Особенности альтернативности в социальных трансформациях

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316. 3
ОСОБЕННОСТИ АЛЬТЕРНАТИВНОСТИ В СОЦИАЛЬНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЯХ
Аверина Н. В., Лойтаренко М. В., Попов В. В., Щеглов Б. С.
Таганрогский институт имени А. П. Чехова (филиал) ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)», Таганрог, e-mail: vitl_2002@list. ru
Проведено исследование теоретических основ и концептуально-семантических аспектов альтернативного развития социума. Рассмотрена специфика развития в социальных трансформациях. Раскрыты особенности фактора субъективности в социальном моделировании. Показано, что социальный субъект выступает как субъект активный, как субъект, который не просто констатирует различные альтернативы исторического развития, а занимается творческим поиском подобных альтернатив. Доказана правомерность рассуждения о том, что в общеметодологическом плане весьма полезным становится принцип значимости и общезначимости социальных событий, так как появляется своеобразная конкуренция между альтернативными путями исторического развития. Продемонстрировано, что, рассматривая различные варианты альтернативности социальных процессов, происходящих в трансформациях социума относительного будущего, и предполагая некоторые тенденции его развития с позиции аналитического подхода, исследователь постулирует, что социальный субъект выдвигает конкретный проект по его реализации. Исследовано, что синтез определённых темпоральных структур по отношению к различным кризисным ситуациям в общественном развитии является приоритетным с точки зрения методологии рассмотрения исторических и социальных процессов.
Ключевые слова: кризисная ситуация, нелинейное развитие, социальный субъект, фактор времени,
альтернативность, социальная трансформация, моментно-интервальная структура, социальное событие, исторический и социальный процессы, динамические категории, деятельностный подход
FEATURES OF ALTERNATIVITY IN SOCIAL TRANSFORMATIONS Averina N.V., Loytarenko M.V., Popov V.V., Scheglov B.S.
Taganrog Institute named A.P. Chekhov (filiation) «Rostov State University of Economics (RINH)»,
Taganrog, e-mail: vitl_2002@list. ru
Research of theoretical bases and conceptual and semantic aspects of alternative development of society is conducted. Specifics of development in social transformations are considered. Features of human factor in social modeling are opened. It is shown that the social subject acts as the subject active as the subject who not simply states various alternatives of historical development, and is engaged in creative search of similar alternatives. Legitimacy of a reasoning that in the all-methodological plan very useful there is a principle of the importance and the all-importance of social events as there is a peculiar competition between alternative ways of historical development is proved. It is shown that, considering various options of alternativeness of the social processes happening in transformations of society of the relative future, and assuming some tendencies of its development from a position of analytical approach, the researcher postulates that the social subject puts forward the specific project on its realization. It is investigated that synthesis of certain temporal structures in relation to various crisis situations in social development is priority from the point of view of methodology of consideration of historical and social processes.
Keywords: crisis situation, nonlinear development, social subject, factor of temporality, alternativeness, social
transformation, moment and interval structure, social event, historical and social processes, dynamic categories, activity approach
В современной социально-философской литературе существуют достаточно серьёзные проблемы, связанные с адекватным отражением тех кризисных явлений и трансформаций, которые в настоящее время происходят в социуме. При этом подобное отражение не всегда позволяет представить позитивный вариант разрешения тех альтернатив, которые заложены в самом длящемся настоящем относительно развития социума, а также реализации тех социальных процессов, которые проходят через длящееся настоящее и получат своё оформление в определённых сценариях будущего времени. В этой связи проблему будущих сценариев развития социума, его различных мыслительных
конструкций следует рассматривать с позиции представления через целостный историко-ретроспективный подход к сегментам исторического процесса, которые позволят исследователю описать спектр локальных моделей социальных и исторических процессов. Они дадут возможность в дальнейшем сконструировать целостную картину развития социума в контексте не только протекающих в нём реальных процессов, но и тех альтернатив, которые в нём заложены.
Проблема заключается в том, что такое обогащение должно включать не просто своеобразное расширение методологических особенностей социально-философского исследования, а предполагать
конкретные направления, те локальные методы исследования, которые позволяют адекватно конструировать альтернативные пути развития социума. Следует обращать внимание и на то, что подобные альтернативные пути развития, естественно, будут непосредственно касаться и того. что любые переходные периоды в рамках длящегося настоящего времени в социуме включают в себя самые разнообразные социальные процессы и среди них особо выделяется процесс социализации социального субъекта. При этом В. В. Попов отмечает, что «в данном направлении вполне уместны исследования, связанные с построением модельных конструкций, раскрывающих механизм нестабильных ситуаций в социальной структуре социальных процессов с точки зрения их преодоления в социальном времени с учетом его альтернативности в будущих сценариях» [1, с. 8].
Социальное моделирование альтернативных процессов общественного развития должно учитывать этот фактор, то есть подобная ситуация связана с привлечением фактора субъективности в социальное моделирование, хотя подобная позиция может быть по-разному воспринята в русле различных философских школ. Однако если подходить аналитически к моделированию альтернативных процессов, то вполне естественно, что в данном случае аналитичность процессов будет связана с прагматичной и рациональной деятельностью социального субъекта по отношению к моделированию социальных и исторических процессов.
Это является достаточно важным моментом с точки зрения разработки альтернативных сценариев и поиска перспектив и тенденций исторического процесса, формирующих реализацию в будущем времени различных социальных событий. Обратим внимание и на то, что деятельность социального субъекта обычно предполагает сходные исследовательские задачи не в качестве определения в границах конкретной понятийной системы, а в большей мере касается работы с самой этой системой. Фактически на первый план выходит не поисковый характер рациональной человеческой деятельности, а именно его интегрированный характер. Социальный субъект выступает как субъект активный, как субъект, который не просто констатирует различные альтернативы исторического развития, а занимается творческим поиском подобных альтернатив. Это позволяет ему, в конечном счете, выходить на проблемы, связанные
с конструированием именно адекватных моделей социальных процессов, которые развиваются в современном социуме, проходят через этот социум и будут адекватно реализованы в будущем. Причём подобная адекватность позволяет, например, с неопозитивистских позиций определять общезначимость и достоверность подобных событий.
В общеметодологическом плане весьма полезным становится принцип значимости и общезначимости социальных событий, так как в данном случае фактически появляется своеобразная конкуренция между альтернативными путями исторического развития. Выбор той или иной альтернативы не только может показать позицию самого социального субъекта, но и расставить некоторые приоритеты в развитии, связанные с движением к наиболее значимому комплексу социальных событий. В этом случае вполне уместно рассуждать о том, что социальный субъект сталкивается с проблемой наполненности реальных альтернативных путей социального развития и эта наполненность позволяет говорить о том, что данная альтернатива выбрана правильно, аналитически и рационально проанализирована.
Обратим внимание и на то, что, рассматривая различные варианты альтернативности социальных процессов, происходящих в трансформациях социума относительного будущего, и предполагая некоторые тенденции его развития с позиции аналитического подхода, исследователь постулирует, что социальный субъект фактически выдвигает конкретный проект по его реализации. Подобный проект будет реализовываться посредством набора альтернатив и тенденций, которые, с одной стороны, представляются социально определёнными. Но при этом подразумевают весьма интересные схемы развития социальных и исторических процессов, касающиеся, например, перехода от длящегося настоящего к тенденциям, что связано с операцией актуализации в рамках динамических категорий.
Предполагается вариант перехода к возможным сценариям развития картины будущего, представляющего конкретный или локальный переход от социального события к другому социальному событию, причём подобные переходы с позиции фактора оценки фиксируются на шкале времени. Процессы соотносятся с интервалами, а комплексы или отдельные социальные события с моментами времени. Конечно, подобные идеи непосредственно связаны в целом с процессом обществен-
ного развития и конструированием тех мыслительных образов, которые связаны с человеческим восприятием не только настоящего, но и, естественно, сценариев будущего.
В современной социально-философской литературе дискурс идёт о том, что в данном случае целесообразно применять событийную структуру исторического процесса и уже на ней формировать некоторые структуры, по отношению к которым возможно оценивать как переходные периоды между социальными событиями или комплексами событий, так и те переходные периоды, которые связаны с кризисными ситуациями в обществе, подразумевающими не только описание и понимание подобных кризисов, но и их преодоление. В этой связи В. В. Попов и М. В. Лойтаренко отмечают: «На первое место выходят проблемы кризисных периодов, нестабильных ситуаций, социальных противоречий и так далее. Более того, подобные проблемы настолько вышли на приоритетные роли, что их изучение порождает целый комплекс проблем и представляет современное человеческое общество как внутренне противоречивое и требующее очень серьезных изменений, как в теоретическом, так и в практическом смысле» [2, с. 198].
В подобных ситуациях ученые, работающие непосредственно с проблемами философии времени относительно описания исторических процессов, нередко пользуются специальной терминологией, когда социальные и исторические процессы с позиции их альтернативности подразумевают ряд концептов, отражающих локальные аспекты проблемы посредством понятий «период», «фаза», «стадия», «интервал» и так далее. Фактически речь, на наш взгляд, заходит не только о различных уровнях комплексного исследования динамического развития социума, но и о том, что многообразие проблем, связанных с нестабильным общественным развитием, предполагает выход на приоритетные роли в таких ситуациях различных динамических концепций.
Обратим внимание и на то, что подобные случаи весьма характерны для тех исследований, которые предполагают так называемые ситуативные семантики. Отметим весьма важное методологическое значение концепции ситуационных семантик, так как в них иногда происходит смещение акцента в семантических аспектах относительно конкретных динамических категорий. Хотя ряд современных отечественных и зарубежных исследователей, среди которых можно выделить
А. С. Карпенко, В. В. Попова, Д. Бёрдже-са, Ч. Хэмблина, в рамках ситуационных семантик обозначили исследовательское поле, в котором происходит установление определённого соотношения между теми концептами, которые важны для решения локальных фрагментов, связанных с отображением протекающих в социуме вполне конкретных процессов.
Дело в том, что простое обращение к ситуации нестабильных моментов в рамках трансформации социума вызывает необходимость анализа как тех кризисных ситуаций, которые в нем, собственно говоря, происходят, то есть локальных процессов, так и поиск тех адекватных темпоральных локальных структур, которые будут соответствовать этим процессам. Другой аспект подобной проблемы заключается в том, чтобы правильно определить, насколько период подобного переходного кризисного состояния будет соотноситься с используемой интервальной структурой времени. Или исследование следует перевести в плоскость сочетаемости интервальной и периодической структур времени, либо же смешанная интервальнопериодическая структура будет являться структурой, отображающей множество локальных процессов, происходящих в кризисные ситуации трансформаций современного социума.
Обратим внимание на то, что синтез определённых темпоральных структур по отношению к различным кризисным ситуациям в общественном развитии является приоритетным с точки зрения методологии рассмотрения исторических и социальных процессов. Появляется контекст поиска адекватных альтернативных путей не только прохождения тенденций через сферу длящегося настоящего, но и через определённые промежутки времени, в которых они, возможно, мыслительно не являются оценёнными, но получат подобную оценку через конкретный отрезок времени и сформируют сегмент будущего времени.
Подчеркнём, что социальный субъект при рассмотрении подобного комплекса социальных событий в контексте реконструкции исторических процессов и моделирования процессов социальных нередко обращается не только к механизмам воображения, но и к процедурам, связанным с интуитивным восприятием подобных процессов. Обычно это происходит тогда, когда у социального субъекта появляются аксиологические сомнения в отношении тех или иных проблем, касающихся рассматриваемых комплексов социальных
событий. Поэтому в данном случае дискурс фактически заходит о том, насколько данный комплекс социальных событий действительно является обязательным по отношению к выбранному интервалу времени и насколько он заслуживает вполне конкретной оценки с точки зрения реалий того этапа развития социума, в рамках которого находится социальный субъект. Конечно, нельзя не отметить, что социальный субъект иногда может и проигнорировать подобную ситуацию, что нередко бывает в контексте аналитического подхода к пониманию альтернативных процессов, происходящих в обществе.
Из этого следует, что социальный субъект выступает в качестве исследователя, сознательно конструирующего некоторую направленность движения комплекса социальных событий. Это позволяет не только представлять формирование будущей социальной реальности, но и с позиции тех или иных социальных условий рассматривать различные интервалы времени, коррелирующие с социальными процессами, которые и будут рационалистическим отражением позиции социального субъекта по отношению к реконструкции подобных процессов.
Возникает иная мировоззренческая парадигма, связанная с философией нестабильности, когда специальный анализ следует проводить не только в отношении тех локальных хронологий, которые присутствуют в рамках общественного развития. Необходим тщательный анализ тех переходов, которые происходят между последовательностью социальных событий или исторических фактов, что в конечном счете приводит к комплексному анализу конкретного кризисного периода в контексте общественного развития. В данном случае локальные исследования социальных процессов с позиции аналитического подхода к ним так или иначе трансформируются в принятие стратегических решений, связанных с анализом проблемы альтернативности в русле подобных процессов.
Существует ряд интересных моментов, которые в современной философской литературе активно разрабатываются в таких направлениях, как философский инструментализм и прагматизм. В них социальное моделирование во многом связано с принятием тех или иных исходно заданных предпосылок, осуществлением их в контексте конкретных решений. Эти решения подразумевают построение моделей, которые будут коррелировать не столько с теми или иными результатами
человеческой деятельности, сколько с ситуацией ожидаемой полезности в рамках деятельностного подхода к социальным событиям.
Подобная ситуация даёт возможность социальному субъекту реализовать своё право выбора, которое вполне уместно, когда речь заходит об альтернативных путях социального развития. В этой связи существуют различные методики подобного выбора, и хотя большинство исследователей так или иначе строят свои концепции, основываясь на теории рационального выбора М. Вебера, тем не менее вопросы, связанные с построением сценариев будущего развития социума, нередко связывают с причинно-следственными отношениями.
В этой связи исследователи, которые проблему «настоящее — будущее» видят сквозь призму соотнесения возможности и актуальности, скорее рассматривают или представляют реальность будущего с точки зрения именно его реализации. При этом они нередко оставляют в стороне само обоснование подобной реализации, то есть в данном случае происходит нарушение причинно-следственной связи и на первый план выходит так называемый «чистый» индетерминизм. Человеческое воображение выдвигает такие мыслительные конструкции, что сам исследователь не может однозначно определить: является ли эта конструкция истинной или ложной. При этом нельзя исключать и того, что подобные мыслительные конструкции или предположения иногда воспринимаются и двойственно.
В этом случае возникают не только противоречивые, но и противоположные сценарии развития социальных процессов по отношению к общему сценарию общественного развития. Подобную ситуацию трудно назвать однозначной, так как появляется ряд весьма интересных вопросов, фактически связанных с тем, что реально осуществляется реализация возможных альтернатив общественного развития, причём из этого следует, что само социальное развитие связывается с целой массой вопросов, на которые в общем-то однозначно трудно ответить, а иногда даже невозможно.
Список литературы
1. Попов В. В. Социальное время и альтернативы развития будущего // Философия права — Ростов-на-Дону, 2012. -№ 4. — С. 7−10.
2. Попов В. В., Лойтаренко М. В. Социальная нестабильность в информационном обществе // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. -2014. — № 4 — С. 198−199.
3. Попов В. В. Альтернативность и вероятность в контексте развития противоречий // «Nauka: teoria i praktyka. -2013» — Przemysl, 2013 — Вы. № 5 — С. 68−72.
4. Попов В. В., Щеглов Б. С. Теория рациональности // Lap lambert Academic Publishing GmbH & amp- Co. KG, Saarbrucken, Germany. — 2012. — 302 с.
5. Попов В. В., Щеглов Б. С. Постнеклассическая философия истории // Философия в Беларуси и перспективы мировой интеллектуальной культуры. — Минск: Право и экономика. — С. 395.
6. Попов В. В. Постнеклассическая рациональность в социально-философском контексте // Moderni vymozenosti vedy. — Praha, 2013. — P. 43−46.
7. Попов В. В. Постнеклассическая картина мира в контексте научного познания социума // Новината за напредна-ли наука: материали за 9-а международна научна практична конференция. — София — 2013. — Т. 40. Философия. — С. 11−14.
8. Попов В. В., Щеглов Б. С. Постнеклассическая рациональность в социально — философском контексте // Moderni vymozenosti vedy — 2013: мaterialy IX mezinarodni vedecko -prakticka conference. — Praha, 2013. — С. 437.
9. Popov V.V. The concept of time in the postnonclassic discourse // 1st Conference «Science progress in European countries: new concepts and modern solutions» — Stuttgart, Germany, 2013. — № 1. — P. 171−173.
References
1. Popov V.V. Sotsialnoe vremya i alternativy razvitiya buduschego // Filosofiya prava Rostov-na-Donu, 2012 no. 4 рр. 7−10.
2. Popov V.V., Loytarenko M.V. Sotsialnaya nestabil-nost v informatsionnom obschestve // Mezhdunarodnyy zhur-nal prikladnykh i fundamentalnykh issledovaniy. 2014. no. 4 рр. 198−199.
3. Popov V.V. Alternativnost i veroyatnost v kontekste razvitiya protivorechiy // «Nauka: teoria i praktyka 2013» Przemysl, 2013 Vypusk no. 5 рр. 68−72.
4. Popov V.V., Scheglov B.S. Teoriya ratsionalnosti // Lap lambert Academic Publishing GmbH & amp- Co. KG, Saarbrucken, Germany, 2012 302 p.
5. Popov V.V., Scheglov B.S. Postneklassicheskaya filosofiya istorii // Filosofiya v Belarusi i perspektivy mirovoy intelle-ktualnoy kultury. Minsk, «Pravo i ekonomika» pp. 39−45.
6. Popov V.V. Postneklassicheskaya ratsionalnost v sot-sialno-filosofskom kontekste // Moderni vymozenosti vedy // Praha, 2013. pp. 43−46.
7. Popov V.V. Postneklassicheskaya kartina mira v kontek-ste nauchnogo poznaniya sotsiuma // Materiali za 9-a mezhdun-arodna nauchna praktichna konferentsiya, «Novinata za napred-nali nauka», Sofiya 2013. T. 40. Filosofiya. pp. 11−14.
8. Popov V.V., Scheglov B.S. Postneklassicheskaya rat-sionalnost v sotsialno filosofskom kontekste // Materialy IX mezinarodni vedecko prakticka conference «Moderni vy-mozenosti vedy 2013» Praha 2013. pp. 43−47.
9. Popov V.V. The concept of time in the postnonclassic discourse // «1st Conference «Science progress in European countries: new concepts and modern solutions» Stuttgart, Germany. 2013. no. 1. pp. 171−173.
Рецензенты:
Семёнова В. К., д.ф.н., доцент кафедры русского языка и культуры речи, Таганрогский институт имени А. П. Чехова (филиал), ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)», г. Таганрог-
Музыка О. А., д.ф.н., профессор кафедры философии, Таганрогский институт имени А. П. Чехова (филиал), ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)», г. Таганрог.
Работа поступила в редакцию 26. 08. 2014.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой