Кулики северного Сахалина в условиях интенсивного освоения шельфа

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

могут происходить из-за погодных условий, например больших снегопадов. Как раз со вторым фактором мы связываем данный случай откочёвки канюков на равнину. За несколько дней до этого в горах прошёл циклон, сопровождавшийся обильными осадками.
Литератур а
Страутман Ф. И. 1954. Птицы Советских Карпат. Киев: 1−331.
ю ^
ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2015, Том 24, Экспресс-выпуск 1203: 3756−3764
Кулики северного Сахалина в условиях интенсивного освоения шельфа
А. Ю. Блохин, И.М. Тиунов
Второе издание. Первая публикация в 2008*
Освоение природных ресурсов сахалинского шельфа продолжается, охватывая новые территории (рис. 1). В этих условиях интересно проследить влияние развития нефтегазового комплекса на пролётных и гнездящихся куликов Сахалина, особенно редких и охраняемых видов. Многолетние наблюдения включают начальный период освоения побережья северного Сахалина (1988−1991 годы), этап проектировочных изысканий (1999−2001) и время интенсивного строительства объектов и инфраструктур (с 2002—2006). Непосредственное участие авторов в экологических исследованиях проекта «Сахалин-1» позволило детально наблюдать динамику развития событий и влияние происходящих процессов на птиц и, в частности на куликов, составляющих ядро орнитофауны региона.
Материал и методика
На основании материалов прошлых лет в 2005—2006 годах проведён мониторинг состояния птиц и среды их обитания. В условиях возрастающих темпов освоения новых территорий и увеличения площадей, вовлечённых в хозяйственный оборот, наблюдается быстрое сокращение немногочисленных участков естественных, нетрансформированных местообитаний куликов (рис. 1). В 2006 году мониторинг проводили с мая по ноябрь. Районами исследования на северо-востоке Сахалина стали заливы Чайво, Астох и Пильтун. Сведения получены во время проведения автомобильных, лодочных и пеших маршрутов. Основной материал собран
* Блохин А. Ю., Тиунов И. М. 2008. Кулики северного Сахалина в условиях интенсивного освоения шельфа //Достижения в изучении куликов Северной Евразии: материалы 7-го совещ. по вопросам изучения куликов. Мичуринск: 13−18.
на 152 пеших маршрутах общей протяжённостью около 1300 км и на 114 площадках, где в течение 335 ч проводились наблюдения за птицами. Распределение и численность куликов установлена на пеших маршрутах (Равкин 1967) с последующим пересчётом числа особей на 1 км² и путём абсолютного учёта птиц, токующих самцов, гнездовых пар для небольших территорий или учётных площадок. Проводилось картирование гнёзд, гнездовых участков, встреч редких видов куликов. Для получения точных данных привязки объектов использовался навигатор GPS.
Результаты и обсуждение
Рассматривая проблемы существования гнездящихся куликов на севере Сахалина, в качестве наглядного примера используем информацию по состоянию дел на заливе Чайво, где возведён и начал функционировать береговой комплекс добычи нефти и газа (рис. 2). На примере состояния отдельных видов будет проведена общая оценка воздействия на куликов развития нефтегазового комплекса в регионе.
Рис. 1. Существующие и строящиеся трубопроводы Рис. 2. Существующие и строящиеся
на Северном Сахалине. трубопроводы в районе залива
Чайво: линии — трубопроводы- ¦ - объекты добычи и переработки природного сырья.
Значительная часть гнездового ареала ряда куликов находится в зоне «освоения» или утрачена. В эту группу входят малый зуёк Cha-radrius dubius, фифи Tringa glareola, охотский улит Tringa guttifer, травник Tringa totanus, длиннопалый песочник Calidris subminuta и сахалинский чернозобик Calidris alpina actites. Перевозчик Actitis hypo-
leucos и бекас Gallinago gallinago не испытывают дефицита мест гнездования, и «освоение» не оказывает на них существенного влияния. Не определена степень воздействия на редких, нерегулярно гнездящихся в регионе куликов, таких как круглоносый плавунчик Phalaropus lo-batus и турухтан Philomachus pugnax, занесённых в Красную книгу Сахалинской области, а также черныш Tringa ochropus, большой улит Tringa nebularia, вальдшнеп Scolopax rusticola, большой веретенник Limosa limosa. По-прежнему фауна гнездящихся куликов насчитывает 14 видов.
Сохраняется в течение всего периода наблюдения — более 19 лет (с 1988 года) статус относительной численности гнездящихся куликов как результат отношения отдельных видов к изменениям окружающей среды. Происходящие перемены грозят изменению статуса ряда видов в ближайшее время.
Charadrius dubius. Этот вид, состояние которого оставалось стабильным за всё время наблюдений, в первую очередь может стать малочисленным или редким (см. таблицу). Гнездится на морском побережье, включая Чайво и другие заливы северного Сахалина. Сооружение комплекса сопровождалось строительством временных дорог на морском побережье, а также активным использованием литорали во время отлива для передвижения техники и грузов на всём протяжении береговой полосы залива Чайво с морской полосы. Пострадали от сейсмических, геодезических и других инженерных работ прибрежные дюны и песчаные пляжи.
Динамика изменения численности гнездящихся куликов на заливе Чайво
Вид Относительная численность Тенденция изменения численности вида
1988−1991 годы 1999−2004 годы 2005−2006 годы
Charadrius dubius Обычный + + 4
Tringa ochropus Редкий — I 4
Tringa glareola Многочисленный I I 4
Tringa nebularia Редкий — 4 I
Tringa guttifer Малочисленный 4 I 4
Tringa totanus Многочисленный I I 4
Actitis hypoleucos Обычный + +
Phalaropus lobatus Редкий — I I
Philomachus pugnax Редкий — I 4
Calidris subminuta Малочисленный + + +
Calidris alpina actites Малочисленный + + +
Gallinago gallinago Многочисленный + + +
Scolopax rusticola Редкий 4 I I
Limosa limosa Редкий — I I
Обозначения: (-) — вид отсутствовал на гнездовании- (+) — стабильная численность с незначительными колебаниями- | - естественные годовые колебания численности- | - снижение численности- | - увеличение численности.
Всё это привело к процессам ветровой и водной эрозии, уничтожению почвенного и растительного покрова и размыванию морем многокилометровой береговой полосы на десятки, а в ряде мест и сотни метров. Фактор постоянного беспокойства в сочетании с усилением хищничества со стороны лисиц, бродячих собак, чаек и врановых птиц, численность которых существенно выросла, во многом и определяет результаты гнездования многих видов птиц, включая куликов. Разрушение и трансформация местообитания малого зуйка на фоне беспокойства и хищничества привели к исчезновению вида на большей части побережья. Всего наблюдали трёх малых зуйков 19 и 20 мая и одну особь 6 июня 2006. В гнездовой период, где прежде гнездилось 24 пары на 10 км побережья, вид более не отмечался (Blokhin 1998). Подобная неблагоприятная для вида картина складывается на других заливах, где развёрнуты работы, а побережье используется в качестве транспортных дорог.
Tringa ochropus. Редкий гнездящийся вид, занесённый в Красную книгу Сахалинской области. Гнездился на реке Вал на значительном удалении от залива Чайво (Нечаев 1991). После сильных пожаров 1990-х годов отмечен на побережье залива с 1999 года. В устье реки Эвай численность вида в июне 2000 года составляла 3.3 ос. /км2. Уничтожение сплошных таёжных массивов способствовало расселению вида и незначительному увеличению его численности в гнездовой период. Увеличение числа просек, лесных дорог, сейсмических профилей, гарей, изменение водотока и гидрорежима ручьёв и рек в ряде мест способствовало увеличению мест, пригодных для гнездования черныша. Дальнейшее увеличение фактора беспокойства, активности транспорта, механизмов и людей привело к исчезновению вида из ряда занятых участков и быстрому снижению его численности. В 2005—2006 годах в гнездовой период черныш не встречался.
Tringa glareola. Один из самых многочисленных видов, населяющий широкий спектр биотопов северного Сахалина и залива Чайво. Этому фоновому виду свойственны существенные колебания численности, связанные с межгодовыми флуктуациями погодно-климатиче-ских характеристик гнездового сезона и обводнённости гнездовых территорий. Численность гнездящихся пар колеблется в широких пределах, в зависимости от места гнездования, и составляла 1. 0−20 ос. /км2 в период 1988—1991 годов. В 1999—2004 годах отмечено увеличение плотности гнездования фифи на некоторых участках, где в благоприятные сезоны она достигала 4−70 ос. /км2. В июне 2006 года численность фифи снизилась до уровня 1991 года и не превышала 6. 3−23.3 ос. /км2. Основной причиной ухудшения ситуации является разорение гнёзд четвероногими и пернатыми хищниками.
Tringa nebularia. Редкий вид, гнездившийся в районе исследова-
ния в 1975—1976 годах (Нечаев 1991). В 1988—1991 годах на заливе Чайво на гнездовании не обнаружен. В это время наблюдалось усиленное промышленное освоение территории на фоне ежегодных лесных пожаров. Восстановление популяции происходило в 1992—1998 годах во время экономического спада. Появление больших улитов, обнаруженных в гнездовой сезон на заливе Чайво в 1999 году, сопровождалось снижением численности вида в последующие 5 лет (до 2004 года). Появлению птиц в местах прежнего гнездования способствовал период промышленного застоя в регионе, уменьшение населения и сворачивание хозяйственной деятельности в 1992—1998 годах. В 2005—2006 годах отмечен незначительный рост числа встреч большого улита в гнездовых биотопах на фоне заметного снижения встреч охотского улита. Возможно, эти виды могут конкурировать друг с другом при явном дефиците мест гнездования, в которых оба вида соседствуют.
Tringa guttifer. Малочисленный гнездящийся вид побережий северного Сахалина. История исследования динамики численности вида в недавнем прошлом показывает, что под влиянием различных причин охотский улит становился редким, исчезал или вновь наращивал численность и заселял новые участки. Как отмечали исследователи (Нечаев 1991- Блохин, Кокорин 2002), на заливе Чайво вид гнездился в 1975—1976 годах, но в 1983 году наблюдали снижение числа гнездящихся пар, а в 1984—1985 годах охотский улит полностью исчез. Помимо естественных причин колебания численности этого вида, основное негативное влияние в этот период оказали покосы трав в пойменных участках, которые практиковались в широких масштабах до начала 1980-х годов. Прекращение регулярных покосов привело к резкому изменению выводковых мест, где сегодня наблюдается заболачивание, закочкаривание и зарастание травостоем заливных и приморских лугов. На адаптацию охотского улита к новым условиям обитания, на смену сукцессий, постепенно восстанавливающих естественный облик поймы, потребовалось 15 лет. Пожары и колебания уровня воды в пойменных участках также повлияли на состояние вида. Падение численности охотского улита, продолжавшееся до конца 1990-х, в 1999 году прекратилось, и наметился подъём, который продолжался до 2004. Вновь местообитания вида подверглись различной степени трансформации, усилился фактор беспокойства, возросла конкуренция за гнездовые и выводковые биотопы со стороны большого улита и большого веретенника. Влияние перечисленных причин в сочетании с естствен-ными факторами привело к быстрому снижению численности гнездящихся пар и сокращению участков гнездования в 2005—2006 годах.
Tringa totanus. Многочисленный гнездящийся вид северного Сахалина. Численность вида не оставалась стабильной: с момента обнаружения колоний в ряде мест залива Чайво в 1975—1976 годах (Нечаев
1991) их численность к периоду 1988−1991 годов увеличилась в 2 раза. Прекратившиеся покосы позволили травнику увеличить численность колоний. В 1999—2004 годах, несмотря на некоторые колебания под действием естественных причин, численность вида оставалась неизменной. В 2005—2006 годах наметился спад численности птиц в колониях. Население крупных колоний (более 15−20 пар) сократилось в 2 раза, мелкие колонии и одиночные поселения сохранились. Гибель кладок и птенцов — основная причина снижения численности птиц больших колоний, привлекающих хищников.
Actitis hypoleucos. Обычный, широко распространённый вид, гнездящийся по берегам рек и других водоёмов. До настоящего времени местообитания вида оставались практически не затронутыми техногенными процессами и численность гнездящихся пар сохраняется неизменной, несмотря на сильный фактор беспокойства и пресс хищников.
Phalaropus lobatus. Редкий, нерегулярно гнездящийся вид. До 1999−2004 годов не встречался в гнездовых биотопах в летний сезон. В обозначенный период отмечены круглоносые плавунчики, встречавшиеся в гнездопригодных биотопах. В 2005—2006 годах отмечен рост численности вида в гнездовых местообитаниях, и 1 августа встречен самец с выводком из 3 молодых на прибрежном озере залива Чайво.
Philomachus pugnax. Редкий, нерегулярно гнездящийся вид. В 1988—1991 годах не встречался в гнездовых биотопах в летний сезон. В период 1999—2004 годов отмечены немногочисленные особи, которые встречались в гнездопригодных биотопах в летний период. В 20 052 006 годах отмечена только одна особь 4 сентября на пролёте.
Calidris subminuta. Малочисленный гнездящийся вид северного Сахалина. Населяет приморские низинные участки болот, поросшие мохово-травянистым покровом и кустарничками карликовой ивы и берёзки. Дефицита мест гнездования не отмечено. За весь период наблюдения существенных колебаний численности гнездящихся птиц, уменьшения числа мест гнездования, значительного перераспределения птиц нами не зафиксировано. Плотность гнездящихся пар соответствует площади гнездопригодных территорий.
Calidris alpina actites. Малочисленный гнездящийся вид побережья северо-восточного Сахалина. Наблюдается явный дефицит мест гнездования. Площадь тундроподобных участков — мест гнездования сахалинского чернозобика, не превышает 200 км² и ежегодно сокращается (Блохин и др. 2004). При самом тщательном обследовании местообитаний чернозобика не отмечено снижения числа гнездящихся пар за весь период исследования. Сокращение гнездовых территорий привело к увеличению плотности гнездящихся птиц на сохранившейся площади. На контрольном участке в районе сооружения объектов буровой, дороги и трубопровода, где прежде располагались гнездовые
участки, вид утратил не менее 3.5 км2. Строительство трубопровода в 2006 году потребовало изъятия 1.5 км2 гнездовых местообитаний на смежном участке. В 2006 году общая исследованная площадь, заселённая чернозобиком, на которой гнездилось 138 пар, составила 4.5 км2 и включала 23 площадки (от 1 до 75 га). На каждой из выделенных площадок гнездилось от 1 до 25 пар. Таким образом, чернозобик лишился на этом участке 53% гнездовой территории, или 2. 5% от площади гнездового ареала. Фактор беспокойства оказывает на чернозобика меньшее влияние, чем пресс хищников, разоряющих гнёзда и уничтожающих птенцов и взрослых птиц в период гнездования.
Gallinago gallinago. Многочисленный гнездящийся и широко распространённый вид Сахалина. Широкий выбор разнообразных гнездовых территорий позволяет бекасу поддерживать стабильную численность даже при неблагоприятных условиях (в засушливые сезоны). Незначительные естественные колебания численности, фактор беспокойства и хищники не оказывают на этого кулика заметного воздействия. Всё время наблюдений вид населяет постоянные участки гнездования и его численность остаётся стабильной.
Scolopax rusticola. Редкий гнездящийся вид северного Сахалина. Обитатель мелколиственных и смешанных лесов по долинам рек и ручьёв. Пожары, охватившие большие площади северного Сахалина в 1990-х годах, заметно сократили площади биотопов гнездования вальдшнепа и его численность. В 1999—2004 годах численность вида начала стабилизироваться. На морском побережье залива Чайво зафиксирована одна встреча кулика 15 августа 1999. Зарастание гарей мелколиственными лесами и кустарниками на месте таёжных лесов, увеличение сети дорог, просек и профилей в лесных массивах способствовало увеличению гнездопригодных участков и привлечению птиц в эти районы. У Аэропорта «Ноглики» 6 июля 2006 наблюдали тягу вальдшнепа вечером над посёлком. Главное свидетельство существования жизнеспособной популяции вальдшнепа (и описанные изменения численности) — это ежегодная добыча охотниками птиц в Ногликском районе, по отчетам охотуправления.
Limosa limosa. Редкий гнездящийся вид региона. В период 19 881 991 и в 1999—2003 годов встречались только особи, совершающие летние кочёвки, гнездящихся птиц в 2004 году не наблюдали. В первой декаде июня 2006 года в устье рек Большой Гаромай и Малый Гаро-май встречены пары и одиночные особи (всего 8 веретенников). Самцы активно токовали. Результат попытки гнездования не известен.
На основании проведённых исследований состояния куликов и среды их обитания на заливе Чайво, где сооружённые объекты вступают в стадию эксплуатации, выяснены пространственные реакции куликов. Установлено, что в результате многолетних техногенных воз-
действий различного рода, ухудшение условий обитания и уменьшение численности наблюдается у 6 видов. Без существенных изменений сохранились местообитания 3 видов, численность которых оставалась стабильной. Площадь гнездовых территорий одного вида (чернозобика) сократилась, численность сохранилась за счёт увеличения плотности гнездования пар. Заселение новых территорий и незначительное увеличение численности отмечено у 4 редких, нерегулярно гнездящихся, видов.
В общих чертах ситуация, сложившаяся на заливе Чайво, свойственна заливам Пильтун, Ныйский, Набиль, Луньский, где на разных стадиях можно наблюдать претворение в жизнь нефтегазовых проектов на шельфе Сахалина. Учитывая значительную схожесть ландшафтов, растительности и орнитофауны региона, легко представить современное состояние населения куликов и среды их обитания для любого участка северного Сахалина в ближайшее время.
Реакция пролётных, кочующих и залётных видов куликов на побережье и заливах северного Сахалина выражается в уменьшении количества скоплений и падении численности птиц в скоплениях. Наблюдается значительное уменьшение максимальной численности скоплений куликов и сокращение времени существования многочисленных скоплений птиц, которые быстро рассеиваются под влиянием повсеместного возрастающего фактора беспокойства со стороны людей и всевозможной техники. Разнообразные источники загрязнения среды и деградация пищевой продуктивности биотопов, которые населяют кулики-мигранты, оказывают дополнительное негативное воздействие на птиц.
заключение
Мониторинг распределения гнездящихся куликов выявил реакции отдельных видов на техногенные воздействия и степень трансформации гнездовых местообитаний, «уровень терпимости» для каждого вида. Мониторинг численности населения гнездящихся видов выявил значительные перемены плотности гнездования ряда видов (охотский улит, травник и сахалинский чернозобик), в то же время отмечена относительная стабильность численности гнездования перевозчика и бекаса. Частичное или полное уничтожение гнездовых местообитаний на заливе Чайво поставило на грань исчезновения малого зуйка, име в-шего стабильное положение весь период наблюдения. Наибольшее опасение вызывает состояние сахалинского подвида чернозобика, гнездовой ареал которого полностью попадает в зону освоения. Редкий подвид может исчезнуть из-за отсутствия мест гнездования.
Отмечено сокращение участков отдыха и кормёжки мигрирующих птиц из-за деградации биотопов и усиления фактора беспокойства.
Уменьшение численности скоплений и перераспределение куликов на территории залива Чайво и соседних заливов — наиболее существенные перемены, которые можно наблюдать во время кочёвок и сезонных миграций.
Проведённые исследования показали, что наиболее сильное воздействие испытывает северо-восточное побережье Сахалина, где расположены месторождения и сооружаются морские и береговые объекты. Северо-западное побережье испытывает воздействие средней степени от функционирования существующих трубопроводов и сооружения новых магистралей. Наименьший уровень воздействия отмечен на северном побережье Сахалина (полуостров Шмидта), где морские месторождения находятся в стадии разработки и на побережье осуществляются только проектные изыскания.
Литер атур а
Блохин А. Ю., Кокорин А. И. 2002. Охотский улит на северо-востоке Сахалина // Изучение куликов Восточной Европы и Северной Азии на рубеже столетий: Материалы 4-го и 5-го совещ. по вопросам изучения и охраны куликов. М.: 82. Блохин А. Ю., Кокорин А. И., Тиунов И. М. 2004. Современное состояние популяции чернозобика на северо-востоке Сахалина // Кулики Восточной Европы и Северной Азии: изучение и охрана: Материалы 6-го совещ. по вопросам изучения и охраны куликов. Екатеринбург: 21−25. Нечаев В. А. 1991. Птицы острова Сахалин. Владивосток: 1−748.
Равкин Ю. С. 1967. К методике учёта птиц лесных ландшафтов // Природа очагов клещевого энцефалита на Алтае. Новосибирск: 66−75. Blokhin A.Y. 1998. Breeding wader populations on the marine coasts of north-eastern Sakhalin // International Wader Studies 10: 221−224.
Ю ^
ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2015, Том 24, Экспресс-выпуск 1203: 3764−3765
Материалы по гнездовой биологии щёголя Tringa erythropus
П.С. Томкович
Второе издание. Первая публикация в 1973*
Гнездовая биология щёголя Tringa erythropus изучена недостаточно (Гладков 1951, Козлова 1961). Наши материалы собраны в окрестностях посёлка Берелях (Аллаяховский район Якутской АССР), на границе тундры и лесотундры.
* Томкович П. С. 1973. Материалы по гнездовой биологии щёголя // Фауна и экология куликов. М., 1: 95−96.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой