регионах страны. В них работал ограниченный круг людей, как правило, перешедших на нелегальное положение. Однако, в организованном самиздате участвовали и сотни других верующих, кто предоставлял нелегалам свои дома и квартиры, доставал бумагу и материальные средства, развозил по общинам готовую литературу и т. д.
Чекисты тщательно выслеживали «типографские точки» издательства «Христианин». Первая из них, располагавшаяся на хуторе Лигатне в Латвии, была обнаружена в 1974 году. В 1977 году в г. Кингисеппе Ленинградской области состоялся суд над тремя работниками самиздата, а также Давидом Коопом, хозяином дома в Ивангороде, где была устроена подпольная типография. Иван Левин, сестры Людмила и Лариса Зайцевы (все в разное время перешли на нелегальное положение) жили тайно в специальном помещении, замаскированном под чердак. Там находились три кровати, запасы еды и типографское оборудование- имелся даже отдельный туалет. Для сокрытия расходов электроэнергии провод закрепили на трубе водяного отопления. Звонок для связи с потайными комнатами был спрятан в шкафу. Работники типографии успели напечатать несколько выпусков «Вестника Истины» и «Братского листка», «Песни христиан», религиозные календари, книги «Тайна счастья» Билли Грэма и «Духовная война» Джона Беньяна. И. И. Левин, Д. И. Кооп и сестры Зайцевы были приговорены к лишению свободы на сроки от 3,5 до 5 лет [Информационное сообщение и приговор по делу № 2−88 о подпольной типографии «Христианин». 17, л. 102−124]. В 1980 году в Днепропетровске состоялся суд над пресвитером Н. И. Кабышем и работниками издательства «Христианин» Тамарой Быстровой, Галиной Юдинцевой, Любовью Ко-сачевич и Сергеем Бублик. При разгроме подпольной типографии в этом городе было изъято 16 тысяч экземпляров отпечатанной духовной литературы [14, с. 65].
Согласно отчету Г. К. Крючкова, подготовленному для Всесоюзного совещания служителей СЦ (22 мая 1976 г.), только за первые 5 лет существования издательства «Христианин» было выпущено 350 тысяч экземпляров различной духовной литературы [16, с. 260].
Другое явление организованного протестантского самиздата — подпольное издательство «Верный свидетель» Всесоюзной Церкви верных и свободных АСД. Ее руководитель, Владимир Шелков, в 1960 — 1970-е годы получил известность не только как религиозный деятель и правозащитник, но и как публицист. Шелков написал
восемь книг под общим заглавием «Священная война за свободу совести против диктатуры госатеизма», множество статей и проповедей на эту тему. Его работы нелегально переправлялись за границу, а внутри страны печатались в издательстве «Верный свидетель» [18, с. 399].
По воспоминаниям О. В. Цветкова, зятя Шелкова, тот, оказавшись под угрозой ареста, решил уйти в глубокое подполье. Он купил дом в Ташкенте, где с помощью особо доверенных людей устроил бункер в промежутке между стенами: «Попасть в этот промежуток можно было лишь через люк, спрятанный под половицей. Затем нужно было по лестнице спуститься в подвал, пройти несколько метров по темному лабиринту, приоткрыть другую крышку в деревянном полу и подняться в оставленный промежуток между стенами, в своеобразный бункер». В нем даже хранился запас воды и продуктов. Для пущей достоверности Шелков инсценировал собственные похороны. Однако, чекистов это не ввело в заблуждение, и в марте 1978 года Шелков был арестован, так и не успев воспользоваться бункером [19, с. 142−143]. Информация об устройстве бункера и фальшивых похоронах попала также и в советскую прессу [20].
В марте 1979 года в Ташкентском областном суде состоялся процесс над лидерами реформистов, причем, по сообщению газеты «Известия», в дни процесса «вертелся в Ташкенте» академик А. Д. Сахаров [20]. В. А. Шелков, И. С. Лепшин (зять Шелкова, позднее ставший его преемником), А. А. Спалинь (председатель «литературного комитета», редактировавший работы Шелкова) и С. П. Фурлет (хранительница архива Шелкова) были приговорены к ИТЛ на сроки от 3 до 5 лет. Снисхождение проявили только к помощнику Шелкова С. И. Маслову (2 года условно), который был инвалидом Великой Отечественной войны [Открытое письмо № 11. 21, л. 64об-65].
В 1978 году последователи Шелкова, оставшиеся на свободе, подготовили серию «открытых писем» -брошюр карманных размеров, отпечатанных типографским способом. Помимо информации об арестах в них содержались требования освободить осужденных за веру, отменить законодательство о культах 1929 года, обеспечить свободу религиозной печати, собраний и т. д. [Открытое письмо № 2. 21, л. 24]. Письма печатались в массовом количестве в издательстве «Верный свидетель», распространялись среди верующих и неверующих и даже рассылались в государственные учреждения. Например, в 1978 году в Новгороде сразу несколько организаций получили «Открытое письмо о продолжающемся произволе госатеистов в СССР» [22, л. 21]. По свидетельству О. В. Цветкова, попытки адвентистов распространять эти брошюры, содержавшие призывы бороться с госатеизмом, привели к многочисленным арестам [19, с. 148].
В 1980 году реформисты подготовили и переправили за рубеж «Материалы о фактах насилия и произвола госатеизма в СССР против Всесоюзной церкви верных и свободных адвентистов седьмого дня». Документы были оглашены на Мадридской встрече представителей государств — участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Литература «Верного свидетеля» распространялась и внутри СССР. Например, 7 декабря 1980 года в поезде Грозный — Москва работники транспортной милиции обнаружили ее (надо полагать, не без помощи КГБ) в багаже пассажирок Ольги Харитоновой и Татьяны Таранюк. Девушки сели на станции Минеральные Воды и уже готовились сойти в Воронеже, куда везли брошюры своим единоверцам. Большинство названий носили скорее правозащитный, чем религиозный характер: «Подсудимые судят», «Открытое письмо» гражданину из Финляндии», «Краткое опровержение очередной газетной клеветы», а также упомянутые «Материалы…». Литературу они везли в портфеле и больших хозяйственных сумках. В момент задержания Харитонова кричала: «Люди, посмотрите, что мы везем! Возьмите почитайте эти книжки, там написана правда, которую скрывают от народа!». Одновременно девушка пыталась спрятать под шапочкой сверток с адресами, но он был обнаружен и изъят. О. Харитонова и Т. Таранюк были приговорены к 2,5 годам лишения свободы [Приговор Воронежского областного суда от 15 мая 1981 г. 23, л. 3−8].
У пятидесятников издательская деятельность не была столь активна. Однако известно по меньшей мере два нелегальных центра на территории РСФСР: г. Саратов, где А. Романов устроил подпольную типографию издательства «Вечность» прямо на кухне многоквартирного дома (в 1986 году пятидесятнический епископ В. Г. Мурашкин снял ее на видеопленку), и г. Малоярославец, где в 1980-е годы пятидесятники организовали копирование на пишущей машинке и переплетение самиздатовской христианской литературы [24, с. 31].
Хотя вопрос о причислении Свидетелей Иеговы к конфессиям русского протестантизма остается открытым (сами они вовсе не позиционируют себя с протестантами), нельзя обойти вниманием их активное участие в религиозном самиздате. Для Свидетелей Иеговы важной частью богослужения является изучение журнала «Сторожевая Башня» (в советское время — «Башня стражи») и других материалов. В условиях подполья они сумели наладить регулярное получение из-за рубежа журналов «Сторожевая башня», «Пробудитесь», «Информатор» (ныне — «Наше царственное служение»), другой литературы, которую затем копировали различными способами — от обычного переписывания до организации подпольных типографий. Например, В. М. Калин, ныне председатель руководящего комитета Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России, в течение 18 лет занимался подпольным самиздатом. По его воспоминаниям, разъездные надзиратели нелегальным путем получали фотопленки с отснятыми журналами и брошюрами, после чего верующие на местах сами копировали эти материалы — например, фотоспособом [25]. Поскольку Свидетели Иеговы долгое время считались не только религиозной, но и антисоветской организацией, всю литературу им приходилось тщательно прятать. Так, согласно записи Степана Коника, сделанной на обложке рукописного сборника статей «Узнавай дух мира сего» из журнала «Башня Стражи», после того, как в 1951 году он был выслан из Львовской области в Иркутскую, «с
литературой было тяжело во время жестоких преследован. ий] потому приходилось много переписыват[ь] журналов «Башня Стражи» а также брошюры и книги. Приходилось литературу прятать подальше от дома иногда она намокала или грызуны погрызли […]. целый чемодан набитый переписной литературой был изъят у меня при обыске в 1957 г. в марте в Иркутской обл. «[6].
Таким образом, в 1960-е — 1980-е годы в СССР развивался как стихийный, так и организованный протестантский самиздат. Баптисты-инициативники организовали издательство «Христианин», адвентисты-реформисты — «Верный свидетель», пятидесятники — «Вечность». Каждое из издательств имело сеть подпольных типографий. В публикациях организованного самиздата большое внимание уделялось не только религиозной, но и правозащитной тематике.
После 1991 года протестанты в России получили широкие возможности для развития издательского дела. Большими тиражами выходят книги и периодические издания. В этих условиях интерес к истории самиздата приобретает особое значение, как изучение литературного наследия протестантов и поиск преемственности с прежними поколениями верующих.
Samizdat is an important part of the Protestant subculture in the USSR. It can be classified in several categories: methods of copying, types of publications, content, confessional orientation, volume, forms of organization. In the USSR there were natural Samizdat, underground Protestant publishing house «The Christian», «The Faithful Witness», «The eternity», isolated groups of believers — workers of samizdat. Keywords: Samizdat, Evangelical Christians-Baptists, Seventh-DayAdventists, Pentecostals, Jehovah'-s Witnesses.
Список литературы
1. История евангельских христиан-баптистов России. М.: РС ЕХБ, 2007.
2. Сведения о количестве изданной литературы за период 1950−82 гг. // Архив Р С ЕХБ. Ящик 5. Папка 8. № 8.
3. Ведомость движения «Братский вестник» за 1965 г. // Архив Р С ЕХБ.
4. Юнак Д. История Церкви христиан адвентистов седьмого дня в России. Т.1. Заокский: «Источник Жизни», 2002.
5. Архив С. -Петербургской церкви ЕХБ. Фонд 3.
6. Из личного архива Ивана Беленко.
7. Как узнать истинных христиан? Watch tower bible and tract society of Pensilvania. 2012.
8. Свобода вероисповедания по-советски: тюменская община пятидесятников (христиан веры евангельской) на рубеже 1950−1960-х гг. Документы и материалы. СПб.: Издательство Невского института языка и культуры, 2010.
9. Государственный архив Ростовской области (ГАРО). Ф. Р-4173. Оп.3.Д. 51.
10. Кузин В. Не будьте трупом среди живых! // Смена. 1962. № 155. 4 июля.
11. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-6991. Оп.6.Д. 1951.
12. Никольская Т. К. Русский протестантизм и государственная власть в 1905 — 1991 годах. Спб.: Изд-во Европейского университета, 2009.
13. ГАРФ. Ф. Р-6991. Оп.4.Д. 133.
14. Вестник Истины. 2011. № 6.
15. Винс Г. П. Евангелие в узах. Киев: «Компас», 1994.
16. Крючков Г. К. Великое пробуждение XX века. Издательство «Христианин» МСЦ ЕХБ. 2008.
17. ГАРФ. Ф. Р-6991. 0п.6.Д. 1190.
18. Зайцев Евгений. История Церкви АСД в России. Заокский: «Источник жизни», 2008.
19. Цветков О. В., Цветкова Р. В. Наши воспоминания. Калининград: ИИЦ «Осенние листья», 2007.
20. Кассис В., Михайлов М. Что творилось в бункере «апостола» // Известия. 1979. № 111. 13 мая.
21. ГАРФ. Ф. Р-6991. Оп. 6.Д. 1950.
22. ГАРФ. Ф. Р-6991. Оп.6.Д. 1396.
23. Государственный архив Воронежской области (ГАВО). Ф. 967. 0п.3.Д. 100.
24. Евангелист. 2007. № 3−4.
25. Устные воспоминания Василия Михайловича Калина записала Т. К. Никольская в п. Солнечный Ленинградской области 16. 04. 2012.
Об авторе
Никольская Т. К. — кандидат исторических наук, докторант Санкт-Петербургского института истории РАН, старший преподаватель Санкт-Петербургского Христианского университета, niktk@spbcu. ru
УДК 908
МЕДИЦИНСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ И САНИТАРНОЕ СОСТОЯНИЕ ЛАГЕРЕЙ ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ И ИНТЕРНИРОВАННЫХ НА БРЯНЩИНЕ В 1944—1948 гг. (ПО МАТЕРИАЛАМ ЛАГЕРЯ № 252)
Р. В. Новожеев, В. П. Барынкин, И. С. Иванчогло Публикация подготовлена в рамках поддержанногоРГНФ научного проекта № 15−11−32 001
В статье рассматриваются санитарное состояние, специфика функционирования медицинского обслуживания в лагерях для немецких военнопленных и интернированных на территории Брянской области в 1944—1948 гг.
Ключевые слова: спецконтингент, военнопленные, санитарное состояние, медицинское обслуживание, лагеря для военнопленных и интернированных.
Лагерь для немецких военнопленных № 252 был создан 01. 06. 1944 года в городе Бежица на базе лагеря для спецконтингента (бывших полицаев, старост, попавших в немецкий плен красноармейцев и т. п.). Он имел несколько десятков крупных и мелких отделений на территории Брянской области [1, с. 303−306]. Труд военнопленных применялся на восстановлении объектов разрушенного народного хозяйства и лесоразработках.
СССР не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных 1929 г., так как еще в 1918 году Советская Россия присоединилась к решениям гаагской конференции. Декретом СНК о признании всех международных конвенций о Красном кресте от 4 июня 1918 г. было объявлено, что международные конвенции и соглашения, касающиеся Красного креста, признанные Россией до октября 1915 г., признаются и будут соблюдаемы Российским Советским правительством, которое сохраняет все права и прерогативы, основанные на этих конвенциях и соглашениях. В 1931 году ЦИК и СНК было принято «Положение о военнопленных», в котором отмечается: «Раненые или больные военнопленные, нуждающиеся в медицинской помощи или госпитализации, должны быть направлены в ближайшие госпитали. Военнопленные после госпитализации передаются администрацией госпиталя в лагеря для военнопленных. Военнопленные в медико-санитарном отношении обслуживаются на одинаковых основаниях с военнослужащими Красной Армии» [3, Д. 2. Л. 90−93].
1 июня 1944 года из Симферополя прибыла первая партия военнопленных в количестве 2994 человека [3, Д. 7. Л. 16]. По прибытии они были осмотрены в вагонах врачами санитарного отделения лагеря, а затем был проведен опрос о жалобах на здоровье, а также стрижка и бритье.
При обследовании было выявлено следующее количество больных военнопленных: сыпнотифозных — 115, брюшнотифозных — 60, дизентерийных — 120, дистрофиков — 342, ангинозных — 18, чесоточных — 150, температурящих — 30, венерических — 50[3, Д. 7. Л. 16]. Таким образом, в прибывшем контингенте было выявлено первичным осмотром885 больных (29,5%).
Однако при повторном обследовании 8 июня картина со здоровьем военнопленных оказалась иная. Комиссия в составе начальника отделения УПВИ НКВД подполковника медслужбы Школьника М. М., подполковника медслужбыКузьмина А.А., в присутствии начальника лагеря подполковника Крестьянинова и начальника САНО лагеря Кузнецовой выявила следующее: дифтерийных — 12, дизентерийных — 2, ангинозных — 60, поносящих — 46, дистрофики — 10. Остальных заболеваний, обнаруженных при первоначальном осмотре, не было выявлено. Дифтерийные и дизентерийные были немедленно госпитализированы, ангинозные и поносящие изъяты из контингента и помещены для лечения в изолятор. Ангинозным больным был назначен стрептоцид, поносящим — бактериофаг. Было организовано регулярное измерение температуры. Для инфекционных больных вне зоны был организован стационар, который обслуживали медработники Бежицкого здравотдела. Стационар охранялся вахтерским постом.
Комиссия установила, что выявленное при первичном осмотре значительное количество больных не соответствует действительности и вызвано поспешностью и поверхностностью осмотра, доверчивостью врачей к ответам военнопленных при опросе, неопытностью медицинского состава, который без тщательного обследования ставил серьезные диагнозы [3,Д.7. Л. 18]. Комиссия провела распределение контингента на группы. Всего было охваченокомиссованием — 2491 из которых оказалось: 1 группа трудоспособности — 2214, 2 группа трудоспособности — 222, 3 группа трудоспособности — 45, дистрофики — 10.
Комиссией было установлено, что лазарет лагеря находится в хорошем состоянии. Он располагался в двухэтажном кирпичном здании на 35 комнат и кухню. В комнатах больные размещались по родам заболеваний. Лазарет был оборудован койками и обеспечен мягким инвентарем. Медикаменты, перевязочные и дезинфекционные материалы имелись в достаточном количестве. В лагере был санпропускник на 100 чел/час. Зона обеспечивалась хорошей питьевой водой из артезианской скважины. Центральной канализации в лагере нет, но имелось 2 деревянные уборные в расчете на 50 человек. Прачечная и смена белья были организованы плохо. Уборка комнатотмечалась как хорошая. Территория лагеря, по заключению комиссии, была чистой. Обследование организации питания показало, что на кухне имелся очаг с 10 котлами. Продуктами в полном ассортименте кухня обеспечена на 25 суток. Контингент обеспечен эмалированными тарелками и деревянными ложками. Питание в

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой