Фольклорные традиции дидактической литературы бурят дореволюционного периода (на примере произведения «Оюун тулхюур»)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 93
Цыденова Ханда Гунсоновна
Tsydenova Khanda Gunsonovna
ФОЛЬКЛОРНЫЕ ТРАДИЦИИ ДИДАКТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ БУРЯТ ДОРЕВОЛЮЦИОННОГО ПЕРИОДА (НА ПРИМЕРЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
«ОЮУН ТУЛХЮУР»)
FOLCLORIC TRADITIONS OF DIDACTIC LITER-TURE OF BURYATS IN PRE-REVOLUTIONARY PERIOD (BY AN EXAMPLE OF WORK «OYUUN TULKHYUUR»)
В произведении «Оюун тулхюур» представлена богатая афористическая поэзия монголоязычных народов: пословицы и поговорки, мудрые изречения, афоризмы. Неизвестный автор произведения ХІІІ в., используя богатое устное народное творчество, вкладывал в них большое значение, передавал важные и серьезные мысли современникам и потомкам. Фольклор как органическая часть народного мировосприятия естественно вплетается в повествовательную ткань произведения
The work of literature «Oyuun Tulkhyuur» represents rich aphoristic poetry of Mongol-speaking peoples: proverbs, wise sayings, aphorisms. Unknown author of the work of XIII century with the use of vivid folklore made much account of them, passed on important and serious thoghts to contemporaries and descendants. Folclore as integral part of national worldview naturally intersperses into narrative texture of the work
Ключевые слова: дидактическая литература, афори- Key words: didactic literature, aphoristic poetry, aphorisms,
стическая поэзия, афоризмы, фольклор, пословицы и folklore, proverbs, sayings
поговорки
Мы попытались выявить неисследованные ранее в фольклористике связи письменного памятника монголоязычных народов «Оюун тулхюур» (Ключ разума) с устным народным творчеством.
В современной науке дидактическое (от греч. — ШакМоэ — поучительный) означает выражение моральных, научных суждений, мистического опыта для нравственного воспитания, обучения, духовного наставления. Неизменный дидактический элемент имели древние памятники монгольской письменности: & quot-Сокровенное сказание монголов& quot-, историче-
ская летопись XVII века & quot-Алтан тобчи& quot-, бурятская летопись Агвана Доржиева (нач. XX в.) и т. д. По мнению известного бурятского учёного-тибетолога Д. Б. Дашиева, «бурятская дидактическая литература сложилась на стыке местной фольклорной традиции с элементами, заимствованными из индийской литературы как напрямую, так и опосредованно через тибетскую и монгольскую литературы» [1- С. 4).
Как известно, дидактическая литература -это литература назидательная, воспитательная, основанная на религиозно-философских традициях и содержащая систему правил по-
ведения и образцов для подражания. Дидактическая литература достигает своей цели, «популяризируя систему осуждений или одобрений тех или иных поступков и их мотиваций, направленной на создание устойчивых стереотипов действия и поведения в типичных для данного общества жизненных ситуациях» [1- С.
3]. В долитературный период эта система, содержащая коллективную мудрость наставлений, наблюдений над людьми и природой, отражалась в устном народном творчестве в виде пословиц, поговорок, заповедей, благопо-желаний, притч и т. д., которые в дальнейшем послужили основой для близкой им по содержанию дидактической литературы. Вместе с тем, фольклорные произведения сохранили своё самостоятельное бытование и свою жанровую специфику.
Однако в фольклорных и в литературных дидактических произведениях имеется множество точек соприкосновения и взаимовлияния, в которых нашли отражение взгляды людей разных исторических эпох. «Краткость, лаконичность, ритмичность афоризмов способ -ствовали более лёгкому запоминанию и передаче их в дальнейшем без особых изменений» [2- С. 27].
Академик Ц. Дамдинсурэн отмечал, что в Х11-Х111 вв. самостоятельное значение имели такие литературные жанры, как «сургаал» (поучение) и «магтаал» (хвала, ода). Именно «дидактический жанр сургаала имел и имеет особое историческое значение и повсеместное распространение в странах Востока» [3- С. 111]. Известно, что сургаалы Х11-Х111 вв. связывались с именем Чингис хана, в большей или меньшей степени они были связаны с его именем и его прославлением. «В своей краткой форме поучения существовали в жанре „Поучений и настав -лений Чингис хана“, в развёрнутой и наиболее полной форме — вошли в исторические хроники»,
— пишет Ц. Дамдинсурэн [3- С. 130].
Произведение «Оюун тулхюур», созданное неизвестным автором Х11-Х111 вв., содержит большое количество наставлений и поучений, которые необходимо классифицировать.
Мы предлагаем классификацию афоризмов, выдвинутую в своё время индийским исследователем С. К. Патхаком («Индийские нитишаст-ры в Тибете» Дели, 1974. — 147.):
1) отношения человека с членами семьи (муж и жена, другие родственники) —
2) отношения человека с другими членами общества (учитель и ученики, хозяин и прислуга, друзья и враги) —
3) политика и искусство управления государством (характеристика царя, принца, министров, послов, придворных и прочих чинов) —
4) правила житейской мудрости-
5) этика и религия.
Одним из основных мотивов в «Оюун тулхюуре» является мотив верности и любви, постоянства к своему суженому или суженой. Мотив любви и верности — традиционный мотив народного творчества. И в устной традиции, и в дидактическом произведении этот мотив служит для воспитания подрастающего поколения в духе уважения к супружеской верности, дружной семье, прочному браку: «На свою возлюбленную не сердись по чужому слову». Семейной традиции в произведении «Оюун тулхюур» отведено немаловажное место. Так, автор пишет: «В 15 достоинствах ха-тун спокойный характер — высшая драгоценность». То есть идеальная женщина — это женщина со спокойным, добрым нравом. Этот же идеал отражён в бурятской народной пословице, которая гласит: «Будь спокоен — станешь нойоном, будь степенной — станешь сестрой». Академик Б. Я. Владимирцов писал следующее: «…По условиям кочевого быта женщина у древних монголов, как это всегда наблюдается у кочевников, не могла быть взаперти, изолированной. Имея значительное положение в хозяйстве, древнемонгольские женщины играли известную роль и в общественной жизни [4- С. 55]. Бурятский народ особо ценил женщину, признавая её «. важную роль жены, матери большого семейства, роль её труда в патриархальной семье, в ведении хозяйства» [5- С. 80]. И это отражено в народном творчестве.
В письменном памятнике наблюдаем то же отношение к женщине: хранительницей семейного очага, неутомимой труженицей, любящей матерью, умной наставницей, мужественной воительницей и многострадальной женщиной показана мать Чингис-хана Оэлун -эхэ. После смерти мужа Есугей-багатура она, благодаря упорству, воле, мужеству и трудолюбию, сумела вырастить и воспитать своих детей. В самый трудный жизненный момент Оэлун-эхэ, «покинутая народом, сама подняла знамя и выступила за свой род…» [6- С. 23]. Воспитание Оэлун эхэ принесло свои плоды. Известно, что великий Чингис хан был благодарным сыном матери, заботливым отцом своих детей, любимым мужем для своих жён. По мысли автора «Оюун тулхюур», воспитание детей трудолюбивыми — большой успех для родителей. С другой стороны, если дети не любят труд, не ценят добро, нажитое родителями, то это большое упущение в воспитании. Автор утверждает это в следующем афоризме: «Лучше надёжная прислуга, чем неблагодарный сын». Этот афоризм говорит о том, что в бурятском обществе всегда ценились трудолюбие, старание, прилежание.
Произведение «Оюун тулхюур» содержит также множество афористических выражений, обращённых к молодёжи с целью воспитать у них уважение к старшим, уважение к учителю, к друзьям и т. д. Эти афоризмы близки по содержанию к пословицам и поговоркам бурятского устного народного творчества. «Если людей много, но они не согласны меж собой, то непрочны, словно разрушенная ограда», «Пусть двое, но если они в согласии, то подобны железной ограде». «Опережающему врагу крови не показывай, перед мстительным человеком дурные качества не обнаруживай», «Не убирай далеко меч, рассчитывая, что нет врагов, не спеши убивать друга, считая, что он вредит тебе» и т. д.
Тяжёлая во всех смыслах степная жизнь требовала, чтобы соседи жили между собой в
согласии, в мире. Именно об этом следующий афоризм, приведённый в «Оюун тулхюуре»: «Если близкого человека одаривать подарком, то ваша дружба укрепившись, будет ещё сильнее». Если человек попадал в какое-то затруднительное положение, то он должен был соблюдать, прежде всего, «мир и согласие», чтобы сохранить себе жизнь или выиграть время: «В горячую пору уважай мир и дружбу».
Произведение «Оюун тулхюур» богато мудрыми изречениями, советами, наставлениями, сургаалами как и правителям, сановникам, воинам, так и простым людям. В этих афоризмах говорится о нравственных качествах и достоинствах людей, относящихся к разным социальным категориям: «Хороший,
уравновешенный чиновник лучше ханов, не умеющих управлять», «Служанка, знающая стыд, лучше бесстыдной княгини" — «Хороший, бережливый раб лучше небережливого сына» и т. д.
Многочисленность афоризмов, берущих начало в устном народном творчестве и использованных в произведении «Оюун тулхюур», объясняется их популярностью и распространённостью среди бурят.
Таким образом, фольклор и бурятская дидактическая литература были взаимопрони-цаемы. Это объяснялось тем, что характер художественного изображения во многом был един, и устное народное творчество так же легко входило в произведения литературы письменной, как и в отдельных случаях литература письменная переходила обратно в устную традицию.
Неизвестный автор, создатель афоризмов, поучений уже к Х11-Х111 вв. достиг значительных вершин. «Оюун тулхюур» — это произведение, которое отличается высокими художественными достоинствами. Совершенно очевидно, что оно сыграло большую роль в общественной жизни своего времени. Думается, что это произведение не потеряло актуальности и в современное время.
1. Дашиев Д. Б. «Бурятская дидактическая литература: проблемы жанрового состава»: дисс. … канд. филол. наук I Д. Б. Дашиев. — Улан-Удэ: БНЦ, 1997. — С. 4.
2. Хамаганов В. Ж. Бурятская афористическая поэзия I В. Ж. Хамаганов. — Улан-Удэ Бур. книж. изд-во. — С. 2l.
3. Монгольская литература I Ц. Дамдинсу-рэн. — I том (XIII-XVI вв.). — Улан-Батор: А Н Монголии, 1999. — С. 111.
4. Патхак С. К. Индийские нитишастры в
Коротко об авторе________________________________
Цыденова Х. Г., аспирантка, Бурятский государственный университет (БГУ)
Научные интересы: фольклорные традиции в бурятской дидактической литературе
________________________________Литература
Тибете / С. К. Патхак. — Дели, 1974. — С. 147.
5. Владимирцов Б. Я. Общественный строй монголов /Б.Я. Владимирцов. — Л.: АН СССР, 1934.
— С. 35.
6. Шаракшинова Н. О. Бурятское устное народное творчество / Н. О. Шаракшинова. — Иркутск: Вост. -Сиб книжн. изд-во, 1972. — С. 80.
7. Сокровенное сказание монголов / Перевод С. А. Козина. — Улан-Удэ: Бур. книжн. изд-во, 1990, — С. 23.
________________________________________Briefly about author
Tsydenova Kh.G., graduate, Buryat State University (BSU)
Scientific interests: folclore traditions in the Buryat didactic literature

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой