Противоречия в аксиосфере личности: сущность и методы исследования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

экспериментальная Психология
противоречия в аксиосфере личности: сущность и методы исследования*
© А. в. Капцов
В статье рассмотрены как общие вопросы исследования противоречий в аксиосфере личности, так и специфические (исследование элементов противоречия). Выделены диагностические конструкты противоречий. Противоречия в ценностной сфере личности представляют иерархическую структуру.
Ключевые слова: противоречия, аксиосфера, исследования, конструкты, структура.
В системной детерминации развития личности А. Г. Асмолов выделяет три момента: индивидные свойства человека как предпосылки развития личности, социально-исторический образ жизни как источник развития личности и совместная деятельность как основание осуществления жизни личности в социальном мире. За каждым из этих моментов стоят различные и пока недостаточно соотнесенные между собой области изучения личности [5, с. 196]. Так, согласно системно-уровневой концепции детерминации развития психики и её функционирования [4] в процессе психического развития возникают и разрешаются двоякого рода противоречия: между личностью (субъектом) и внешними условиями деятельности, с одной стороны, и между внутриличностными образованиями — с другой. Эти противоречия имеют сложную, «совмещенную» структуру. Так, противоречия
* Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ грант ц12−06−411а.
Капцов Александр васильевич
кандидат технических наук, доцент
заведующий кафедрой психологии управления самарская
гуманитарная академия avkaptsov@mail. ru
между сложившимися у личности свойствами (функциональными возможностями) и объективно требуемыми от нее качествами лишь в единстве с противоречием между притязаниями индивида (принятыми им самим трудно достижимыми целями) и недостающими личностными ресурсами могут породить устойчивое «поле детерминации», под влиянием которого специфическим образом актуализируются и выступают в действие конкретные ситуативные противоречия [3, с. 21].
Подтверждение роли противоречий мы находим в философии, в которой источником развития согласно «закона диалектической противоречивости» (закон единства и борьбы противоположностей) являются противоречия, составляющие внутри развивающейся системы сложную иерархическую структуру [2]. В философии выделяют четыре типа противоречия: онтологические, гносеологические, аксиологические и праксеологические [27].
Понятие «противоречие"широко используется в психологии развития [3, 17], тогда как в других отраслях психологии чаще применяется понятие «внутриличностный конфликт», под которым понимается «внутриличност-ное противоречие, воспринимаемое и эмоционально переживаемое человеком как значимая для него психологическая проблема, требующая своего разрешения и вызывающая внутреннюю работу сознания, направленную на его преодоление» [19, с. 265]. То есть в основе внутриличностного конфликта лежит переживание как форма активности личности, в которой осознается противоречие и идет процесс его разрешения на субъективном уровне. Следовательно, понятие «противоречие» является более узким относительно понятия «внутриличностный конфликт» и менее изученным в психологии. В то же время при исследовании развития личности возникают вопросы: какие именно противоречия в структуре личности обладают наибольшей детерминирующей силой, как возникают и развиваются противоречия и всегда ли наличие противоречия ведет к развитию? Ответы на эти и другие вопросы остаются в большей степени открытыми, а если и рассматриваются, то с общетеоретических позиций. Недостаточно исследованы проблемы экспериментального определения роли противоречий в развитии личности [26].
Из всего многообразия возможных противоречий в структуре личности чаще всего исследователи выделяют противоречия в аксиосфере личности [1, 13, 20]. С одной стороны, потому, что личностные ценности как критерий используются людьми для выбора и обоснования своих действий, а также для самооценки и оценки других людей и событий. С другой стороны, в психодиагностике разработаны методики для оценки элементов ценностной сферы [27], отношения совместимости или противоречия мотивационных типов, в основе которых лежат ценности [16], противоречий в аксиосфере личности [10]. Поскольку с помощью методики Е. Б. Фанталовой определяется противоречие между значимостью цели (терминальной ценности) и доступностью ее достижения [22] в рамках отдельно взятой ценности, что является, строго говоря, противоречием не между личностными ценностями, а их характеристиками, то в данной работе этот подход рассматриваться не будет.
Методика Ш. Шварца построена на основании авторской теории динамических отношений между ценностными типами, согласно которой «действия личности, совершаемые в соответствии с каждым типом ценностей, имеют психологические, практические и социальные последствия и могут вступать в конфликт или, наоборот, быть совместимыми с другими типами ценностей"[16, с. 30]. В описании методики В. Н. Карандышев не указывает способ оценки конфликтности (противоречивости) или согласованности диагностируемых типов, что дает возможность исследователям использовать различные методы анализа, например, факторный анализ [21].
В акмеологическом тесте личностных ценностей (АТЛЦ) [14] и его сокращенном варианте АНЛ4.2 имеются как шкалы личностных ценностей, так и шкалы противоречий в аксиосфере, определяемые как математическая разность уровня выраженности двух ценностей, измеренных в стандартной шкале стенов. Конфликтность (противоречивость) ценностей как математическая разность используется М. К. Акимовой при диагностике ценностей методикой М. Рокича с интервальной шкалой оценки [1].
Таким образом, противоречия в ценностной сфере определяются чаще всего через вычисление разности диагностируемых с помощью опросников отдельных ценностей. При этом для широкого использования такого подхода в психологической практике не хватает оценки конструктной валидности методик определения противоречий в ценностной сфере, которая начинается с описания концепта [6, с. 14], т. е. формулировки определения, отражающего концептуальную позицию автора, его понимание и трактовку явления. Для этого рассмотрим понятие «диалектическое противоречие» с философской точки зрения.
Под противоречием понимается «взаимодействие противоположных, взаимоисключающих сторон объекта или системы, которые вместе с тем находятся во внутреннем единстве и взаимопроникновении, выступая источником самодвижения и развития объективного мира и познания» [25, с. 1072]. В этом, достаточно емком, определении понятия «противоречие» можно выделить следующие основные конструкты: взаимодействие, противоположные и взаимоисключающие переменные, находящиеся в единстве и взаимопроникновении. Исходя из перечисленных конструктов и анализа методик диагностики личностных ценностей, можно сделать вывод, что на сегодняшний день ни одна из методик не отражает по содержанию пунктов опросников диагностики противоречий. Следовательно, вся нагрузка на определение противоречий ложится на вторичную обработку данных, получаемых с помощью опросников.
На основании вышеизложенного сформулируем диагностический концепт противоречия в аксиосфере личности. Противоречие личностных ценностей в аксиосфере — это взаимодействие противоположных личностных ценностей, находящихся во внутреннем единстве.
Рассмотрим методы обработки данных, позволяющие определить конструкты противоречия двух личностных ценностей. Первый конструкт, связанный с взаимодействием противоположных переменных, традиционно определяется через вычисление статистической взаимосвязи с помощью
коэффициентов корреляции между переменными X и X, либо построение регрессионных моделей:
^ (Х2) Х2 = 12 (Х:)
(1)
Знак корреляционной связи показывает согласованность или противоположность взаимодействующих переменных. Таким образом, операциона-лизация первого конструкта «противоречия» не представляет затруднений.
Второй конструкт «противоречия» относится к определению единства двух переменных, составляющих противоречие. В [2] можно встретить следующие критерии данного конструкта:
1) взаимодополняемость-
2) равновесие-
3) возможность перехода одной переменной в другую-
4) возможность временного объединения.
Фактически первые два критерия единства являются статическими, определение которых требует однократной процедуры тестирования, а третий и четвертый — динамическими, требующими несколько измерительных срезов (лонгитюдных исследований). Взаимодополняемость или комплементарность двух переменных оценивается соотношением каждой из переменных в общей системе. В психологии этот показатель можно определить как отношение уровня одной переменной противоречия к сумме обеих переменных противоречия. Второй критерий единства — «равновесие» не требует рассмотрения в силу частоты использования в психологических исследованиях от вычисления разности двух переменных до использования статистических критериев (параметрических и непараметрических).
Более сложна операционализация динамических критериев единства переменных в противоречии. Рассмотрим методику оценки перехода одной переменной, например, X, в другую, например, X. Можно предположить, что при многократном (лонгитюдном) исследовании переменных X и Х2 в течение некоторого времени удастся зафиксировать тенденцию уменьшения выраженности X и соответственного увеличения X. Однако, вероятность успешной реализации такого плана эмпирического исследования противоречия в аксиосфере невысока в силу того, что на динамику личностных ценностей отдельного испытуемого влияет множество факторов, причем разнохарактерных по своей силе и направленности [18]. Усреднение результатов исследования по группе испытуемых только элиминирует искомую закономерность. В этих случаях обычно переходят на лабораторный эксперимент со специально организованным воздействием в виде, например, ценностно-мотивационного тренинга [24]. Однако стремление комплексного изучения аксиосферы личности привело нас к выявлению многоуровневой ее структуры через оценку формально-динамических характеристик [7], в частности, принадлежности личностной ценности к устойчивой или динамичной составляющей аксиосферы [15]. Исследования динамики ценностей и уровневой структуры аксиосферы молодежи [12] с помощью авторских методик [14] показали, что в генезе наблюдаются изменения как выраженности ценностей, так и перехода ценностей из устойчивой составляющей в
динамичную и обратно. Следовательно, мониторинг уровня выраженности ценностей, входящих в предполагаемое противоречие, и принадлежности к уровневой структуре может быть косвенным подтверждением перехода одной ценности в другую, что является критерием единства ценностей, входящих в противоречие.
С помощью рассмотренного подхода с использованием методик, диагностирующих уровень личностной ценности и уровневую структуру акси-осферы личности, возможно определение и четвертого критерия единства переменных в противоречии, заключающегося во временном объединении переменных. По сути, четвертый критерий единства переменных выражает динамическую характеристику первого и второго критериев. А именно при лонгитюдном исследовании и наличии серии срезов, что возможно получить в условиях психологического мониторинга, задачей исследователя является обнаружение промежутков времени, в течение которых выполняются первый и второй критерии единства переменных в противоречии, причем с отсутствием динамики, а также выявление промежутков времени, в которых выполняется третий критерий. Остается открытым вопрос о порядке исчисления понятия «временное объединение». Для ответа на него требуется проведение достаточного количества лонгитюдных эмпирических исследований, выявляющих не только динамику рассмотренных четырех критериев, но и факторов, их определяющих.
Таким образом, определение статических и динамических критериев позволяет верифицировать наличие у двух переменных одного из конструктов противоречия, а именно нахождение их в единстве. Однако противоречия представляют собой динамическую систему, т. е. имеют свои закономерности развития, что в значительной степени усложняет их исследования.
Теоретически развитие противоречия проходит три стадии [2]:
1) гармония переменных, входящих в противоречие-
2) дисгармония переменных, характеризуется появлением, углублением и обострением взаимоотношений между переменными-противоположностями, преобладанием разнонаправленности и взаимоотрицания-
3) конфликт — это состояние достижения предела, что ставит под вопрос само существование развивающейся системы.
Иначе говоря, противоречие может быть гармоничным, но может быть и дисгармоничным и даже конфликтным. Гармония может перерастать в дисгармонию, а последняя преобразовываться в гармонию или переходить в конфликтное состояние. Для разных систем существует своя мера возможностей преодоления противоречий, в том числе только при гармоничном развитии, минуя состояние дисгармонии. Гармония, чтобы остаться таковой и не обрести черты иного состояния, должна постоянно воспроизводить свои, а не другие предпосылки развития [2].
Сами по себе противоречия еще не обеспечивают перехода к новому качеству, т. е. развития. Противоречия могут быть налицо, но развитие на этом уровне не будет иметь места (это положение не исключает признания развития подсистем, элементов, других компонентов системы, т. е. озна-
чает статичность всего, что имеется при этом в материальной системе). В данном отношении всеобщность противоречий не идентична всеобщности развития. Чтобы быть источником развития, противоречия должны разрешаться. В строгом смысле слова понятие противоречия включает в себя представление о преодолении противоречия, вследствие чего в философии утверждается, что развитие есть там, где есть противоречия и их преодоление. Общая теория диалектического противоречия фиксирует в качестве основных форм разрешения противоречий действительности: а) переход противоположностей друг в друга, соответственно в более высокие формы-
б) «победу» одной из противоположностей- в) исчезновение (гибель) обеих противоположностей при коренном преобразовании системы и др. [2]. В то же время в жизни индивида некоторые противоречия вообще не могут быть сняты, будучи характеристикой развития индивидуальной жизнедеятельности в ее качественной определенности [28], к которым, на наш взгляд, относятся аксиологические противоречия.
Эмпирическое исследование динамики противоречия в аксиосфере личности принципиальных затруднений не вызывает. Однако они как любые лонгитюдные методы обладают высокой трудоемкостью и используются чаще в фундаментальных исследованиях. В прикладных эмпирических исследованиях находят свое применение однократные методы диагностики, с помощью которых достоверно можно определить второй этап развития противоречия [13]. А для дифференциации других этапов требуется разработка специальных критериев и выявления диагностических признаков, особенно это касается определения характеристик разрешения противоречий [7].
Таким образом, рассмотренный диагностический концепт противоречия в ценностной сфере личности имеет некоторые конструкты, которые возможно определить эмпирически, а также конструкты, требующие теоретической и эмпирической проверки. Поскольку аксиосфера личности представляет собой сложную систему, состоящую из множества личностных ценностей [18], которые между собой находятся в разных отношениях, то аксиологические противоречия образуют свою систему. Особыми актуальными являются исследования системы противоречий и ее структуры в аксиосфере личности, а также ее динамика.
Методика исследования
Для эмпирической апробации теоретически выявленных конструктов противоречий в ценностной сфере личности были проведены пилотажные исследования на выборке 1758 чел. (778 мужчин), в которую вошли учащиеся старших классов, студенты, работники государственных и коммерческих организаций. В качестве диагностического инструментария использовался сокращенный вариант акмеологического теста личностных ценностей АНЛ4.2 (для учащейся молодежи) и АНЛ4.3 (для работающих) [14]. В конструкции теста заложены четыре шкалы противоречий личностных ценностей как разность уровней выраженности ценностей в стандартной шкале стенов:
1) коллективность — индивидуальность-
2) духовное — материальное-
3) креативность — традиции-
4) процесс — результат.
Отрицательный знак противоречия свидетельствует о преобладании соответственно ценности индивидуальности, материального благополучия, традиций и достижения результата в своих парах.
Поскольку диагностика личностных ценностей и соответственно противоречий с помощью опросников имеет определенную погрешность, обусловленную конструктивными особенностями опросника, то перед проведением исследований необходимо оценить степень этой погрешности и сопоставить с диапазоном изменения личностных ценностей испытуемых в выборке.
Оценим погрешность диагностики противоречия, исходя из уровня дискриминативности используемых тестов. Абсолютная погрешность шкалы опросника в сырых баллах, состоящая из п пунктов, обусловленная конечным значением дискриминативности, может быть определена по формуле:
Аьл +4 +¦¦¦ +а1 -¦'-/пД2 -& amp-т!п ' №
где А, А1- …А -погрешность, обусловленная разрешающей способностью каждого пункта опросника, представляющая ± 1 балл шкалы-
п — количество пунктов в шкале опросника.
Относительная погрешность шкалы, А представляет отношение абсолютной погрешности, А к размаху шкалы И:
1 шк 1 «
-----------?-, (3)
* (г-1
где, А = ± 1 балл-
С — количество градаций в шкале.
При использовании в опроснике АНЛ4.2 шкалы Лайкерта (С = 7) и п = 5 относительная погрешность определения ценностей по формуле (3) будет равна:
йшк-±-------^-=-0р75 & gt-
СГ-1)Я
в то время как при использовании теста АТЛЦ, содержащего 10 пунктов в шкалах ценностей (п = 10), погрешность не превышает ± 0,053.
При стандартизации шкал ценностей (стены) абсолютная погрешность согласно (2) становится ± 1,5 стена (один стен соответствует половине стандартного отклонения, равного для шкал АНЛ4.2 в среднем 3,0). Следовательно, относительная ошибка диагностики личностных ценностей не превышает ± 0,15, что почти в два раза больше, чем та же оценка в сырых баллах. Погрешность оценки противоречия как разности двух ценностей возрастает в 1,4 раза [8]:
где Л1, , Л1 * - дисперсии погрешностей двух ценностей, входящих в
I ¦ гп 11 ытц & quot-2
противоречие.
Из формулы (4) следует, что погрешность оценки противоречия в сырых баллах с помощью теста АНЛ4.2 составляет ± 0,106 (при использовании теста АТЛЦ ± 0,075), что даже для пилотажных исследований является большой величиной.
Таким образом, из приведенных вычислений можно сделать следующие выводы:
1. С целью повышения точности оценки противоречия ценностей личности как разности двух ценностей необходимо в тестах АНЛ4.2 и АТЛЦ перейти на вычисление разности в сырых баллах. Отказ от процедуры стандартизации ценностей, входящих в противоречие, приведет к появлению систематической ошибки, которую в дальнейшем анализе необходимо будет учитывать.
2. При переходе от пилотажных исследований к основному желательно использовать не сокращенный вариант теста личностных ценностей (АНЛ4. 2), а полный (АТЛЦ).
Рассмотрим еще одну методическую проблему, связанную с достоверностью получаемой информации в результате тестирования. Несмотря на то, что исследование проводилось в условиях добровольного тестирования (бланочный вариант в группах), испытуемые, отвечая на вопросы теста, зачастую не задумывались в своей жизни над важностью тех или иных событий, приведенных в тесте. Поэтому авторами теста преднамеренно использовалась шкала Лайкерта с нечетным количеством градаций, в которой среднее значение шкалы означает безразличное отношение испытуемого. В работах [9, 11] показано, что количество средних ответов («безразлично») имеет вполне определенное допустимое число, при котором значение шкалы ценности с такими ответами статистически значимо не отличается от шкалы без средних ответов. При превышении допустимого количества средних ответов значение шкалы ценностей искажается.
Для повышения достоверности получаемых результатов в базе данных у каждого испытуемого были удалены из обработки те шкалы ценностей, в которых количество ответов «безразлично"превысило один в тесте АНЛ4.2 [14] и два — в тесте АТЛЦ. Соответственно, если одна из ценностей в предполагаемом противоречии была забракована по показателю «безразлично», то данное противоречие не анализировалось.
В результате проведенной фильтрации данных было установлено, что наиболее обдуманно испытуемые подходили к противоречию «духовное — материальное» (92,7% данных осталось в базе), затем — «процесс — результат» (87,5%), «коллективное — индивидуальное» (81,1%) и, наконец, «креативность — традиции» (70,6%). В итоге в базе данных для дальнейшего анализа осталось в среднем 1459 человек (83% от первоначальной выборки).
Поскольку в развитии противоречия выделяют три стадии [2], последняя из которых может наблюдаться скорее в клинических случаях (стадия достижения предела конфликта, ставящего под вопрос само существование личности, что можно наблюдать при суицидальных тенденциях), тем не менее, в случайных выборках должны присутствовать испытуемые, находящиеся как в первой, так и во второй стадиях, то при планировании исследования необходимо использовать типологический подход, повышающий гомогенность выборки за счет выделения групп испытуемых, переживающих стадию гармонии переменных, входящих в противоречие (первая стадия), и стадию дисгармонии переменных, входящих в противоречие (вторая стадия). Критерием выделения групп испытуемых будет являться уровень выраженности противоречия. Для определения границы разделения групп с гармоничной и дисгармоничной стадиями развития противоречия воспользуемся значением погрешности определения противоречия, согласно которому относительная разность уровня ценностей ± 0,106 принимается как отсутствие различий, т. е. зоной первой группы испытуемых с гармонией переменных, входящих в противоречие.
Для анализа данных использовался корреляционный, регрессионный и факторный анализы в пакете STATISTIC, А 6.0.
Результаты исследования
Исследования диагностических конструктов противоречий в ценностной сфере личности были начаты с проверки наличия статистической взаимосвязи между двумя ценностями, входящими в предполагаемое противоречие.
В результате пилотажного исследования не выявлены группы испытуемых по полу и возрасту с взаимно исключающими ценностями в парах предполагаемых противоречий, диагностируемых методикой AHJI4.2. Хотя для обнаружения противоположно направленных тенденций в личностных ценностях были приняты следующие меры:
1) согласно инструкции к выполнению теста AHJI4.2 имеется возможность высказать как положительное, так и отрицательное отношение к событиям, чего нет в других методиках [16, 23]-
2) анализ личностных ценностей проводился как в стандартизованной шкале, так и в сырых баллах, в которых у части испытуемых имеется отрицательное отношение в некоторых шкалах, например, ценность креативности, наблюдаемая у 1% испытуемых. Тем не менее, в этой группе испытуемых наблюдается положительная корреляционная взаимосвязь между ценностями, т. е. отрицательное отношение, в частности, к креативности сопровождается одновременно уменьшением значимости традиций так, что взаимосвязь остается прямо пропорциональной.
Для подтверждения полученных взаимосвязей между ценностями, входящими в противоречие, были проведены исследования с использованием факторного анализа, результатом которого должно быть нахождение этих ценностей в одном факторе, но с противоположными по знаку факторными нагрузками.
При разделении испытуемых кроме пола и возраста на две группы по стадиям развития противоречия факторный анализ личностных цен-
161
ностей дал двухфакторное решение. В таблице 1 в качестве примера приведено два решения из 80 полученных в группе женщин с гармоничной и дисгармоничной (с преобладанием ценности материального благополучия над духовной удовлетворенностью) стадиями развития противоречия «ду-ховное-материальное».
Таблица 1
Факторные веса личностных ценностей при ортогональном вращении (варимакс нормальное)
Ценности Гармоничная стадия Дисгармоничная стадия
Фактор 1 Фактор 2 Фактор 1 Фактор 2
Других 0,214 0,706 0,278 0,722
Духовной удовлетворенности 0,898 0,178 0,879 0,156
Креативности 0,316 0,661 0,144 0,723
Жизнедеятельности 0,283 0,724 0,089 0,828
Достижения 0,717 0,284 0,697 0,321
Традиции 0,079 0,776 0,193 0,742
Материального благополучия 0,900 0,196 0,885 0,015
Индивидуальности 0,571 0,495 0,593 0,336
Вес фактора 2,687 2,458 2,537 2,520
Дисперсия 0,336 0,307 0,317 0,315
Как видно из таблицы 1 при неплохих качественных показателях факторного анализа (дисперсия в первой группе — гармоничная стадия составила 64,3%, а во второй — 63,2%), некоторые ценности неудачно вписываются в ортогональное решение, например, факторный вес ценности индивидуальности имеет почти равные нагрузки в обоих факторах (0,571 в факторе 1 и 0,495 в факторе 2). Поэтому кроме ортогонального вращения было использовано и косоугольное для тех же исходных данных (табл. 2).
Из таблицы 2 следует, что угол между первичными факторами достаточно небольшой (около 50−60 градусов), что позволяет получить один вторичный фактор, объединяющий все личностные ценности, причем как в группе испытуемых с гармоничной стадией развития противоречия, так и в группе с дисгармоничной, что собственно и подтверждает результаты корреляционного анализа.
Таким образом, на основании пилотажного исследования выявлена особенность аксиологических противоречий, заключающаяся в том, что первый диагностический конструкт, связанный с взаимодействием противоположных ценностей в противоречии, в виде обратно пропорциональной взаимосвязи переменных, в противоречии не обнаружен.
Таблица 2
Факторные веса личностных ценностей при косоугольном вращении
Ценности Гармоничная стадия Дисгармоничная стадия
Вторичный фактор Первичные Вторичный фактор Первичные
Фактор 1 Фактор 2 Фактор 1 Фактор 2
Других 0,567 -0,021 0,471 0,567 0,077 0,520
Духовной удовлетворенности 0,663 0,623 -0,096 0,587 0,671 -0,053
Креативности 0,602 0,067 0,412 0,492 -0,031 0,548
Жизнедеятельности 0,621 0,026 0,467 0,520 -0,096 0,643
Достижения 0,617 0,461 0,029 0,577 0,491 0,116
Традиции 0,527 -0,139 0,558 0,531 0,005 0,553
Материального благополучия 0,676 0,620 -0,083 0,511 0,704 -0,166
Индивидуальности 0,657 0,299 0,223 0,527 0,406 0,149
Второй конструкт «противоречия» относится к определению единства и взаимопроникновения двух переменных, составляющих противоречие. Поскольку пилотажное исследование было проведено однократно на выборке, то определить динамические характеристики не представлялось возможным, поэтому рассмотрим статические характеристики единства, а именно взаимодополняемость и равновесие ценностей в противоречии.
В таблице 3 приведены средние значения относительной доли одной ценности для мужской выборки при отрицательном и положительном значении противоречия (п — количество испытуемых в выборке).
Таблица 3
Средние значения и стандартное отклонение относительной доли ценности в дисгармоничной стадии развития противоречия
Противоречия Противоречие & lt- 0 Противоречие & gt- 0
п ср. зн. ст. откл. п ср. зн. ст. откл.
коллективность -индивиду альность 110 0,36 0,08 118 0,64 0,08
духовное -материальное 156 0,35 0,09 149 0,68 0,09
креативность -традиции 124 0,37 0,09 142 0,64 0,09
процесс — результат 147 0,37 0,08 67 0,67 0,10
Из таблицы 3 следует, что выполняется критерий взаимодополняемости всех четырех диагностируемых противоречий в ценностной сфере личности. При отрицательном или положительном значениях противоречия, что свидетельствует о нахождении данного противоречия в стадии дисгармонии, относительный уровень одной из ценностей статистически значимо
отличается от дополняющей ее ценности в паре (1 — критерий Стьюдента, р & lt- 0,1). Следовательно, ценности в противоречии составляют единую систему во второй стадии развития противоречия. В стадии гармоничного взаимодействия переменных в противоречии должно наблюдаться равенство двух переменных, что наглядно иллюстрируется данными таблицы 4.
Таблица 4
Средние значения и стандартное отклонение относительной доли ценности в гармоничной стадии развития противоречия (мужчины)
Противоречия п ср. зн. ст. откл.
коллективность — индивидуальность 393 0,50 0,05
духовное — материальное 392 0,51 0,05
креативность — традиции 257 0,50 0,05
процесс — результат 439 0,52 0,07
Как видно из таблицы 4, в стадии гармоничного развития противоречия ценности в предполагаемых противоречиях равны между собой, что соответствует второму критерию единства переменных в противоречии и свидетельствует о методически верном определении границ деления испытуемых по стадиям развития противоречий. В дальнейших исследованиях, предполагающих многократное тестирование испытуемых (лонгитюдное), необходима проверка динамических критериев единства переменных в противоречии.
В заключении рассмотрим проверку гипотезы о том, что противоречия, диагностируемые авторской методикой, представляют собой сложную иерархическую систему. Для этого использовался метод структурных уравнений, позволяющий выявить каузальные связи между переменными.
На рисунке 1 приведено графическое решение структурных уравнений в выборке мужчин, где цифрами показаны коэффициенты влияний соответствующих противоречий.
Рис. 1. Структура каузальных связей аксиологических противоречий (мужчины, п = 421 чел.)
Из рисунка 1 видно, что в обследованной выборке мужчин (от 16 до 55 лет) основанием развития всей системы аксиологических противоречий является «духовное — материальное», означающее, что в случае приоритета духовных ценностей над материальными побуждается развитие ценности жизнедеятельности, т. е. предпочтение процесса результату, а это в свою очередь способствует развитию коллективистических ценностей. При этом видна еще одна составляющая влияния, обусловленная ценностью творческого решения задач. Качество полученной модели соответствует предъявляемым требованиям, о чем свидетельствует значение индекса RMS = 0,001. Справедливо и обратное, т. е. для мужчин в случае приоритета материальных ценностей развивается ценность достижения успеха, стимулирующая индивидуалистическую направленность.
Несколько иное решение структурных уравнений получено на выборке женщин (рис. 2).
Э, Б
Рис. 2. Структура каузальных связей аксиологических противоречий (женщины, п = 595 чел.)
Как видно из рисунка 2, в женской выборке основанием для изменения остальных аксиологических противоречий является решения одного вопроса: процесс или результат важен в первую очередь для женщины. Остальные аксиологические противоречия представляют замкнутую систему, в которой предпочтение духовной удовлетворенности ведет в конечном счете к развитию ценности индивидуальности и креативности. Причем такой жизненный сценарий должен наблюдаться у женщин, получающих удовлетворение от процесса жизнедеятельности, в большей степени, чем у нацеленных на результат. Индекс качества полученной модели RMS = 0,039.
Таким образом, структурные модели показывают наличие сложных взаимосвязей противоречий в аксиосфере личности, что, с одной стороны, требует дополнительных исследований каждой социальной группы испытуемых, а с другой — объясняет недоказанность первого критерия противоречия в рамках данного исследования.
Выводы
1. Теоретически выделены следующие конструкты эмпирического подтверждения наличия противоречия:
а) наличие обратно пропорциональной статистической взаимосвязи между переменными свидетельствует о взаимодействии противоположных и взаимоисключающих переменных (эмпирически не подтверждено) —
б) взаимодополняемость или комплементарность двух переменных оценивается соотношением каждой из переменных в общей системе, т. е. отношением уровня одной переменной противоречия к сумме обеих переменных противоречия (эмпирически подтверждено) —
в) вычисление разности двух переменных противоречия или использование параметрических и непараметрических статистических критериев свидетельствует о выполнении критерия «равновесия» переменных в противоречии-
г) мониторинг уровня выраженности ценностей, входящих в предполагаемое противоречие, и принадлежности к уровневой структуре может быть косвенным подтверждением перехода одной ценности в другую как критерий единства ценностей, входящих в противоречие (динамический критерий) —
д) определение промежутков времени, в течение которых выполняются статические критерии единства переменных в противоречии с отсутствием динамики, в ходе лонгитюдного исследования, свидетельствует о временном объединении переменных противоречия.
2. Рассчитана погрешность определения аксиологических противоречий с помощью методик АТЛЦ и АНЛ4. 2, из значения которой предложена методика разделения испытуемых на группу с гармоничным и дисгармоничным развитием аксиологического противоречия.
3. Аксиологические противоречия представляют сложную иерархическую систему, имеющую особенности в зависимости от пола испытуемых.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Акимова, М. К. Внутренний ценностный конфликт как фактор агрессивности в юношеском возрасте // Теоретическая и экспериментальная психология / М. К. Акимова, А. В. Киселева. — 2009. — Т. 2. — № 3. — С. 49−57.
2. Алексеев, П. В. Философия / П. В. Алексеев, А. В. Панин. — М.: Проспект, 2005. — 608 с.
3. Анцыферова, Л. И. Развитие личности и проблемы геронтопсихологии. — М.: Изд-во «Институт Психологии РАН», 2006. — 512 с.
4. Асеев, В. Г. О диалектике детерминации психического развития // Принцип развития в психологии. — М., 1978. — С. 21−37.
5. Асмолов, А. Г. Психология личности: Принципы общепсихологического анализа. — М.: Смысл, 2001. — 416 с.
6. Батурин, Н. А. Технология психодиагностических методик / Н. А. Батурин, Н. Н. Мельникова. — Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2012. — 135 с.
7. Журавлев, А. Л. Экономическое самоопределение: Теория и эмпирическое исследование / А. Л. Журавлев, А. Б. Купрейченко. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. — 480 с.
8. Зайдель, А. Н. Ошибки измерения физических величин. — JI.: Наука, 1974.
— 108 с.
9. Знаков, В. В. Психология понимания: Проблемы и перспективы. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005. — 448 с.
10. Капцов, А. В. Диагностика противоречий в аксиосфере личности // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология». — 2010. — № 2(8). — С. 134−145.
11. Капцов, А. В. Повышение валидности психологической диагностики // Вестник Самарской гуманитарной академии. Вып. «Психология». — 2006. — № 2(5). — С. 188−193.
12. Капцов, А. В. Представления личности о структурной модели собственной аксиосферы // Профессиональное и личностное самоопределение молодежи в современной России: матер. III Всерос. науч. -практ. конф. / общ. ред. А. В. Капцова. Самара: Сам-ЛюксПринт, 2010. — С. 29−36.
13. Капцов, А. В. Противоречия в аксиосфере как фактор развития личностных качеств студентов // Теоретическая и экспериментальная психология. — 2010. — Т.
3. _№ 2Дс. 30−36.
14. Капцов, А. В. Психологическая аксиометрия личности и группы: метод, пособие. — Самара: СамЛюксПринт, 2011. — 112 с.
15. Капцов А- В. Устойчивость личностных ценностей: сущность и детерминанты // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология». — 2010. — № 1(7). — С. 50−69.
16. Карандышев, В. Н. Методика Шварца для изучения ценностей личности: концепция и методическое руководство. — СПб.: Речь, 2004. — 70 с.
17. Карпинский, К. В. Нереалистический смысл жизни: функциональные особенности и кризисный потенциал // Психологические исследования. — 2012. — Т.
5. — № 23. URL: http: //psystudy. ru (дата обращения: 12. 05. 12).
18. Карпушина, Л. В. Психология ценностей российской молодежи / Л. В. Карпушина, А. В. Капцов. — Самара: СНЦ РАН, 2009. — 252 с.
19. Кондаков, И. М. Психология. Иллюстрированный словарь. — СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2007. — 783 с.
20. Кузнецова, Л. Б. Внутриличностные противоречия студентов вуза. URL: http: //www. old. muh. ru/Docs/71 016_conf/0710 25_kuznetsova. htm? user= 6 c4d7b 11 ef f (дата обращения: 04. 02. 12).
21. Пежемская, Ю. С. Межличностная толерантность в системе ценностей подростков и противоречия её формирования. URL: http: //gisap. eu/ru/node/4244 (дата обращения: 12. 04. 12).
22. Салихова, Н. Р. Ценностно-смысловая организация жизненного пространства личности. — Казань: Казан, ун-т, 2010. — 452 с.
23. Сенин, И. Г. Опросник терминальных ценностей. — Ярославль: НПЦ «Психодиагностика»: Фонд гражданской инициативы «Содействие», 1991. — 19 с.
24. Сидоренко, Е. В. Мотивационный тренинг. — СПб.: Речь, 2002. — 234 с.
25. Советский энциклопедический словарь / гл. ред. А. М. Прохоров. — М.: Сов. энциклопедия, 1986. — 1600 с.
26. Современная экспериментальная психология: в 2 т. / под ред. В. А. Барабанщикова. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2011.
27. Фанталова, Е. Б. Диагностика и психотерапия внутреннего конфликта. — Самара: Издательский дом «БАХРАХ», 2001. — 128 с.
28. Философия / под общ. ред. Ю. А. Харина. — Минск: ТетраСистемс, 2000.
— 416 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой