Кубанская школа культурологии в начале XXI в

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 008
Сергиенко Нина Леонидовна
доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой социологии и работы с персоналом Кубанского государственного технологического университета тел.: (918) 242−47−97
Борисов Борис Петрович
доктор философских наук, профессор кафедры философии и политологии Краснодарского государственного университета культуры и искусств тел.: (918) 242−47−97
Храмов Валерий Борисович
доктор философских наук, профессор кафедры философии и политологии Краснодарского государственного университета культуры и искусств тел.: (918) 242−47−97
КУБАНСКАЯ ШКОЛА КУЛЬТУРОЛОГИИ В НАЧАЛЕ XXI В.
Sergienko Nina Leonidovna
D. Phil., Professor, Head of the Social Science and Human Resources Chair, Kuban State Technological University tel.: (918) 242−47−97
Borisov Boris Petrovich D. Phil. ,
Professor of the Philosophy and Political Science Department, Krasnodar State University of Arts and Humanities
tel.: (918) 242−47−97
Khramov Valeriy Borisovich
D. Phil. ,
Professor of the Philosophy and Political Science Department, Krasnodar State University of Arts and Humanities
tel.: (918) 242−47−97
THE KUBAN CULTURAL STUDIES SCHOOL IN THE EARLY 21 CENTURY
Аннотация:
Кубанская школа культурологии молода. Ее возникновение связано с открытием аспирантуры в Краснодарском государственном университете культуры и искусств и началом деятельности диссертационного совета по специальности «теория и история культуры».
Ключевые слова:
научная школа, кубанская школа культурологии.
The summary:
The Kuban cultural studies school is young- its uprise is associated with organization of the department for postgraduate studies in Krasnodar State University of Culture and Arts, and inception of the Thesis Board with a specialization in theory and history of culture.
Keywords:
scientific school, the Kuban cultural studies school.
Как известно, нет лучшего показателя факта наличия научной школы, нежели подготовленные и защищенные диссертации. Диссертация — это совместный труд «ученика» и его научного руководителя, это выражение совместного творчества целого коллектива ученых-единомышленников, участвующих в подготовке завершающегося защитой на соискание ученой степени кандидата и доктора наук научного исследования. Каждая отдельная диссертационная работа — это своеобразная «крупица», из которой складывается «целое потока», направления в развитии науки.
Существенным условием формирования направления, в кажущейся на первый взгляд далеко не всегда в высокой степени исходно планируемой деятельности завершающихся защитой диссертационных работ научных исследований, является основание общности интересов молодых ученых и их научных руководителей. Вольно или невольно, но прежде всего именно личностная определенность интересов ученых, выступающих в качестве руководителей при подготовке кандидатских диссертаций (консультирующих подготовку докторских диссертационных исследований) и гармоничность этой определенности интересам молодых ученых становится источником появления научных школ. Научную школу нельзя просто так взять и создать, организовать «приказным порядком». Таким образом действительно возникают лишь научные учреждения, но не школы. Для того, чтобы научная школа возникла, необходим лидер, определенный в своих научно-творческих интересах ученый, передающий свои знания и умения ученикам.
Но как совместить стороны тематического единства направления в развитии науки и явление научных школ. Ведь, когда мы говорим об именно научной школе, возникает на первый взгляд удивительный феномен, в котором перекрещивается «единство лидера научной школы» и «фактическая множественность тематики», подчас даже в аспекте научных направлений создаваемых под его прямым или косвенным научным руководством исследований, причем таким образом, что оказывается трудно свести к одному общему знаменателю стороны противоположностей. Суть названной трудности заключается в том, что научная школа, формирующаяся адекватно ученому-педагогу,
не совпадает с научной школой как тематическим объединением работ, исполняющихся в масштабе некоторого научного коллектива, школой как особенным «направлением в науке».
Названное выше противоречие вполне прослеживается не только в масштабе развития науки целого государства, например в масштабе России, но также и на региональном уровне, в частности, при рассмотрении процессов развития научных исследований в Краснодарском крае.
Беря в качестве конкретного примера сферу культурологических исследований и рассматривая специфическую динамику формирования научных школ в этом направлении развития науки на Кубани, мы видим, как минимум, следующее. Исторически достаточно долгое время культурологические исследования в Краснодарском крае проводились эпизодическим образом, были слабо системными и потому в своем осуществлении не выражались в форме формирования и действия именно научных школ. Имела место научно-исследовательская деятельность отдельных ученых и даже научных коллективов, выполнявших некую заданную, допустим через госзаказ, научноисследовательскую задачу, однако к формированию действительных научных школ это, как правило, не приводило, поскольку не было (крайне редко появлялись) здесь еще таких действительных лидеров, за которыми следовали бы их «ученики», образуя устойчивую ситуацию научной школы.
Увы, не приводит к рождению именно научных школ и открытие в 1966 г. на Кубани в г. Краснодаре специализированного на проблематике культуры высшего учебного заведения — Краснодарского государственного института культуры (ныне — ФГБОУ ВПО «Краснодарский государственный университет культуры и искусств»). Возникшее образовательное учреждение высшего профессионального образования в сфере культуры, хотя и имело задачей подготовку кадров, но это были кадры не ученых, а специалистов, последние же не были именно «научными кадрами». Как результат, хотя педагогические коллективы кафедр вуза культуры и оказались, в том числе и связанными интересами совместной научно-исследовательской деятельности, это были все равно еще не «научные школы», а именно коллективы, осуществляющие разработку (как правило, плановых) научноисследовательских тем, объединенных более моментом «общего дела», нежели «школы». В таких коллективах, возникавших в основном на кафедрах вуза культуры, уже были свои исследовательски-творческие лидеры, но, не было действительно еще таких, которые в качестве прямых или косвенных научных руководителей формировали бы свои «школы».
Ситуация коренным образом меняется только тогда, когда на базе Краснодарского государственного университета культуры и искусств открывается аспирантура и начинается планомерная работа по подготовке именно научных кадров. Вместе с открытием аспирантуры в структуре кубанской культурологии появляется новый «педагогически-научный» структурный элемент, имя которому — «научный руководитель», ученый, осуществляющий планомерную деятельность по подготовке и проведению научных исследований, ориентированных на завершение квалификационной защитой в качестве кандидатских диссертаций. Только вместе с началом деятельности аспирантуры, началом планомерной подготовки научных кадров по научной специальности 24. 00. 01 — «теория и история культуры», процесс формирования научных школ на Кубани в этой области перешел из состояния «возможности» в качество положительной действительности.
Научная квалификационная диссертационная работа возникает на пересечении, как минимум, двух интересов, одним из которых является научный интерес аспиранта, будущего соискателя ученой степени, но с другой стороны — интерес, научно-исследовательские и соответственно педагогические возможности ученого, оказывающегося в положении научного руководителя. Научный руководитель, понятно, объективно не может быть «равным в своем качестве руководителя» для работ любой тематической направленности, или работ по любой из отраслей науки. И этот момент существенно ограничивает как поле деятельности ученого, так и возможности развития науки в регионе, когда далеко не по всем направлениям и не всем тематическим областям последней оказываются специалисты, интересующиеся вопросами именно в этой части научных исследований, и именно по данным определенным темам.
Аналогичная ситуация обнаруживает себя и на стороне молодых ученых, готовых заниматься научными исследованиями в рамках подготовки кандидатских диссертаций. Их собственные личные научные интересы далеко не всегда совпадает с интересами возможных и будущих их научных руководителей, с профилем диссертационных советов, в которых они будут в дальнейшем защищать свои диссертационные исследования. В результате возникновения такого рода противоречий, некоторые из будущих ученых кубанского региона поступают в аспирантуру других учебных заведений России и зарубежья, в которых они находят адекватных своим собственным научным интересам руководителей, другие же (из «колеблющихся» в аспекте окончательного определения направленности тематики своих будущих научно-квалификационных работ) осуществляют научно-творческую корректировку и приспосабливаются под ту специфику осуществления подготовки научных кадров, которая имеет место именно в условиях аспирантуры Краснодарского государственного университета культуры и искусств. Итогом названной гармонизации противоположностей исходных научных интересов «учеников» и их «научных руководителей», в конечном счете, как раз и происходит рождение научных школ, как проявления персональной научной связи между поколениями ученых. Возникает специфическая система, стержнем которой является отношение «учитель — ученики».
Однако названное отношение, несмотря на всю его очевидность и безусловность, тем не менее, является формальным показателем именно научной школы, поскольку отношение «учитель — ученик» здесь проявляется преимущественно лишь педагогическим отношением, но не выражением действительной именно научно-творческой связи. Последняя же возникает только тогда, когда базовым началом в связи «молодых ученых» и их «научных руководителей» выступает уже не фактор педагогики, но единство научного интереса, ситуация, когда осуществляемые соискателями ученых степеней исследования оказываются фактическим соавторством с исследовательскими поисками их научных руководителей. Только здесь, на пересечении не формального, а фактического научно-исследовательского интереса, только и рождается тот самый феномен науки, который называется «научной школой».
Анализируя под данным углом зрения пока еще относительно небольшой исторический срок существования при Краснодарском государском университете культуры и искусств аспирантуры, осуществляющей подготовку научных кадров по специальности 24. 00. 01 — «теория и история культуры», необходимо констатировать, что здесь уже произошло становление действительных научных школ, лидерами в которых заявили о себе профессора И. И. Горлова, В. И. Лях, Н. Г. Денисов, А. Н. Еремеева, В. Г. Торосян, В. П. Гриценко, Б. П. Борисов, В. Б. Храмов и др., под научным руководством которых готовятся и защищаются кандидатские диссертационные исследования, осуществляется научное консультирование докторских научно-квалификационных работ. Вместе с тем этот же самый относительно краткий исторический период существования послевузовского научного образования по специальности «теория и история культуры» показал также, что понятие «научной школы» лишь относительно совпадает с понятием тематической направленности научных исследований, побуждая наряду с установлением связи «молодой ученый — его научный руководитель» фиксировать и иную связь в сфере коллективного научно-исследовательского творчества, определяющуюся одновременно многоплановостью научных интересов ученых, берущих на себя ответственность по подготовке научных кадров и, с другой стороны, своеобразным «пересечением» интересов различных ученых, создающих основания к интегрированию различного уже в межсубъективное единство «направления в науке». Научные (личностно-центрические) школы интегрируются в качество общего научного направления, и в этом плане — в качество научной школы культурологии, как коллектива кубанских исследователей, осуществляющих совместную научную деятельность по целому направлению науки, совмещенную с подготовкой научных кадров. Названное единство имеет объективный характер, оно существенно интегрирует в себе деятельность профильных кафедр вуза, деятельность аспирантуры и диссертационного совета и также способно быть обозначено через понятие «научной школы», но уже в том самом смысле слова, в каком дело научных исследований открывает себя не частным, а именно общим коллективным делом. Уровнем научной школы, в котором в подготовке диссертационных исследований на соответствующих профильных кафедрах, при защите этих диссертационных работ в диссертационных советах и т. д. в дело осуществления научных исследований оказываются вовлеченные ученые, образующие уже действительный научноисследовательский коллектив, что объективно переводит «частноперсональное научное исследование» в разряд «коллективного дела-творчества», а понятие научной школы наполняется содержанием уже не персональной деятельности ученого, выступающего в качестве лидера названной школы и научно-исследовательской деятельности его «учеников», а содержанием коллективной деятельности, в масштабе которой лидерство уже теряет свой абсолютный характер, обретает качество относительности, связанности с фактором фактически коллективного осуществления научноисследовательской деятельности.
Названный фактор превращения из прямой непосредственной связи в связь поколений ученых в масштабе осуществления научной школы в связь косвенную, опосредованную другими учеными, условиями пересечения научных интересов различных ученых и фактически их групповой деятельности в сфере науки, еще более обостренно заявляет о себе тогда, когда мы рассматриваем отношения между «лидером научной школы» и его «учениками-последователями» через призму времени, в котором бывшие «ученики» обретают самостоятельность научного развития и нередко, пройдя некоторый путь относительно самостоятельного научного развития, выходят на следующий уровень, заявляя о себе уже диссертациями докторского квалификационного уровня.
В данном движении, безусловно, мы обнаруживаем явление относительно слабеющих нитей сформировавшихся на уровне аспирантуры научных связей между «ученым» и его «научным руководителем», связь эта теряет формальный характер, однако она сохраняется и подчас даже укрепляется именно в том содержательном отношении, каком утвердившие свою научную квалификацию в качестве кандидатов наук ученые продолжают занятия наукой, утверждают себя в научной деятельности, публикуют результаты своих исследований и постепенно выходят на уровень подготовки и защиты диссертационных работ докторского квалификационного уровня. Научная школа, сформировавшаяся в период обучения в аспирантуре, здесь продолжает свое становление и развитие, прирастая подсистемами в виде новых и новых поколений ученых, для которых уже непосредственными научными руководителями являются теперь уже ученики маститых профессоров, сами ставшие научными руководителями.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой