Противомикробная, гемолитическая и фиторегулирующая активность липидных экстрактов из морских водорослей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 582. 272:57. 083. 13:576. 315:582. 657. 24
ПРОТИВОМИКРОБНАЯ, ГЕМОЛИТИЧЕСКАЯ И ФИТОРЕГУЛИРУЮЩАЯ АКТИВНОСТЬ ЛИПИДНЫХ ЭКСТРАКТОВ ИЗ МОРСКИХ ВОДОРОСЛЕЙ
© М. М. Анисимов, Е. А. Мартыяс, Е. Л. Чайкина, Н.И. Герасименко
Тихоокеанский институт биоорганической химии ДВО РАН, пр. 100 лет Владивостоку, 159, Владивосток, 690 022 (Россия) e-mail: anisimov@piboc. dvo. ru
Из морских водорослей семейств Laminariaceae (Laminaria cichorioides, L. japonica, Costaria costata), Fucaceae (Fu-cus evanescens), Dictyotaceae (Dictyopteris divaricata), Sargassaceae (Sargassum miyabei, Cocophora langsdorfii), Punctari-aceae (Punctaria sp.), Alariaceae (Undaria pinnatifida), Chordaceae (Chorda filum), Chordariaceae (Chordaria flagelliformis), собранных в Японском море, были выделены липидные фракции и изучена их противомикробная, pH-зависимая гемолитическая и фиторегулирующая активность. Установлено, что исследуемые липофильные фракции проявляют слабую противомикробную активность и обнаруживают pH-зависимую гемолитическую и фиторегулирующую активность.
Ключевые слова: бурые водоросли, липидные фракции, противомикробная активность, pH-зависимая гемолитическая активность, фиторегулирующая активность.
Введение
Известно, что водоросли богаты биологически активными веществами, имеющими широкий спектр медико-биологического действия. Достаточно отметить, что ряд изученных водорослей обладают противомикроб-ной [1, 2], противовирусной [3−5], противоопухолевой [6], цитотоксической [7], антиоксидантной [8], гемолитической [9] и фиторегулирующей [10] активностью. Возрастание количества публикаций в последние годы говорит о важности исследований биологической активности экстрактов морских водорослей [2, 10−14]. Противомикробная, гемолитическая и фиторегулирующая активность в основном обнаружена в липидных фракциях и связана с полиненасыщенными жирными кислотами [9, 14−17].
Морские акватории Дальнего Востока имеют огромное биоразнообразие морских водорослей, пригодных как для пищевых целей, так и для производства фармакологически активных веществ и фиторегуляторов. Влияние липидных экстрактов из морских водорослей прибрежных зон дальневосточных морей на противомикробную, рН-зависимую гемолитическую и фиторегулирующую активность ранее не изучалось.
Целью настоящей работы является выделение липидных фракций (ЛФ) из морских водорослей семейств Laminariaceae (Laminaria cichorioides, L. japonica, Costaria costata), Fucaceae (Fucus evanescens), Dictyotaceae (Dictyopteris divaricata), Sargassaceae (Sargassum miyabei, Cocophora langsdorfii), Punctariaceae (Punctaria sp.), Alariaceae (Undaria pinnatifida), Chordaceae (Chorda filum), Chordariaceae (Chordaria flagelliformis) и изучение их противомикробной, pH-зависимой гемолитической и фиторегулирующей активности.
Экспериментальная часть
Материалы. Бурые водоросли, произрастающие в природных условиях, были собраны в июле 2007 г. в Японском море.
Реагенты. Этиловый спирт, ацетон, хлороформ, гексан, диэтиловый эфир — коммерческие препараты фирмы «Реахим» (Россия). Силикагель — «Chemapol, Lachema» (Чехия).
Получение экстрактов из морских водорослей и выделение из них ЛФ проводили согласно методике, описанной ранее [18].
* Автор, с которым следует вести переписку.
Противомикробная активность. Микроорганизмы Saccharomyces cerevisiae Safale S-04, Candida albicans КММ 455, Fusarium oxysporum КММ 4б39, Aspergillus niger КММ 4б34, Staphylococcus aureus ATCC 21 027, Escherichia coli ATCC 15 034 получены из Коллекции морских микроорганизмов ТИБОХ ДВО РАН (КММ б44, Россия). Противомикробную активность определяли как описано ранее [19]. В качестве положительного контроля использовали препарат широкого спектра действия нитрофунгин (Чехия). Диметилсуль-фоксид (ДМСО) (Россия) применяли как отрицательный контроль.
Гемолитическая активность. Брали суспензию эритроцитов белых беспородных мышей с оптической плотностью 1,5 при 700 нм (UV-VIS UV-1240 «Shimadzu», Япония) в бб мМ фосфатном буферном растворе, рН б, 0 и 7,4, содержащем 120 мМ NaCl, 4 мМ KCl. К 90 мкл суспензии эритроцитов добавляли исследуемое вещество (10 мкл), инкубировали при 37 оС в течение 1В0 мин. Клетки инкубировали в 9б-луночных микропланшетах. В качестве контроля использовали суспензию эритроцитов в буферных растворах. Гемолитическую активность оценивали с помощью спектрофотометра (Power Wave XS, BioTek, США) при длине волны 700 нм, выражая ее в минимальной концентрации экстрактивных веществ (мкг/мл), вызывающей 50%-ную степень разрушения эритроцитов (ЭД50). Расчет значений ЭД50 проводили при помощи программы STATISTICA б.0.
Фиторегулирующая активность. В работе исследовали действие ЛФ морских водорослей на проростках гречихи Fagopyrum esculentum Moench., которые выращивали в рулоне фильтровальной бумаги [19]. В качестве положительного контроля использовали гетероауксин. Результаты испытаний оценивали как среднее арифметическое трех повторных опытов (по 25 семян в каждом) и выражали в процентах от контрольных образцов. Достоверность результатов оценивали с помощью t-критерия Стьюдента, а их статистическую обработку осуществляли в компьютерной программе ORIGIN В.0.
Обсуждение результатов
Поиск противомикробных веществ и включение их в перечень новых медицинских препаратов — это одна из глобальных проблем, поставленных антибиотикоустойчивыми бактериями, такими, как, например, S. aureus [20]. Различные виды морских водорослей в Мировом океане — это потенциальный источник противомикробных соединений [21]. За последние годы в мировой литературе появляется все больше работ, посвященных изучению биологической активности разнообразных по химической структуре соединений из морских водорослей. На наличие противомикробных свойств авторами чаще всего изучались спиртовые экстракты (метанольные и этанольные) [2, 21], липофильные и гидрофильные фракции спиртовых экстрактов [7, 11] либо экстракты, полученные с помощью растворителей различной полярности (бутиловый спирт, петролейный эфир, этилацетат, ацетон) [1, 12, 17, 22]. Наибольшая противомикробная активность обнаружена у липофильных фракций [1, 11] и во фракциях гликолипидов [23], поэтому мы исследовали ЛФ морских водорослей.
Из таблицы 1 видно, что ЛФ морских водорослей проявляют слабую противомикробную активность в отношении используемых нами штаммов микроорганизмов. Наиболее чувствительными к ингибирующему действию ЛФ оказались грамположительные бактерии S. aureus, 75% всех исследуемых экстрактов. Наши результаты не противоречат литературным данным, согласно которым грамположительные бактерии наиболее чувствительны к ингибирующему действию экстрактов из морских водорослей [7, 11, 13, 24]. Низкую противо-микробную активность можно объяснить тем, что морские водоросли в наших экспериментах были собраны в летний период. В литературе существует мнение, что большинство экстрактов из морских водорослей не активны против бактерий летом, активны поздней зимой и ранней весной [13]. Но, несмотря на это, можно отметить, что ЛФ из Ch. flagelliformis (сем. Chordariaceae), в отличие от других исследованных в работе бурых водорослей (табл. 1), проявляют слабую активность против всех используемых тест-культур. Широкий спектр противомикробного действия экстрактов из морских водорослей наблюдали и другие авторы [25].
Следует указать, что степень ингибирования у всех исследованных ЛФ ниже, чем у контрольного образца нитрофунгина (хлорнитрофенол). Однако ценность природных антибиотиков несомненно выше, и поиск новых источников их выделения не теряет актуальности. ДМСО не оказал ингибирующего действия на рост используемых микроорганизмов.
Таблица 1. Противомикробная активность липидных экстрактов морских водорослей
Водоросли
S. cere-visiae
C. albi-cans
F. oxy-sporum
S. aureus
E. coli
семейство
род, вид
зона ингибирования, мм от края лунки
Laminariaceae L. cichorioides 0 0 0 1,0 0
L. japonica 1,0 0 0 1,0 0
C. costata 0 0 0 1,0 0
Fucaceae F. evanescens 0 0 0 0 0
Dictyotaceae D. divaricata 0 0 0 2,3 і 0,3 1,3
Sargassaceae S. miyabei C. langsdorfii 0 0,5 0 0 0 0 0 0,5 0 0
Punctariaceae Punctaria sp. 0 0 0 1,7 і 0,2 0
Alariaceae U. pinnatifida 0 0 0 1,0 0
Chordaceae Ch. filum 0 0 0 0,2 і 0,2 0
Chordariaceae Ch. flagelliformis 2,2 і 0,2 1,3 і 0,2 1,7 і 0,2 3,0 1,8 і 0,2
Нитрофунгин 15,0 13,0 15,0 15,0 20,0
Таблица 2. Гемолитическая активность липидных экстрактов морских водорослей
Водоросли pH б, 0 pH 7,4
семейство род, вид ЭД50, мкг/мл
Laminariaceae L. cichorioides 50 & gt-100
L. japonica 52 б0
C. costata 88 & gt-100
Fucaceae F. evanescens 40 б4
Dictyotaceae D. divaricata 71 & gt-100
Sargassaceae S. miyabei C. langsdorfii 35 & gt-100 72 & gt-100
Punctariaceae Punctaria sp. 40 71
Alariaceae U. pinnatifida 98 & gt-100
Chordaceae Ch. filum 14 75
Chordariaceae Ch. flagelliformis 100 & gt-100
Некоторые водоросли, в частности диноф-лагелляты, обладают гемолитической активностью. К гемолитическим веществам относят глицерогликолипиды и полиненасыщенные жирные кислоты [9, 26]. Так как указанные вещества являются обязательными компонентами всех водорослей [27], мы исследовали гемолитическую активность ЛФ водорослей, включающих эти соединения.
Из данных таблицы 2 видно, что ЛФ морских водорослей по-разному действуют на эритроциты. При pH 7,4 наиболее активными оказались ЛФ из Ь. ]аротса (сем. Ьатшап-асеае), К вуапасвт'- (сем. Бисасеае), & amp- тгуаЬвг (сем. 8а^аББасеае), Рип^апа Бр. (сем. Рипйапасеае), СИ. /гЫт (сем. СИоМасеае). ЭД50 этих фракций находится в пределах 60−75 мкг/мл. При смещении реакции среды до pH 6,0 гемолитическая активность ЛФ возрастает. Наиболее заметен этот эффект у ЛФ из СИ. /1ит (сем. СИоМасеае). В этом случае при смещении реакции среды до рН 6,0 ЭД50 увеличивается в пять раз.
Применение физиологически активных веществ в растениеводстве является эффективным приемом повышения продуктивности сельскохозяйственных растений, ускорения роста и развития, корнеобразования, активизации защитных, антистрессовых и других процессов. Поэтому создание и испытание препаратов, обладающих подобными свойствами, — актуальная задача. Представляется интересным изучение ответа организма на первых этапах онтогенеза растений, начиная с прорастания семян и роста проростков, когда происходят наиболее заметные, существенные и принципиальные изменения в растениях, оказывающие влияние и на физиологические процессы формирования их продуктивности.
Многочисленные исследования показали широкий диапазон благоприятных воздействий экстрактов морских водорослей на растения, таких как более раннее прорастание семени, повышение и улучшение урожая, усиление сопротивления биотическому и абиотическому стрессу и увеличение срока годности скоропортящихся продуктов [28−32]. В ряде работ показано, что применение экстрактов морских водорослей увеличивает прорастание семян и энергию роста рассады помидоров, перца, баклажан [33] и рост проростков риса [34]. Компоненты из морской водоросли в первую очередь значительно влияли на развитие корня растений [35]. Экстракты морской водоросли являются биологически активными при низких концентрациях (1: 1000 или больше) [36]. Концентрация экстракта водоросли — критический фактор в его эффективности. Высокие концентрации (1: 100, экстракт морской водоросли: вода) ингибируют рост корня, но стимулирующий эффект был обнаружен при более низкой концентрации (1: 600) [37].
В таблице 3 приведены данные о влиянии ЛФ на рост проростков гречихи. Как видно из таблицы, проростки гречихи по-разному реагируют на действие ЛФ. ЛФ из Ь. cicИorioides и С. со^'-(а (а (сем. Ьатшапасеае), С. langsdorfii (сем. 8а^аББасеае), и. ртпай/Ша (сем. А1апасеае) проявили, но в разной степени, стимулирующий
эффект на рост корня проростков гречихи. Наибольший стимулирующий эффект оказали ЛФ из С. langsdorfii и и. рттй/Ша, при этом корень у проростков гречихи был на 13−17 и 12−17% длиннее по сравнению с контролем при концентрациях ЛФ 0,1−10 и 1−100 мкг/мл соответственно. ЛФ из Б. divaricata оказала мощный ингибирующий эффект на рост проростков гречихи. Корень у проростков гречихи был на 43%, а стебель — на 32% короче по сравнению с контролем при концентрации ЛФ 100 мкг/мл.
ЛФ из Е. еvanescens (сем. Бисасеае), & amp- miyabei (сем. 8а^аББасеае), Рип^апа Бр. (сем. Рипсапасеае), Ь. japonica (сем. Ьат1папасеае) и СИ. /1ит (сем. СИоМасеае) не показали никакого эффекта по отношению к проросткам гречихи. Морские водоросли содержат разные вещества, регулирующие рост растений: цитоки-нины [38], ауксины и подобные ауксину компоненты [36]. ЛФ из Б. divaricata ингибирует рост корней и стеблей проростков гречихи при концентрации 100 мкг/мл, при более низких концентрациях не было обнаружено стимулирующего эффекта. Аналогичные данные были получены и другими авторами [39]. Возможно, в ЛФ из Б. divaricata содержится большое количество ингибиторов роста растений [40].
В таблице 4 приведены данные о действии гетероауксина на проростки гречихи. Из таблицы видно, что он оказывает стимулирующее действие на рост корня проростков гречихи в концентрациях 0,001−0,0001 мкг/мл. По мере увеличения концентрации гетероауксина наблюдается ингибирование роста корня и стебля проростков гречихи. Результаты наших исследований не противоречат литературным данным, согласно которым физиологическая роль гетероауксина в растениях весьма разнообразна: малые его дозы стимулируют рост корней [41], а большие выступают как гербицид [42].
Таблица 3. Влияние липидных экстрактов морских водорослей на рост проростков гречихи
Водоросли Орган Концентрация, мкг/мл
0,001 0,01 0,1 1 10 100
семейство род, вид длина, % к контролю
Ьашіпагіасеае Ь. cichorioides корень 100±1 113±1 110±2 110±1 107±4 107±4
стебель 100±3 95±2 95±1 94±2 94±3 94±2
Ь. ]аропіса корень 100±1 98±1 103±1 101±3 99±2 98±2
стебель 100±3 106±1 101±3 97±3 97±2 98±2
С. созїаїа корень 100±3 100±2 106±2 108±2 108±1 100±2
стебель 100±3 100±2 106±1 106±3 99±4 97±3
Еисасеае К еуапезсет корень 100±1 107±2 97±4 98±3 100±2 95±1
стебель 100±1 100±2 92±1 100±3 100±1 96±2
Бісіуоіасеае ?& gt-. divaricata корень 100±3 98±5 90±0 100±4 89±3 57±1
стебель 100±2 107±5 97±4 101±2 98±2 68±2
Ба^а88асеае Б. miyabei корень 100±2 98±4 99±4 101±4 97±1 103±4
стебель 100±3 104±3 106±1 106±3 99±2 106±2
С. langsdorfii корень 100±5 107±1 113±3 116±2 117±2 108±4
стебель 100±1 108±1 105±1 103±1 103±2 103±3
Рипсіжіасеае Punctaria 8р. корень 100±3 101±4 103±2 102±4 98±3 98±1
стебель 100±3 94±2 97±2 97±2 97±2 94±2
Ліагіасеае и. pinnatifida корень 100±4 99±3 106±4 112±2 112±2 117±3
стебель 100±2 103±4 106±3 111±2 107±5 110±4
СИопіасеае С^ Аіит корень 100±3 104±4 104±2 101±1 104±2 101±1
стебель 100±3 104±3 102±4 100±2 104±1 94±2
СИопіагіасеае. flagelliformis корень 100±3 95±3 101±3 100±3 89±4 96±1
стебель 100±2 99±4 100±2 94±3 92±3 86±3
Таблица 4. Влияние гетероауксина на рост проростков гречихи
Орган Концентрация, мкг/мл
0,00 0,0001 0,001 0,01 0,1 1
длина, % к контролю
Корень 100±5 123±5 119±8 84±7 40±6 25±1
Стебель 100±3 101±3 99±4 94±3 87±1 74±2
Выводы
Из морских водорослей L. cichorioides, L. japonica, C. costata, F. evanescens, D. divaricata, S. miyabei, Punctaria sp., C. langsdorfii, U. pinnatifida, Ch. filum, Ch. flagelliformis, собранных в Японском море, были выделены липидные фракции и изучена их противомикробная, pH-зависимая гемолитическая и фиторегулирующая активность.
Установлено, что наиболее чувствительны к действию липидных фракций грамположительные бактерии. Наиболее высокая гемолитическая активность при pH 7,4 обнаружена в липидных фракциях L. japonica, F. evanescens, S. miyabei, Punctaria sp., Ch. filum. При смещении реакции среды до pH 6,0 гемолитическая активность возрастает.
Липидные фракции из L. cichorioides, C. costata, C. langsdorfii, U. pinnatifida проявили стимулирующий эффект на рост корня проростков гречихи, а липидная фракция из D. divaricata оказала ингибирующий эффект на рост ее проростков.
Морские водоросли прибрежных зон дальневосточных морей являются перспективными объектами для исследования противомикробной, рН-зависимой гемолитической и фиторегулирующей активности, и работы в этом направлении требуют продолжения с учетом сезонных изменений, места сбора водорослей и стадии их развития.
Благодарность
При изучении ростостимулирующей активности ЛФ водорослей были использованы семена гречихи F. esculentum Moench. урожая 2008 г., полученные из Приморского НИИ сельского хозяйства РАСХН, Уссурийск (Россия).
Список литературы
1. Engel S., Puglisi M.P., Jensen P.R., Fenical W. Antimicrobial activities of extracts from tropical Atlantic marine plants against marine pathogens and saprophytes // Mar. Biol. 2006. V. 149, N5. Pp. 991−1002.
2. Morales J.L., Cantillo-Ciau Z.O., Sanchez-Molina I., Mena-Rejon G.J. Screening of antibacterial and antifungal activities of six marine macroalgae from coasts of Yucatan Peninsula // Pharmaceut. Biol. 2006. V. 44, N8. Pp. 632−635.
3. Hudson J.B., Kim J.H., Lee M.K., DeWreede R.E., Hong Y.K. Antiviral compounds in extracts of Korean seaweeds: evidence for multiple activities // J. Appl. Phycol. 1999. V. 10, N5. Pp. 427−434.
4. Rocha A.I., Gomez-Puertas P., Escribano J.M., Fernandez-Alonso M., Coll J.M., Garca D., Otero A., Fabregas J. In vitro inhibition of the replication of haemorrhagic septicaemia virus (VHSV) and African swine fever virus (ASFV) by extracts from marine microalgae // Antivir. Res. 1999. V. 44, N1. Pp. 67−73.
5. Nakano T., Kamei Y. In vivo antiviral activity of an interferon в production-promoting fraction from the marine brown alga, Sargassum hemiphyllum (Turner) C. Agardh // Bot. Mar. 2005. V. 48, N1. Pp. 84−86.
6. Deslandes E., Pondaven P., Auperin T., Roussakis C., Guezennec J., Stiger V., Payri C. Preliminary study of the in vitro antiproliferative effect of a hydroethanolic extract from the subtropical seaweed Turbinaria ornate (Turner J. Agardh) on a human non-small-cell bronchopulmonary carcinoma line (NSCLC-N6) // J. Appl. Phycol. 2000. V. 12, N3−5. Pp. 257−262.
7. Kamenarska Z., Stefanov K., Dimitrova-Konaklieva S., Najdenski H., Tsvetkova I., Popov S. Chemical composition and biological activity of the brackishwater green alga Cladophora rivularis (L.) Hoek // Bot. Mar. 2004. V. 47, N3. Pp. 215−221.
8. Ruberto G., Baratta M.T., Biondi D.M., Amico V. Antioxidant activity of extracts of the marine algal genus Cystoseira in a micellar model system // J. Appl. Phycol. 2001. V. 13, N5. Pp. 403−407.
9. Parrish C.C., Bodennec G., Gentien P. Haemolytic glycoglycerolipids from Gymnodinium species // Phytochemistry. 1998. V. 47, N5. Pp. 783−787.
10. Stirk W.A., Novak M.S., Staden J. van. Cytokinins in macroalgae // Plant Growth Regul. 2003. V. 41, N1. Pp. 13−24.
11. Freile-Pelegm Y., Morales J.L. Antibacterial activity in marine algae from the coast of Yucatan, Mexico // Bot. Mar. 2004. V. 47, N2. Pp. 140−146.
12. Puglisi M.P., Engel S., Jensen P.R., Fenical W. Antimicrobial activities of extracts from Indo-Pacific marine plants against marine pathogens and saprophytes // Mar Biol. 2007. V. 150, N4. Pp. 531−540.
13. Stirk W.A., Reinecke D.L., Staden J. van. Seasonal variation in antifungal, antibacterial and acetylcholinesterase activity in seven South African seaweeds // J. Appl. Phycol. 2007. V. 19, N3. Pp. 271−276.
14. Khan W., Rayirath U.P., Subramanian S., Jithesh M.N., Rayorath P.D., Hodges M., Critchley A.T., Craigie J.S., Nor-rie J., Prithiviraj B. Seaweed extracts as biostimulants of plant growth and development // J. Plant Growth Regul. 2009. V. 28, N4. Pp. 386−399.
15. Xu N.J., Fan X., Han L.J., Lin W., Tseng C.K. Study on the antibacterial activities of the ethanol extracts of seaweed // Oceanol. Limnol. Sin. 2002. V. 33, N3. Pp. 2б5−270.
16. Kim Y.H., Kim E. -H., Lee Ch., Kim M. -H., Rho J. -R. Two new monogalactosyl diacylglycerols from brown alga Sar-gassum thunbergii // Lipids. 2007. V. 42, N4. Pp. 395−399.
17. Saravanakumar D.E.M., Folb P.I., Campbell B.W., Smith P. Antimycobacterial activity of the red alga Polysiphonia virgata // Pharmaceut. Biol. 2008. V. 4б, N4. Pp. 254−2б0.
18. Герасименко Н. И., Бусарова Н. Г., Моисеенко О. П. Возрастные изменения в содержании липидов, жирных кислот и пигментов у бурой водоросли Costaria costata // Физиология растений. 2010. Т. 57, № 1. С. б8−75.
19. Анисимов М. М., Герасименко Н. И., Чайкина Е. Л., Серебряков Ю. М. Биологическая активность метаболитов лекарственного растения Kalanchoe daigremontiana //Изв. РАН. Сер. биол. 2009. №б. С. бб9-б7б.
20. Desbois A.P., Lebl T., Yan L., Smith V.J. Isolation and structural characterisation of two antibacterial free fatty acids from the marine diatom, Phaeodactylum tricornutum // Appl. Microbiol. Biotechnol. 2008. V. 81, N4. Pp. 755−7б4.
21. Ibtissam C., Hassane R., Jose M.L., Francisco D.S.J., Antonio G.V.J., Hassan B., Mohamed K. Screening of antibacterial activity in marine green and brown macroalgae from the coast of Morocco // Afr. J. Biotechnol. 2009. V. 8, N7. Pp. 1258−12б2.
22. Kamenarska Z., Serkedjieva J., Najdenski H., Stefanov K., Tsvetkova I., Dimitrova-Konaklieva S., Popov S. Antibacterial, antiviral, and cytotoxic activities of some red and brown seaweeds from the Black Sea // Bot. Mar. 2009. V. 52, N1. Pp. 80−8б.
23. Al-Fadhli A., Wahidulla1 S., D’Souza L. Glycolipids from the red alga Chondria armata (Kutz.) Okamura // Glycobi-ology. 200б. V. 1б, N10. Pp. 902−915.
24. Kamei Y., Sueyoshi M., Hayashi K., Terada R., Nozaki H. The novel anti-Propionibacterium acnes compound, sarga-furan, found in the marine brown alga Sargassum macrocarpum // J. Antibiot. (Tokyo). 2009. V. б2, N5. Pp. 259−2б3.
25. Kolanjinathan K., Ganesh P., Govindarajan M. Antibacterial activity of ethanol extracts of seaweeds against fish bacterial pathogens // Eur. Rev. Med. Pharmacol. Sci. 2009. V. 13, N3. Pp. 173−177.
26. Yasumoto T., Underdal B., Aune T., Hormazabal V., Skulberg O.M., Oshima Y. Screening for hemolytic and ichthyotoxic components of Chrysochromulina polylepis and Gyrodinium aureolum from Norwegian coastal waters / Graneli E., Sund-strom B., Edler L., Anderson D.M. (eds) Toxic marine phytoplankton. Elsevier, N.Y., 1990. Pp. 43б-440.
27. Хотимченко C.B. Липиды морских водорослей-макрофитов и трав. Структура, распределение, анализ. Владивосток, 2003. 230 с.
28. Beckett R.P., Staden J. van. The effect of seaweed concentrate on the growth and yield of potassium stressed wheat // Plant Soil. 1989. V. 11б, N1. Pp. 29−3б.
29. Hankins S.D., Hockey H.P. The effect of a liquid seaweed extract from Ascophyllum nodosum (Fucales, Phaeophyta) on the twospotted red spider mite Tetranychus urticae // Hydrobiologia. 1990. V. 204−205, N1. Pp. 555−559.
30. Blunden G. Agricultural uses of seaweeds and seaweed extracts / Guiry M.D., Blunden G. (eds) Seaweed resources in Europe: uses and potential. Wiley, Chicester, 1991. Pp. б5−81.
31. Norrie J., Keathley J.P. Benefits of Ascophyllum nodosum marine-plant extract applications to «Thompson seedless» grape production. (Proceedings of the Xth international symposium on plant bioregulators in fruit production, 2005) // Acta Hortic. 200б. V. 727. Pp. 243−247.
32. Rayorath P., Narayanan J.M., Farid A., Khan W., Palanisamy R., Hankins S., Critchley A.T., Prithiviraj B. Rapid bioassays to evaluate the plant growth promoting activity of Ascophyllum nodosum (L.) Le Jol. using a model plant, Arabidopsis thaliana (L.) Heynh. // J. Appl. Phycol. 2008. V. 20, N4. Pp. 423−429.
33. Demir N., Dural B., Yildirim K. Effect of seaweed suspensions on seed germination of tomato, pepper and aubergine // J. Biol. Sci. 200б. V. б, Ж Pp. 1130−1133.
34. Kambayashi M., Watanabe K. Effect of kelp on rice seedling growth // Tohoku J. Crop Sci. 2005. V. 48, N1. Pp. 27−29.
35. Nelson W.R., Staden J. van. Effect of seaweed concentrate on the growth of wheat // S. Afr. J. Sci. 198б. V. 82. Pp. 199−200.
36. Crouch I.J., Staden J. van. Evidence for the presence of plant growth regulators in commercial seaweed products // Plant Growth Regul. 1993. V. 13, N1. Pp. 21−29.
37. Finnie J.F., Staden J. van. Effect of seaweed concentrate and applied hormones on in vitro cultured tomato roots // J. Plant Physiol. 1985. V. 120. Pp. 215−222.
38. Brain K.R., Chalopin M.C., Turner T.D., Blunden G., Wildgoose P.B. Cytokinin activity of commercial aqueous seaweed extract // Plant Sci. Lett. 1973. V. 1, №. Pp. 241−245.
39. Economou G., Lyra D., Sotirakoglou K., Fasseas K., Taradilis P. Stimulating Orobanche ramosa seed germination with an Ascophyllum nodosum extract // Phytoparasitica. 2007. V. 35, N4. Pp. 3б7−375.
40. Hussain A., Boney A.D. Hydrophilic growth inhibitors from Laminaria and Ascophyllum // New Phytol. 1973. V. 72, N2. Pp. 403−410.
41. http: //www. pochva1c. ru/garden/var_manure6_1. php
42. Чуб В. В. Ауксин как гербицид [Электронный ресурс]. URL: http: //herba. msu. ru/russian/departments/physiology/ spezkursi/chub/7−2-2−7. html
Поступило в редакцию 4 февраля 2010 г.
После переработки 24 апреля 2010 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой