Прототипический способ организации значений многозначного глагола lassen

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 112.2 С. А. ШОРСТОВА
ББК 81.2 Байкальский государственный университет экономики и права
ПРОТОТИПИЧЕСКИЙ СПОСОБ ОРГАНИЗАЦИИ ЗНАЧЕНИЙ МНОГОЗНАЧНОГО ГЛАГОЛА LASSEN
Рассматриваются причины существования многозначности. На основе анализа немецкого глагола lassen приводятся доводы в пользу прототипического подхода в исследовании данного лингвистического феномена.
Ключевые слова: многозначность- прототип- прототипический подход- глагол lassen.
S. A. SHORSTOVA
Baikal State University of Economics and Law
PROTOTYPICAL WAY OF ORGANIZING THE MEANINGS OF THE POLYSEMANTIC VERB LASSEN
The article deals with the reasons for the existence of polysemy. Based on the analysis of the German verb lassen there is an attempt to build up arguments for prototypical approach in the study of this linguistic phenomenon.
Keywords: polysemy- prototype- prototypical approaches- verb lassen.
Несмотря на многолетнюю историю исследований, феномен многозначности до сих пор предстает перед учеными как открытая книга. Явление многозначности в разных лингвистических источниках трактуется как наличие у одного и того же языкового знака нескольких связанных между собой значений [8].
На возможность слова иметь не одно значение указывал еще древнегреческий философ Аристотель. По его словам, одно и то же слово может означать многое, так как число слов ограничено в сравнении с многочисленными объектами и явлениями действительности [1]. Объединение значений многозначного слова в семантическое единство связывают с определенными отношениями, которые существуют на основе общих семантических ассоциаций [9]. Аналогичную мысль выдвигает Э. В. Кузнецова, которая видит многозначное слово как «пучок» нескольких семантических вариантов, значений, соотнесенных с одной лексемой. Лингвист считает, что варианты, или отдельные значения являются семантически связанными друг с другом, однако реализуются в различных контекстах. Но, несмотря на этот факт, они образуют единую внутрисловную семантическую парадигму слова [5].
Наиболее развернутое определение многозначности предлагает И. Г. Ольшанский, трактуя многозначность как способность единиц лексикона, реализуемая в процессе функционирования языка, которая проявляется в наличии у слова (его форматива) нескольких семантически взаимосвязанных значений. Они служат средством номинации объективно различных объектов и явлений и дифференцируются синтагматически (с помощью контекста) и парадигматически (на основе семасиологических оппозиций) [6].
Красной нитью в работах ученых проходит идея, что многозначность является необходимым средством экономии в языке, который в свою очередь есть результат классифицирующей и обобщающей деятельности человеческого мышления. Иначе говоря, результатом концептуализации и категоризации, которые позволяют упорядочивать, систематизировать и сортировать поступающую к человеку информацию [3], явилась многозначность и тем самым заняла особое и важное место в когнитивных механизмах языка.
Анализ различных взглядов на явление многозначности и подходов к ее исследованию дает нам право сделать вывод, что этот
© С. А. Шорстова, 2013
лингвистический феномен не просто дает слову «новую жизнь», он открывает безграничные возможности опыта взаимодействия человека в процессе жизнедеятельности. Такой взгляд на многозначность позволяет рассматривать ее и как возможность языкового знака реализовывать различные смыслы в речи, и как возможность оказывать различные воздействия на Другого с помощью одного и того же языкового знака.
Среди различных подходов, призванных доказать единство многозначного слова, наиболее активно развивается в настоящее время прототипический подход, который кардинально поменял существовавшие ранее представления о фундаментальной человеческой способности к категоризации и, тем самым, представления о человеческом мышлении в целом, поскольку любая теория мышления опирается на соответствующую теорию категоризации. В отличие от традиционного подхода теория прототипов основывается на предположении о том, что категоризация опирается как на человеческий опыт, так и на воображение, т. е., с одной стороны, на особенности восприятия, двигательной активности и культуры и, с другой стороны, на свойства метафоры, метонимии и ментальной образности.
В когнитивной лингвистике выделяют два вида прототипов: единица, которая проявляет в наибольшей степени свойства, общие с другими единицами данной группы, и единица, которая реализует свойства в наиболее чистом виде и наиболее полно, без примеси иных свойств [4]. И. К. Архипов называет данные прототипы «дальнейший» и «ближайший» соответственно [2].
Что же представляет собой значение глагола? Глагол можно назвать базовой единицей репрезентации ситуативных знаний о мире, которая включает в себя не только знание о конкретном событии, но и имплицирует его структуру, типы и характер участников. В сознании человека пропозиции, ядром которых является глагол, упорядочены определенным образом и представляют собой когнитивный сценарий. То есть способ существования глагольного значения в сознании человека — это есть абстрактная ментальная структура, являющаяся интерпретацией говорящим ситуации внеязыковой действительности как динамического про-
цесса, состоящего из совокупности эпизодов и предполагающего набор участников с закрепленными социальными ролями [7].
Чтобы представить структуру многозначного глагола как категорию прототипического характера, необходимо выделить прототипическую ситуацию, в основе которой лежат необходимые компоненты для идентификации соответствующей ситуации на уровне обыденного понятия как элемента базисного уровня познания.
Наиболее целесообразно, на наш взгляд, будет представить прототип ситуации в виде фрейма, когнитивной структуры, основанной на восприятии знаний о типических ситуациях и связанных с этими ситуациями ожиданиях, свойствах и отношениях реальных или гипотетических объектов. Формально фрейм представляют в виде структуры, состоящей из терминальных узлов, или слотов, так называемых ячеек хранения информации.
Методом анализа первого лексико-семантического варианта в 14 толковых словарях (что позволило нам гарантировать относительную объективность полученных данных) мы выделили следующие слоты, составляющие фрейм lassen: 1) субъект, который производит действие с целью воздействия на каузируемый объект- 2) действие побуждения (каузации) каузируемого объекта к совершению определенного действия для субъекта- 3) то, что хочет получить каузи-рующий субъект от каузируемого объекта в результате действия последнего- 4) каузируемый объект действия влияния (каузации), обладающий, по мнению субъекта, определенными возможностями для выполнения нужного субъекту действия- 5) инструмент, т. е. способ, с помощью которого субъект пытается добиться своей цели- 6) мотив побуждения, включающий в себя выгоду для субъекта от выполнения объектом нужного действия.
Исходя из выделенных слотов, вызывающих в сознании фрейм lassen, прототипическая конструкция с глаголом lassen выглядит так: X lasst Y Z tun, где X — субъект, Y — объект, Z tun — действие, необходимое субъекту. Следует отметить, что способ воздействия субъекта на объект раскрывается в контексте согласно полученным ролям субъекта и объекта. Так, в примере Der Lehrer lieR uns die Hausaufgabe noch einmal
Систематика значений глагола lassen на основе прототипического и непрототипического сценариев
Значе- ния Глагол Значение Синтак- сическая конструкция Прототипические слоты Непрототипические слоты Сужение / расширение Метафора
Прото- типи- ческие lassen 1 veranlassen X lasst Y Z tun 1−6 субъект — человек- объект — другой человек, организация, животное- субъект = объекту
lassen 2a erlauben X lasst Y Z tun 1, 3,4,5,6 7) желание объекта совершить определенное действие 8) действие разрешения объекту совершить определенное действие
Непро- тотипи- ческие lassen 2b erlauben X lasst Y Z 1, 3, 4, 5, 6 8 9) желание объекта совершить определенное действие, ограниченное сферами эмоций и умственной деятельностью в качестве объекта выступает только человек
lassen З herein- kommen, herausgehen X lasst Y Adv. d. Ortes 1−6 7 каузация ограниченна только на «вход» или «выход»
lassen 4 moglich machen X lasst sich Z 1, 3, 4, 5 7, 8 в качестве субъекта выступает неодушевленный предмет / абстрактное явление внеязыковой действительности
lassen 5 zustand nicht andern X lasst Z / lass Y Z (nicht) tun 1−6 употребления в сфере «неизмене-ния положения или состояния»
lassen 6 aufhoren, nicht tun X lasst (Y) Z 1−5 10) обстоятельства, заставляющие отказаться от желаемого выгоднее, чем желание выполнить действие 11) действие неразрешения объекту совершить определенное действие
lassen 7 erlauben, etwas auf bestimmte Zeit zu behalten X lasst Y Z tun 1, 3, 4, 5, 6, 8 включение компонента & lt-^ей"
machen учитель (слот 1) побуждает (слот 2) словесным требованием или угрозой плохой оценки (слот 5) учеников (слот 4) выполнить задание еще раз (слот 3), так как высокие знания учеников являются показателем хорошей работы учителя (слот 6).
Согласно выделенной нами схемы прототипического сценария, мы разграничили семь значений глагола lassen, из которых два являются наиболее соответствующими прототипу, а остальные подверглись сужению или расширению прототипического значения, а также метафорическим изменениям, что позволяет нам причислить их к непрототипическим значениям. Ограниченный объем статьи не позволяет нам представить результаты проведенного анализа подробно, потому представим их схематично (см. табл.).
Полученные нами данные еще раз подтверждают прототипическую организацию структуры многозначного слова. Лексико-семантические варианты группируются вокруг прототипа, благодаря сходствам и различиям, которые они обнаруживают. Неравнозначность значений между собой
позволяет выделить центральные, более типичные (veranlassen, erlauben), и периферийные, менее типичные (hereinkommen/ herausgehen- moglich machen- zustand nicht andern- erlauben, etwas auf bestimmte Zeit zu behalten, aufhoren, nicht tun). Значения в составе одной глагольной лексемы не имеют четких границ, носят неопределенный характер или же имеют характер переходной зоны. Их внутренняя структура обладает разнообразными характеристиками, которые организованы по принципу «семейного сходства».
Таким образом, при исследовании многозначного слова прототипический подход лучшим образом позволяет раскрыть законы мышления, которые требуют, с одной стороны, определенной стабильности категориальной системы, а с другой — достаточной гибкости этой системы для быстрой адаптации к изменяющимся обстоятельствам. Это, безусловно, является важным условием для эффективной работы человеческого мышления в постоянно меняющихся знаниях о мире и ситуациях общения.
Список использованной литературы
1. Аристотель. Об истолковании / Аристотель // Сочинения: в 4 т. — М.: Мысль, 1978. — Т. 2. -
С. 91−116.
2. Архипов И. К. Проблемы языка и речи в свете прототипической семантики / И. К. Архипов // Проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков: сб. ст. — СПб.: Изд-во РПГУ им. А. И. Герцена, 1998. — С. 5−22.
3. Костюшкина Г. М. Концептуализация опыта в языковых системах / Г. М. Костюшкина и др. // Концептуализация и категоризация в языке. — Иркутск: Изд-во ИГЛУ, 2006. — С. 4−49.
4. Краткий словарь когнитивных терминов / сост. Е. С. Кубрякова, В. 3. Демьянков, Ю. Г. Панкрац, Л. Г. Лузина — под общ. ред. Е. С. Кубряковой. — М.: Филол. ф-т МГУ им. М. В. Ломоносова, 1997. — 245 с.
5. Кузнецова Э. В. Лексикология русского языка / Э. В. Кузнецова. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Высш. шк., 1989. — 216 с.
6. Ольшанский И. Г. Лексическая полисемия в современном немецком языке (системные, коммуникативные и лексикографические аспекты): автореф. дис. … д-ра филол. наук / И. Г. Ольшанский. — М., 1991. — 36 с.
7. Плотникова А. М. Когнитивное моделирование семантики глагола (на материале глаголов социальных действий и отношений): автореф. дис. … д-ра филол. наук / А. М. Плотникова. — Екатеринбург, 2009. — 37 с.
8. Розенталь Д. Э. Словарь-справочник лингвистических терминов / Д. Э. Розенталь, М. А. Теленкова. — 2-е изд. — М.: Просвещение, 1976. — 543 с.
9. Шмелев Д. Н. Проблемы семантического анализа лексики (на материале русского языка) / Д. Н. Шмелев. — М.: Наука, 1973. — 280 с.
References
1. Aristotle. On interpretation. Sochineniya [Treatises]. Moscow, Mysl Publ., 1978. Vol. 2, pp. 91 — 116 (in Russian).
2. Arkhipov I. K. Problems of language and speech in prototypical semantics. Problemy lingvistiki i metodiki prepodavaniya inostrannykh yazykov [Problems of linguistics and methods of language teaching]. Saint Petersburg, RPGU im. A. I. Gertsena Publ., 1998. Pp. 5−22 (in Russian).
3. Kostyushkina G. M., Ozonova L. G., Popova A. A., Fedotova M. A., Fetisova S. A., Fofin A. I., Erdyneeva
D. V. Conceptualization of experience in language systems. Kontseptualizatsiya i kategorizatsiya v yazyke — Conceptualization and categorization in language. Irkutsk, IGLU Publ., 2006. Pp. 4−49 (in Russian).
4. Kubryakova E. S., Dem'-yankov V. Z., Pankrats Yu. G., Luzina L. G. Kratkiy slovar kognitivnykh terminov [The concise dictionary of cognitive terms]. Moscow, MGU Publ., 1997. 245 p.
5. Kuznetsova E. V. Leksikologiya russkogo yazyka [Lexicology of the Russian language]. Moscow, Vysshaya shkola Publ., 1989. 216 p.
6. Olshanskiy I. G. Leksicheskaya polisemiya v sovremennom nemetskom yazyke (sistemnye, kommunikativnye i leksikograficheskie aspekty). Aftoref. doct. dis. [Lexical polysemy in the contemporary German language (system, communicative and lexicographical aspects). Dr. Dis. Thesis]. Moscow, 1991. 36 p.
7. Plotnikova A. M. Kognitivnoe modelirovanie semantiki glagola (na materiale glagolov sotsial'-nykh deystviy i otnosheniy). Aftoref. doct. dis. [Cognitive modeling of verb semantics (by the example of the verbs of social actions and relations). Dr. Dis. Thesis]. Yekaterinburg, 2009. 37 p.
8. Rozental D. E., Telenkova M. A. Slovar-spravochnik lingvisticheskikh terminov [Glossary of linguistic terms]. Moscow, Prosveshhenie Publ., 1976. 543 p.
9. Shmelev D. N. Problemy semanticheskogo analiza leksiki (na materiale russkogo yazyka) [Problems of semantic analysis of vocabulary (using the Russian language as a source)]. Moscow, Nauka Publ., 1973. — 280 p.
Информация об авторе
Шорстова Светлана Александровна — аспирант, кафедра иностранных языков, Байкальский государственный университет экономики и права, 664 003, г. Иркутск, ул. Ленина, 11, e-mail: svetlana. shorstova@gmail. com.
Author
Shorstova Svetlana Aleksandrovna — post-graduate student, Chair of Foreign Languages, Baikal State University of Economics and Law, 11, Lenin Street, Irkutsk, 664 003, e-mail: svetlana. shorstova@gmail. com.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой