Кризис духовности и пути его преодоления

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 111 А.А. Туман-Никифоров
КРИЗИС ДУХОВНОСТИ И ПУТИ ЕГО ПРЕОДОЛЕНИЯ
В статье анализируются причины глубокого духовного кризиса, поразившего современную цивилизацию и намечаются пути его преодоления. Проанализированы роль философии и других гуманитарных наук, роль образования, значение и необходимость наличия определенных идеалов, в т. ч. национальной идеи, и другие факторы, способствующие преодолению духовного кризиса и утверждению дальнейшего роста и подъема духовности во всех ее позитивных проявлениях.
Ключевые слова: духовность, идеал, национальная идея, глобальные проблемы, оптимизация, гуманизация, экологизация.
A.A. Tuman-Nikiforov SPIRITUALITY CRISIS AND THE WAY TO GET IT OVER
The reasons of deep spiritual crisis that has affected the modern civilization are analyzed and the ways to get it over are proposed in the article. The role of philosophy and other humanities, the role of education, the importance and necessity of the certain ideals, including the national idea and other factors that contribute to get over the spiritual crisis and approve the continued growth and uplift of spirituality in all its positive aspects are analyzed.
Key words: spirituality, ideal, national idea, global problems, optimization, humanization, ecologization.
Современная цивилизация находится в состоянии тяжелейшего системного кризиса: экономического, экологического, политического и т. п. Но основа основ всех этих кризисов — духовный кризис, без преодоления которого невозможно преодолеть и все остальные. В данной статье показана серьезность проблемы духовного кризиса общества и намечены способы ее решения, что является целью данной работы.
Для достижения поставленной цели необходимо:
1. Вскрыть причины современного духовного кризиса и условия, способствующие его эскалации и углублению.
2. Наметить наиболее перспективные пути и способы борьбы с негативными явлениями, поразившими современное человечество.
3. Подчеркнуть роль философии и других гуманитарных наук в преодолении духовного кризиса и в повсеместном утверждении подлинно духовных ценностей.
Используется диалектический метод для анализа противоречий, поразивших современную цивилизацию и являющихся причиной глубочайшего духовного кризиса всего человечества, а также для рассмотрения возможностей его преодоления и условий реализации этих возможностей в действительность.
Многие современные философы, социологи, культурологи и другие авторы, совершенно справедливо пишут о глубоком духовном кризисе, поразившем современное человечество как в локальном (например, современный российский социум), так и в глобальном масштабе. Правда, его причины и способы преодоления авторами трактуются по-разному. Например: «Проблема кризиса духовности в современном обществе, как симптом нашего времени, — это проблема отсутствия цементирующего социум Идеала"1. С этим можно согласиться, а значит, преодоление кризиса духовности и духовное совершенствование человека и общества обязательно должно быть связано с нахождением такого идеала, идеи. Сейчас много говорят и пишут о необходимости нахождения национальной идеи, но, на мой взгляд, в нашу эпоху глобализации национальная идея должна быть объединена с общечеловеческой идеей, национальные идеалы с общечеловеческими
1 Ивановская О. В., Скворцова Т. В. К проблеме гуманизации личности как стабилизирующего фактора в гражданском обществе // Человек в современных философских концепциях: мат-лы 3-й междунар. науч. конф., г. Волгоград, 14−17 сент. 2004 г.: в 2 т. Т. 1. Волгоград, 2004. С. 220.
идеалами. Без национальной идеи духовный кризис поражает всю нацию, без общечеловеческой идеи — все человечество! По оценкам многих современных мыслителей, не только отдельные страны, но именно все человечество (включая и те страны, которые традиционно принято считать благополучными) сейчас как раз и находятся в состоянии такого острого духовного кризиса, связанного с отсутствием подлинно общечеловеческих идеалов и ценностей (то, что принято считать общечеловеческими ценностями, на самом деле таковыми не является, это ценности буржуазного, индустриального общества, к тому же еще и вчерашнего дня). Преодоление этого кризиса возможно только в случае нахождения подлинно общечеловеческих идей, идеалов и ценностей.
Главной общечеловеческой идеей на сегодняшний день и в ближайшем будущем должна стать идея спасения человечества от глобальных опасностей, глобальных кризисов и глобальных катастроф, идея решения глобальных проблем современности, консолидации, интеграции и объединения человечества, идея подлинной, а не мнимой глобализации2. То, что происходит сейчас (глобализация «по-американски») это мнимая глобализация, ибо она направлена не на подлинное объединение человечества, а на подчинение и эксплуатацию одних народов другими (золотым миллиардом). Такая глобализация, как писал Н. Моисеев, не решает глобальных проблем, тоталитаризм «золотого миллиарда» неизбежно ведет к экологической катастрофе, с очень малой вероятностью выживания человечества3. Подлинная глобализация должна быть связана с решением глобальных проблем, преодолением глобальных кризисов. Для этого человечество должно обрести необходимый уровень понимания сложности и опасности возникшей ситуации и найти новые формы общественной организации и коллективную волю для реализации принципов коэволюции человека и биосферы. Нынешние идеи, идеалы и ценности разных стран и народов в целом недалеко ушли от пещерносредневековых идеалов и ценностей. Корнями они уходят в средние века и даже еще глубже: в пещерную, первобытную эпоху всеобщей дикости. Средневековая феодальная раздробленность, политика удельных князей и сюзеренов, бесконечные войны и вооруженные конфликты, жизнь в замках-крепостях, хорошо укрепленных, неприступных, обеспеченных запасами продовольствия для долгой осады, постоянная необходимость отбирать произведенный продукт у соседей, которые сами хотят отобрать у тебя и т. д. и т. п., все это для очень и очень многих (как на индивидуальном, так и на общественном, государственном уровнях) является теми стереотипами, которые определяют и их сегодняшние идеи, идеалы и ценности, и их политику, мораль, идеологию, мировоззрение.
А истоки уходят еще глубже — в первобытные времена с их жесткой обособленностью друг от друга отдельных родов и племен, с агрессивным неприятием чужаков, с борьбой за выживание, за добычу, за охотничьи угодья и др. природные ресурсы. Поэтому подобны стереотипы и идеалы я лично называю «пещерно-средневековыми» и полагаю, что в третьем тысячелетии, ради спасения и выживания человечества, от них следует решительно отказаться в пользу коэволюционных и синергетических (синергетика, в дословном значении — сотрудничество) идеалов, направленных на подлинное сотрудничество всех стран и людей доброй воли. Подлинное сотрудничество должно быть направлено к совместному достижению общих целей (а общая цель современного человечества — выжить и преодолеть глобальные проблемы), а то, что часто называют сотрудничеством («ты мне — я тебе») на самом деле не сотрудничество, мягко говоря — рыночные, а более грубо — базарные, бартерные отношения. Рыночные отношения и сотрудничество (особенно в синергетическом смысле) — две совершенно разные вещи. Синергетическое сотрудничество предполагает кум-мулятивный эффект: объединение усилий разных стран и народов должно дать эффект, намного больший, чем усилия тех же стран и народов, но по отдельности, а то и в прямом противоречии друг с другом (эффект «лебедя, рака и щуки»). Поэтому глобализация (объединение всех стран и народов в единое человечество) — явление, безусловно, нужное, полезное и положительное, но это должна быть глобализация «по-человечески», а не «по-американски» (равно как и не «по-российски», не «по-китайски», не «по-японски» и т. д.).
Преодоление духовного кризиса современности (и в национальном, и в общечеловеческом масштабах) должно быть связано с идеей объединения человечества ради его спасения, ради решения глобальных проблем современности и противоречий современной цивилизации, ради выхода к новым рубежам, за которыми новый виток безопасного и прогрессивного развития человечества. А национальная идея (например, русская) должна заключаться в том, что каждой стране (государству) и каждому народу отводится определенное место и определенная роль в этом синергетическом единстве. Это можно сравнить со спортивной командой (футбольной или хоккейной), где каждый игрок «знает свой маневр». Соперник у современного человечества довольно грозный — глобальные проблемы, — но из спорта мы можем взять примеры, когда
2 Туман-Никифоров А. А. Русская идея // Люди и судьбы. XX век: тез. докл. и сообщ. науч. конф. 30 окт. 2003 r. г. Красноярск. Красноярск, 2003. С. 185−188.
3 Моисеев Н. Н. На пути к новой цивилизации // Свободная мысль. 1999. № 10. С. 100.
грозного соперника побеждает порой и средняя команда, сильная именно единством, сплоченностью, сыгранностью своих игроков, тем, что они превосходно знают каждый «свой маневр».
Общение — основа общества, социума. Вне коллективных форм взаимодействия человек не может полноценно развиваться, самореализоваться и самосовершенствоваться. Индивидуализм чреват деградацией личности, в лучшем случае, односторонним, а в других случаях и нольсторонним развитием. Именно индивидуализм, вкупе с другими не должными человеческими качествами (а вовсе не прогресс науки, техники и рационализма, как часто ошибочно думают) являются главной причиной современных глобальных кризисов и катастроф.
«Односторонне-технологическая эволюция современного общества подвела человечество к глобальным кризисам и катастрофам. Ускоренный прогресс техники и технологии, стремительное изменение социальных отношений, преобладание научной рациональности в культуре привело человечество к бездуховности, безнравственности. Человеческие взаимоотношения, культура мышления никогда ранее не достигали такого низкого уровня"4. Безоговорочно можно согласиться только с первым положением (не развитие науки и техники, а именно односторонне-технологическая эволюция). Третье вызывает сомнения, так как и раньше человеческие взаимоотношения и особенно культура мышления не отличались особо высоким уровнем. Со вторым совсем нельзя согласиться. Что на самом деле привело человечество к бездуховности и безнравственности сказать сложно, здесь требуются дополнительные исследования, в целом выходящие за рамки данной работы, но думаю, что сами по себе тут не виноваты ни прогресс техники и технологии, ни изменение социальных отношений, ни преобладание научной рациональности. Последнее не виновато и в глобальных кризисах, как часто ошибочно думают, в них виновато безудержное стремление человечества к комфорту любой ценой.
Истребление природы нерационально, поэтому подлинная научная рациональность как раз должна заключаться в обратном — ориентировании на то, что способствует выживанию и подлинному, а не мнимому прогрессу человечества. А то, что угрожает человечеству гибелью — есть результат научной нерациональности, т. е. науки, не соединенной с подлинным разумом. Как ни парадоксально, даже великие ученые не все и не всегда могут быть названы подлинно разумными существами, тем более, подлинно душевными, подлинно духовными. Иногда считается, что это относится, в первую очередь, к представителям естественных и технических наук, а подлинная философия как раз образец такой рациональности, хотя к ней мало кто прислушивается. П. С. Гуревич пишет о том, что сегодня невостребованной оказалась не только философия. Людям не свойственна самая обыкновенная дальновидность. Политики занимаются текущими вопросами, пренебрегая стратегическим мышлением. Технократы пытаются изо всех сил разогнать локомотив современной цивилизации. Как спасти человечество? Эти вопросы — очень неуместные и неудобные для технократа, и политика-прагматика задает уже философ. Неудивительно, что его вопрошания воспринимают как назойливые и несвоевременные пророчества Кассандры. Философия нередко отбирает у человека последнее утешение. Философия — это опыт предельно трезвого мышления, практика разрушения религиозных и социальных иллюзий. Свет разума подчас выявляет многие темные стороны нашей жизни5.
К сожалению, и это не совсем так. Философия тоже бывает разная: иррациональная, человеконенавистническая, фаталистическая, уповающая на фатум, а не на разум, отрицающая сам факт существования глобальных проблем, отрицающая их серьезную опасность для человечества или предлагающая такие пути их решения, которые на деле могут только ухудшить ситуацию. Хотя действительно, именно философия, а также гуманитарные науки не только могут, но и должны явить человечеству тип рациональности, соединенный не с безудержным стремлением к комфорту, а с подлинной духовностью, с заботой о сохранении человечества.
Можно согласиться с тем, что «…сегодня во всех бедах цивилизации принято обвинять технократическое мышление, хотя … вина лежит не на нем, а на гуманитарном мышлении, поскольку именно гуманитарная компонента культуры не поспевает за развитием ее научно-технической составляющей. В этой связи между двумя частями общечеловеческой культуры возник провал. Не найдя адекватных методов мышления и потеряв ориентиры, гуманитарная культура оказалась лишенной имманентных импульсов к развитию. Она смогла лишь подстраиваться под научно-техническую культуру, развитие которой обусловлено неуклонным развитием научного мышления, техники и технологий. В создавшихся условиях история человечества стала мыслиться односторонне — только как результат развития человеческого интеллекта, обусловливающего научно-технический прогресс, тогда как другая составляющая мышления, ответственная за осмысление
4 Кенжеева З. Е. Агни Йога: ключ к разгадкам тайны человека // Человек в современных концепциях… Т. 2. Волгоград, 2004. С. 262.
5 Гуревич П. С. Расколотость человеческого бытия. М., 2009.
социального прогресса и духовной жизни человека (выделено мною. — А.Т. -Н.), т. е. за формирование человеческой веры, за прогресс межличностных и общественных отношений, осталась без внимания. В прошлое обращена и вся гуманитарная часть высшего образования. Лекции, семинары, конференции, & quot-научные» работы и диссертации в своем большинстве не несут ничего, что рассчитано на будущее. В лучшем случае мы находим констатацию проблем, но не способы их действительного решения, а тем более упреждения. Такова специфика гуманитарного знания и устоявшегося в веках гуманитарного мышления… Не прогресс науки и техники, как считают многие, нанес огромный ущерб человечеству, а стагнация рефлексивного гуманитарного мышления обусловила кризис цивилизации. Поэтому самой главной проблемой современности является не экологическая или какая-либо другая, обусловленная развитием науки, а проблема понимания человеком самого себя и того пути, по которому должно развиваться общество, проблема взаимоотношения между людьми и народами. Без объективного, устремленного в будущее, т. е. без проективного философского мышления, проблема… неразрешима, сколько бы … усилий не направлялось в нее"6. Следовательно, гуманитарные науки и философия7 должны способствовать развитию подлинной рациональности, подлинной душевности и подлинной духовности, должны преодолеть стагнацию рефлексивного гуманитарного мышления, побороть религиозные, социальные и пр. предрассудки, ликвидировать провал между двумя частями общечеловеческой культуры и, наконец, поспеть за развитием научно-технической составляющей человеческой цивилизации, адекватно осмыслить социальный прогресс и духовную жизнь человека, способствовать действительному решению, а еще лучше, упреждению проблем угрожающих современному человечеству.
Духовный кризис сам по себе является злом и его экспансия тесно взаимосвязана с экспансией зла. Соответственно, преодоление духовного кризиса и прогресс духовности сами по себе являются добром и их торжество тесно взаимосвязано с торжеством добра. Хотя считается, что добро и зло категории социальные, а в природе их не существует, тем не менее, если исходить из распространенного (хотя и небесспорного, но бесспорного на сегодняшний день не существует) понимания зла, любое уничтожение жизни8 и в обществе, и в природе — зло. Поэтому в природе источником зла является борьба за существование, которая с неизбежностью ведет к истреблению одних живых существ другими. Борьба за существование происходит и в обществе, причем на ранних этапах его развития она мало чем отличалась от борьбы в природе. В первобытном обществе и до средневековья включительно шла ожесточенная, в т. ч. вооруженная борьба за продовольствие и другие материальные блага, за охотничьи угодья и прочие территории, за истребление чужого потомства ради жизни своего собственного, за рабочую силу (за обращение других людей в рабов, ради того, чтобы меньше работать самому) и т. д. Вот истинные импульсы тяготения к злу.
При переходе от доиндустриального общества к индустриальному, когда резко возросли производительность труда и количество произведенного общественного продукта, ожесточенность борьбы снизилась, но не исчезла полностью (две мировые войны — яркое тому подтверждение). Дополнительное количество материальных благ стало не столько равномерно распределяться между всеми работниками, сообразно вложенному труду, сколько присваиваться небольшим количеством людей, что привело к резкому увеличению уровня жизни немногих и не привело к увеличению уровня жизни большинства9. Борьба за материальные блага, за произведенный общественный продукт, за рабочую силу и т. п. — продолжилась, приобретая новые формы и продолжая создавать импульсы тяготения к злу. Отчего это происходит? Почему количество произведенного общественного продукта, достаточное сначала для того, чтобы безбедно жило все население развитых индустриальных стран, а в наше время и для того, чтобы безбедно (именно безбедно, но не по
6 Ротенфельд Ю. А. Новый подход к философии образования и воспитания // Философия образования. 2003. № 8. С. 23−31.
7 Напомню, что я отношу философию не к гуманитарным, а к всеобщим наукам.
8 Разумеется, здесь встают сложные философские вопросы: является ли злом отнятие жизни при самообороне или защите третьего лица (защите Родины), является ли злом смертная казнь преступника, является ли злом эвтаназия и др. подобные случаи. Я намеренно не углубляюсь в эти проблемы, это тема для специального исследования.
9 Конкретные цифры и статистические выкладки — предмет исторического исследования, но общая динамика такова: в период первоначального накопления капитала в западных странах (ХУ11-Х1Х вв.) уровень жизни большинства еще больше понизился, произошла резкая поляризация общества на богатых и бедных. Затем (ХХ в.) уровень жизни большинства, в развитых индустриальных и постиндустриальных странах (впрочем, это менее 30% численности человечества, а к 70% это не относится) стал неуклонно расти, и в ряде стран достиг довольно неплохих показателей, образовав так называемый средний класс (средний слой). Но, даже в этих странах, во-первых, уровень жизни немногочисленной прослойки (супербогатых) растет гораздо быстрее, чем уровень жизни большинства, так что поляризация общества продолжает увеличиваться, а, во-вторых, повышение благосостояния и уровня жизни, если и снижает количество зла и борьбу за существование, то незначительно. Возможно, эта борьба приобретает более мягкие формы, реже сопровождается насилием и убийствами, но, в целом, остается достаточно ожесточенной во всех (включая самые высокоразвитые и постиндустриальные) странах, продолжая создавать импульсы тяготения к злу.
западным стандартам, для последнего надо минимум в 10 раз больше ресурсов и полезных ископаемых, т. е. 10 таких планет, как Земля, либо (что в данном случае эквивалентно) надо сократить население нашей единственной Земли с нынешних 7 млрд до 700 млн человек, это возможно только в случае практической реализации идей небезызвестного Т. Мальтуса) жило все человечество, сосредоточивается в руках немногих, а многие, даже в развитых странах, не говоря уже про развивающиеся, живут не богато?
Некоторые исследователи связывают это с природой и сущностью человека, полагая, что природе человека присущи: частнособственничество, конкуренция, накопительство, жадность, зависть и т. п. 10. Но я думаю, что все это объясняется предшествующим историческим развитием общества, а корни уходят еще глубже, — в природное существование наших предков. За многие тысячелетия вынужденной борьбы за существование люди приобрели вышеперечисленные качества (жадность, зависть и т. п.), эти качества наследуются на социально-культурном уровне, а возможно, и на генетическом. Сейчас уже ничто (по крайней мере, в развитых странах) не вынуждает людей вести борьбу за существование, ибо произведенного совокупного продукта в принципе достаточно, чтобы все были счастливы и безбедны, остается только организовать его справедливое распределение, но социально наследуемые качества и мотивы, доставшиеся от прошлых веков, побуждают большинство населения не к справедливому распределению общественного продукта, а, напротив, к перераспределению, к борьбе за излишки. Борьба за существование сменяется борьбой за излишки, за роскошь. Поэтому люди ищут различные инструменты (власть — один из них) для того, чтобы иметь возможность доступа к роскоши, к тому, чего не имеет большинство населения. Драка за кусок хлеба сменяется дракой за деликатесы, но от этого не становится менее ожесточенной. Хотя, если первую драку еще можно как-то понять и оправдать, то, для второй драки у нормального человека нет ни понимания, ни оправдания. К сожалению, современное общество ненормально, душевно и духовно больно, поражено глубоким духовным кризисом, поэтому большинство его членов не только понимают и оправдывают вторую драку, но и сами охотно принимают в ней участие.
Некоторые полагают, что это связано исключительно с животными, биологическими основами природы человека: «Биология человека, в которую включаются его тело и инстинкты, рассматривается … как причина того, что отношения людей превращаются в & quot-войну всех против всех», пока не обуздываются с помощью возникшего государства. Утверждается идея социальной опасности биологии человека"11. Биология человека действительно социально опасна, так как уже на биологическом уровне в человеке заложено неприятие «чужаков», в т. ч. тех, кто принадлежит к одному с ним биологическому виду. Если социальная система строится на эксплуатации именно этой биологической особенности (а не др., например, коллективистского инстинкта), то на самом деле начинается война. Государство обуздывает внутреннюю войну «всех против всех» и направляет ее во внешнее русло, против других государств. В этом источник непрекращаю-щихся войн.
Но биология человека имеет и другую особенность — коллективизм, забота о «своих». Если удастся создать социальную систему, не подавляющую (как капитализм), а развивающую эту особенность, то биология из опасной превратится в полезную. Для создания такой социальной системы важно пересмотреть сложившуюся ценностную ориентацию и отказаться от деления на «своих» и «чужих», особенно на межнациональном и межгосударственном уровнях. Раньше это было достаточно нереалистично, но сейчас для этого сложились объективные предпосылки: наличие серьезнейших глобальных проблем современности, угрожающих самому существованию всего человечества, и «своих», и «чужих» создает необходимые условия для осознания единства всего человечества. Нет больше «чужих», есть «свои» без помощи которых нам лично (всем нам, взятым по отдельности) не решить глобальных проблем, не сохраниться как виду.
Если бы я был человек верующий, я бы сказал, что Бог специально «подбросил» нам глобальные проблемы, чтобы мы наконец-то объединились, забыли внутренние распри и вспомнили, что все мы являемся потомками единых предков: Адама и Евы. Как атеист скажу: случайно или закономерно возникновение глобальных проблем, но именно оно дает человечеству шанс на возрождение к новой жизни, на преодоление вековой вражды и распрей, на объединение и мирное сосуществование, на жизнедеятельность «вместе со всеми и для всех». Материалистическая биология не уверена в существовании единых «общих» предков («Адама» и «Евы»), но, во-первых, даже если не было единых, все равно были общие предки — древние го-миниды, а во-вторых, в материалистической биологии существует вполне обоснованная теория о том, что все семь миллиардов современных людей — потомки одной единственной линии — пары древних гоминид,
10 Гилязитдинов Д. М. Интегративное маятниковое общество П. Сорокина и альтернативы развития России // Социс. 2001. № 3. С. 17.
11 Степанова И. Н. От тела как оков души к душевным оковам тела // Человек в современных.Т. 2. С. 226.
живших примерно четыреста тысяч лет назад («Адама» и «Евы»), все остальные линии за это время уже пресеклись.
Конечно, кровное родство — слабый аргумент в пользу мирного сосуществования, ведь бывает, что и ближайшие родственники ссорятся, воюют и даже убивают друг друга. Но все-же это один из аргументов. Кровным родственникам тем более стыдно ссориться, они должны помогать друг другу. А кроме того, есть и более сильные аргументы в пользу необходимости единства и взаимопомощи: без них альтернативой может стать только глобальное самоуничтожение всего человечества.
Таким образом, объективные предпосылки для консолидации всего человечества налицо, но кроме них необходимы и вполне конкретные действия, в т. ч. на высшем государственном и межгосударственном уровнях, для того, чтобы перестроить существующую социальную систему с эксплуатации одной биологической особенности на эксплуатацию другой — с эксплуатации неприятия «чужаков» и стремления уничтожить их или обратить в рабство (в т.ч. современное рабство — колониализм и неоколониализм, использование «чужаков» в качестве сырьевых придатков), на эксплуатацию коллективистских инстинктов, чувств и устремлений человека, способствующих объединению, взаимопомощи и взаимовыручке. В самой природе человека заложено стремление ставить свои собственные интересы на второе место, а интересы сородичей на первое (только это стремление искусственно подавлялось тысячелетиями социальной практики, направленной на эксплуатацию других особенностей человека, а если даже и этой, то в специфической, извращенной форме, когда «сородичами» считались только лица одной национальной, государственной или социальноклассовой принадлежности, а все остальные рассматривались как «чужие» (в лучшем случае как союзники, да и то временные, ибо «нет постоянных союзников, а есть лишь постоянные интересы»), интересы которых можно вовсе не учитывать, а то и использовать их как «материал» для достижения собственных интересов).
Теперь только надо осознать и утвердить в сознании человечества мысль о том, что «сородичи» это все человечество и все люди, вместе с которыми (а не за счет которых) — каждый из нас должен строить личное и социальное благополучие. Это должно стать приоритетным направлением и общественного и индивидуального развития и совершенствования человека. Человек должен научиться управлять обстоятельствами своего бытия. «Человек развивался по мере того, как он учился управлять обстоятельствами своего бытия"12. Дальнейшее развитие человека, тем более, невозможно без еще более сознательного и целенаправленного управления обстоятельствами собственного бытия. Но в современном обществе ситуация складывается во многом обратная: человек теряет контроль над обстоятельствами своего бытия, они управляют человеком, а не наоборот. Отсюда на смену развитию человека идет стагнация и деградация его личности. Почему это происходит? На смену стихийным природным силам, которые довлели над первобытным человеком, приходят не менее стихийные социальные силы, в т. ч. — техносфера, которая становится самодовлеющей и грозит поглотить и общество, и человека. Человек становится придатком техники, орудием для ее обслуживания, одним из второстепенных технических средств. Понятно, что в таких условиях он не может ни развиваться, ни управлять обстоятельствами своего бытия.
Для решения проблем, связанных с взаимоотношениями человека и техники, следует повсеместно насаждать и воспитывать подлинную техническую культуру, культуру обращения с техносферой, т. е. культуру подчинения техносферы остальным сферам общества, а не наоборот. Для решения более широкого круга проблем, связанных с подчинением человека стихийным социальным силам, которые вместо него управляют обстоятельствами его собственного бытия, следует позаботиться о замене стихийности процесса общественного развития — сознательностью, т. е. о том, чтобы полнее и глубже реализовать сознательно-волевое начало и в деятельности по управлению обществом и обстоятельствами социального бытия, и в сознательном контроле за ходом общественного развития. Все это незамедлительно скажется самым положительным и благоприятным образом на дальнейшем совершенствовании и развитии человека.
Тем не менее, некоторые исследователи выражают сомнение в целесообразности замены стихийности процесса социального развития — сознательностью. Так, К. Х. Момджян считает, что прагматический менталитет не ставит своей целью преодолеть «стихийность» социального развития, ибо она не понимается как нечто обременительное для людей, унизительное для чести и интеллектуального достоинства человека. В самом деле, достойна насмешки или сожаления «интеллектуальная нескромность» людей, которые, не умея спрогнозировать личную жизнь на ближайшую неделю или месяц, не будучи способными контролировать поведение собственной семьи, — все же смело берутся за расчет и прогноз тектонических подвижек истории, стремятся «свободно творить» ее, изменять в желаемом направлении, утверждать свое господство над многовековыми укладами общественного бытия. Ясно, что «самоограничение человеческого ума», присущее
12 Коробко Е. В. Бытие человека в техногенном мире // Человек в современных. Т.1. С. 668.
198
социальному прагматизму, отражает реалии стабильного образа жизни, основанного на доверии к «естественному ходу истории», т. е. к безличным механизмам социальной саморегуляции, которые, независимо от теоретиков, подсказывают людям императивы экономической и социальной целесообразности13.
Пожалуй, можно согласиться с тем, что «интеллектуальная нескромность», волюнтаризм, поспешность, некомпетентность в столь сложном и ответственном деле как совершенствование и преобразование общества достойны всяческого порицания. Но это не повод полностью отказаться от этого совершенствования, от реализации сознательно-волевого, духовного начала в деятельности по преобразованию и развитию общества, от совершенствования наличных социальных отношений в сторону их оптимизации и гуманизации, что, в свою очередь, должно быть тесно взаимосвязано с развитием и совершенствованием самого человека и с биологической, и с социальной, и, особенно, с духовной стороны, с его разносторонним, гармоничным развитием и востребованностью этого развития для сознательного контролирования процесса социальных изменений, для построения более оптимального, справедливого, гуманного, экономически и экологически (последнее особенно актуально в наше время) эффективного общества.
Таким образом, преодоление глубокого духовного кризиса и пути совершенствования позитивных социальных и духовных качеств человека видятся в том, чтобы преодолеть негативную социальность, которая сопровождается «борьбой с себе подобными», а для ее преодоления необходимо, во-первых, совершенствование и развитие самого общества, улучшение наличных социальных связей и отношений, а, во-вторых, совершенствование и развитие человека. Здесь нужен комплекс экономических, политических, педагогических и прочих мер, направленных на изменение ценностной ориентации современного человечества, моральных и идеологических императивов, индивидуального и общественного сознания и мировоззрения. Во всем этом (особенно в последнем) заметную роль призвана сыграть и философия, которая обязана «искать мировоззрение, способное спасти от гибели людей, для которых дороги ценности, выходящие за рамки удовлетворения животных потребностей» (Уайтхед Л.Н.). Также философия должна способствовать изменению и расширению сознания людей (индивидуального и общественного), выработке более адекватных и рациональных моральных и идеологических императивов, адекватной и рациональной ценностной ориентации и т. п. В этом должно заключаться место философии в современном мире (поисками которого озабочена значительная часть философского сообщества), ее роль, значение и одна из основных функций. Философия должна способствовать преодолению глубокого духовного кризиса поразившего значительную часть современного общества, совершенствованию и развитию общества и человека.
Прав в этом отношении В. А. Зубаков: «Сейчас, когда проблема выживания человечества становится определяющей и для теории, и для практики, роль философии как духовно-нравственного мировоззрения необычайно возрастает"14. Духовно-нравственные и информационные ценности должны быть определяющими для принципиально новых потребностей человечества. Происходит инверсия: теперь не потребности через интересы формируют ценности, а, напротив, ценности, определяя соответствующие интересы, должны формировать разумные человеческие потребности. В течение последних четырех столетий успехи науки и техники дали людям материальный достаток и комфорт, но вместе с тем практически уничтожили тот источник, откуда берутся эти материальные блага. Устойчивое развитие, сотрудничество и справедливость, экологизация, информатизация и гуманизация — вот ключевые слова нарождающейся новой мировой культуры. Теперь стало окончательно ясно: судьбы мира зависят от духовного развития человека15. Хотя одними философскими работами этого не достичь, поэтому следует инициировать комплекс мер, направленных на духовное и пр. развитие человечества: педагогических, политических, экономических и др. Лишь тогда следует ожидать преодоления глубочайшего духовного кризиса, поразившего современное человечество и каскада личностных, творческих, сознательных, душевных и духовных реализаций.
13 Момджян К. Х. Введение в социальную философию. М., 1997.
14 Зубаков В. А. Куда мы идем: к экокатастрофе или к экореволюции? // Философия и общество. 1998. № 1. С. 194.
15 Елгина С. Л. Фундаментализация современного образования в рамках концепции устойчивого развития // Человек в современных … Т. 1. С. 735.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой