К систематике и распространению садовой овсянки Emberiza hortulana

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Mircotus oeconomus — 1, Apodemus agrarius — 1, Apodemus/Sylvaemus -б, Mus musculus — 1, Rattus norvegicus — 3.
Таким образом, всего в добыче сапсанов отмечено не менее 65 видов птиц и 5 видов млекопитающих, а количественно птицы составили 98% всей зарегистрированной добычи сапсанов.
В заключение я выражаю глубокую благодарность сотрудникам Музея землеведения МГУ за возможность сбора материала на балконах 24-го, 25-го, 31-го и 32-го этажей ГЗ. За сообщение ряда ценных сведений я особенно благодарен О. В. Любченко, Е.П. Сабо-диной, В. В. Снакину и А. Г. Сорокину. Я признателен Е. Н. Курочкину за помощь в определении некоторых костных остатков добытых сапсанами птиц.
ю ^
ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2014, Том 23, Экспресс-выпуск 1U47: 2848−2852
К систематике и распространению садовой овсянки Emberiza hortulana
Е.С. Птушенко
Второе издание. Первая публикация в 1964*
Садовая овсянка Emberiza hortulana относится к ряду расселяющихся в новых местах птиц, широко использующих для своего продвижения изменения в ландшафтах, которые возникают под воздействием антропических факторов. Такие особенности её расселения представляют с зоогеографической точки зрения несомненный интерес. В связи же с некоторыми экологическими особенностями этой птицы (характер питания, паразитоносительство) всестороннее её изучение становится важным и в практическом отношении.
Систематические замечания
Территория, занимаемая садовой овсянкой в нашей стране, велика, место же её в систематике птиц остаётся неясным. Часть орнитологов считает, что в пределах СССР вид этот распадается на три географические формы, другие же этого разделения не признают. Так как реально существующие его географические формы, помимо своих морфологических свойств, могут обладать также биологическими особенностями, представляющими практический интерес, то надо внести ясность в вопрос о том, дробится ли садовая овсянка на подвиды или нет.
Дифференцировка форм Emberiza hortulana Linnaeus 1758 основана на цветовых признаках и размерах крыла (Linnaeus 1758- Bona —
* Птушенко E.C. 1964. К систематике и распространению садовой овсянки — Emberiza hortulana L. // Сб. тр. Зоол. музея Моск. ун-та 9: 220−224.
parte 1857- Johansen 1944- и др.). Обращаясь к рассмотрению её цветовых признаков на территории СССР, легко заметить, что мы имеем дело с довольно изменчивым по окраске видом. На больших сериях даже с относительно ограниченных территорий нашей страны удаётся обнаружить особей, подобных описанным Т. h. shah Bonaparte 1850, сходных с E. h. elisabethae Hans Johansen 1944, и типичных Е. h. hor-tulana Linnaeus 1758, а также все переходы между ними, что вызывает вполне законное сомнение в реальности первых двух форм. Вместе с тем на большом материале из разных мест СССР у садовой овсянки заметна клинальная изменчивость окраски оперения. Интенсивность окраски её брюшной стороны постепенно увеличивается в направлении с севера на юг, а цвет оперения спинной стороны также постепенно светлеет в направлении с запада на восток. Буровато-каштановая окраска брюшной стороны наиболее интенсивна у птиц Закавказья и Копетдага, а посветление спинной стороны наиболее выражено у птиц западных районов Сибири, однако окраска той и другой сторон, как уже указано, носит клинальный характер.
К этому следует добавить, что цвета оперения садовой овсянки не отличаются стойкостью: длительно хранящиеся музейные экземпляры её, выгорая и выцветая, приобретают мутно-сероватые тона. Это обстоятельство, несомненно, может ввести в заблуждение систематика, полагающегося на стойкость цветовых признаков рассматриваемого вида, и оно же побуждает пользоваться при сравнении серий сборами примерно одной давности. Что касается длины крыла, то она изменяется тоже клинально, нарастая постепенно (но с вариациями) в направлении с запада на восток.
Приняв всё это во внимание, мы не видим достаточных оснований для выделения таких географических форм, как shah и elisabethae. Таким образом E. hortulana следует рассматривать как изменчивый по окраске оперения и длине крыла монотипический вид- это же предлагал в своё время тонкий знаток географических форм Hartert (1904).
Распространение
Хотя ареал E. hortulana очерчен очень пунктуально и вполне определённо (Stresemann, Portenko 1960), тем не менее некоторые участки его границ необходимо уточнить. Так, в северной части своего ареала, в Карельской АССР, садовая овсянка распространена дальше, чем это принимается, и к востоку от Суоярви доходит до Повенецкого залива Онежского озера*. Затем садовая овсянка найдена на гнездовье в Калининской [Тверской] области (Третьяков 1940), и граница её ареала проходит здесь северо-восточнее села Петровичи (примерно в 300 —
* Летний экземпляр коллекции Зоологического музея Московского университета из окрестностей посёлка Шуньги Заонежского района — R-45 041.
350 км от него). Что касается Московской области, то, помимо Серпуховского района (Поляков 1924- Огнев, Воробьёв 1923), садовая овсянка гнездится почти в непосредственной близости от Москвы (П.П. Смолин, устн. сообщ.). Во Владимирской области, кроме Покровского района, её гнездование возможно по всей долине реки Клязьмы, однако это ещё требует проверки. В Рязанской области, помимо южной её половины, садовая овсянка установлена на гнездовье в Мещёре (Хомяков 1901- Бекштрем 1927), где она, по наблюдениям 1959 и 1961 годов, в летнее время была обыкновенной птицей окраин обширных полян в лесных массивах между городами Рязанью, Спас-Клепиками и Касимовым. В бассейне реки Камы овсянка достоверно гнездится не только в окрестностях Елово (Stresemann, Portenko 1960) и Кунгура (Воронцов 1949), но и дальше к северу, в долине реки Сылвы *: недалеко от Кунгура на Сылве она была найдена Г. Симкиным (устн. сообщ.) летом 1957 и 1958 годов. На крайнем юго-востоке граница её ареала, согласно данным Штреземанна и Портенко, проходит от Тарбагатая через Джарму к Каракаралинским горам, т. е. значительно севернее озера Балхаш. Однако Е. hortulana в 1841 и 1842 годах была найдена в гнездовое время (июнь и июль) Г. С. Карелиным в бассейнах рек Лепсы и Аксу+. Этим самым подкрепляются позднейшие сообщения о гнездовании садовой овсянки в 1908 и 1909 годах в долинах рек Каратал и Аксу (Шнитни-ков 1949). Таковы наши замечания по границам ареала Е. hortulana в Советском Союзе.
Расселение
Расселение садовой овсянки происходит во многих пунктах границы её ареала и достоверно наблюдалось в бассейнах Днепра, Оки и Камы. В 1890-х годах эта птица, возможно, не гнездилась в бассейне верхнего течения Днепра- по крайней мере, никаких сведений о её нахождении на этой территории не имелось (Мензбир 1895). В начале ХХ века она достоверно найдена в Пинском и Бобруйском районах Белоруссии. 14 июня 1925 впервые достоверно установлена гнездящейся в долине реки Сож выше Гомеля (Граве 1926), а в 1934—1939 годах её гнездование отмечено уже в Тверской области (Третьяков 1940).
В Московской области садовая овсянка хотя и известна с 1888 года, но найдена достоверно гнездящейся в бывшем Серпуховском уезде в
* В долине реки Сылвы найдена гнездящейся близ посёлка Серьга, в 40 км севернее Кунгура.
+ В Зоологическом музее Московского университета хранится серия в 10 экз. Е. hortulana из Семиречья. Она собрана Карелиным (июнь-июль 1841 г. и июль 1882 г.) в долине рек Лепсы, Баскана, Аксу и близ города Сарканда. Среди этой серии имеется молодая лётная птица, ещё не сменившая гнездового наряда (долина реки Баскан, июль 1841, R-45 066). По-видимому, об экземплярах этой серии сообщает в своих «Периодических явлениях в жизни зверей, птиц и гад Воронежской губернии» Н. А. Северцов (издание 1950 года, с. 86), который говорит о распространении Е. hortulana на «семи реках», т. е. другими словами, он сообщает, что эта овсянка гнездится в ряде мест равнинного Семиречья.
1920 году, а в 1950-х годах она уже гнездилась в окрестностях Люберец. Северная граница её распространения в бассейне Волги в 1890-х годах доходила лишь до устья Камы (Мензбир 1895). В конце же 1950-х годов эта овсянка гнездилась уже в бассейне Камы (под 57° с. ш.) у посёлка Елово (возможно, и севернее, близ Кунгура — Воронцов 1949), а в 1957 году — достоверно в долинах рек Ирени и Сылвы. Местами её ареал расширяется в северном направлении, в других районах — в северо-восточном. В этом последнем направлении идёт её расселение, например, в Башкирии. В 1891 году её гнездования доходили до озера Шангак-Куль (Сушкин 1897). К 1914 году долиной реки Демы садовая овсянка продвинулась почти до окрестностей Уфы. При этом плотность её населения близ этого места оказалась большей, чем по Деме в 1891 году (Штехер 1915). К 1956 году долиной реки Сим садовая овсянка продвинулась ещё на 60 км до деревни Кальтовки (В. Ильичёв, устн. сообщ.) — таким образом, за 65 лет эта птица расселилась приблизительно на 130 км.
Темпы её продвижения по прямой между городами Воронежем и Касимовым составили примерно 7−8 км в год, в Московской области — 2.5 км, по реке Каме — 7 км, по реке Деме — 3 км и по реке Сим — около 4 км в год. В общем, садовая овсянка расселяется по разным территориям с различной скоростью. По-видимому, расселение её происходит скачками. По нашим наблюдениям, в средней полосе европейской части СССР она появляется сначала в качестве редкой спорадически распространённой птицы, обосновывающейся далеко отстоящими одно от другого поселениями. Затем возникают промежуточные незначительные по численности поселения. Во вновь занятых садовой овсянкой местах плотность её популяций постепенно увеличивается, овсянка дисперсно распространяется в стороны, а затем в отдельные благоприятные сухие вёсны, случающиеся не часто, происходит энергичное её расселение, как это наблюдалось в 1944 и 1946 годах в долине реки Оки. При вспышках её расселения передовые группы успевают продвинуться далеко вперёд (на десятки километров), чему в равнинных местах средней полосы способствует трансформация прежних сплошных лесных площадей в открытые культурные ландшафты с разреженной древесной и кустарниковой растительностью.
Литер атур а
Бекштрем Э. А. 1927. О фауне зверей и птиц Рязанской Мещеры // Материалы к изучению флоры и фауны Центральной промышленной области. М.: 32−33. Граве Г. Л. 1926. Очерк авифауны Смоленской губернии // Тр. Общ-ва изучения природы
Смоленского края 3: 1−64. Мензбир М. А. 1895. Птицы России. М., 1: 1-СХХ11, 1−836- 2: ?-XV, 837−1120. Огнев С. И., Воробьёв К. А. 1923. Фауна наземных позвоночных Воронежской губернии. М.: 1−225.
Поляков Г. И. 1924. Птицы Богородского уезда, с параллельным списком птиц остальной части Московской губернии. М.: 1−90. Сушкин П. П. 1897. Птицы Уфимской губернии // Материалы к познанию фауны и флоры Российской империи. Отд. зоол. 4: I-IX, 1−331. Третьяков А. В. 1940. Орнитофауна Калининской области // Учён. зап. Калинин. пед инта 9, 2: 3−58.
Хомяков М. М. 1901. Птицы Рязанской губернии // Материалы к познанию фауны и
флоры Российской империи. Отд. зоол. 5: 103−201. Шнитников В. Н. 1949. Птицы Семиречья. М.- Л.: 1−665. Bonaparte С. 1857. Conspectus generum avium. Berlin, 2.
Stresemann E., Portenko L. 1960. Atlas der Verbreitung Palaearktischer Vogel. Berlin. Hartert E. 1904. Die Vogel der Palaearktischen Fauna. Berlin, 1.
Johansen H. 1944. Die Vogel Westsibiriens. II Teil. Systematik und Verbreitung, Oekologie und Biologie der Einzelarten // J. Ornithol. 92, ½: 1−105.
Ю ^
ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2014, Том 23, Экспресс-выпуск 1047: 2852−2854
Крупная гнездовая колония малой чайки Larus minutus в Вологодской области
В. Т. Бутьев, Д. А. Шитиков, А.А. Мосолов
Второе издание. Первая публикация в 2003*
Колониальные поселения малой чайки Larus minutus в Европейской части России, как, впрочем, и в других частях ареала, невелики и обычно не превышают 50 пар (Зубакин 1988). Более крупные колонии встречаются реже и, как правило, в азиатской части ареала: например, в Павлодарской области Казахстана они достигали нескольких сотен пар (Долгушин 1962), в низовьях реки Селенги — 300 пар (Мельников 1984). В европейской части ареала наиболее крупные колонии обычно не превышают 170 пар (Московская область — Зубакин 1988). Более крупные колонии (до 300 пар) известны только на озере Лача (Архангельская область — Хохлова и др. 1999), эти же авторы нашли крупную колонию малой чайки в Заонежье (Хохлова, Артемьев 2001). В свете сказанного обнаруженная нами в центре Вологодской области колония малой чайки, насчитывающая 250−300 пар, может рассматриваться как одна из крупнейших в европейской части России.
Колония расположена на озере Дружинном, которое находится в 10 км севернее Белого озера (Вашкинский район). Озеро Дружинное — небольшой (примерно 1400 га) мелководный (максимальная глубина
* Бутьев В. Т., Шитиков Д. А., Мосолов A.A. 2003. Крупная гнездовая колония малой чайки в Вологодской области // Орнитология 30: 175−176.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой