Прототипический подход к категоризации обмана

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 111'27
Прототипический подход к категоризации обмана
© Д.Д. Эрдынеева
В статье предпринимается попытка моделирования прототипической ситуации обмана, которую можно представить в виде прототипического сценария, состоящего из нескольких этапов. Осуществляется соотнесенность английских идиом со значением обмана к единой категории с прототипом, а точнее с прототипической ситуацией обмана.
Ключевые слова: категория, категоризация, идиома, прототип, прототипический сценарий, непрототипический сценарий.
Prototypical approach to the categorization of deception
D.D. Erdyneeva
The present article attempts to model a prototypical situation of deception. The latter can be presented as a prototypical scenario that consists of several stages. By using a prototypical approach English idioms denoting deception we could be related to the prototypical category.
Keywords: category, categorization, idiom, prototype, prototypical scenario, non- prototypical scenario.
Концепты служат основой формирования категорий, они сводят многообразие всех наблюдаемых явлений к чему-то единому, под одну рубрику. И концептуализация, и категоризация представляют собой классификационную деятельность, но различаются по своему конечному результату или цели. Процесс концептуализации направлен на выделение минимальных содержательных единиц человеческого опыта, структур знания, а процесс категоризации на объединение сходных или тождественных единиц в более крупные разряды, категории [Болдырев, 2001].
Когнитивная наука поставила вопрос о категоризации как о когнитивной деятельности человека, вопрос о том, на основании чего классифицирует вещи обычный человек и как он сводит бесконечное разнообразие своих ощущений и объективное многообразие форм материи и форм ее движения в определённые категории [КСКТ]. Когнитивная категория — это класс представлений определенного знания о том, в какую форму облечь содержание. «Осмыслить категоризацию — немаловажное дело, а показать при этом детально, как работают основные когнитивные механизмы, — еще более серьезное достижение. Чтобы понять, что представляют собой когнитивные аспекты категоризации, необходим детальный анализ на уровне основных когнитивных механизмов» [Лакофф, 1988: 29].
С когнитивной точки зрения, прототип — это ментальная репрезентация или когнитивный ориентир категории [Болдырев, 2001].
Вслед за Н. Н. Ефимовой, разработавшей прототипический сценарий ситуации риска [Ефимова, 2000], в ходе работы предпринимается попытка моделирования прототипической
ситуации обмана, которую можно представить в виде прототипического сценария, состоящего из нескольких этапов. Прототипический сценарий обмана разрабатывается на основе теоретических положений Дж. Лакоффа и М. Джонсона о когнитивном моделировании [Lakoff, 1980] с использованием совокупности лексических универсалий, предложенных А. Вежбицкой [Веж-бицкая, 1999]. Представляется, что
«DECEPTION» переводим на язык семантических примитивов (1). Сценарий репрезентируется словами, в значении которых заложена определенная динамика развития события, схема каких-либо действий.
Так как прототипический подход используется для описания фразеологии, то сценарий может быть представлен фразеологическими единицами. Значения фразеологических единиц имплицируют последовательность определенных этапов, эпизодов, которые разворачиваются во времени. Мы попытаемся осуществить соотнесенность английских идиом со значением обмана к единой категории с прототипом, а точнее с прототипической ситуацией обмана. Термины, используемые при обозначении названий этапов прототипического сценария ситуации обмана, заимствованы у Н. Н. Ефимовой [Ефимова, 2000].
Так, английские идиомы со значением обмана являются членами категории на основе наличия у них определенных характеристик данного ниже прототипического сценария.
Прототипический сценарий ситуации обмана:
Этап 1. Оценка ситуации субъектом S1. Субъект S1 расценивает сложившуюся ситуацию как представляющую опасность для него,
либо сулящую выгоду ему. Исходя из данного соображения, S1 намеревается ввести в заблуждение субъекта S2. Показательно то, что обманывающий S1 может характеризовать свою будущую жертву S2 как что-то «мягкое» и «легкодоступное (2)»: easy game (mark или prey) — легкая добыча, простофиля- easy meat — легкая добыча, легковерный человек- a soft mark — человек, которого легко обмануть, одурачить и др. Например:
He was such an easy mark, even if he did think he knew it all [Jones — АРФС].
Этап 2. Активные действия S1. Обманывающий S1 вводит в заблуждение обманываемого S2. Знания для себя у S1 расходятся с его формой представления для S2. В пресуппозиции
S1 можно отметить, что такое поведение обусловлено, в первую очередь, страхом и выгодой: lay a trap for smb. — «подготовить ловушку" — fly a (one's) kite — (пытаться) получить деньги под фиктивный вексель, pick smb. 's brains — использовать чужие мысли, присваивать чужие идеи.
Идиомы этого типа отражают активную позицию S1, иногда наносящего вред или ущерб (3) S2. Например:
No, I began to believe that the only policy was a bold one — somehow or other to lay a trap for him [Christie, 175].
Этап 3. Оценка ситуации S2 и его эмоциональная реакция. Активные действия обманывающего S1 иногда вызывают подозрение обма-
нываемого S2, поскольку S1 может показаться
S2 хитрым, льстивым, скрытным, болтливым человеком (a deep one — скрытный, хитрый человек, хитрец, каких мало- smell a rat — чуять недоброе, неладное, подозревать нечестную игру- (as) sweet as honey — льстивый, неискренний, слащавый- (as) tricky as a monkey — проказливый, хитрый- a bag of wind — болтун, пустозвон, пустомеля, трепло и др.). Например:
I smell a rat — a big, filthy rat… I tell you, there is evil in the air [Du Bois — АРФС].
Этап 4. Потенциальная развязка. Попытка S1 ввести в заблуждение S2 увенчалась успехом. Идиомы этого типа обнаруживают перлокутив-ный эффект: put one’s neck into the noose -дать себя провести- swallow a gudgeon — дать себя обмануть, перехитрить, провести- be bought and sold — быть преданным, обманутым, одураченным- be (get) left — быть обманутым, одураченным- get (have) the better of (smb.) — перехитрить, обмануть, надуть кого-либо и др. Например:
The trouble with Walt was he was always letting somebody get the better of him when it came to business deals [Caldwell — АРФС].
Каждый этап прототипического сценария уже представляет собой свернутую концептуальную структуру „DECEPTION“, независимо от наличия и характеристик других этапов.
Схематично прототипический сценарий может быть представлен следующим образом:
Схема I
Идиомы со значением обмана, не вписывающиеся в прототипический сценарий, составляют периферию категории, если отвечают требованиям непрототипических ситуаций обмана.
Непрототипический сценарий ситуации обмана I:
Этап 1. Совпадает с прототипическим.
Этап 2. Совпадает с прототипическим.
Этап 3. Оценка S2 и его эмоциональная реакция. В ответ на активные действия обманывающего S1 обманываемый S2 совершенно уверен, что S1 вводит его в заблуждение, например: a lie out of (the) whole cloth — наглая, вопиющая ложь- lie in one’s teeth — нагло, бесстыдно лгать,
лгать прямо в глаза- it is not cricket — это нечестная, неспортивная игра- on the crook — нечестно, обманным путем и т. д. Так, например:
„But whatever it is, Mr. Dodd, it’s on the crook. And looks like privacy,“ I added [Stevenson
— АРФС].
Этап 4. Потенциальная развязка. Попытка обманывающего S1 обмануть S2 потерпела фиаско, так как обманываемый S2 верифицировал обман S1. Идиомы этого типа указывают на перлокутивный эффект: get (take) smb. 's measure
— распознать, раскусить кого-л.- give smb. the lie
— уличать кого-л. во лжи, показать всю лживость
кого-л.- nail to the counter — разоблачить (ложь или клевету). Например:
Philip… made one or two remarks, but she answered with monosyllables. She had taken their measure. They were boys, and she surmised they were students. She had no use for them [Maugham
— АРФС].
Иногда контрмеры обманываемого S2 (Этап
5) способствуют тому, что обманывающий S1, в итоге, сам себя вводит в заблуждение (Этап
6): hoist by (with) one’s own petard — попавший в собственную ловушку, пострадавший от собст-
венных козней- a biter bit — пострадавший от собственных козней (когда обманщик, шулер сам себя перехитрил при сделке). Например:
The spectacle of a biter being bitten is always funny, even the bitten bitter happens to be oneself. Conscious and civilized, he had had been defeated by someone even more civilized, he had been defeated by someone even civilized than himself. The justice is poetic [Huxley — Kenk.].
Схематично непрототипический сценарий I может быть представлен таким образом:
Схема II
Этап 6 S1 обманул сам себя
Непрототипический сценарий ситуации обмана II:
Этап 1. Совпадает с прототипическим.
Этап 2. Пассивное поведение обманывающего S1 каузирует ситуацию, в которой обманываемый S2 находится в состоянии неведения относительно истинного положения дел: have (keep) smb. on a (the) string — держать кого-либо в неизвестности, водить кого-либо за нос- mask one’s batteries — скрывать, маскировать свои враждебные намерения- bury one’s hand in the sand — закрывать на факты глаза, придерживаться страусовой политики. Такое поведение S1 обусловлено различными мотивами: выгодой, жалостью, любовью, равнодушием и т. д. Так, например, негативная оценка (4) происходящего, связанная с идеей чего-то „тёмного“ отражается в идиоме keep (leave) smb. in the dark — дер-
жать кого-либо в неведении, скрывать от кого-либо:
He was very fond of Elizabeth, but he was also very fond of Fanny. If he hadn’t been taken in with the „freedom“ talk and had kept Elizabeth permanently in the dark about Fanny, he might have lived an enviable double life [Aldington, 43].
Этап 3. (выпадает)
Этап 4. Потенциальная развязка. Пассивная позиция S1 привела к тому, что S2 введен в заблуждение. Так, идиома shoot the moon — „ночью съехать с квартиры, не заплатив за нее“ указывает на перлокутивный эффект:
„Why, when they came and told me the Drieffields had shot the moon you could have knocked me down with a feather. They owed me four pounds seventeen and six for coal. We’ve all
been let in, even poor old Galloway who never got Схематично непрототипический сценарий II
his muffins for tea“ [Maugham, 101]. представлен следующим образом:
Схема III
В целом, мы отмечаем, что прототипический сценарий ситуации обмана предполагает активную позицию обманываемого 81, наличие различных мотивов обмана и, в конце концов, -успешный обман. В непрототипическом сценарии I два первоначальных этапа совпадают с прототипическим сценарием, а на третьем этапе происходит отклонение от прототипического сценария, поскольку обманываемый 82 верифицирует обман и, как следствие, обман не успешен (Этап 4). Возможно и дальнейшее развитие событий: действия обманываемого 81 (Этап 5) оборачиваются против него самого (Этап 6). Непрототипический сценарий II предполагает пассивное поведение обманывающего 81 и, в конце концов, — успешный обман.
Представляется, что список непрототипических ситуаций обмана остается открытым для дальнейших исследований.
Основываясь на понимании категории как радиальной структуры с прототипом в центре и периферийной зоной, можно говорить о наличии категории когнитивных моделей обмана с прототипическим сценарием в центре. Таким образом, мы можем осуществить категоризацию английских идиом обмана с прототипическим сценарием ситуации обмана в центре и непрототипическими сценариями на периферии категории.
Примечания
1. Целесообразно отметить: „Слову лгать можно дать вполне обоснованное толкование на языке „дискретных семантических признаков““:
X солгал У=
X сказал нечто У-у X знал, что это неправда X сказал это, потому что хотел, чтобы У думал, что это правда [люди бы сказали: тот, кто так поступает, поступает плохо]» [Вежбицкая, 1996: 206].
2. Хотя обманывающий 81 иногда осознает, что поступает плохо, тем не менее, он скрывает свои истинные намерения. Наблюдается, так называемый, когнитивный диссонанс (проявляется здесь как конфликт интенций).
3. «Образное воплощение обжуливания, надувательства, обмана в идиомах русского и английского языков имеет в основе своей общую идею „манипу-лятивного воздействия на субъект“, которая характеризуется. нанесением вреда, ущерба субъекту» [Шаховский, Панченко, 1999: 286−287].
4. Возможно и то, что обманывающий S1 может и не осознавать того, что поступает плохо, поскольку умолчание (то есть сокрытие фактов) в моральном плане всегда меньше осуждалось, чем активный обман [Экман, 1999].
Литература
I. АРФС — Англо-русский фразеологический словарь / под ред. А. В. Кунина. — М.: Русский язык, 1984. — 944 с.
2. Болдырев Н. Н. Когнитивная семантика: курс лекций по английской филологии. — Тамбов: ТГУ, 2001. — 123 с.
3. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. -М.: Русские словари, 1996. — 416 с.
4. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. — М.: Языки русской культуры,
1999. — 780 с.
5. Ефимова Н. Н. Онтологизация концепта «риск» в английской фразеологии: дис. … канд. фи-лол. наук. — Иркутск: ИГЛУ, 2000. — 168 с.
6. Лакофф Дж. Мышление в зеркале классификаторов // Новое в зарубежной лингвистике. — М.: Прогресс, 1988. — Вып. 23. — С. 12−51.
7. КСКТ — Краткий словарь когнитивных терминов / под общ. ред. Е. С. Кубряковой. — М., 1996. -248 с.
8. Шаховский В. И., Панченко Н. Н. Национально-культурная специфика концепта «обман» во фразеологическом аспекте // Фразеология в контексте культуры / отв. ред. В. Н. Телия. — М.: Языки русской культуры, 1999. — С. 285−288.
9. Экман П. Психология лжи. — СПб.: Питер,
2000. — 272 с.
10. Kenk. — Ichicawa S., Minc T., Inui R., Rihara K., Takah S. The Kenkyusha Dictionary of Current English Idioms. — Tokyo: Kenkyusha Press, 1969. -849 p.
II. Lakoff G., Johnson M. Metaphors We Live By.
— Chicago, London: University of Chicago Press, 1980. -242 p.
12. Aldington — Aldington R. Now Lies She There. An Elegy. — Moscow: Progress Publishers, 1967. — P. 87 131.
13. Christie — Christie A. The Thirteen Problems. -Moscow: Phoenix, 1995. — 254 p.
14. Maugham — Maugham W.S. Cakes and Ale: or the skeleton in the cupboard. — Moscow: Progress Publishers, 1980. — 236 p.
Эрдынеева Дарима Дашадоржиевна — кандидат филологических наук, доцент кафедры английской филологии. 670 000, г. Улан-Удэ, ул. Сухэ-Батора, 16, факультет иностранных языков БГУ, 214 810, 89 148 343 392, e-mail: erdari@mail. ru.
Erdyneeva Darima Dashadorjievna — candidate of philology, associate professor of English philology chair of the Buryat State University. Buryatia, Ulan-Ude, 16 Sukhe-Batora st, 214 810, 89 148 343 392, e-mail: erdari@mail. ru.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой