Фолклендская война: 30 лет спустя

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 341. 92 (82+410)
А. Г. Спицын
канд. истор. наук, проф. каф. теории и истории международных отношений ИМО и СПН МГЛУ- e-mail: aspitsyn@mail. ru
ФOЛКЛЕНДСКАЯ ВОЙНА: 30 ЛЕТ СПУСТЯ
В статье рассматривается история возникновения территориального спора между Великобританией и Аргентиной, причины и обстоятельства возникновения их вооруженного столкновения в зоне Фолклендских островов в 1982 г., анализируются международные и внутриполитические факторы, сопровождавшие этот конфликт, а также современное состояние этого конфликтного региона.
Ключевые слова: Фолклендская война- Рональд Рейган- Маргарет Тэтчер- Организация Американских государств (ОАГ) — НАТО- Договор о взаимной помощи Рио-де-Жанейро- Движение неприсоединения- доктрина «континентальной безопасности" — социально-политические изменения в Латинской Америке XXI в.
В 2012 г. исполнилось 30 лет с начала вооруженного столкновения Великобритании и Аргентины за Фолклендские (Мальвинские) острова. В 1980—1983 гг. автор статьи работал в Аргентине и мог наблюдать развитие конфликта со стороны одного из его участников, как говорят юристы, «in situ».
Политический режим, установленный в Аргентине в результате военного переворота 1976 г., имел схожие характеристики с чилийской диктатурой генерала А. Пиночета. В области экономики проводился курс, в значительной мере близкий к тому, который разработали «мальчики из Чикаго"1.
В результате искусственно завышенного курса национальной валюты месячная зарплата обычного аргентинского инженера составляла в этот период 5−6 тыс. долл. США, и в мире мало было стран, где значительная часть населения имела такие возможно-
1 Чикаго-бойз («чикагские мальчики») — группа экономистов 70-х гг. XX в., работавших во время режима А. Пиночета с целью построения экономики «свободного рынка» в Чили и децентрализации ее экономикополитической системы. Приставка Чикаго- возникла из-за того, что в 1956 г. эта Школа подписала трехлетнюю программу тесного сотрудничества с экономическим факультетом Чикагского университета, в то время возглавляемым лауреатом Нобелевской премии Милтоном Фридманом, автором концепции «шоковой терапии».
сти для международных путешествий. Уровень цен в стране был настолько высоким, что аргентинцам было дешевле приобретать товары и проводить отпуск в США, Европе, Южной Африке или Японии, нежели у себя в стране. Чашка кофе в обычной «забегаловке» Буэнос-Айреса стоила 3 доллара — в то время высокая цена даже для европейских стран. Таким образом, стоявшие у власти военные поставили цель модернизации промышленности, облегчая импорт передовых технологий из-за рубежа, но в реальности результаты политики «национальной реорганизации» оказались иными.
Тысячи аргентинцев, пользуясь выгодным обменным курсом национальной валюты, бросились путешествовать по миру, тратя валюту за рубежом. Ежегодно за границу «утекали» миллиарды долларов. В то же время главные экспортные отрасли страны, прежде всего мясоперерабатывающая и зерновая, терпели убытки.
Постоянно действовавшее в стране военное положение позволяло заключать под арест и содержать под стражей без суда и следствия любого «нарушителя» общественного порядка. Именно в этот период тысячи аргентинцев (по некоторым данным, до 30 тыс. чел.) «пропали без вести», а их родственники пытаются выяснить судьбу своих родных и близких до сих пор. При таком социальном «порядке» все акции протеста жестко подавлялись, деятельность политических партий была приостановлена.
Но экономического «чуда» в Аргентине, в отличие от Чили, не произошло, и уже в начале 1980-х гг. военный режим оказался в тяжелейшем экономическом и социально-политическом кризисе.
В декабре 1981 г. военная хунта Аргентины назначила новым президентом страны генерала Гальтиери, возглавлявшего правое, проамериканское, крыло вооруженных сил. Генерал Гальтиери был известен в армии как активный участник борьбы против «подрывных сил», утверждавший, что осложнения в аргентино-американских отношениях носили «конъюнктурный характер, как это бывает в «большой семье»» [4, с. 29]. Проявлением решительного блокирования с политикой США Гальтиери и стоявшей за ним группировкой были его призывы к другим латиноамериканским военным к совместным с Вашингтоном действиям против «наступления марксизма». Примечательно, что при выборе кандидатов на пост министра иностранных дел основным условием, которое поставил новый президент страны генерал Гальтиери, была жесткая позиция в отношении пограничных проблем.
Катастрофические последствия правления военных с особой силой проявились в конце 1981 — начале 1982 гг. «Молчаливое большинство» населения, занимавшее в начальный период процесса «национальной реорганизации» выжидательную позицию, переходило к открытым и массовым акциям протеста. 30 марта, накануне высадки аргентинских войск на Фолклендах, в Буэнос-Айресе и других городах по призыву профсоюзов прошли мощные демонстрации. Впервые с марта 1976 г. (когда в результате государственного переворота к власти пришла военная хунта) народные массы вышли на улицы, чтобы заявить свой протест против антинациональной политики.
Необходимо было принимать срочные решения, которые бы позволили снять нараставшую социальную напряженность.
Территориальный спор вокруг Фолклендских островов давно уже осложнял отношения Аргентины с Великобританией и в этот период приобрел особую остроту. История конфликта, как и других ему подобных, достаточно сложная.
Фолклендские (Мальвинские) острова были открыты в 1520 г. участниками экспедиции испанца Фернандо Магеллана, который искал выход к Тихому Океану. Архипелаг состоит из двух крупных (Гран Мальвина и Соледад), а также 200 более мелких островов. Английский мореплаватель Джон Дэвис, вероятно, является первым, кто вступил на территорию островов в 1592 г. В 1620 г. британский капитан Джон Стронг прошел через пролив, разделяющий острова, и назвал их Фолклендами по имени одного из английских висконтов. В 1764 г. французские поселенцы из местечка Сен Мало (отсюда и другое название архипелага — Malvinas o Malouines) устроились на восточных Мальвинах, а английские эмигранты — на западной части островов.
В 1770 г. Испания выкупила французскую часть, а в 1774 г. выдворила и англичан. Некоторое время спустя после освобождения от власти испанской короны (1816) Аргентина учредила на островах собственную администрацию (1829). Но в 1833 г. Великобритания взяла под свой контроль архипелаг, а позднее, в 1892 г., объявила его своей «заморской территорией». С тех пор острова надолго превратились в предмет территориального спора между двумя странами. Аргентинские претензии основаны на «праве наследования» этих территорий от Испании, требованиях деколонизации (Резолюция
ООН от 1960 г.), британские же — на принадлежности архипелага к заморским владениям Великобритании. Важным обстоятельством является и то, что острова населены англоговорящими келперами (в 1982 г. — по разным данным от 1500 до 1800 человек).
Операция по «восстановлению суверенитета» планировалась военным режимом Аргентины на начало зимы — май-июнь 1982 г., когда климатические условия Южной Атлантики значительно осложнили бы ведение возможных ответных военно-морских операций со стороны Великобритании. Однако некоторые события ускорили принятие решения о начале высадки. 19 марта 1982 г. четыре десятка аргентинцев высадились на острове Южная Георгия фшпв «Е1 С1агт», В.А., 12. 12. 81). По официальной версии аргентинского правительства, это были «сборщики металлолома», которые должны были демонтировать старую китобойную базу. По английской -переодетые военные, которые водрузили на главном флагштоке аргентинский флаг, не обращая внимания на удивление окрестных жителей и протесты чиновников. В иных обстоятельствах происшедшее не имело бы особых последствий, но на этот раз развитие событий пошло по сценарию генерального штаба и с одобрения МИД Аргентины. По признанию главы военной хунты генерала Гальтиери, министр иностранных дел того времени Коста Мендес заявил: «Надо действовать, другого шанса не будет» (В^е\$ 1а «Gente», В. А. -№ 8, ЛЫетЬге 1983, — Р 14).
2 апреля 1982 г. на Мальвинских островах была десантирована аргентинская военная группировка численностью 2,5 тыс. человек, которая захватила столицу Фолклендских островов Порт-Стэнли и объявила о «восстановлении суверенитета» Аргентины.
На следующий день генерал Гальтиери появился на балконе Дворца правительства «Каса Росада» на Майской площади Буэнос-Айреса при стечении десятков тысяч рукоплескавших ему аргентинцев. В свое время только популистский лидер Хуан Доминго Перон собирал такие восторженные толпы сторонников. Казалось, цель военных была достигнута: социальная напряженность переориентирована на решение общенациональной «территориальной проблемы» — овладение Мальвинскими островами. Аргентинские военные рассчитывали, что Маргарет Тэтчер, занятая решением внутриполитических проблем, воздержится от военных операций далеко за пределами Великобритании.
Но в стане противника события развивались совсем иначе. «Железной леди» также была нужна «маленькая победоносная война». Анализируя обстоятельства принятия государственных решений высшего порядка, связанных с риском человеческих жертв и определением выгод и издержек таких решений, любопытно проследить динамику нараставшего конфликта. Первоначально инцидент в Южной Атлантике вообще не принимался во внимание как фактор, могущий подорвать безопасность международной обстановки. Когда представитель Великобритании в ООН сэр Энтони Парсон попытался 1 апреля 1982 г. (т. е. за день до падения Порта-Стэнли) вынести на рассмотрение вопрос о возможном вторжении, члены Совета безопасности посчитали, что их просто разыгрывают [3]. Министр обороны Великобритании Террис Левайн находился в Новой Зеландии, министр иностранных дел Питер Каррингтон — в Израиле. Единственным сторонником решительных ответных акций стал первый морской лорд, командующий военно-морским флотом Великобритании Генри Линч. Важно отметить, что и в Аргентине главы ВМС традиционно были наиболее агрессивно настроенными представителями Вооруженных Сил. Главе правительства великой морской державы Маргарет Тэтчер было достаточно и этой поддержки [5].
Заседание палаты общин 3 апреля 1982 г. стало первым с момента Суэцкого кризиса 1956 г., когда нижняя палата парламента собралась в субботний день. В тревожной предгрозовой атомосфере М. Тэтчер заявила, что «впервые за многие годы британская суверенная территория подверглась нападению со стороны иностранного государства. Первоочередной задачей правительства является освобождение данных островов от оккупации и возвращение их под контроль британской администрации в кратчайшие сроки» [3, с. 269]. Получив поддержку парламента, «железная леди» впервые могла поставить себя на одну ступеньку с кумиром всей жизни — Уинстоном Черчиллем. В тот же день, 3 апреля 1982 г., Совет Безопасности ООН принял Резолюцию 502, в которой также потребовал вывести аргентинские силы с островов. Резолюция получила 10 голосов «за» и 1 голос «против» (Панама, где тогда правил полковник Норьега), 4 страны воздержались (включая СССР).
Лозунги «противостояния агрессии» и «национального интереса» заставили забыть о последствиях тэтчеровской экономической политики и объединили Великобританию. Несмотря на то, что
большинство подданных британской короны впервые услышали о существовании Фолклендских островов (согласно опросам общественного мнения, около 60% жителей Великобритании понятия не имели, где расположен «злополучный» архипелаг) и искали на карте мира его месторасположение, всеобщая поддержка действиям консервативного правительства, рейтинг которого накануне пребывал в этот момент в самом плачевном состоянии, была обеспечена.
В зону конфликта срочно была направлена британская военноморская армада в составе двух авианосцев — «Гермес» и «Непобедимый» с самолетами вертикального взлета «Хэриэр» общей численностью около 28 тыс. человек. В Атлантике к двум авианосцам присоединились эсминцы, миноносцы, фрегаты, четыре подводные лодки, а также гордость гражданского флота — корабль «Королева Елизавета II». Появление этой мощной флотилии в Южной Атлантике в зоне Фолклендов зависело лишь от ее скорости и расстояния (8 тыс. морских миль), которое предстояло преодолеть.
Для США обострение отношений между их главными союзниками — Великобритании по НАТО и Аргентины по Договору о взаимной помощи Рио-де-Жанейро (ТИАР) представляло серьезную военнополитическую проблему. «Наше положение очень трудное, потому что мы дружим с обеими сторонами», признавался Рональд Рейган (Lapropuesta estadounidense, Diario «Granma», La Habana, 3.4. 1982). Пока британский флот направлялся к зоне конфликта, госсекретарь США А. Хейг проводил время в длительных трансконтинентальных перелетах по маршруту Вашингтон-Буэнос-Айрес-Лондон и обратно, пытаясь добиться вывода аргентинских войск. Однако все варианты решения спора, предложенные А. Хейгом, которые в качестве первоочередного условия выдвигали требования отвода аргентинских войск с архипелага, а также передачу США функций гаранта соглашения, не могли быть приняты даже проамерикански настроенным руководством Аргентины, так как предполагало его столкновение с «внутренним фронтом» (The New York Times, 19.5. 1982). Для военной хунты пути назад уже не существовало.
Конфликт показал внешнеполитические приоритеты США и Великобритании, а латиноамериканские государства смогли сделать окончательные выводы относительно реального содержания доктрины «континентальной безопасности». Так на совещании консультативного совета ОАГ, которое состоялось 26 апреля 1982 г.
в Вашингтоне для рассмотрения вопроса об «агрессии внеконтинен-тальной державы» — Великобритании, США остались в «подавляющем» меньшинстве (El Clarin, 21 de abril de 1982, Buenos Aires).
В Движении неприсоединения аргентинские представители хотя и запросили поддержки в конфликте с Великобританией, избегали прямых контактов с его председателем — Фиделем Кастро и передали проект предлагавшейся ими резолюции по Мальвинскому вопросу правительству Индии. В обмен на поддержку своих требований министр иностранных дел военного правительства, боровшегося против «подрывных сил марксизма», подписался под резолюцией, осуждавшей «враждебные действия, развязанные США против Кубы и их попытки дестабилизировать правительства Гренады и Никарагуа» (El Clarin, 4 de junio de 1982, Buenos Aires).
Для престарелых руководителей СССР этот конфликт представлял собой «внутренние разборки» в западном лагере, поэтому в Совете Безопасности ООН советский представитель, как уже отмечалось, ограничился «воздержанием», хотя МИД СССР не мог не использовать и этот повод для того, чтобы в очередной раз обрушиться на США и Великобританию с обвинениями в «империалистической агрессии». Незадолго до событий в Южной Атлантике Советский Союз ввел войска в Афганистан (1979) и был более обеспокоен обстановкой у своих границ, чем в далекой Южной Атлантике.
Наряду с усилиями по мобилизации мирового общественного мнения и международных организаций военное правительство Аргентины развернуло широкомаштабную информационную кампанию внутри страны. Почти ежедневно сообщалось, что аргентинские ВВС потопили очередной британский авианосец. Каждый второй аргентинец носил при себе миниатюрный радиоприемник и, как обычно происходило на футбольном стадионе, не только лично наблюдал аргентино-британский «матч», но и слушал комментарии по радио о ходе противостояния — в этом случае военного, а не футбольного. Потерпев неудачу в своих миротворческих усилиях, США официально объявили 30 апреля 1982 г. о своей поддержке Великобритании. Натовская солидарность США и Великобритании оказалась выше принципов доктрины Монро и «континентальной безопасности».
Аргентина столкнулась с группировкой ведущей страны НАТО, оснащенной самым современным вооружением и военнотехническими средствами, которая, как стало известно впоследствии,
при планировании операций использовала данные спутниковой разведки США. Важную роль при ее проведении сыграла американская военная база на острове Вознесения в центральной части Атлантического океана, предоставленная британской авиации для базирования [1]. Возможно, единственными негативными обстоятельствами для англичан была удаленность зоны конфликта и скорое наступление холодов.
Аргентинский военный контингент, высадившийся на островах, был подготовлен на скорую руку и состоял из неопытных солдат и офицеров. Авиаудары аргентинских ВВС производились с самолетов, взлетавших с континентальных аэропортов и преодолевавшие около полутысячи километров прежде чем атаковать англичан. Половина бомб, выпущенных с аргентинских самолетов, не взорвалась. По данным газеты «Вашингтон пост», в ходе конфликта аргентинские ВВС применяли авиабомбы, изготовленные в США «около 30 лет назад» и поставленные Аргентине за несколько лет до конфликта (The Washington Post, 01. 08. 1982.). ВМС Аргентины ни по своим характеристикам, ни по количеству не смогли оказать серьезного сопротивления британскому флоту и авиации. Так англичане безнаказанно потопили устаревший аргентинский крейсер «Генерал Бельграно» с 365 военными моряками на борту вне «эсклюзивной зоны» конфликта.
Активные военные действия на территории архипелага начались 21 мая 1982 г., а 14 июня 1982 г. там уже была восстановлена британская администрация.
Впоследствии некоторые английские военные — участники этих событий — утверждали, что британская военно-морская группировка была в тяжелом положении, и если бы конфликт затянулся на несколько суток, то не исключался и неблагоприятный исход этой операции. Так аргентинским ВВС удалось потопить два фрегата («Ардент» и «Энтилоуп»), два эсминца («Шеффилд» и «Кавентри»), один контейнеровоз «Атлантик Конвейер», один десантный корабль и один десантный катер. Великобритания потеряла 258 человек убитыми, но основная сила — авианосцы — остались в строю несмотря на некоторые повреждения.
Аргентина потеряла 649 убитыми и пропавшими без вести: после потопления крейсера «Генерал Бельграно» все аргентинские военные корабли были выведены из зоны конфликта.
Крах внешнеполитической авантюры в зоне Фолклендских островов означал полную дискредитацию аргентинского военного руководства и привел к его стремительному отстранению от власти и постепенному переходу к демократическому правлению. Окончательно рухнула «либеральная» экономика страны, девальвация аргентинского песо происходила так стремительно, что обменный курс валюты падал в течение всего рабочего дня, на улицах Буэнос-Айреса валялись пятисотенные купюры национальной, раннее свободно конвертируемой, валюты. Политика «национальной реорганизации» обернулась полной дезорганизацией экономической жизни этого крупнейшего государства континента, бывшего когда-то образцом процветания и благополучия.
После завершения военной фазы конфликта правительство Великобритании разместило на островах военно-морскую базу, которая практически является базой НАТО, предоставило жителям Фолклендских островов полное британское гражданство, значительно увеличило инвестиции в экономику архипелага, а 1 января 2009 г. на архипелаге вступила в силу новая конституция, одобренная королевой Елизаветой II, которая предоставила большую автономию ее жителям. В целях подкрепления принципа самоопределения и легитимизации британского владения Фолклендскими островами в конце 2013 г. планируется проведение «всенародного плебисцита» о дальнейшей судьбе архипелага.
Аргентина же не только не ослабила свои требования «восстановления суверенитета», но и в значительной мере ужесточила их, используя для этого все международные политические трибуны. Так, еще в 2007 г., через 25 лет после завершения Фолклендской войны, аргентинское правительство расторгло в знак протеста против отсутствия прогресса в решении конфликта соглашение с Великобританией о совместной разведке и эксплуатации нефтяных и газовых месторождений в районе спорных островов и осудило принятие новой конституции Фолклендских островов [2].
Действительно, борьба за владение ресурсами обостряется в растущей степени в тех районах «ойкумены», которые ранее рассматривались как малоперспективные и отдаленные, прежде всего в таких, как Северный Ледовитый океан и Южная Атлантика. В результате острота конфликта в зоне Фолклендов не только не спадает, но со временем может и усилиться.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Аргентина — Великобритания: оказали «помощь» // Известия. — 1982. -№ 214 (20 195).
2. Аргентина осудила новую конституцию Фолклендских островов. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. mixzona. ru& gt-Новости>-news/2008−11−07/falkland
3. Крис О. Маргарет: женщина у власти // Иностранная литература. — 1994. -№ 4. — 376 с. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www6. topic. lt/today_in_world/67 697-argentina-osudila-novuju-konstituciju. html
4. Cardoso O., Kiraghbaum R., E. Van der Koy. Malvinas: La Trama secreta. -Sudamericana: Planeta, 1984. — 296 p.
5. Thatcher M. The Downing Street years. 1992. — 181 p.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой