Кризисные тенденции в развитии сельского хозяйства СССР в 1970-е начале 1980-х годов и их влияние на социокультурный облик крестьянства (на материалах Кубани)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(470. 62):63
Н.А. МАСЮКОВ
КРИЗИСНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА СССР В 1970-е — НАЧАЛЕ 1980-х ГОДОВ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ОБЛИК КРЕСТЬЯНСТВА (на материалах Кубани)
Ключевые слова: российское крестьянство, аграрная политика, сельское хозяйство.
Рассмотрен процесс зарождения кризисных тенденций в эволюции аграрного сектора экономики
Краснодарского края в 1970-е — начале 1980-х годов, показано его влияние на изменение социокультурного облика кубанского крестьянства.
N.A. MASYUKOV
FOLD CRISIS OF TRENDS IN THE DEVELOPMENT OF AGRICULTURE USSR IN 1970 — THE BEGINNING OF 1980 AND THEIR IMPACT ON THE SOCIO-CULTURAL LOOK PEASANTRY (ON THE MATERIALS KUBAN)
Key words: Russian peasantry, agricultural policy, agriculture.
This article describes the conception of crisis tendencies in the evolution of the agricultural sector of the
Krasnodar Territory in the 1970'-s — early 1980'-s, showing his influence on changing socio-cultural image of
Cuban peasants.
Анализ советской аграрной политики 1960−1980-х годов позволяет утверждать, что уже в начале 1970-х гг. в полной мере закрепилась проявившаяся еще в предшествующие годы тенденция неуклонного отступления от решений мартовского пленума 1965 г. в вопросах модернизации аграрного сектора, прежде всего, расширения хозяйственной самостоятельности колхозов и совхозов. Курс на развитие товарно-денежных отношений, совершенствование экономических методов регулирования, по сути, оказался свернутым. Реформа в сельском хозяйстве на рубеже 1960−1970-х гг. фактически закончилась.
Отмеченные перемены не могли не сказаться на реализации доминирующей установки на укрепление материально-технической базы сельского хозяйства. В целом за годы девятой пятилетки материально-техническая база сельского хозяйства окрепла, хотя этот рост был весьма умеренным. Так, к примеру, в 1971—1975 гг. селу было поставлено 1667,4 тыс. тракторов, 448,7 тыс. зерноуборочных комбайнов, 1101,8 тыс. грузовых автомобилей. Однако парк тракторов за указанные годы увеличился всего на 357 тыс. шт., зерноуборочных комбайнов — на 57 тыс. шт., грузовых автомобилей — на 260 тыс. шт. [10. Д. 397. Л. 33].
Курс на укрепление материально-технической базы отвечал потребностям развития сельского хозяйства СССР и соответствовал тенденциям развития сельского хозяйства передовых стран. При этом он оказал значительное влияние на социальную, образовательную, культурную политику.
В частности, техническое перевооружение села потребовало принятия системных мер по развитию сферы образования. Уже XXIII съезд КПСС поставил задачу в течение 1966−1970 гг. в основном осуществить переход к всеобщему среднему образованию. В указанном контексте заметим, что к началу VIII пятилетки системой всеобщего среднего образования в Краснодарском крае были охвачены 73% молодежи [2]. Однако сложность задачи перехода к среднему всеобучу в то время оказалась недооцененной. В последующем ее пришлось вновь ставить на XXIV съезде КПСС [3]. По сути же, решение задачи перехода к среднему всеобучу заняло весь период 1970-х гг.
Развитие материально-технической базы села и развитие образовательной системы шло на основе прежнего административного механизма, без должной опоры на осмысленные потребности самих крестьян. В итоге в экономике рост капвложений не был подкреплен адекватным изменением отношения крестьянина к технике. В конечном счете это на практике обернулось низкой эффективностью ее использования, быстрым износом и расточительством материальных ресурсов.
Укрепление материально-технической базы сельского хозяйства должно было привести к увеличению темпов роста сельскохозяйственного производства. На практике же этого не произошло. Производство валовой продукции в сельском хозяйстве росло медленно. И абсолютный, и относительный прирост валовой продукции в 1971—1975 гг. был ниже, чем в 1966—1970 гг. Следовательно, рост капиталовложений в сельское хозяйство, укрепление его материально-технической базы сопровождались падением темпов развития сельского хозяйства. И этот парадокс лишь кажущийся. Причины снижения динамизма в развитии сельского хозяйства становятся понятными, если учесть недостаточное внимание к вопросам стимулирования производительного труда непосредственных производителей -крестьян. Падение темпов развития сельского хозяйства с начала 70-х гг. стало, таким образом, результатом антирыночного, антиреформаторского дрейфа.
Данная тенденция в полной мере была закреплена на долгие годы. За период 1970—1980 гг. в сельское хозяйство страны были направлены значительные капиталовложения, что привело к укреплению его материально-технической базы. В силу этого в колхозах и совхозах возросла производительность труда. Это привело к увеличению производства всех видов сельскохозяйственной продукции. Однако огромные капиталовложения в сельское хозяйство использовались крайне неэффективно, и поэтому рост продукции не мог полностью обеспечить потребности населения.
На данном фоне в образовательной сфере одержала верх социальная точка зрения, по которой всеобщее обязательное среднее образование вводилось вне зависимости от экономических потребностей страны. Уже в рамках девятой пятилетки это проявилось в полной мере [5, 6]. С рубежа 1960−1970-х гг. стал оформлялся курс на максимальный перевод школьников в 9 класс и (со второй половины 1970-х гг.) в средние ПТУ. В итоге, к концу 1970-х гг. закон о всеобуче в стране стал в основном выполняться. Однако при этом возникли существенные проблемы качества роста, оказавшие негативное влияние на весь школьный уклад. Прежде всего, в стремлении добиться 100% охвата молодежи средним образованием школа резко снизила требования кучащимся, что привело к подрыву качества и престижа образования. Качество знаний учащихся заметно снизилось, упал авторитет школы. Аттестаты о среднем образовании вручались и прилежному ученику, и бездельнику, причем количество последних постоянно росло.
По сути, «образовательный вал» середины — второй половины 1970-х гг. стал частным проявлением общеэкономического вала. В итоге он привел к девальвации аттестата о среднем образовании. Все это не могло не сказаться на качестве кадров и в аграрном секторе, и внутри самой педагогической системы.
Как следствие, из пятилетки в пятилетку снижались темпы роста валовой продукции сельского хозяйства во всех регионах страны. В частности, Краснодарский край не выполнил государственные планы на 10-ю пятилетку по сахарной свекле, подсолнечнику, плодам ягод и ряду других продуктов.
В конце 1970-х гг. наметилось сокращение производства валовой продукции сельского хозяйства и в стране в целом, что свидетельствовало о наступлении кризиса сельскохозяйственного производства. Это во многом было связано с усилением неэквивалентного обмена между промышленностью и сельским хозяйством. Например, за 1965−1980 гг. цена 1 т комбикормов повысилась более чем на 63%. Цена единицы мощности трактора с набором сельскохозяйственных машин возросла на 83%, единицы внесенных минеральных удобрений — в 1,6 раза, стоимость строительства одного скотоместа для крупного рогатого скота — в 2,3 раза, а для свиней — в 4,5 раза и т. п. [7] Неоправданно быстро росли тарифы на производственные услуги, что привело к изъятию из сельского хозяйства значительной части чистого продукта. Так, за указанный период общий объем производственных услуг, оказанных колхозам и
совхозам предприятиями Госкомсельхозтехники (без торговли), увеличился в 4 раза, а масса прибыли, полученная ими, — в 7,6 раза. Резкое удорожание промышленной продукции негативно отражалось на экономическом и финансовом состоянии колхозов и совхозов. Так, в хозяйствах Краснодарского края из-за высокой себестоимости производимой продукции закупочные цены не возмещали затраты на ее производство, поэтому 187 колхозов и совхозов края закончили хозяйственную деятельность 1981 г. с убытком в сумме 131 млн руб. [8].
Одна из главных причин, тормозивших развитие сельского хозяйства, наряду с усилением неэквивалентного обмена, состояла в недостатке экономических стимулов в хозяйственной деятельности сельхозпредприятий. В условиях, когда централизованно задавались объемы и структура производства, цены и каналы реализации продукции, даже прибыль не являлась стимулом и критерием эффективности работы хозяйств. В такой ситуации основными рычагами воздействия на сельхозпредприятия оставались партийная и хозяйственная дисциплина, раздача наград и наказаний.
Одним из важных факторов, сдерживавших развитие аграрного сектора, была структура управления сельским хозяйством, сформировавшаяся в 1970-е гг. Главным органом, отвечающим за состояние сельскохозяйственного производства в стране, было Министерство сельского хозяйства. На краевом уровне руководство данной отраслью осуществляли производственные управления сельского хозяйства крайисполкома. По мере развития научно-технического прогресса, углубления специализации, концентрации сельскохозяйственного производства, межхозяйственного кооперирования и агропромышленной интеграции, наряду с территориальным, получил распространение и отраслевой принцип управления. Были созданы специализированные организации по обслуживанию сельскохозяйственного производства (Союзсельхозтехника, Министерство мелиорации и водного хозяйства СССР, Министерство сельского строительства СССР и межколхозные строительные организации, Министерство машиностроения СССР для животноводства и кормопроизводства, Сельхозэнерго и др.).
Задачами, которые были призваны решать специализированные организации в АПК, являлись обслуживание колхозов и совхозов, обеспечение их необходимой техникой и ее сервисное обслуживание. Так, Госкомсельхозтехника, имевшая ремонтные заводы, снабженческие и торговые организации, должна была обеспечивать поставку сельхозмашин и их ремонт и тем самым избавить колхозы и совхозы от содержания своей ремонтной базы. Однако на практике интересы партнеров часто не совпадали, что вызывало немало нареканий со стороны хозяйств. Об этом свидетельствует анализ материалов и документов, собранных в областных и краевых архивах Северного Кавказа. Так, в письме Абинского райкома КПСС Краснодарского края в крайком отмечалось, что интересы этих ведомств во многом расходятся с потребностями колхозов и совхозов. Например, план «Сельхозтехники» предусматривал провести как можно больше капитальных ремонтов техники, больше продать запасных частей, а хозяйства были заинтересованы в сокращении своих затрат. В результате только в 1980 г., по годовым отчетам колхозов района, затраты на ремонт и обслуживание тракторного парка возросли с 879,3 тыс. руб. по плану до 1187,1 тыс. руб., что сказалось на росте себестоимости продукции [9. Д. 449. Л. 35−37].
Важным фактором, затруднявшим работу «Сельхозтехники», была ее оторванность от заводов-изготовителей сельхозтехники. Предприятия, производящие сельхозмашины, слабо реагировали на запросы хозяйств по устранению неисправностей техники, находящейся на гарантийном ремонте, и не несли никакой ответственности за технику, снятую с гарантии. В результате «Сельхозтехника» крайне трудно решала вопросы по обеспечению хозяйств остродефицитными запасными частями. В то же время затраты по устранению неисправ-
ностей гарантийной техники составляли 0,8−0,9% от ее основной стоимости, насчитывавшей в среднем по району более 30 тыс. руб., что также ложилось на бюджеты хозяйств [10. Д. 396. Л. 4−6]. О низком уровне выполнения договорных обязательств свидетельствуют письма руководителей хозяйств в партийные органы, в которых отмечалось, что отношения колхозов и обслуживающих предприятий регулируются договорами, не гарантирующими своевременность их выполнения. Поэтому каждый из них превращается в просьбу, которую можно и не выполнить и ответственности за невыполнение которой никто не несет.
На селе все более набирали силу деструктивные процессы деградации мо-рально-нравственной сферы, сферы производственной этики. Однако для руководителей страны, аграрной отрасли, для председателей колхозов данные вопросы являлись второстепенными. В частности, дефицит транспорта, материалов, запасных частей порождал уменьшение объемов работ и другие нарушения. Хозяйственники добивались снижения планов, набирали объемы работ там, где их легче было выполнить, шли на всевозможные приписки, подтасовки. В то же время руководители хозяйств 40−50% своего рабочего времени теряли на поиски машин, материалов и т. д. [10. Д. 396. Л. 54].
В деятельности обслуживающих село организаций восторжествовали узковедомственные интересы. Отсутствовали необходимая материальная заинтересованность и ответственность за конечные результаты сельскохозяйственного производства. Создание различных управленческих организаций, расположенных в краевых, областных и районных центрах, вызвало большой отток высококвалифицированных кадров из хозяйств. Тем самым значительно ослаблялось основное производственное звено в сельском хозяйстве — колхозы и совхозы.
О серьезных проблемах, существовавших в сельском хозяйстве, свидетельствует анализ писем, направленных местными партийными и хозяйственными органами Краснодарского края в крайком КПСС. В частности, в одном из них отмечалось, что аппарат краевого производственного управления сельского хозяйства чрезмерно раздут. В район поступает большое количество текущих бумаг. Так, за 1980 г. и 8 месяцев 1981 г. районному управлению сельского хозяйства поступило 1642 радиограммы, 3462 письма и распоряжения вышестоящих организаций, 122 жалобы и письма трудящихся, итого -5226 различных документов. В штате управления сельского хозяйства эта работа 19 специалистов занимаются ответами на эти документы. Соответственно, эта работа перекладывается и на специалистов хозяйств [10. Д. 396. Л. 17].
Как следствие, нарастали собственно экономические проблемы. В частности, одной из важных причин кризисного состояния сельского хозяйства было неэффективное использование земельных ресурсов. В 70-е гг. государство направило значительные средства на развитие мелиорации. На Кубани большая часть орошаемых земель использовалась для производства риса, посевная площадь под которым в 1982 г. составляла 182,8 тыс. га. Вместе с тем орошаемый гектар давал меньше продукции, чем можно было получить. К началу 1980-х гг. ни один район не вышел на проектную урожайность сельскохозяйственных культур на орошении. В 1981 г. сбор зерна кукурузы с гектара составил 36 ц — на 44 ц меньше, чем заложено в проектах. Только 123 ц с гектара, или в 2 раза ниже проектной урожайности, было получено овощей. С орошаемых земель недобиралось большое количество риса, картофеля, кормовых и других культур. Главными причинами этого были: неудовлетворительное состояние оросительных систем, нарушение севооборота, отсутствие комплекса специализированных машин и механизмов для орошаемого земледелия, недостаточные и несвоевременные поставки средств химической защиты. К 1982 г. более 100 тыс. га действовавших рисовых систем в Краснодарском крае требовали коренной реконструкции [11. Д. 394. Л. 57].
Огромное Краснодарское водохранилище, с площадью зеркала 440 км, длиной 46 км и шириной 9,5 км, позволяло значительно увеличить производство риса и других сельскохозяйственных культур на Кубани. Однако в ходе строительства забыли о не менее важных целях водохранилища — предотвращение паводков (в зону затопления попадало 700 тыс. га), создание гидроэлектростанции на плотине [11. Д. 394. Л. 57].
Во второй половине 1970-х гг. в сельском хозяйстве получили развитие процессы межхозяйственной кооперации и агропромышленной интеграции. Этот курс был направлен на дальнейшее обобществление производства и труда и слияние государственной и колхозно-кооперативной собственности. В мае 1976 г. ЦК КПСС принял постановление «О дальнейшем развитии специализации и концентрации сельскохозяйственного производства на базе межхозяйственной кооперации и агропромышленной интеграции». В нем отмечалось, что эти процессы открывают надежный путь рационального использования земли, труда, техники, других факторов интенсификации, ускорения на этой основе роста продукции и повышения эффективности сельскохозяйственного производства. Ставилась задача более эффективного использования капитальных вложений, активного включения в производство всех ресурсов. Государство вложило огромные средства в формирование производственных фондов этих предприятий. Из общего числа межхозяйственных предприятий и организаций в 1980 г. 18% были заняты производством сельскохозяйственной продукции, 27% составляли межхозяйственные строительные организации и только 2,2% специализировались на производстве продукции растениеводства [11. Д. 394. Л. 57].
Однако в ходе специализации и кооперации в сельскохозяйственном производстве проявились и негативные моменты. В ряде хозяйств были неоправданно упразднены мелкие свиноводческие и птицеводческие фермы, что оказалось в корне ошибочным решением. И хотя на крупных комплексах привесы скота были выше, чем в хозяйствах, однако главным недостатком такой кооперации была экономическая невыгодность участия в ней хозяйств-партнеров.
Увлечение командными методами регулирования экономики экстраполировалось и на другие сферы жизни, в частности на школьную систему. К примеру, в десятой пятилетке вновь во всей полноте высветилась проблема малокомплектных школ. В результате их закрытия усилился выезд населения из хуторов, стали закрываться многие отделения колхозов и совхозов. Усиление концентрации сельского населения, с одной стороны, позволяло надеяться на повышение эффективности социальной политики. Вместе с тем на деле шло разрушение традиционного уклада жизни. Крестьянин все более отрывался от корней. Происходила трансформация его повседневности.
Советская аграрная политика к началу 1980-х гг. была нацелена на повышение эффективности функционирования АПК, на достижение высоких конечных результатов. Среди прочего, это привело и к решению многих социальных проблем. Однако бюрократические методы руководства, мелочная опека колхозов и совхозов, жесткая регламентация хозяйственной деятельности ограничивали самостоятельность и инициативу сельских тружеников, порождали иждивенческие настроения, подрывали традиционный уклад крестьянской жизни, многие важные этические нормы.
Литература
1. АПК — семидесятые годы // Экономика сельского хозяйства. 1987. № 9. С. 87.
2. ГАККФ. Р-1561. Оп. 2. Д. 853. Л. 4.
3. Материалы XXIV съезда КПСС. М.: Политиздат, 1974. С. 277.
4. Народное хозяйство СССР в 1980 г.: стат. ежегодник / ЦСУ СССР. М.: Финансы и статистика, 1981. С. 383−389.
5.0 дальнейшем совершенствовании системы профессионально-технического образования: Постановление
ЦК КПСС и Совета Министров СССР 23 июня 1972 г. //СП СССР. 1972. № 12. Ст. 67.
6.0 мерах по расширению сети средних сельских профессионально-технических училищ и по улучшению их работы: Постановление Ц К КПСС и Совета Министров СССР 28января 1975 г. //КПСС в резолюциях … Т. 12. С. 492−497.
7. Развитие аграрных отношений на современном этапе. М.: Наука, 1983. С. 28.
8. Советская Кубань. 1982. 17 июля.
9. ЦДНИКК. Ф. 1774A. On. 24.
Ю. ЦДНИКК.Ф. 1774A. On. 25.
11. ЦДНИКК. Ф. 1774A. On. 26.
МАСЮКОВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ — кандидат педагогических наук, доцент кафедры психологических и педагогических наук, Институт международного права, экономики, гуманитарных наук и управления имени К. В. Российского, Россия, Краснодар (g197412@yandex. ru).
MASYUKOV NIKOLAY ALEKSANDROVICH — candidate of pedagogical sciences, assistant professor of chair of psychological and pedagogical sciences, International Law Institution, Economy, Humanities and Management of K.V. Rossinsky, Russia, Krasnodar.
УДК 94 (470. 40 /. 43): 691
А.П. МАТВЕЕВ
ЛИТЕРАТУРА О ПРОМЫШЛЕННОСТИ СТРОИТЕЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ МАРИЙСКОЙ, МОРДОВСКОЙ, ЧУВАШСКОЙ АССР ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА
Ключевые слова: историография, исторический опыт, переосмысление литературы, оценка достижений, управление промышленности, местная промышленность, строительные материалы.
Представлена историография индустрии строительных материалов в Марийской, Мордовской и Чувашской АССР. Выделены основные этапы разработки этой проблемы.
А.Р. MATVEEV
LITERATURE ON THE BUILDING MATERIALS INDUSTRY MARI, MORDOVIA,
THE CHUVASH AUTONOMOUS REPUBLIC OF THE SECOND HALF OF XX CENTURY
Key words: historiography, historical experience, redefining theliterature, assessment of achievements, the management of industry, local industry, building materials.
The article is devoted to the historiography of the building materials industry in the Mari El, Mordovia and the Chuvash Autonomous Republic. The basic stages in the development of this problem.
С середины 1980-х гг. начался современный этап изучения истории индустриального развития автономных республик Среднего Поволжья, который характеризуется критическим анализом и переосмыслением предыдущего исторического опыта, сложившихся представлений, оценок достижений советской модели управления государством и экономикой, поиском альтернативных путей и концепций развития.
Этой теме посвящен ряд работ. (См.: Андреев В. П. Страницы истории развития промышленности Марийской АССР (1945−1980 гг.). Йошкар-Ола, 1999- Апаев Г. А. Научно-технический прогресс в промышленности и строительстве Марийской АССР. Йошкар-Ола, 1988- Гаранин П. А., Кизимов А. С. Марий Эл на рубеже веков: очерки социально-экономического и общественно-политического развития в 1990—2005 гг. Йошкар-Ола, 2006- История Марийской АССР. Эпоха социализма (1917−1987 гг.). Йошкар-Ола, 1987. Т. 2- Марийский мир: Проблемы национального, социально-экономического и культурного развития марийского народа: сб. ст. Йошкар-Ола, 2000- Моисеев Е. В. От реформ к истокам кризиса. Социально-экономическое развитие Мордовии во второй половине 1960-х — середине 1980-х гг. М., 2000- Морозов В. А. Партийное руководство индустриальным развитием (на материале партийных организаций Волго-Вятского экономического района. 1966−1980 гг.). Йошкар-Ола, 1987- Проблемы истории промышленности и рабочего класса Чувашии: сб. ст. Чебоксары, 1988- Смирнов Ю. П. Индустриальное развитие автономных республик Поволжья в 50−80-е годы: опыт и проблемы. Чебоксары, 1996- Степанов В. Р. НТР: государственная политика и регион (на материалах индустриального развития республик Волго-Вятского региона в 50−80-е

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой