Культура и семья: взаимодействие социальных институтов в условиях информатизации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

К УЛЬТУРА И СЕМЬЯ: ВЗАИМОДЕИСТВИЕ
СОЦИАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ В УСЛОВИЯХ ИНФОРМАТИЗАЦИИ
Н. В. Лопатина
Московский государственный университет культуры и искусств
Статья посвящена рассмотрению взаимодействия социальных институтов семьи и культуры в условиях информационного общества и возможности семьи как агента информатизации и культуры. Ключевые слова: культура, семья, информационное общество, социализация, ИТ, чтение, информационная культура.
The paper deals with cooperation between social institutes of culture and family in the digital society conditions and shows the opportunities of family as a culture agent and an info actor. Key words: culture, family, digital society, socialization, IT, reading, info culture.
Глобальный характер информатизации находит проявление в том, что социальные изменения, реализующие данную тенденцию развития общества, затрагивают социальные системы всех уровней, демонстрируя при этом своеобразие содержания и механизмов трансформации. Эффективность информатизации как важнейшего в современных условиях процесса социального развития заключается не столько в самом факте усиления роли информационных феноменов в общественной жизни, сколько в соответствии происходящих в результате этого социальных изменений задачам развития отдельных социальных систем и в возможности целенаправленного регулирования обществом происходящих изменений. В связи с этим представляют теоретический и практико-ориентированный интерес исследования межинституциональных взаимодействий в условиях информатизации, которые определяют культурные процессы в современной России.
Дискурс информатизации культуры демонстрирует отход от описательности он-
тологии ИКТ-новаций в сфере культуры в пользу многоаспектного анализа проблемного комплекса, ибо современная технология требует совершенствования культуры в ряде других важнейших факторов человеческой деятельности. М. Кастельс в связи с этим пишет, что для распространения технологических открытий во всей экономике так, чтобы они увеличивали производительность труда на необходимую величину, необходимо, чтобы культура и социальные институты, деловые организации и другие факторы, влияющие на производственный процесс, прошли через определенные серьезные изменения (2).
Многочисленные культурологические изыскания, направленные на элементарный анализ интеграции личности в современную культуру, освоения и одобрения ценностей и норм, позволяют говорить о целесообразности полисистемного подхода. Социальные институты разного уровня реализуют функцию социализации, и современное управление культурными процессами в попытках найти «кварку» этого процесса нацелено на
1997−0803 ВЕСТНИК МГУКИ 2 (46) март-апрель 2012 47−52 47


поиск четких ориентиров социального воздействия для придания процессу необходимой направленности и получения прогнозируемых результатов.
Методология исследования социальных трансформаций основана на выявлении дисфункций социальных институтов или их функциональной динамики.
Социальные практики последних двух столетий, окрашенные технологизацией социально-культурных технологий, отдают предпочтение формальным институтам культурного регулирования, чья сущность заключается в удовлетворении социальных потребностей в сфере культуры, в том числе продвижения культурных норм: образованию, библиотекам, государственной власти и т. д. Однако эффективность культурной трансмиссии, внутригенарционной коррекции социокультурных приоритетов посредством формального институционального контроля не может считаться достаточно высокой. Реконструкция национальных традиционных социальных и культурных практик позволяет выявить значительную роль неформальных механизмов контроля, в частности тех, которые реализует социальный институт семьи.
Представляет интерес рассмотрение влияния информатизации на современную семью как социальный институт, а также вопроса взаимодействия семьи и культуры в условиях информатизации. Культурная трансмиссия как процесс передачи культуры от предшествующих поколений к последующим предполагает реализацию основных социальных функций культуры посредством реализации социальных функций семьи.
Во-первых, речь идет о нормативной функции культуры, об установлении и трансляции следующему поколению норм поведения, телеологических приоритетов жизнедеятельности в специфических условиях информационного общества.
Во-вторых, культура реализует оценочную деятельность, формируя и транслируя посредством института семьи модели и параметры положительных и отрицательных действий людей, одобряемых и неодобря-емых, прогрессивных и консервативных.
Таким образом, культура регламентирует поведение человека, а агентом социальной диффузии регламентов социальных отношений информационного общества выступает в первую очередь семья.
В-третьих, культура выполняет функцию целеполагания, вырабатывая идеалы, ранжируя ценности, производя отбор целей жизнедеятельности человека, при этом трансмиссионные культурные механизмы играют в этом процессе основную роль.
В-четвертых, познавательная функция культуры, которая должна трактоваться в чрезвычайно широком контексте: речь идет о познании научном, религиозном, художественном, нравственном, бытовом. Результатом познания выступает установление смысла и содержания артефактов, социальных процессов, явлений природы, элементов культуры.
В этих условиях особое значение приобретает использование семьей современных интернет-ресурсов, позволяющих реконструировать аллюзии и реминисценции сюжетов и смыслов, относящихся к иным поколенческим предпочтениям. Например, Интернет делает доступным обращение к артефактам прошлого: фильмам, музыкальным композициям, книгам- получение справочной и свернутой информации о них: биографий, критики, краткого содержания и т. п. Все это позволяет лучше понимать представителей предыдущего поколения, говорить на одном языке, обогащать кругозор архетипами, а тезаурус — языковыми конструкциями, привычными для представителей других генераций. Аналогичный процесс происходит и в отношении молодежной культуры и ее познания родителями и представителями старшего поколения. Представительства молодежных субкультур доступны родителям, открывают для них концептуальную и символическую специфику данной субкультуры, что делает более открытым и понятным внутренний мир ребенка.
В-пятых, культура создает систему коммуникаций, обеспечивая взаимодействие людей через ценности, интегрирует общество, социальные группы, поддерживает и разви-



вает его целостность.
Семья как институт, выполняющий функцию социальной интеграции на первичном уровне, реализует потребность в социальной сопричастности, одобрении, включенности в референтную группу. Информатизация обеспечивает институт семьи 1Т-новациями, социальная диффузия которых повышает эффективность данного социального института в данном контексте. Мобильная и интернет-связь сокращает расстояния, актуализирует семейные коммуникации и интенсифицирует семейные коммуникации, преодолевая пространственные барьеры. Ежедневное или периодическое общение в другом учащенном формате выступает основой повседневных семейных социальных отношений в современном мире. Реконструкция коммуникации «ребенок-родитель» предыдущего генерационного цикла (в контексте семьи цепочка «современный родитель (ребенок 25 лет назад)» — «современные бабушка/дедушка (родители 25 лет назад)») позволяет определить приоритеты письменной коммуникации и эпистолярного жанра в ситуациях пространственного рассеяния, например в каникулярное время. В рамках аналогичной цепочки сегодня мы наблюдаем постоянное нахождение членов семьи «на связи», современный родитель постоянно «держит руку на пульсе» ребенка, связываясь с ним ежедневно или несколько раз в день посредством мобильной связи. Ребенок чувствует себя постоянно защищенным, осознает возможность немедленного обращения к родителям в случае затруднений. В данном случае мы можем говорить о значении 1 Т и мобильной связи как средств нейтрализации отрицательных последствий дематерации как одной из наиболее сильных психологических травм (1). Таким образом, современные информационные технологии выступают средством семейной интеграции, при этом уровень диффузии 1 Т в повседневные практики семьи выступают условием эффективности данных процессов.
В-шестых, необходимо отметить рекреационную функцию культуры, с помощью которой человек имеет возможность восстановить свои душевные силы, получить
эмоциональное облегчение и разрядку. Рекреационная функция культуры формирует особую, значимую социальную практику для современной семьи, образуя особый сектор рынка товаров и услуг, специальную статью семейного бюджета, особые интеграционные механизмы.
В этом случае мы можем говорить о целенаправленном использовании родителями ИКТ и Интернет для культурного и гуманитарного просвещения как популярного и распространенного приема современной семейной педагогики. Учитывая их встро-енность в повседневность современного ребенка, нельзя не оценить педагогическое мастерство и житейскую мудрость родителей, которые включили в свою программу культурного и гуманитарного просвещения ребенка соответствующие инструменты. Одним из таких инструментов выступает, в частности, электронная библиотека, электронная энциклопедия, интернет-представительства музеев и иные новации сферы культурного и гуманитарного просвещения.
На базе лаборатории социально-информационных технологий МГУКИ нами проведен педагогический эксперимент по приобщению детей десяти лет к чтению посредством совместной навигации и выбора литературно-художественных произведений в Интернет. Социопедагогическая диагностика позволяет выявить стихийное развитие и самоадаптацию детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста к условиям информационного общества, а также снижение возрастного порога формирования базовых информационных компетенций. Сегодняшний первоклассник видит в компьютере своего друга и готов активно «сотрудничать» с ним в образовательных и самообразовательных процессах, осведомлен о возможностях и значении современных информационно-коммуникативных технологий в жизнедеятельности человека, социальных коммуникациях, досуге. К окончанию четвертого класса большинство детей осваивает основные операции, связанные с использованием компьютера для восприятия текстовой и визуальной информации, и это освоение происходит в


первую очередь посредством компьютерных игр. Использование компьютерных технологий в процессах самообразования зависит, главным образом, от инициативы родителей и выбранных ими образовательных траекторий.
Из 78 семей, принявших участие в эксперименте, 100% (!) показали заинтересованность ребенка в чтении в данных условиях. По прошествии небольшого периода дети продемонстрировали желание в повторных кейсах. Следует отметить, что заинтересованность в рамках данного эксперимента в литературоведческой и искусствоведческой информации оказалась значительно ниже — 62%. Готовность участия в специализированных проектах, например социальных сетях по литературе для детей, кве-стах, продемонстрировали 100% участников эксперимента.
Семья, реализующая свои социальные функции, также демонстрирует черты социально-информационного института, ибо в основе реализации большинства функций лежит удовлетворение информационных потребностей, культурная трансмиссия также имеет информационно-коммуникационную природу. Будучи лишь одним из источников формирования информационной культуры, наряду с такими социальными институтами, как библиотека, образование, наука и др., семья как один из наиболее традиционных институтов не только не утрачивает своей роли в век высоких технологий, но и, обогащаясь ими, в своем новом, модернизированном виде значительно усложняет и повышает эту роль, обеспечивая в своем бытии реальную «встречу культур» традиционного и инновационного типа, включая в это новое интегрированное пространство нового потребителя информации.
Социологическое исследование отношений современного российского общества к социальным новациям эпохи информатизации (осуществлено нами на базе лаборатории социально-информационных технологий в 2010 году, N=1246 (Москва) и N=430 (Забайкальский край)) показывает, что по вопросу о том, кто должен заниматься информационным воспитанием детей, мнения
разделились следующим образом: 49% считают, что этим должна заниматься семья, 33% - школа, 18% считают, что это личное дело самого ребенка (Москва). В отличие от столичных жителей, для жителей Забайкальского края информационное воспитание подрастающего поколения в большей степени лежит на плечах школы, а не семьи.
Повторное социологическое исследование первокурсников (проводившееся нами на базе лаборатории социально-информационных технологий (до 2004 года — лаборатории профессионального консалтинга) МГУКИ на протяжении 17 лет (19 932 010 гг.)) показывает динамику показателей участия семьи в освоении компьютера. В 1993 году 100% респондентов при ответе на вопрос «Мое первое общение с компьютером произошло…» не выбирали альтернативу «дома», однако не менее 40−50% респондентов в период 1993—1997 годов выбирали позицию «на работе у родителей», что, в принципе, также подтверждает активное участие в этом процессе. В 2009 году 98% респондентов при ответе на данный вопрос выбрали альтернативу «дома». Аналогичные данные приводит и И. В. Соколова: в США домашний персональный компьютер имели в этом же году 37% семей с прогнозируемым возрастанием до 50% в течение 4−5 лет (6).
Более поздние исследования и данные экономической и потребительской статистики показывают, что уже в 2000—2002 году компьютер входит в первую десятку товаров длительного пользования, которые население считает жизненно необходимыми. В 2005—2006 году эти позиции сохраняются, при этом высокие позиции в рейтинге наиболее востребованных и жизненно важных услуг называются мобильная связь и Интернет. В 2009—2010 годах выявлено активное использование и высокий уровень готовности к использованию государственных, банковских, коммерческих и социальных интернет-услуг.
Таким образом, особый аспект формирования информационной культуры (3) семьи связан с информационной экономикой домохозяйства.



Исследования роли семьи в формировании информационной культуры позволяют проследить классические механизмы и функции данного вида социальных отношений. Вместе с тем в данном контексте мы получаем возможность наблюдать трансформации данного института в условиях информатизации. Социальный институт представляет собой ролевую систему, в которую включены также нормы и статусы- совокупность обычаев, традиций и правил поведения, социальную организацию, представляющую собой совокупность иерархически расположенных социальных позиций (статусов), выполняемых функций (ролей), форм деятельности, отношений и связей. Базовая социально-ролевая цепочка, позволяющая реализовывать функции семьи, — цепочка «родитель — ребенок». Культурная трансмиссия в традиционном формате семейных отношений направлена от родителей к ребенку посредством трансляции социального опыта, экспертных компетенций, житейской мудрости.
Культурная трансмиссия в условиях информатизации демонстрирует элементы диверсификации вследствие того, что новаторами информатизации семьи, инициаторами диффузионных процессов выступают, как правило, молодые члены семьи, играющие в семье роль детей. Элементарные компоненты компьютерной грамотности, традиционные элементы информационной культуры (например, любовь к чтению), стремление к освоению 1Т-новаций и интеграции их в повседневные практики остаются прерогативой родителей и других взрослых членов семьи. В то же время другие компоненты современной информационной культуры, в особенности новационная диффузия — прерогатива детей.
Рассматривая семью как институт формирования информационной культуры личности, акцент, как правило, делается на классическую культурную трансмиссию «от родителя к ребенку». Однако за пределами актуального исследовательского поля
остается процесс развития информационной культуры взрослых членов семьи и роли семьи в данном процессе. В контексте решения этих социальных задач может происходить самореализация человека зрелого возраста. Однако, по мнению как зарубежных, так и отечественных исследователей, в настоящее время происходит активное «размывание» границ традиционных периодов жизни.
Сегодняшние социологические исследования лиц «третьего» возраста в России и за рубежом демонстрируют активность в освоении ИКТ в сфере культурного и гуманитарного просвещения, в интеграции в повседневные практики новых ИКТ. В большинстве случаев источниками информации о новациях выступают члены семьи лиц «третьего» возраста — дети и внуки, которые примером собственных повседневных практик демонстрируют возможности новаций. В процессе исследования мы выявили ближайший социальный аналог данного явления — помощь детей родителям в условиях ликвидации неграмотности в СССР в 20−40-е годы ХХ века. В данном случае эвристичность приобретают теории «самоактуализации» как субъективной, внутренней потребности человека достичь наиболее полного личностного развития (потребность в самоактуализации — единственная движущая сила развития личности, по К. Роджерсу (5)).
Таким образом, функциональная определенность семьи в культурном процессе (семья как агент социализации, экономическая функция, функция передачи статуса, функция социального одобрения и эмоциональной поддержки) не может быть рассмотрена вне динамического контекста. Кардинальные трансформации информатизации не могут не затрагивать этот элемент социальной структуры, однако большинство социологических и культурологических исследований не рассматривают семью в данном проблемном поле. Сегодня актуальность приобретает вопрос об управлении участием семьи в процессах информатизации, в том числе в процессах информатизации культуры.
Примечания
1. Гидденс, Э. Социология / Э. Гидденс. — М.: Эдиториал УРСС, 1999.


2. Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура /М. Кастельс. — М., 2000.
3. Лопатина, Н. В. Информационная культура как условие эффективности информационных технологий: уч. пособие / Н. В. Лопатина. — М.: МГУКИ, 2002. — 81 с.
4. Манхейм, К. Идеология и утопия / К. Манхейм // Диагноз нашего времени. — М., 1994. — С. 7−164.
5. Роджерс, К. Взгляд на психотерапию / К. Роджерс. — М., 1999.
6. Соколова, И. В. Социальная информатика и социология: проблемы и перспективы взаимодействия / И. В. Соколова. — М.: Союз, 1999. — 228 с.
7. Тоффлер, Э. Третья волна /Э. Тоффлер. — М.: АСТ, 1999.
СУ ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ ТЕКСТА И АУДИТОРИИ НА ПРИМЕРЕ ПЕРИОДИКИ ДЛЯ ДЕТЕЙ И ЮНОШЕСТВА
Е. В. Гайманова
Московский государственный университет культуры и искусств
Автор статьи на основе анализа художественных текстов периодики для детей и юношества первой половины XIX века показывает динамику изменения образа аудитории, используя методику, предложенную Ю. М. Лотманом в статье «Текст и структура аудитории».
Ключевые слова: Ю. М. Лотман, текст, облик аудитории, периодические издания для детей и юношества.
The author, based on the analysis of literary texts of periodicals for children and youth of the first half of the XIX century shows the dynamics of change in the image of the audience, using the method proposed by Y.M. Lotman in his article & quot-The text and structure of the audience& quot-. Key words: Y.M. Lotman, a text, image of the audience, periodicals for children and youth.
В 1977 году выдающийся филолог и историк русской культуры и искусства Ю. М. Лотман написал статью «Текст и структура аудитории», в которой рассмотрел текст как семиотическую проблему. В данной работе Ю. М. Лотман утверждал, что каждое сообщение как коммуникативный акт ориентировано на определенную аудиторию и только в ее сознании может быть реализовано. Ю. М. Лотман анализировал разные виды культурных текстов, обращал внимание на конкретные механизмы взаимоотношений текста и его адресата.
Ю. М. Лотман отмечал, что в практике общения невозможно полное совпадение кодов адресата и адресанта, поэтому
«текст сообщения деформируется в процессе дешифровки его получателем» (7, с. 169). Лотман в своей работе обращал основное внимание на другую сторону этого процесса: на то, как само сообщение (в первую очередь, художественный текст) воздействует на адресата, меняя его облик.
Ю. М. Лотман в своей статье провёл семиотический анализ конкретного культурологического материала. Он иллюстрировал взаимоотношения текста и аудитории на нескольких примерах из русской поэзии XVIII — начала XIX века: стихах В. Майкова, А. Пушкина, лапидарной надписи Г. Державина, предлагая исследова-
52 1997−0803 ВЕСТНИК МГУКИ 2 (46) март-апрель 2012 52−57

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой