Кризис общественного доверия к партийным организациям Среднего Поволжья в период перестройки в советском Союзе в 1985-1991 годах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94 (470. 4)
КРИЗИС ОБЩЕСТВЕННОГО ДОВЕРИЯ К ПАРТИЙНЫМ ОРГАНИЗАЦИЯМ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ В ПЕРИОД ПЕРЕСТРОЙКИ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ В 1985—1991 ГОДАХ
© 2011 И. В. Сеелев, аспирант
Тольяттинский государственный университет, Тольятти (Россия)
Ключевые слова: перестройка- КПСС- партийные организации Среднего Поволжья.
Аннотация: Изучен социальный и возрастной состав, динамика изменения численности, а также финансовое положение партийных организаций Среднего Поволжья в период 1985—1991 гг. Рассмотрена экономическая ситуация в регионе. С опорой на социологические исследования показано отношение населения к партии и ее политике. Освещены причины падения авторитета партии и выхода из нее коммунистов.
Изучение КПСС в целом и областных партийных организаций в частности, в период перестройки, представляет большой интерес. Именно в конце 1980-х годов в РСФСР стала зарождаться современная политическая система с ее многопартийностью. Этот процесс происходил на фоне угасания старой политической модели, существовавшей в стране на протяжении более семидесяти лет.
К началу политики перестройки в стране, организации КПСС Среднего Поволжья были многочисленными структурами, в сумме объединявшими в своих рядах, порядка полумиллиона человек.
Последний год перед началом политики перестройки Куйбышевская партийная организация закончила, не испытывая каких бы то ни было серьезных проблем ни в идеологической сфере, ни с численностью своего состава. Отдел организационно-партийной работы сообщал, что в 1984 году, Куйбышевская областная партийная организация зафиксировала рост своих рядов. Кандидатами в члены партии было принято 7539 человек. Из них Куйбышевский горком принял 2901 кандидата, Тольяттинский — 1363, Сызранский — 415, Новокуйбышевский — 300 кандидатов, остальные горкомы и райкомы КПСС показали более скромные результаты, но, тем не менее, в каждом наблюдался рост численности. Наименьший показатель продемонстрировал Хворостянский районный комитет — 37 кандидатов. Среди принятых в члены КПСС преобладали рабочие — 61,4%, колхозники составили лишь 8,7% от общего числа кандидатов. 71,1% от всех принятых были членами ВЛКСМ [23. Л. 9−10]. Таким образом, за год до начала перестройки, Куйбышевская партийная организация не испытывала недостатка в новых членах и суще-
ственно пополнила свои ряды.
Начало политики перестройки, также не отразилось на динамике роста Куйбышевской партийной организации. Ее численность продолжила стабильно расти, кандидатами в члены партии ежегодно принималось в среднем 5000 человек, вплоть до 1989 года, когда число желающих вступить в партийную организацию снизилось до 2776 человек. С этого же года началось падение численности партийной организации. (см. Таблицу 1)
Сравнив возрастной состава кандидатов вступающих в Куйбышевскую партийную организацию в 1985 и 1989 годах выяснилось, что в семи выделяемых возрастных категориях, а именно: кандидаты до 20 лет, 21−25 лет, 26−30 лет, 31−40 лет, 41−50 лет, 51−60 лет и старше 60 лет, наибольшее снижение произошло в возрастной категории до 20 лет — в шесть раз. В категориях 21−25 и 26−30 лет количество принятых в кандидаты уменьшилось более чем в пять раз и в 2,5 раза соответственно. В возрастной категории 31−40 лет, снижение количества вступающих в КПСС не столь резкое — на 69,5%. А возрастные категории 41−50 лет и 51−60 лет, напротив, показали рост на 6% и в десять раз (с 1 до 10 принятых в кандидаты) соответственно. Приведенные цифры говорят о снижении доверия к партии, к 1990 году, прежде всего среди молодежи до 30 лет и среди людей среднего возраста до 40 лет, тогда как люди более старшего возраста продолжали активно вступать в партию, что и пятью годами ранее, в начале перестройки. Так, если в 1985 году количественно преобладали кандидаты в возрасте 21−25 лет и 26−30 лет — 3169 и 2444 соответственно, то в 1989 году наибольшее число вступающих относилось к возрастным группам 26−30 лет и 31−40 лет
Таблица 1. Динамика численности партийных организаций Среднего Поволжья в период с 1985 по 1991 гг [Составлено по: 1. Л. 1- 2. Л. 1- 3. Л. 1- 4. Л. 1- 5. Л. 1- 6. 1- 7. Л. 1- 8. Л. 3- 10. Л. 1- 12. Л. 1- 14. Л. 3-
16. Л. 1- 17. Л. 1- 22. Л. 1- 25. Л. 1- 27. Л. 1- 29. Л. 1- 31. Л. 1]
Партийная организация 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991
Куйбышевская 242 348 244 855 247 464 248 010 242 864 — -
Пензенская 113 437 114 300 114 909 115 016 114 199 103 042 96 880
Ульяновская 102 812 102 519 103 038 102 657 100 878 85 797 77 839
— 934 и 974 соответственно. То есть потенциальный кандидат в партию «постарел» на десять лет.
В период с 1985 по 1989 год резко изменился состав кандидатов на вступление в ряды Куйбышевской партийной организации КПСС по социальному положению. За 1985 год по количеству кандидатов преобладали рабочие — 4643 человека, затем служащие — 2259 человек и крестьяне — 651 человек [22. Л. 1]. В 1989 году картина изменилась следующим образом: кандидаты из рабочих — 809 человек, служащих — 1684 человека, крестьян — 283 человека [31. Л. 1]. Таким образом, количество вступающих в ряды КПСС рабочих с 1985 по
1989 год уменьшилось более чем в 5,5 раз. Количество служащих желающих вступить в ряды Куйбышевской партийной организации снизилось лишь на 25,5%, что вывело данную социальную группу на первое место по количеству кандидатов на вступление в партию. И без того небольшое количество кандидатов от крестьян снизилось в 2,3 раза.
С началом перестройки в Пензенской партийной организации насчитывалось 113 437 человек. Кандидатами в члены партии в 1985 году было принято 3361 человек. Численность организации сохраняла стабильность до 1989 года. Лишь в
1990 году произошло резкое сокращение численности на одиннадцать тысяч человек. А за последующее полугодие, к середине 1991 года, продолжавшееся падение привело к оттоку еще шести тысяч человек.
Почти весь период политики перестройки численность Пензенской организации оставалась неизменной. В 19 851 987 годах количество принятых кандидатами в члены партии стабильно держалось на уровне 3300 человек в год, после чего началось медленное снижение. Только в 1990 году произошел резкий спад в приеме кандидатов до 308 человек за год. Что соответствует 9% от количества принятых в 1985 году [8. Л. 3- 19. Л. 1].
Идентичная ситуация наблюдалась и по горкомах партии. Их численность, за период с 1985 по 1989 год, снизилась незначительно — Пензенского на 7,1%, Заречного на 23,2%, Каменского на 5,5%, Кузнецкого на 15,8%, Нижнеломовского на 13,7% и Сердобского на 12,3%. А прием в кандидаты в партию за этот же период сократился радикально — по Пензенскому горкому на 94%, Заречному на 97,6%, Каменскому на 90%, Кузнецкому на 96%, Нижнеломовскому на 92%, Сер-добскому на 97%. Что в абсолютных цифрах равняется 70,
4, 13, 6, 8, 4 принятым в кандидаты в члены партии за год соответственно. То есть в большинстве горкомов Пензенской партийной организации прием в кандидаты к 1990 году фактически приближался к нулю [8. Л. 6, 31, 34, 37, 40, 43- 17.
Л. 3, 23, 25, 27, 31, 33].
Социальный состав Пензенской партийной организации с течением перестройки существенных изменений не претерпел. На первом месте по численности находились служащие. В 1985 году в партийной организации их насчитывалось 44 970 и 41 140 в 1990. Затем рабочие 37 400 и 28 206 соответственно и колхозники — 10 647 и 9597 человек. Совсем незначительное число составляли учащиеся — 249 и 200 человек [8. Л. 3- 17. Л. 1].
Принципиальные изменения произошли в возрастном составе. В период перестройки наблюдалось неуклонное снижение численности и приема по всем возрастам. Из семи возрастных категорий рост численности происходил лишь в одной — категории старше 60 лет. Уже в 1987 году она была самой многочисленной и превысила численность возрастной категории 31−40 л. — наиболее многочисленной на 1985 год. Ее состав увеличился с 22 953 человек в 1985 году, до 28 487 в 1990. Тогда как, коммунистов в возрасте до 20 лет, в 1990 году, насчитывалось всего 42 человека, в возрасте 21−25 лет
— 1946 человек, 26−30 лет — 8184 человека. Все это говорит о быстром старении партийной организации еще и по тому, что с 1985 года в партию вступили лишь пять человек в возрасте от 51 до 60 лет и ни одного человека старше 60 лет [8. Л. 3- 17. Л. 1]. Следовательно, прирост рассматриваемой возрастной категории происходил за счет старения кадров.
Ульяновская партийная организация была самой малочисленной из партийных организаций Среднего Поволжья. На момент начала перестройки она насчитывала 102 812 членов. Так же как Куйбышевская и Пензенская организации до
1989 года ее численность оставалась стабильной. В 1990 году ситуация резко изменилась. За этот год численность Ульяновской партийной организации упала сразу на пятнадцать тысяч человек. А за первое полугодие 1991 года еще на, без малого, восемь тысяч человек [1. Л. 1- 3. Л. 1- 6. Л. 1- 7. Л. 1].
Несмотря на снижение численности партийных организаций КПСС Среднего Поволжья и количества желающих вступить в их ряды, бюджеты указанных организаций от этого не пострадали. Более того поступления в бюджеты продолжали расти, как утверждалось, за счет наведения дисциплины в сфере уплаты членских взносов. Нехватки средств в партийных кассах не ощущалось, а их бюджеты стабильно оставались профицитными. Количественное изменение расходов было незначительным, резкие скачки в увеличении расходов были связаны с крупным строительством, например зданий партийных органов или партийных издательств. Качественные изменения расходов были также не очень существенны.
Таблица 2. Бюджеты Куйбышевской и Пензенской партийных организаций в период перестройки [9. Л. 6- 11. Л. 38- 13.
Л. 38- 15. Л. 23- 18. Л. 6- 20. Л. 17- 24. Л. 6- 26. Л. 7- 28. Л. 6- 30. Л. 6- 32. Л. 1- 35. Л. 5].
Год Куйбышевская организация КПСС Пензенская организация КПСС
Доходы (тыс.р.) Расходы (тыс.р.) Доходы (тыс.р.) Расходы (тыс.р.)
1985 18 155,7 13 960,1 9440,3 8850,9
1986 18 614,7 16 726,0 9711,5 9013,3
1987 18 974,0 15 630,0 10 316,5 10 215,5
1988 19 885,0 15 395,0 13 058,9 12 178,4
1989 21 275,8 15 362,1 10 989,0 10 403,1
1990 22 383,7 20 639,2 — -
Около половины всех исстрачиваемых средств уходила на содержание партийных органов и партучреждений. Оставшиеся средства отчислялись в бюджет КПСС (см. Таблицу 2).
Массовый выход членов КПСС из рядов партийных организаций Среднего Поволжья, в конце 1980-х годов, а также снижение числа желающих вступить в КПСС, проходило на фоне начавшейся политической борьбы. На 1988 год приходится зарождение в большинстве регионов страны, в том числе и в Среднем Поволжье, так называемого неформального политического движения. Это означало, что КПСС обрела соперников, которых не имела со времен Революции и Гражданской войны. Кроме того в самой партии, в преддверии XVIII съезда КПСС, произошел раскол связанный с расхождением мнений касательно дальнейшего развития страны и партии. Раскол противоречил Уставу КПСС, в котором прямо говорилось: «нерушимый закон жизни КПСС — идейное и организационное единство, монолитность ее рядов» [40. С. 8], что еще более ослабило пошатнувшиеся позиции партии.
Кроме того, изменение организационных структур управления, введение новых законодательных актов, освоение новых форм хозяйствования, социально-политическая нестабильность в обществе привели к разрушению хозяйственных связей и снижению объемов производства во многих объединениях и отраслях народного хозяйства Среднего Поволжья [37. С. 103]. В результате договорная дисциплина упала, возникла очень нестабильная обстановка с товарами народного потребления. Так в целом по Ульяновску, в 1990 году, договоры были заключены лишь на 80% поставок сырья, материалов, комплектующих изделий, от необходимой нормы. По кожевенно-обувному комбинату, например, они были заключены лишь на 50% [40. С. 2]. Положение на потребительском рынке Пензенской области в 1990 году, также было напряженным, товарное предложение значительно отставало от покупательского спроса. Не удовлетворялся спрос на электробытовую технику, мебель, парфюмерно-косметические товары. Отсутствовали в свободной продаже многие виды швейных, трикотажных изделий, обуви, хлопчатобумажного белья, мужских и детских носок [37. С. 136].
Продолжали расти и цены. Так, сводный индекс цен на товары в 1990 году по отношению к 1989 году в Ульяновской области составил 105% [37. С. 198], в Пензенской области -104% [37. С. 134−139]. Ситуацию на потребительском рынке стабилизировать не удавалось, что вызывало падение уровня жизни населения [37. С. 198]. В 1991 году на потребительском рынке товаров по-прежнему не хватало. Розничные цены неуклонно росли, принося «лишь неуверенность и нестабильность» [36. С. 175].
Первый секретарь Куйбышевского обкома КПСС В. Г. Афонин отмечал, что, несмотря на положительные моменты, произошедшие с начала перестройки «в сознании людей все более закрепляются другие стороны жизни, которые не могут их не тревожить и не волновать. Скудные, убогие прилавки магазинов, не обеспеченные нужным товаром деньги, рост цен и углубляющаяся дифференциация общества на богатое меньшинство и беднеющее большинство. Проекты законов по экономической реформе и в пику им забастовки, пропаганда культа наживы и потребительства, низкое качество труда, падение дисциплины, ответственности» [33. Л. 3]. В таких условиях закономерен был вопрос: «Кто виноват?» И население находило виновных в лице партии и правительства, что сильно било по авторитету КПСС.
С начала политики перестройки, партийные лидеры СССР на собраниях, пленумах, съездах, беспрестанно говорили о коренных преобразованиях, не осуществив которые, невозможно успешно двигаться дальше, по пути общественного развития и прогресса. Среди них: подлинная демократизация внутрипартийной жизни, альтернативные и демократичные выборы, передача всей власти Советам. На деле, все конструктивные предложения и новые принципы, во многом, так и не были претворены в жизнь и оставались лишь на бумаге. Согласно социологическому опросу: «Соответствует ли ход перестройки вашим ожиданиям» проведенному Ульяновским горкомом КПСС в 1989 году, лишь 2% респондентов ответили: «В полной мере». А ответ «совершенно не соответствует» дали 58% опрошенных. Причем данные ответы имели явную тенденцию к ухудшению, по сравнению с подобными опросами предшествующих двух лет. Относительно причин мешающих осуществлению перестройки, 41% ответивших назвали «ослабление веры в коренные преобразования перестройки».
Ульяновский обком, проанализировав складывающуюся обстановку, сделал выводы о том, что выход из партии обусловлен общим снижением авторитета партии, партийных органов, аппарата в народе, идейными шатаниями в теоретических вопросах построения социализма и современного общества, отставанием общепартийной демократии от процессов демократизации общества. Кроме того, непринятием некоторыми коммунистами в настоящее время отдельных положений Устава КПСС, отсутствием реальных сдвигов в экономическом развитии страны и ростом социальной напряженности в обществе. Многие вышедшие из партии прямо связывали кризисное состояние партии и страны с неудовлетворительным партийным руководством, как в центре, так и на местах. Были убеждены в том, что партия была неспособна поправить положение, требовали радикального обновления стиля и методов работы первичных парторганизаций, партийных комитетов. Не ощущая реальных положительных перемен, коммунисты заявляли о своем нежелании состоять в рядах КПСС [38. С. 52].
Подтверждают подобные выводы и социологические опросы, проведенные в городах Куйбышевской области. Опрос общественного мнения на тему: «Партия сегодня. Какой она должна, быть?», был проведен в декабре 1989 года в городе Куйбышеве, среди 608 коммунистов, работавших на различных предприятиях и в учреждениях города и 100 работников аппарата пяти райкомов (Красноглинского, Кировского, Октябрьского, Самарского, Советского) КПСС. Опрос рядовых коммунистов показал, что 68,3% опрошенных считали, что авторитет партии в обществе может быть оценен как «скорее низкий» и «низкий». Причиной тому 47,5% видели в совмещении постов партийных и советских руководителей. По мнению 26,6% опрошенных существенное понижение авторитета партии связано с процессом освещения «белых» пятен в истории страны и партии. Опрошенные считали, что повысить авторитет партии могли, прежде всего, следующие меры: ликвидация некоторых привилегий аппарата — 83,0%- демократизация внутрипартийной жизни — 79,9%- сокращение аппарата — 71,9%- усиление связи партийных органов с массами — 84,4%- обновление партийного аппарата на местах
— 68,6% [34. Л. 18].
Главными причинами выхода из КПСС рядовые коммунисты считали: разочарование в коммунистических идеа-
лах — 39,6%- разочарование в прошлой деятельности КПСС
— 46,4%- отсутствие в настоящий момент преимуществ для пребывающих в партии — 22,4%- по объективным причинам (возраст, здоровье и т. д.) — 21,4%- несогласие с сегодняшней политической линией партии — 14,1%.
Рядовым членам партии было предложено также оценить деятельность партийных руководителей по пятибалльной шкале. В результате, были получены неутешительные результаты: областной комитет получил 2,63 балла (по промышленным предприятиям — 3,2) — городской комитет — 2,09- районный комитет — 2,19. Кроме того, 47,9% простых коммунистов отметили, что практически не увидели изменения стиля и методов партийной работы с начала политики перестройки.
Сравнительный анализ позиций 2-х групп опрошенных (рядовых коммунистов и работников аппарата) показал, что в целом они совпадают. А по ряду позиций аппарат отличался даже большей резкостью и остротой в оценках. Сделанный идеологическим отделом Куйбышевского обкома, на основании результатов опроса, вывод, был весьма пессимистичным: авторитет КПСС невысок, кредит доверия к ней таял, нарастало критическое отношение к работе партийных организаций, их руководителям и руководящим органам- нарастал кризис стиля работы аппарата [34. Л. 19].
Критически оценивали деятельность КПСС и лидеры политизированных формирований города Куйбышева, принявшие участие в экспертном опросе, проведенном в конце
1990 года. По их оценкам, несмотря на многочисленность партии, ее влияние в политической сфере постепенно падало, а первичные организации КПСС — основа партии — были полностью деморализованы. 72% лидеров политизированных формирований г. Куйбышева считали, что деятельность местных органов власти, то есть обкома КПСС, областного и городского совета и его исполнительных органов, руководителей предприятий, выражает интересы бюрократии КПСС- 38% - хозяйственных руководителей госпредприятий- 20,7%
— работников сферы торговли- 17,2% - кооператоров- 17,2% -дельцов теневой экономики- 13,8% - интеллигенции- 10,3% -офицерского корпуса МВД, КГБ, Армии. И лишь 6,9% опрошенных считали, что представители местных органов власти представляют интересы рабочих.
Другой социологический опрос — «На пути к съезду», проведенный среди 730 коммунистов городов Куйбышева и Новокуйбышевска, показал, что к маю 1990 года, право свободного выхода из партии поддерживали 83,4% коммунистов. Если бы к моменту опроса было принято решение о праве свободного выхода из партии, то 6,4% немедленно покинули бы ряды КПСС- 37,9% приняли бы решение в зависимости от обстановки в партии и обществе- 49,1% остались бы в рядах КПСС [34. Л. 35]. Тот факт, что половина членов партийной организации в своем возможном выходе из партии руководствовалась не собственными убеждениями, а общественной конъектурой, может говорить о глубоком кризисе в рядах партии.
Социологический опрос, проведенный в конце 1989 года в городе Кузнецке — во второй по численности партийной организации Пензенской области, также продемонстрировал крайне слабый авторитет партии. Респонденты не ощутили перемен, которые должна была принести перестройка. Только 35% отметили увеличения гласности- 17% - требовательности. Меры по улучшению информирования населения города о деятельности горкома, положительно оценили лишь
27% опрошенных. Каждый третий опрошенный считал, что недостатки в руководстве городской партийной организации по развитию демократии, гласности, решению социальных программ объясняются тем, что горком не смог на практике обеспечить авангардную роль каждого коммуниста и партийной организации в целом [21. Л. 7].
Обстановка сложившаяся в обществе и партийных организациях Среднего Поволжья повторяла общероссийскую тенденцию падения авторитета КПСС. Так согласно опросу, проведенному в конце 1988 года Академией Общественных Наук при ЦК КПСС, лишь 25% населения страны одобряли руководство перестройкой со стороны горкомов, 31% - со стороны обкомов и лишь 8% считали, что КПСС, на тот момент, полностью соответствовала ленинскому требованию: «Партия — ум, честь и совесть нашей эпохи» [39. С. 2].
Таким образом, процессы, развернувшиеся в стране в период перестройки и значительно повлиявшие на социальную жизнь общества, вплоть до 1988 года не отражались негативно на численном составе партийных организаций Среднего Поволжья. Именно с этого года рост рядов КПСС в Среднем Поволжье прекратился. А с 1989 года наметился резкий спад приема желающих вступить в партию, особенно среди молодежи, до тридцати лет, что обусловило повышение среднего возраста членов партии и «старение» партийных организаций. В 1990 году произошло резкое сокращение численности всех партийных организаций региона, и КПСС, позиционировавшая себя как партия рабочего класса, прежде всего, лишилась доверия рабочих, что выразилось в их выходе из КПСС и сокращении числа представителей данной социальной группы, желающих вступить в партию. Эти тенденции были вызваны потерей авторитета и доверия к партии, которая поставив перед собой задачу достижения таких принципов как, демократизация и альтернативность выборов, плюрализм, передача власти партийным массам, так и не смогла перестроиться и выполнить их. Вместо этого, слова партийных руководителей все больше отрывались от реальных дел, а позитивные изменения так и оставались на бумаге. Между тем, в обществе накапливались социальные и экономические проблемы, падала покупательская способность граждан, ухудшалось снабжение населения товарами народного потребления. Не видя обещанных изменений, общество все больше разочаровывалось в партии и перестройке, что хорошо видно из соцопросов, согласно которым население негативно оценивало деятельность как центрального, так и местного партийного руководства и, к началу 1990-х годов, перестало видеть в КПСС силу способную преодолеть углублявшийся социально-экономический кризис в стране.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Государственный архив новейшей истории Ульяновской области (ГАНИУО) Ф.8. Ульяновский обком КПСС. Оп. 87. Д. 149.
2. ГАНИУО Ф.8. Оп. 89. Д. 96.
3. ГАНИУО Ф.8. Оп. 92. Д. 80.
4. ГАНИУО Ф.8. Оп. 93. Д. 65.
5. ГАНИУО Ф.8. Оп. 94. Д. 74.
6. ГАНИУО Ф.8. Оп. 95. Д. 17.
7. ГАНИУО Ф.8. Оп. 95. Д. 18.
8. Государственный архив Пензенской области (ГАПО) Ф. П-148. Пензенский обком КПСС. Оп.1. Д. 6914.
9. ГАПО Ф.П. 148. Оп.1. Д. 6931.
10. ГАПО Ф.П. 148. Оп.1. Д. 7009.
11. ГАПО Ф.П. 148. Оп.1. Д. 7021.
12. ГАПО Ф.П. 148. Оп.1. Д. 7087.
13. ГАПО Ф.П. 148. Оп.1. Д. 7102.
14. ГАПО Ф.П. 148. Оп.1. Д. 7165.
15. ГАПО Ф.П. 148. Оп.1. Д. 7179.
16. ГАПО Ф.П. 148. Оп.1. Д. 7235.
17. ГАПО Ф.П. 148. Оп.1. Д. 7288.
18. ГАПО Ф.П. 148. Оп.1. Д. 7298.
19. ГАПО Ф.П. 148. Оп.1. Д. 7323.
20. ГАПО Ф.П. 148. Оп.1. Д. 7330.
21. ГАПО Ф. 274. Кузнецкий горком КПСС Пензенской области. Оп. 45. Д. 3.
22. Самарский областной государственный архив социально-политической истории (СОГАСПИ) Ф. 656. Куйбышевский обком КПСС. Оп. 189. Д. 249.
23. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 189. Д. 265.
24. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 189. Д. 267.
25. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 192. Д. 224.
26. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 192. Д. 244.
27. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 195. Д. 172.
28. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 195. Д. 191.
29. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 159.
30. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 200.
31. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 370.
32. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 407.
33. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 516.
34. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 559.
35. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 583.
36. Российская Федерация и регионы Поволжского экономического района в 1991 году. — М.: Республиканский информационно-издательский центр, 1992. — 266 с.
37. РСФСР и регионы Поволжского экономического района в 1990 году. — М.: Республиканский информационно-издательский центр, 1991. — 282 с.
38. Позиция (общественно-политический и информационный журнал Ульяновского обкома КПСС), 1990, № 4.
39. Ульяновская правда (орган Ульяновского обкома КПСС и областного Совета народных депутатов), 1989, 11 июля.
40 Ульяновская правда. 1991, 26 марта.
41. Устав Коммунистической партии Советского Союза.
— М.: Издательство политической литературы, 1987. — 31 с.
CRISIS OF PUBLIC TRUST TO THE PARTY ORGANIZATIONS OF THE AVERAGE VOLGA REGION IN REORGANIZATION IN SOVIET UNION IN 1985−1991
© 2011
I.V. Seelev, postgraduate student
Togliatti State University, Togliatti (Russia)
Keywords: reorganization- the CPSU- the party organizations of the Average Volga region.
Annotation'-. The social and age structure, dynamics of change of number is studied, and also a financial position of the party organizations of the Average Volga region in 1985−1991 the economic situation in region Is considered. With a support on sociological researches the attitude of the population to party and its policy is shown. The reasons of falling of authority of party and an exit from it communists are shined.
УДК 930. 2
КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ПОВОЛЖЬЕ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1918−1922) (КРАТКИЙ ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР И АНАЛИЗ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ПУБЛИКАЦИЙ)
© 2011
В. Г. Гришаков, соискатель
Пензенского государственного педагогического университета им. В. Г. Белинского, Пенза (Россия)
Ключевые слова: поволжье- историография- крестьянское движение- период- этап- проблематика- исследование- публикация- источник- Гражданская война.
Аннотация: статья раскрывает основные периоды и этапы развития отечественной историографии крестьянского движения в Поволжье в годы Гражданской войны (1918 — 1922). Автор обосновывает причину выбора территориальных рамок работы, показывает влияние идеологических факторов на взгляды историков, характеризует наиболее значимые публикации, анализирует круг главных достижений и проблем отечественной историографии, ставит перспективные задачи.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой