Противодействие распространению идеологии экстремизма и терроризма в молодежной среде 1-я часть

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Социология
Валерий МАРКИН, Анастасия РОГОВАЯ
ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РАСПРОСТРАНЕНИЮ ИДЕОЛОГИИ ЭКСТРЕМИЗМА И ТЕРРОРИЗМА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ 1-я часть
В статье анализируются и обобщаются результаты экспертного опроса по проблеме идеологического противодействия экстремизму и терроризму в молодежной среде. Экспертный опрос проводился в полиэтнических регионах России: Дагестане, Башкортостане и Татарстане.
The article analyzes and generalizes the results of expert poll on the problem of ideological counteraction to extremism and terrorism among the young people. The expert poll was carried out in polyethnic regions of Russia such as Dagestan, Bashkortostan and Tatarstan.
Ключевые слова:
идеология экстремизма и терроризма, молодежь, эффективность противодействия- ideology of extremism and terrorism, youth, efficiency of counteraction.
Формирование антиэкстремистской, антитеррористической идеологии в молодежной среде является актуальной зада -чей органов власти и институтов гражданского общества. Особую значимость эта задача имеет для полиэтнических регио -нов, имеющих достаточно высокую степень социальной напря -женности.
Центром региональной социологии и конфликтологии Института социологии РАН в июне 2012 г. в рамках проекта «Реакция рос -сийского общества на терроризм» программы президиума РАН «Фундаментальные проблемы модернизации полиэтнического региона в условиях роста напряженности» был проведен экспертный опрос (руководители: д. соц.н., профессор В. В. Маркин, д. соц.н. М.М. Шульга), предполагающий выявление уровня информиро -ванности и отношения к антиэкстремистской, антитеррористиче -ской идеологии в полиэтнических регионах на примере республик Дагестан, Татарстан и Башкортостан. Было опрошено 96 экспертов, среди которых профильные специалисты — представители органов государственного и муниципального управления, правоохрани -тельных органов, представители СМИ, научных, общественных и религиозных организаций, молодежных объединений.
Распространение идеологии экстремизма и терроризма затронуло не только северокавказские республики, но и ряд других регионов, в частности республики Татарстан, Башкортостан, Ставропольский край, Москву и др. Наблюдается возрастание роли и значения религиозной составляющей общественного сознания населения в республиках, устойчивая тенденция экстремистских настроений у молодежи, живущей в больших городах, полиэтнических регионах.
Среди общих факторов напряженной социально — политической обстановки в регионах эксперты выделяют рост уровня террористи -ческих угроз. Согласно данным опроса, наиболее высокий уровень террористических угроз (средний балл по 10 — балльной шкале, где 0 — полное отсутствие угрозы, 10 — максимальный уровень угрозы) наблюдается в Республике Дагестан — 7,36 баллов, средний уровень
— в Республике Татарстан (4,45 баллов), более низкий уровень — в Республике Башкортостан (2,26 баллов).
Как отмечают эксперты, в Республике Дагестан с ее многонацио —
МАРКИН
Валерий
Васильевич —
д. соц.н., профессор,
руководитель
Центра
региональной
социологии
и конфликтологии
ИС РАН
markin@isras. ru
РОГОВАЯ
Анастасия Владимировна — к. соц.н., научный сотрудник Центра региональной социологии и конфликтологии ИС РАН
av_rogovaya@mail. ru
нальностью все активнее проявляется иде -ология экстремизма и терроризма, наблю -дается все большая разобщенность на вну -триконфессиональном уровне, что во мно -гом обусловлено сложной криминогенной обстановкой в регионе, радикализацией религиозных движений, значительным ростом числа молодежи — приверженцев так называемого нетрадиционного ислама
— ваххабизма. Все это, по мнению экс -пертов, при отсутствии грамотной работы может неизбежно вылиться в конфликты со сторонниками традиционного тарикат ского ислама. Это находит подтверждение в фактах целого ряда терактов, направ -ленных против авторитетных сторонни ков традиционного ислама. Это убийства ректора Института теологии и междуна -родных отношений М. Садикова и его племянника З. Мусаева (июнь 2011 г.), шейха Сиражутдина Хурикского (октябрь 2011 г.), шейха Саида Афанди аль Чиркави (август 2012 г.). Этноклановые противо -речия, коррупция, ограничение призыва в армию РФ с Северного Кавказа могут только усугубить ситуацию.
После событий 19 июля 2012 г. и последних действий экстремистских сил в Республике Татарстан упала завеса кажущейся толерантности и веротер пимости. За внешним спокойствием вскрылся пласт нерешенных или по степенно назревающих проблем. Как отмечает один из экспертов, былое «спо -койствие» достигалось за счет жестко выстроенной вертикали власти и глубо кого проникновения государства во все общественные сферы, относительного социально экономического благопо лучия Республики Татарстан, известной пассивности населения. В последнее время в Татарстане можно наблюдать признаки того, что власти вряд ли в состоянии постоянно создавать «поло жительную ситуацию»: в Казани, как и в других городах республики, прошли крупные протестные акции. В Татарстане заметно, как это отмечает ряд экспертов, «возрождение татарского национализма и распространение ваххабизма в регионе („тревожные звонки“ появились более года назад с появлением исламских бое виков в Нурлатском районе)», «идеоло -гия экстремизма распространяется пред ставителями религиозных групп, прежде всего в рамках ислама и некоторых обще ственных объединений — „Азатлык“». Как
отмечает эксперт, «вышедший из латент -ной стадии конфликт можно наблюдать между родителями русскоязычных школьников и радикально настроен ными татарскими националистическими организациями на почве разногласий во взглядах на образовательные программы в школах Татарстана». Это было исполь -зовано в целях активизации русской национально настроенной молодежи.
Социально-политическую обстановку в Республике Башкортостан в настоящее время большинство респондентов счи тают стабильной, наблюдается только фоновая напряженность. Специфику латентных конфликтов в Башкортостане, по мнению экспертов, определяют мно гоконфессиональность (при преоблада -нии ислама и православия) и многона -циональность республики (причем пред ставители титульной нации — башкиры
— составляют около 30% численности). Сегодня в Республике Башкортостан, по мнению экспертов, наблюдается «рост сторонников экстремистских религиоз -ных течений, их активизация в противо действии правоохранительным органам», «распространение исламского экстре мизма в форме салафизма, течения Хизб -ут — Тахрир, которые будут вербовать своих сторонников в Зауралье и на северо -востоке РБ».
Эксперты выделяют следующие целе -вые группы, аудитории, на которые, пре жде всего, направлена пропаганда идей экстремизма и терроризма: молодежь
— 60,4% (Республика Башкортостан — 40,0%, Республика Дагестан — 81,6%, Республика Татарстан — 56,5%) — безработная молодежь — 11,5% (Республика Башкортостан — 5,7%, Республика Дагестан — 21,1%, Республика Татарстан
— 4,3%) — молодежь, вовлеченная в рели -гиозные и националистические движе ния — 5,3% (Республика Башкортостан
— 2,9%, Республика Дагестан — 7,9%, Республика Татарстан — 4,3%) — а также молодая интеллигенция, выходцы из периферии, малых городов, группы с низкими доходами — по 3,2%.
Распространение в молодежной среде радикалистских настроений обусловлено весьма широким участием подростков и молодежи в деятельности экстремист ских организаций религиозного и поли тического толка, нарастанием протест ных настроений в молодежной среде,
поиском альтернатив. Социальная нео пределенность, тревожность и риски, деформация общественных ценностей и правосознания негативно влияют на нравственно психологическое созна ние и поведение молодежи, повышается уровень ксенофобии, нетерпимости, молодое поколение (особенно в под ростковом возрасте) не имеет доста точно твердой установки на неприятие идей экстремизма и терроризма и, тем более, противодействие им.
При таких условиях деструктивным силам легче использовать мало просве щенную молодежь для пропаганды идей экстремизма и терроризма, раскачивания ситуации в регионе, вплоть до прямого негативного влияния на власть.
Наиболее проблемными социальными группами, категориями молодежи, по мнению экспертов, являются: 1) безра ботная молодежь — 45,8% (Республика Башкортостан — 51,4%, Республика Дагестан — 47,4%, Республика Татарстан — 34,8%) — 2) студенты — 29,2% (Республика Башкортостан — 22,9%, Республика Дагестан — 44,7%, Республика Татарстан — 13,0%) — 3) школьники — 19,8% (Республика Башкортостан — 22,9%, Республика Дагестан — 21,1%, Республика Татарстан
— 13,0%).
Безработная молодежь, по мнению экспертов, — потенциальная группа для пополнения рядов религиозных экстре мистов. Безработные молодые люди, у которых часто нет образования, которые озлоблены на общество и государство, употребляют алкоголь и наркотики, в силу малой защищенности наиболее агрессивно настроены и не толерантны. Безработные не являются организованной категорией населения, поэтому наименее подвер жены позитивному антиэкстремистскому, антитеррористическому системному влия нию. Испытывая наибольшие жизненные трудности, они наиболее восприимчивы к перенятию идеологии экстремизма и тер роризма.
Школьники и студенты — категории молодежи с несформировавшейся психи кой, наиболее управляемые, податливые к религиозной нетерпимости, которыми можно легко манипулировать. Школьники
— это те категории, которые в силу мораль -ной незрелости, неспособности мыслить самостоятельно наиболее подвержены чужому влиянию, «ведомости», во многом
зависят от родителей и окружения, готовы совершать плохие поступки для продви жения в жизни или для того, чтобы быть как все, не выделяться. Отсутствие воспи -тательных процессов в семье и школе ска зывается на том, что жизненные цели под ростков связаны, прежде всего, с достиже нием материальных благ, им свойственны цинизм, беспринципность, нравственная распущенность. Свой досуг они проводят в Интернете, в котором легко зарядиться экстремистским настроением.
Юношеский максимализм и односложное черно белое восприятие меж национальных и межрелигиозных отно шений чаще всего встречаются в сту денческой среде и уменьшаются после завершения учебы в вузе. У студентов, как отмечают эксперты, в соответствии с возрастом особенно высоки про-тестные настроения, они испытывают трудности с адаптацией при переходе в новую социально культурную среду, более активны и решительны, посто янно находятся в поиске применения знаний, полученных в вузе.
Многие учащиеся, студенты республик возмущены коррупцией в школах и вузах. В Республике Дагестан, как отмечают экс -перты, значительная часть студентов-дети обеспеченных родителей — своим поведе -нием, показным благополучием провоци -руют напряженность в молодежной среде. Студентам в Татарстане, по мнению боль шинства экспертов, уделяется внимание, они достаточно «управляемы». Однако часть студентов, «составляющих особую социальную группу, а именно выходцы из южных республик, особенно с Северного Кавказа, не проявляют ни малейшего ува жения к устоям и порядкам регионов, в которых они теперь проживают».
Среди неформальных групп молодежи, по мнению экспертов, наиболее проблем ными являются: на первом месте участ ники неформальных националистических и религиозных сообществ (объединений)
— 34,4% и 32,3%- на втором — болельщики, футбольные фанаты — 30,2%- на третьем — рокеры и байкеры — 14,6%.
У молодых сторонников разного рода радикальных (неформальных) течений личная готовность принять участие не только в идейном, но и физическом про тивостоянии может сочетаться с невы соким уровнем образованности и общей неразвитостью рационального мышления.
Как отмечают эксперты, такие сообще ства в меньшей степени ориентированы на диалог с властью и обществом. Многие из молодых специалистов, получивших высшее и среднее профессиональное образование, не находят себя в официаль ных сферах общественной жизни, уходят в неформальный сектор, национальные и религиозные сообщества, в рамках кото рых производится обработка молодежи, в т. ч. в русле идеологии экстремизма и тер -роризма.
Молодые участники национальных организаций, по мнению эксперта из Республики Башкортостан, «активно используются в политических целях для выражения протестных настроений якобы всей молодежи в целях поли тических региональных элит». Другой эксперт отмечает, что «иногда толе рантность вступает в противоречие с религиозными нормами и ценностями. Национализм легко оправдывается, всегда можно найти преступника другой национальности».
Как отмечает эксперт из Республики Дагестан, «националистические сообще ства молодежи в основном выступают как инструмент в руках националистических элит по вопросам передела собственно сти, земли, должностей».
Другие неформальные группы моло -дежи — спортивные болельщики, рокеры и байкеры, — по мнению экспертов, обычно действуют большими группами, поэтому даже если каждый из них будет толерантен и миролюбив, в толпе из-за куража, анонимности, измененного состояния сознания и т. д. они могут быть весьма опасны.
Поэтому в формировании антиэкстре мистской, антитеррористической уста новки необходимо учитывать особенности каждой категории молодежи. Именно на данном этапе проходит самоопределение, избирательное отношение к ценностям и интересам, складываются идеологические установки и позиции. На молодежную аудиторию необходимо активно воздей ствовать как через обучающие программы и мероприятия в системе образования, так и через СМИ (телевидение, радио и печать, Интернет), а также по месту жительства. Главная задача — посредством образовательных и воспитательных про пагандистских мероприятий сформиро вать стойкое и осознанное неприятие и
противодействие идеологии экстремизма и терроризма.
В целом эксперты дают невысокую оценку эффективности идеологиче -ского противодействия экстремизму и терроризму в полиэтнических регионах (по 10 балльной шкале): в Республике Дагестан средний балл составляет 3,73- в Республике Татарстан — 4,1- в Республике Башкортостан — 4,97.
Как таковой, систематической идеоло -гической работы, по мнению большин ства экспертов, как государственными органами власти, так и институтами граж данского общества не ведется, особенно она слабо дифференцирована в различ ных социальных группах, прежде всего в молодых и малообеспеченных семьях. Как правило, государство борется уже с самими террористами, а не с причинами их появления и целями, которые они пре следуют, или боится воспроизводить и критиковать идеи и аргументы террори стов. Недостаточно аргументированно разоблачаются основные позиции экс тремистов и террористов, они либо про сто отвергаются, либо замалчиваются без контраргументации, что само по себе может дать обратный эффект.
В Республике Башкортостан, по мне -нию экспертов, где обстановка более благополучная, работа ведется благодаря сотрудничеству госструктур и духовен ства, но ее также нельзя назвать высо коэффективной: «все идеологическое противодействие сводится к осуждению экстремистских и террористических дей ствий известными общественными дея телями», «определяется „избирательным“ действием пропагандистов в рамках кон спирированных малых групп, личных контактов и тому подобной подпольной работы». Как отмечают эксперты, пра воохранительные органы в оперативной работе достаточно эффективны, «в част ности, силовые структуры проводят опе рации по устранению субъектов экстре мизма, которые транслируются по СМИ». Однако отсутствует система идеологиче ского противодействия идеологии экс тремизма и терроризма, среди молодежи и других групп риска не уменьшается число их сторонников.
В Дагестане, как отмечают эксперты, идеологическое противодействие экс тремизму сведена к малоэффективным и формализованным мероприятиям, а упор
на силовые решения зачастую приводит к непрекращающемуся циклу: воспроиз водству бандформирований из молодеж ной среды. Как указывают эксперты из Республики Дагестан, «система информа ционного противодействия экстремизму только создается, уровень привлечен ных лиц невысокий, отсутствует защита лиц, занимающихся информационным противодействием», «слишком мало сил задействовано, недостаточный эффект дает внутриконфессиональный диалог», «многие муниципалитеты самоотстра нились», «в то же время главы муници пальных образований на местах не имеют авторитета, решают в большинстве свои шкурные вопросы и не выполняют функ ций по профилактике». «Кроме необ ходимости налаживания богословских дискуссий ничего не учитывается, идеи и аргументы не афишируются, это счита ется даже преступлением, кроме как цель создать шариатское салафитского толка государство. Пункты, где совершаются теракты, увеличиваются, количество лиц, задержанных, арестованных, осуж денных, уничтоженных за проявление террористической направленности уве личилось».
В целом работу властей Республики Татарстан эксперты называют удовлет
ворительной, по крайней мере государ ственные органы действуют и реагируют. Вопрос, насколько это эффективно. Не исключено, по мнению экспертов, что проблемы лишь замораживаются, но не решаются, допущены факты существо вания ячеек экстремистской направлен ности (резонанс — Высокогорский район РТ). «Идеологическое противодействие, прежде всего, распространению ислам ского фундаментализма недостаточно эффективно как со стороны представите лей традиционного ислама, так и светских деятелей». Все же в последнее время, как указывают эксперты, религиозные деятели стараются прививать традиционное пони мание религии, также пропагандируется толерантность в политике. «Существуют целевые республиканские программы, но средств на них выделяется мало, местная элита считает, что это удел федерального центра».
Несколько «инертное» взаимодействие государственных и муниципальных орга нов власти, правоохранительных органов с представителями институтов граждан -ского общества, СМИ, научных сооб ществ, различных традиционных религий не способствует совместному противодей ствию распространению идеологии экс тремизма и терроризма.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой