Крупные имения Тамбовской губернии в 1918 году.
Национализация производственных комплексов (на материалах Ново-Покровского имения графа А. А. Орлова-Давыдова)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КРУПНЫЕ ИМЕНИЯ ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ В 1918 ГОДУ. НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ КОМПЛЕКСОВ (НА МАТЕРИАЛАХ НОВО-ПОКРОВСКОГО ИМЕНИЯ ГРАФА А. А. ОРЛОВА-ДАВЫДОВА)1
Р. М. ЖИТИН
В статье раскрыты обстоятельства и значение национализации крупнейшей экономии Тамбовской губернии — Ново-Покровского имения графа А. А. Орлова-Давыдова. Проанализирован комплекс мероприятий по созданию на территории бывшего владения больничной кассы — основы обновленной системы социального страхования Советского государства. На имеющихся источниках автором отмечена противоречивость процесса национализации имения в отношении разных групп населения, выявлено, что организация новой системы страхования шла с учетом дореволюционных наработок в этой области.
Ключевые слова: Ново-Покровская экономия, национализация, Тамбовская губерния, больничные кассы.
Коренное переустройство российской деревни в 1918 г. и аграрная политика большевиков привели к полной ликвидации частновладельческого фонда России. Декрет о земле четко определил отношение новой власти к частной собственности и наемному труду, поставив их вне закона на территории всего государства.
Нововведения большевиков во многом легализовали тот самостоятельный захват крестьянами помещичьих земель, который наблюдался в первые месяцы после Февральской революции и был связан с традиционными для российского крестьянства идеями об уравнительном землепользовании.
Аграрная политика новых властей прервала естественные модернизационные процессы в аграрном секторе государства, предложила свой вариант преобразований. В качестве замены капиталистического строя большевики провозгласили построение социалистического государства с особым настроем основных компонентов социального и экономического развития. Главной целью было построение общества всеобщей справедливости, без классовых антагонистов. Предполагалась замена рыночных отношений распредели-
1 Статья подготовлена при поддержке ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009−2013 годы, проект № 14. 132. 21. 1028.
Article is prepared with support of the Federal Target Program «Scientific and Scientific and Pedagogical Staff of Innovative Russia» for 2009−2013, the project № 14. 132. 21. 1028.
тельными и установление централизованного планирования и контроля над всеми сферами экономической и социальной жизни [15].
Реализация новой агарной политики проходила в условиях революционной ситуации, кризиса администрирования, трудностей социального и экономического положения в государстве. В таких условиях проведение в жизнь земельной политики являлось для новой власти делом не из легких.
На ситуацию в значительной степени влияло и сложное международное положение России, выраженное стремлением большевизма использовать революционную ситуацию в стране как стартовою площадку для мировой пролетарской революции. Решение этой задачи выкачивало из страны огромные средства, значительная часть которых изымалась из аграрного сектора.
В Тамбовской губернии, как типично земледельческой области, аграрные нововведения особенно чувствительно отражались на крестьянстве. Основной производственной единицей в сельском хозяйстве губернии являлось мелконадельное общинное землевладение. При рутинных способах крестьянского хозяйствования удовлетворить даже самые элементарные потребности на своем наделе оказывалось затруднительным.
Однако процесс наделения крестьян землей вряд ли стоит рассматривать как простое стремление крестьян захватить дворянскую собственность, увеличивая тем самым свой надел. Рас-
смотрение данного сюжета в контексте обстоятельств и последствий национализации одного из самых крупных имений Тамбовской губернии Ново-Покровского имения графа А. А. Орлова-Давыдова позволяют поставить проблему ликвидации крупного землевладения гораздо шире.
Дело в том, что многие из существовавших в начале ХХ в. латифундий играли значительную роль в социальном и экономическом обеспечении крестьян соседних сел. На их территории возникали школы и больницы, рядовой крестьянин мог гарантировать повышение доходности своего хозяйства благодаря заработку на местных производствах.
Как смотреть на эту категорию населения, которая была тесно связана с жизнью имений, что несла ей альтернативная имперскому варианту модернизационная политика большевиков?
Анализ аграрных и социальных преобразований новой власти на уровне конкретных субъектов их аграрной политики открывает путь более глубокого понимания содержания проводимой в 1920-х гг. перестройки.
Согласно декрету о национализации, Ново-Покровское имение семьи Орловых-Давыдовых перешло в государственную собственность 12 марта 1918 г. [1]. Огосударствлению подлежали все строения, земли, производственная инфраструктура бывшей экономии. В целом государству перешла значительная собственность, включая построенные в имении железнодорожные линии и Ново-Покровский сахарный завод.
Исходя из предложенной большевиками политики, перепрофилирование прежних очагов модернизации, каким без сомнения было Ново-Покровское имение, являлось закономерным явлением. Важно было создать региональный каркас из наиболее сильных и успешных прежде частновладельческих хозяйств, остатки инфраструктуры которых должны были стать локомотивами для последующего развития сельского хозяйства.
Однако в отношении рассматриваемой экономии, процесс национализации осложнялся масштабностью производственного комплекса и традициями социального развития Ново-Пок-ровки. Наличие значительной промышленной инфраструктуры, многоотраслевой сельскохозяйственный комплекс, а также действующие программы социального обеспечения в имении затрудняли ход огосударствления, заставляли подстраивать его под текущую обстановку.
Старые методы и принципы управления экономией оказались разрушенными. Ликвидация Главной конторы в Санкт-Петербурге потребова-
ла налаживания автономного управления имением на новых основаниях. Был заменен управляющий — И. Г. Печаткин, более 30 лет руководивший имением. Вся инфраструктура перешла в собственность государства.
Вместе с тем, настройка новых элементов административного и экономического развития национализированного имения была невозможна без опоры на старое. Ново-Покровка слишком плотно вписалась в окружающую действительность, создав устойчивые связи с окрестным населением. В 1918 г. еще действовали те ссуды и пенсионы, которые имели место еще при работе экономии. При этом отметим, что для многих людей данные выплаты служили тем необходимым подспорьем, без которого их нормальное существование было невозможно.
Разруха революции, надвигающаяся гражданская война, упадок финансовой системы отрицательно сказывались на населении. Обращения в имение по поводу задержек, невыплат, с просьбами об увеличении пенсий становились привычным фоном развития Ново-Покровки. Многие из прошений проникнуты драматизмом. Жена Федора Григорьевича Дудочкина, проработавшего в Ново-Покровке 30 лет, просила увеличить пособие. Причина формировалась в одном слове -«голодно» [3]. «Голодно» было и Семену Кузьмину, проработавшему также 30 лет и также нуждавшемуся в увеличении своего пенсиона [2]. Анализ источников позволил выявить несколько десятков подобных писем. Однако, общая неустроенность управления, отсутствие грамотного финансового и административного управления, не могли уже гарантировать выплаты всем нуждающимся.
Таким образом, в ликвидации имения и переводе его на новые рельсы были более заинтересованы те лица, которые оказывались менее связаны с ним. Малоземельному окрестному населению оказывалось выгодным разделение огромного земельного фонда бывшего имения и пополнения своих наделов согласно установленным декретом о земле нормам и правилам. Вместе с тем, какая-то часть местных жителей, которые постоянно трудились в качестве наемных рабочих в экономии, было недовольно национализацией имения, невозможности постоянного заработка.
Общая неустроенность и проблемы в системе производства местного сахарного завода стали постоянными. В условиях разрушения старых связей с поставщиками, деградации транспортной инфраструктуры в стране, одно из самых крупных предприятий Тамбовщины просто не могло нала-
дить качественную работу на своих собственных ресурсах.
Однако отметим то, что не смотря на упадок местного хозяйства, наличие значительной социально ориентированной инфраструктуры в экономии, развитых традиций администрирования, генерируемых бывшими специалистами, автоматически превращали Ново-Покровское в платформу для продвижение социальных и экономических инициатив новой власти.
Одной из первоочередных задач, стоявших перед большевистской властью, было стремление организовать качественную систему социального страхования. Требовалось перепрофилировать деятельность больничных касс — основного страхового органа жизни и здоровья в дореволюционной России.
Требование проведения закона о страховании на случаи болезни выдвигалось еще в революцию 1905 г. Наступившая после поражения революционных сил реакция сильно затормозила издание царским правительством закона о больничных кассах, однако их появление в 1912 г. воспринималось левыми как победа над царизмом, его уступка рабочему движению.
Прежние нормы и правила работы рабочих касс ждала существенная ломка. Старая система социального страхования должна была быть перестроена. Согласно новым правилам деятельности касс, отныне в их введение должна была входить выдача денежных пособий и субсидий нуждающимся, сбор взносов и организация врачебной помощи, заведование всеми лечебными заведениями региона, культурно просветительская деятельность [7]. Врачи больничных касс освобождались от мобилизации в случае войны [4].
Заводская больница на территории Ново-Покровского имения стала центром существующей в округе больничной кассы. Небольшое двухэтажное здание, сохранившиеся до сих пор и оборудованная, если верить воспоминаниям местных жителей, прекрасно подходило на данную роль. Устав больничной кассы в Ново-Покров-ском был взят за образец Хмельницким заводом города Задонска [7].
Рабочий персонал в новых органах социального страхования был прежним, однако часто его не хватало. Проблему пытались решить через организацию специальных курсов, где новые работники имели возможность переквалификации. Курсы организовывались в Москве, их длительность составляла от 3 недель до 1 месяца [8]. По расчетам, содержание каждого курсанта должно было обойтись в 25 руб. в сутки [9]. Ко-
роткие сроки прохождения практики и существенные суммы, выделяемые на ее реализацию, показывали значимость и срочность развития обновленного органа социального страхования для молодого государства.
За время прохождения курсов их участники должны были познакомиться с практикой социального страхования в России и в мире, со всеми вопросами по организации больничных касс, изучить важные проблемы социальной политики. После прохождения практики курсант обязан был вернуться к работе на срок не менее полу-года [11].
Для определения трудоспособности рабочих и служащих в связи с несчастными случаями организовывалось бюро врачебной экспедиции. Новый орган строился в виде подотдела при правлении больничных касс. Все расходы и общее руководство деятельностью бюро, несла также больничная касса [12].
Врачебная помощь реализовывала предоставление первоначальной помощи при заболеваниях и несчастных случаях, больным давалось право на лечение, амбулаторное наблюдение, родовспоможение. Предоставлялось право и на курортное лечение [13]. Однако последнее в реальности не выполнялось.
В настройке компонентов органа социального страхования особое внимание уделялось положению больниц для застрахованных рабочих. Меню пациентов в призаводской Ново-Покровской больнице подчинялось строгим нормам качественного и продуктивного питания. В зависимости от сложности болезни подбиралась соответствующая калорийность в пище, определялось количество белков и жиров [11].
Однако правила содержания пациентов со временем вынужденно корректировалось. Действительность вела к тому, что подобранные нормативы сосуществовали только на бумаге, в реальности же денег не хватало. Приходилось экономить. В 1919 г. на завод перестали принимать беременных женщин [5]. По причине отсутствия денег в больничной кассе не принимались на завод и люди с физическими недостатками.
Больничные кассы исчезли в начале 1919 г. [14]. Причина их ликвидации была связана с созданием Наркомздрава (середина 1918 г.) и передачи всего дела здравоохранения в руки этого единого государственного органа. Появление нового органа поставило на повестку дня принципиальную недопустимость и практическую нецелесообразность параллельного существования при диктатуре пролетариата двух медицин — «страховой» и
«советской». Поэтому совершенно естественным явилось их объединение.
Таким образом, национализация одного из самых крупных и успешных хозяйств Тамбовской губернии служила для Советского государства необходимой основой для продвижения своих социальных и экономических преобразований. Однако, советское продолжение имперской модернизации проводилось в контексте революционной ситуации, тесно переплетаясь с ней, что накладывало свою специфику на ход преобразований. Разрушение передовых экономий и их последующая попытка перепрофилирования не могла оказаться успешной по причине отсутствия четкого плана агарных преобразований, стихийности этого процесса.
Между тем, те результаты, которых добились владельцы Ново-покровской экономии в развитии своего производственного комплекса до революции, все же могли пережить годы разрухи и оказались полезными в последующем развитии производственного комплекса образованных на месте существования экономии колхозов. Построенная при графе А. А. Орлове-Давыдове железная дорога действовала всю вторую половину ХХ в., Ново-Покровский сахарный завод являлся одним из центров промышленности Тамбовской области, а квартиры рабочих свеклосахарного завода до сих пор служат жильем для населяющих Новопокров-ку людей.
Литература
1. ГАТО (Гос. арх. Тамбовской области). Ф. 761. Оп. 3. Д. 5. П. 2.
2. ГАТО Ф. 195. Оп. 1. Д. 584. Л. 8.
3. ГАТО Ф. 195. Оп. 1. Д. 584. Л. 9.
4. ГАТО Ф. 195. Оп. 1. Д. 584. Л. 30.
5. ГАТО Ф. 195. Оп. 1. Д. 584. Л. 79.
6. ГАТО Ф. 195. Оп. 1. Д. 584. Л. 122.
7. ГАТО Ф. 195. Оп. 1. Д. 584. Л. 129 (о).
8. ГАТО Ф. 195. Оп. 1. Д. 584. Л. 140.
9. ГАТО Ф. 195. Оп. 1. Д. 584. Л. 141.
10. ГАТО Ф. 195. Оп. 1. Д. 584. Л. 142.
11. ГАТО Ф. 195. Оп. 1. Д. 584. Л. 145.
12. ГАТО Ф. 195. Оп. 1. Д. 584. Л. 154.
13. ГАТО Ф. 195. Оп. 1. Д. 584. Л. 169.
14. ГАТО Ф. 195. Оп. 1. Д. 584. Л. 192.
15. Опыт российских модернизаций XVIII—XX вв.ека. М., 2000. С. 69.
* * *
LARGE ESTATE OF THE TAMBOV PROVINCE IN 1918. NATIONALIZATION OF INDUSTRIAL COMPLEXES (ON MATERIALS OF EARL A. A. ORLOV-DAVYDOV'-S NEW AND POKROVSK ESTATE)
R. M. Zhitin
In article circumstances and value of nationalization of the largest economy of the Tambov province — earl A. A. Orlov-Davidov'-s New and Pokrovsk estate are opened. The complex of actions for creation in the territory of the former possession of hospital cash desk — bases of the updated system of social insurance of the Soviet state is analyzed. On available sources, the author noted discrepancy of process of nationalization of a manor concerning different groups of the population, the fact that organization of new system of insurance went taking into account prerevolutionary practices in this area is revealed.
Key words: New and Pokrovsk economy, nationalization, Tambov province, hospital cash desks.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой