Противовирусный эффект эндонуклеазы в комбинации с "бетадином"

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

___________УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
Том 155, кн. 3 Естественные науки
2013
БИОХИМИЯ
И МОЛЕКУЛЯРНАЯ БИОЛОГИЯ
УДК 57. 042. 2+615. 281. 8
ПРОТИВОВИРУСНЫЙ ЭФФЕКТ ЭНДОНУКЛЕАЗЫ В КОМБИНАЦИИ С «БЕТАДИНОМ»
Э. Ф. Зайнутдинова, И. А. Рассохина, М.Н. Филимонова
Аннотация
Установлена возможность улучшения противовирусного эффекта при комбинировании эндонуклеазы грамотрицательных бактерий Serratia marcescens и «Повидон-йода», обладающих собственным противовирусным эффектом. Сравнительный анализ противовирусного эффекта показал, что комбинирование препаратов почти в 10 раз сокращает время достижения результата, получаемого с каждым из препаратов по отдельности. Обнаружена прямая зависимость вирулицидного эффекта «Повидон-йода» и эндонуклеазы от содержания активного вещества и времени инкубации с фаговой суспензией и отсутствие зависимости от плотности вирусной суспензии.
Ключевые слова: Serratia marcescens, «Повидон-йод», эндонуклеаза, противовирусный эффект.
Введение
«Повидон-йод» — один из самых эффективных йодосодержащих антисептических средств широкого спектра действия в отношении микроорганизмов различных групп включая энтеро- или аденовирусы, вирусы гриппа, полиомиелита, герпеса и др. [1]. Случаев развития резистентности микроорганизмов к «Повидон-йоду» не описано, что выгодно отличает его от антисептиков, содержащих антибиотики [2]. Он реже, чем антибиотики, вызывает аллергию [3]. Антисептическое действие «Повидон-йода» обусловлено сильным окислительным эффектом, что часто ограничивает сферы его применения, поскольку «По-видон-йод» может вызвать раздражение контактирующих с ним органов и тканей [4]. К расширению сфер его применения, вероятно, могло бы привести ослабление раздражающего действия за счет снижения содержания активного компонента и комбинирование с другим препаратом. Снижение содержания активного вещества понижает вирулицидную активность [5]. Компенсировать снижение эффективности, вероятно, можно, дополнив действие одного препарата другим [6]. В качестве такого препарата была выбрана эндонуклеаза грамотрицательных бактерий Serratia marcescens — одна из наиболее изученных бактериальных нуклеаз, применяемая в биохимических исследованиях и молекулярной биологии, а также в сельском хозяйстве в качестве противовирусного
9
10
Э.Ф. ЗАИНУТДИНОВА и др.
препарата [7−13]. Очевидной также является необходимость сочетания противовирусного действия с борьбой против бактериальных, грибковых и инвазионных поражений, часто имеющих комбинированный характер. Именно поэтому актуальной задачей и целью настоящего исследования являлась проверка совместимости фермента эндонуклеазы Serratia marcescens и фармакологического соединения «Повидон-йода» с последующим созданием комплексного препарата. Для достижения цели в качестве модели была выбрана система фаг/хозяин включающая бактерии Escherichia coli BL21(DE3)pLysS и бактериофаг X bII.
1. Материалы и методы
В исследовании использовали «Повидон-йод» (коммерческое название «Бетадин») в виде 10%-ного раствора с концентрацией активного йода 1%.
Грамотрицательные бактерии Serratia marcescens (сем. Enterobacteriaceae), штамм W 1050, профессором М. Бенедиком (M. Benedik), Хьюстонский университет (США), система фаг/хозяин, включающая бактерии Escherichia coli BL21(DE3)pLysS и бактериофаг X bII, была разработана и любезно предоставлена профессором Ю. Джозефсен (J. Josephsen), Королевский университет ветеринарии и сельского хозяйства (Дания). Эндонуклеазу S. marcescens (изоформа Sm1) получали, как описано ранее [14].
Для подготовки бактериальной суспензии бактерии инкубировали 24 ч на среде LB с 0. 005%-ным ампициллином при 37 °C без принудительной аэрации, затем добавляли двукратный объем свежей среды LB с 0. 005%-ным ампициллином и инкубировали 12 ч при тех же условиях.
Для получения фаговой суспензии инфицированную фагом бактериальную суспензию центрифугировали 15 мин при 5 тыс. об/мин и отделяли супернатант.
При определении зависимости вирулицидного эффекта от концентрации активного вещества вирусную суспензию, разведенную питательной средой в 10 раз, смешивали с равным объемом «Повидон-йода» без разведения и разведенного последовательно дистиллированной водой в 10, 100, 1000, 10 000, 100 000, 1 000 000 раз или раствором эндонуклеазы в 0.1 М Трис-HCl буфере, рН 8. 5, содержащим 0. 01 М MgSO4, с активностью 100, 5000, 10 000 и 100 000 ед. /мл и инкубировали 6 мин при комнатной температуре. Затем смесь добавляли к заранее подготовленной бактериальной суспензии, инкубировали 30 мин при 37 °C и определяли число жизнеспособных фаговых частиц. Контролем служила интактная вирусная суспензия.
При установления зависимости вирулицидного эффекта от времени инкубации вирусную суспензию смешивали с равным объемом эндонуклеазы с активностью 10 000 ед. /мл или «Повидон-йода», предварительно разведенного в 100 000 раз дистиллированной водой, и инкубировали 6 мин, 60 мин, 6 ч, 24 ч в темноте для предотвращения распада действующего вещества «Повидон-йода» под действием света. Затем определяли число жизнеспособных бактериофагов.
Действие препаратов в зависимости от плотности фаговой суспензии исследовали аналогично определению зависимости вирулицидного эффекта от концентрации активного вещества, используя вирусную суспензию без разведения. «Повидон-йод» предварительно разводили в 100 раз дистиллированной водой. Использовали раствор эндонуклеазы здесь и далее с активностью 10 000 ед. /мл.
ПРОТИВОВИРУСНЫМ ЭФФЕКТ ЭНДОНУКЛЕАЗЫ В КОМБИНАЦИИ… 11
Действие препаратов в зависимости от объемного соотношения с фаговой суспензией исследовали аналогично определению зависимости вирулицидного эффекта от концентрации активного вещества, при соотношениях препарат: фаг, равных 1: 1 и 5: 1. «Повидон-йод» предварительно разводили дистиллированной водой в 100 раз.
Комбинированное действие препаратов исследовали, предварительно смешав в равных частях «Повидон-йод», разведенный в 100 000 раз, и раствор эндонуклеазы. Затем к полученной смеси добавили равный объем суспензии бактериофагов и через 6 мин инкубации определяли снижение жизнеспособности фаговых частиц стандартным методом.
Статистическую обработку результатов проводили с помощью подпрограммы статистического анализа графической программы Sigma plot 8.0 и программы Microsoft Excel. Сравнение полученных результатов проводили с использованием параметрических критериев различия (оценка достоверности разности td, критерий Стьюдента с поправкой Бонферрони для множественного сравнения). Для оценки достоверной разницы групп данных принимали достаточным уровень значимости p = 0. 05 для достоверной разницы групп данных. На графике представлены 95%-ные доверительные интервалы для истинных средних.
2. Результаты и их обсуждения
Как видно из рис. 1, наблюдается прямая зависимость вирулицидного эффекта «Повидон-йода» от его концентрации. Так, исходный или разведенный в 10 раз препарат, содержащий соответственно 10% или 1% повидон-йода, вызывал полную утрату жизнеспособности фагов, о чем свидетельствовало отсутствие стерильных пятен в обоих вариантах опыта. При разведении препарата в 102 — 106 раз вирулицидный эффект снижался пропорционально разведению, увеличивая жизнеспособность фаговой суспензии на 50−85% по сравнению с двумя предыдущими вариантами1.
Увеличение плотности вирусной суспензии на порядок не оказывало влияния на эффективность действия ни «Повидон-йода», что видно из результатов, представленных в табл. 1, ни эндонуклеазы (табл. 2).
Напротив, при изменении соотношения объемов «Повидон-йода» и вирусной суспензии, что достигнуто пятикратным увеличением объема «Повидон-йода», наблюдали достоверное увеличение вирулицидного эффекта, составляющее 12% (рис. 2).
Эффект возрастал и с увеличением времени инкубации фаговой суспензией с «Повидон-йодом», предварительно разбавленным в 100 000 раз. Как видно из рис. 3, через 6 мин контакта число жизнеспособных вирусов уменьшалось почти на 25%, через 1 ч — дополнительно на 20%. Через 6 ч в суспензии оставалось около 14% жизнеспособных фагов. Инкубация в течение суток приводила к полной утрате их жизнеспособности. Таким образом, при любом исследованном нами времени инкубации «Повидон-йода» с вирусной суспензией наблюдался вирулицидный эффект.
Здесь и далее за 100% принимается жизнеспособность фаговой суспензии без инкубации с «Повидон-йодом» — контроль.
12
Э.Ф. ЗАИНУТДИНОВА и др.
Рис. 1. Зависимость вирулицидного действия «Повидон-йода» от его концентрации (п = 9) — звездочкой здесь и на остальных рисунках отмечены группы, различающиеся статистически значимо, p = 0. 0083
Табл. 1
Эффективность действия «Повидон-йода» при разном содержании вирусных частиц. Здесь дано среднее значение ± стандартная ошибка (M± m), п = 10, Р = 0. 95
Разведение вирусной суспензии, раз Содержание «Повидон-йода», % Число стерильных пятен Выживаемость, %
Без разведения 0 (контроль) 513.0 ± 4.0 100
0.1 (опыт) 223.0 ± 8.0 43.5 ± 1. 6
10 0 (контроль) 50.6 ± 6.8 100
0.1 (опыт) 24.6 ± 4.1 48.1 ± 1. 5
Основываясь на выборочных параметрах по критерию значимости, выборки с 95%-ной достоверностью отличаются между собой.
Табл. 2
Вирулицидный эффект эндонуклеазы в зависимости от плотности фаговой суспензии
Разведение фаговой суспензии, раз Вариант Число стерильных пятен Выживаемость, %
Без разведения Контроль 513.0 ± 4.0 100
Опыт 258.0 ± 9.0 50.3 ± 2. 1
10 Контроль 60.3 ± 7.2 100
Опыт 29.8 ± 4.2 49 ± 1. 8
По критерию значимости зависимости между случайными величинами нет.
Исследование зависимости вирулицидного действия от активности эндонуклеазы показало прямую зависимость от активности фермента в интервале 100−100 000 ед. /мл, как видно из рис. 4. Наилучший вирулицидный эффект был установлен при использовании препарата с активностью 100 000 ед. /мл.
Так же как и при инкубации с «Повидон-йодом», вирулицидный эффект возрастал с увеличением времени инкубации с эндонуклеазой и достигал 100% при инкубации в течение суток (рис. 5). Таким образом, полученные результаты свидетельствовали о том, что увеличение времени инкубации с препаратом
ПРОТИВОВИРУСНЫМ ЭФФЕКТ ЭНДОНУКЛЕАЗЫ В КОМБИНАЦИИ… 13
Рис. 2. Действие «Повидон-йода» при разных соотношениях объемов «Повидон-йода» и вирусной суспензии (п = 12), p = 0. 016
Продолжительность инкубации с препаратом
Рис. 3. Зависимость вирулицидного эффекта «Повидон-йода» от времени инкубации (п = 9), p = 0. 0125
положительно влияет на вирулицидное действие эндонуклеазы, хотя необходимо отметить, что значительная утрата жизнеспособности наблюдалась уже через 6 мин инкубации.
Комбинирование «Повидон-йода» с эндонуклеазой существенно улучшило результат. Как видно из рис. 6, при 6-минутной инкубации с комбинированным препаратом выживаемость вирусной суспензии снижается по сравнению с каждым из отдельно взятых препаратов. При этом вирулицидный эффект комбинированного препарата увеличивается на 10% по сравнению с эффективностью эндонуклеазы и на 23% по сравнению с эффективностью «Повидон-йода», что эквивалентно эффекту «Повидон-йода» с содержанием активного вещества, в 100 раз большим, чем в комбинированном препарате.
14
Э.Ф. ЗАИНУТДИНОВА и др.
Рис. 4. Зависимость вирулицидного эффекта эндонуклеазы от ее активности (п = 9),
p = 0. 01
120
100
?
|S 80
s
0 60 ее
Ей
i 40
3
са го
о
Продолжительность инкубации с препаратом
Рис. 5. Зависимость вирулицидного эффекта эндонуклеазы от продолжительности инкубации (п = 9), p = 0. 0125
контроль
59. 73
42. 01
15. 21
6 мин 60 мин

24 ч
Рис. 6. Вирулицидная активность «Повидон-йода», эндонуклеазы и комбинированного на их основе препарата (п = 9), p = 0. 0125
ПРОТИВОВИРУСНЫМ ЭФФЕКТ ЭНДОНУКЛЕАЗЫ В КОМБИНАЦИИ… 15
Таким образом, настоящим исследованием показана перспективность создания комбинированного препарата на основе «Повидон-йода» и эндонуклеазы Serratia marcescens, вирулицидная активность которого выше, чем активность каждого из составляющих его препаратов, взятых по отдельности, отличающегося от «Повидон-йода» пониженным окислительным эффектом, что защищено патентом РФ [6].
Литература
1. Скворцова К. Е., Нехорошева А. Г., Гембицкий П. А. Бактерицидные свойства производных гуанидина // Проблемы дезинфекции и стерилизации: Сб. науч. тр. / Под ред. В. И. Вашкова. — М.: ВНИИДиС, 1975. — Вып. 24. — С. 58−62.
2. Zamora J.L. Chemical and microbiologic characteristics and toxicity of povidone-iodine solutions // Am. J. Surg. — 1986. — V. 151, No 3. — P. 400−406.
3. Пат. 2 211 693 Российская Федерация. Препараты для введения противовоспалительных, особенно антисептических веществ и/или веществ, способствующих заживлению ран, в верхние дыхательные пути и/или ухо / В. Флайшер (DE), К. Раймер (DE), А. Крамер (DE). — № 2 000 132 711/14, заявл. 27. 05. 99, опубл. 10. 09. 2003. — URL: http: //www. ntpo. com/patents_medicine/medicine6/medicine_1339. shtml, свободный.
4. Тихомиров А. Л., Лубнин Д. М., Юдаев В. Н. Препарат «Бетадин» в лечении и профилактике воспалительных заболеваний женских половых органов // Г инекология. — 2003. -Т. 5, № 3. — URL: http: //old. consilium-medicum. com/media/gynecology/0303/97. shtml, свободный.
5. PVP-IODINE. Povidone Iodine Antiseptic Agent. — Int. Specialty Products, 2004. -URL: http: //online1. ispcorp. com/Brochures/Pharma/pvpiodine. pdf, свободный.
6. Пат. 2 423 136 Российская Федерация. Антивирусный препарат контактного действия на основе «Бетадина» и эндонуклеазы / М. Н. Филимонова, И. А. Рассохина, Э. Ф. Зайнутдинова, Л. Ш. Нигматуллина. — № 2 009 111 180/10, заявл. 26. 03. 2009, опубл. 10. 07. 2011, Бюл. № 19. — 8 с.
7. Аликин Ю. С., Сенженко Л. П., Клименко В. П. Развитие технологии получения и перспективы использования эндонуклеазы Serratia marcescens // Ферменты микроорганизмов: Сб. докл. XI Всерос. конф. — Казань, 1998. — С. 152−163.
8. Куриненко Б. М. Механизмы биологического действия нуклеаз // Лещинская И. Б., Варламов В. П., Куриненко Б. М. Нуклеазы бактерий. — Казань: Казан. гос. ун-т, 1991. — С. 153−154.
9. Лещинская И. Б., Балабан Н. П., Егорова Г. С., Таняшин В. И., Третьяк Т. М. Получе-
ние и характеристика высокоочищенного препарата нуклеазы Serratia marcescens // Биохимия. — 1974. — Т. 39, Вып. 1 — С. 116−122.
10. Педерсен Ю., Филимонова М. Н., Роепсторф П., Бидерман К. Нуклеаза Serratia marcescens. II. Анализ первичных структур путем пептидного картирования в комбинации с плазменно-десорбционной масс-спектрометрией // Биоорг. химия. -1995. — Т. 21, Вып. 5. — С. 336−344.
11. Филимонова М. Н., Гарусов А. В., Сметанина Т. А., Андреева М. А., Богомольная Л. М., Лещинская И. Б. Изоформы нуклеазы Serratia marcescens. Сравнительный анализ субстратной специфичности // Биохимия. — 1996. — Т. 61, Вып. 10. — С. 1800−1806.
12. Franke I., Meiss G., Pingoud A. On the advantage of being a dimer, a case study using the dimeric Serratia nuclease and the monomeric nuclease from Anabaena sp. strain PCC 7120 // J. Biol. Chem. — 1999. — V. 274, No 2. — P. 825−832.
16
Э.Ф. ЗАИНУТДИНОВА и др.
13. Miller M.D., Tanner J., AlpaughM., BenedikM.J., Krause K.L. 2.1 A structure of Serratia endonuclease suggests a mechanism for binding to double-stranded DNA // Nat. Struct. Biol. — 1994. — V. 1, No 7. — P. 461−468.
14. Филимонова М. Н., Дементьев А. А., Лещинская И. Б., Бакулина Г. Ю., Шляпников С. П. Выделение и характеристика изоформ внеклеточной нуклеазы Serratia marcescens // Биохимия. — 1991. — Т. 56, Вып. 3. — С. 508−519.
Поступила в редакцию 14. 03. 13
Зайнутдинова Эльмира Фаритовна — соискатель кафедры микробиологии, Казанский (Приволжский) федеральный университет, г. Казань, Россия.
E-mail: Elechka3@gmail. com
Рассохина Ирина Олеговна — выпускник кафедры микробиологии, Казанский (Приволжский) федеральный университет, г. Казань, Россия.
Филимонова Мария Николаевна — доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник кафедры микробиологии, Казанский (Приволжский) федеральный университет, г. Казань, Россия.
E-mail: Maria. Filimonova@ksu. ru
* * * *
ANTIVIRAL EFFECT OF ENDONUCLEASE COMBINED WITH «BETADINE»
E.F. Zainutdinova, I.A. Rassokhina, M.N. Filimonova
Abstract
It is established that the combination of endonuclease from gram negative bacteria Serratia marcescens and «Betadine» results in improved antiviral effect compared with that of each individual preparation. The analysis shows that the combination of the preparations leads to an approximately tenfold decrease in the time of achieving the result obtained with each preparation separately. A direct dependence of the virulicidal effect of «Betadine» and the endonuclease on the amount of active substance and the time of incubation with the phage suspension, and the absence of a dependence on the density of the viral suspension were found.
Keywords: Serratia marcescens, Povidone-iodine, «Betadine», endonuclease, antiviral effect.
References
1. Skvortsova K.E., Nekhorosheva A.G., Gembitskii P.A. Antimicrobial properties of guanidine derivatives. Problemy dezinfektsii i sterilizatsii: Sbornik nauch. trudov (pod red. V.I. Vashkova) [The Problems of Disinfection and Sterilization: Collection of Sci. Papers (ed. by V.I. Vashkov)]. Moscow, VNIIDiS, 1975, no. 24, pp. 58−62. (In Russian)
2. Zamora J.L. Chemical and microbiologic characteristics and toxicity of povidone-iodine solutions. Am. J. Surg, 1986, vol. 151, no. 3, pp. 400−406.
3. Kramer A., Reimer K., Fleischer W. Medicines for administration of anti-inflammatory, especially antiseptic agents and/or wound-healing substances in the upper airway and/or the ear. Patent RF, no. 2 211 693, 2003. Available at: http: //www. ntpo. com/patents_medicine/medicine6/medicine_ 1339. shtml. (In Russian)
4. Tikhomirov A.L., Lubnin D.M., Yudaev V.N. & quot-Betadine"- drug in the treatment and prevention of inflammatory diseases of the female genital organs. Gynaecology, 2003, vol. 5, no. 3. Available at: http: //old. consilium-medicum. com/media/gynecology/0303/97. shtml.
5. PVP-IODINE. Povidone Iodine Antiseptic Agent. Int. Specialty Products, 2004. Available at: http: //online1. ispcorp. com/Brochures/Pharma/pvpiodine. pdf.
ПРОТИВОВИРУСНЫМ ЭФФЕКТ ЭНДОНУКЛЕАЗЫ В КОМБИНАЦИИ… 17
6. Filimonova M.N., Rassokhina I.A., Zainutdinova E.F., Nigmatullina L. Sh. An antiviral drug of contact action based on & quot-Betadine"- and endonuclease. Patent RF, no. 2 423 136, 2009. (In Russian)
7. Alikin Yu.S., Senzhenko L.P., Klimenko V.P. Development of technology and application potential of Serratia marcescens endonuclease. Fermenty mikroorganizmov: Sb. dokl. XI Vseross. konf. [Enzymes of Microorganisms: Proc. XI All-Russian Conf.]. Kazan, 1998, pp. 152−163. (In Russian)
8. Kurinenko B.M. Mechanisms of the biological action of nucleases. Leschinskaya I.B., Varlamov V.P., Kurinenko B.M. Nukleazy bakterii [Bacterial Nucleases]. Kazan, Kazan. Gos. Univ., 1991, pp. 153−154. (In Russian)
9. Leshchinskaya I.B., Balaban N.P., Egorova G.S., Tanyashin V.I., Tretyak T.M. Production and characteristics of a highly purified preparation of Serratia marcescens nuclease. Biokhim., 1974, vol. 39, no. 1, pp. 116−122. (In Russian)
10. Pedersen Yu., Filimonova M.N., Roepstorf P., Biderman K. Serratia marcescens nuclease. II. Analysis of the primary structures by peptide mapping combined with plasma desorption mass spectrometry. Bioorg. Khim., 1995, vol. 21, no. 5, pp. 336−344. (In Russian)
11. Filimonova M.N., Garusov A.V., Smetanina T.A., Andreeva M.A., Bogomolnaya L.M., Leshchinskaya I.B. Isoforms of Serratia marcescens nuclease. Comparative analysis of the substrate specificity. Biokhim, 1996, vol. 61, no. 10, pp. 1800−1806. (In Russian)
12. Franke I., Meiss G., Pingoud A. On the advantage of being a dimer, a case study using the dimeric Serratia nuclease and the monomeric nuclease from Anabaena sp. strain PCC 7120. J. Biol. Chem., 1999, vol. 274, no. 2, pp. 825−832.
13. Miller M.D., Tanner J., Alpaugh M., Benedik M.J., Krause K.L. The structure of Serratia endonuclease suggest a mechanism for binding to double-stranded DNA. Nat. Struct. Biol., 1994, vol. 1, no. 7, pp. 461−468.
14. Filimonova M.N., Dementev A.A., Leshchinskaya I.B., Bakulina G. Yu., Shlyapnikov S.P. Isolation and characteristics of the isoforms of extracellular Serratia marcescens nuclease. Biokhim., 1991, vol. 56, no. 3, pp. 508−519. (In Russian)
Received March 14, 2013
Zainutdinova Elmira Faritovna — External PhD Student, Department of Microbiology, Kazan Federal University, Kazan, Russia.
E-mail: Elechka3@gmail. com
Rassokhina Irina Olegovna — Graduate, Department of Microbiology, Kazan Federal University, Kazan, Russia.
Filimonova Mariya Nikolaevna — Doctor of Biology, Leading Research Fellow, Department of Microbiology, Kazan Federal University, Kazan, Russia.
E-mail: Maria. Filimonova@ksu. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой