Процессуальная форма участия близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого) в производстве по уголовному делу

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА УЧАСТИЯ БЛИЗКИХ РОДСТВЕННИКОВ УМЕРШЕГО ПОДОЗРЕВАЕМОГО (ОБВИНЯЕМОГО) В ПРОИЗВОДСТВЕ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ
Максимихина Юлия Олеговна
аспирант СамГУ, г. Самара E-mail: _ julia. maksimikhina@legalclinic. ru
PROCEDURAL FORMS OF PARTICIPATION TO IMMEDIATE RELETIVE SUSPECT (ACCUSED) IN THE CRIMINAL PROCEEDINGS
Maksimikhina Julia Olegovna
graduate student of Samara State University, Samara
АННОТАЦИЯ
В статье рассматриваются процессуальные особенности участия близких родственников умершего (подозреваемого) обвиняемого при производстве по уголовному делу, анализируются положения проекта федерального закона «О внесении изменений в Уголовно -процессуальный кодекс Российской Федерации (в части уточнения порядка производства по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности)». Сделаны выводы о возможности их участия в качестве представителей.
ABSTRACT
The article discusses the specific procedure of participation of close relatives of the deceased (suspect) the defendant in the criminal case, analyzed the provisions of the federal law «On Amendments to the Criminal Procedure Code of the Russian Federation (specify the procedure of the criminal proceedings in the event of the death of the accused, the suspect, a person subject to criminal liability)». Conclusions are drawn about the possibility of their participation as representatives.
Ключевые слова: уголовное судопроизводство- подозреваемый
(обвиняемый) — смерть подозреваемого (обвиняемого) — представительство.
Keywords: criminal proceedings- the suspect (accused) — the death of the suspect (accused) — the representation.
Конституционный Суд Р Ф в Постановлении от 14 июля 2011 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С. И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко» указал на необходимость предоставления близким родственникам умершего подозреваемого (обвиняемого) и иным заинтересованным лицам права требовать продолжения производства по уголовному делу, которое подлежало прекращению в связи со смертью лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности [11, с. 8]. Тем самым КС РФ фактически допустил возможность их участия в уголовно-процессуальных отношениях, что повлекло необходимость наделения их собственным процессуальным статусом со свойственным ему набором прав и гарантий.
Однако вопрос о том, в качестве кого указанные лица должны быть допущены к участию в уголовном судопроизводстве законодательно не решен и в науке уголовного процесса не является бесспорным.
В современной юридической литературе выдвинуты две основные точки зрения на процессуальный статус близких родственников умершего и иных заинтересованных в продолжении производства по уголовному делу лиц.
Согласно первой — родственники умершего и иные заинтересованные в производстве по уголовному делу лица являются правопреемниками умершего подозреваемого (обвиняемого) [2, с. 9]. Однако полностью приравнять статус представителя умершего к статусу подозреваемого (обвиняемого), аналогично тому, как это сделано в ч. 8 ст. 42 УПК РФ применительно к делам о преступлениях, следствием которых явилась смерть потерпевших, по мнению автора, было бы не совсем верным. Близкие родственники умершего и иные заинтересованные в производстве по уголовному делу лица не могут в полной мере заменить самого подозреваемого (обвиняемого). С одной стороны, они не несут уголовно -правовой ответственности за совершенное преступление, с другой — не могут реализовать некоторых прав, тесно связанных с личностью умершего, в частности, давать от его имени объяснения и показания.
Более правильной представляется вторая точка зрения, сторонники которой настаивают на возникновении отношений по представительству. В частности И. В. Маслов, настаивает на том, что при прекращении уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) на стадии предварительного расследования необходимо признать одного из близких родственников умершего его законным представителем [4, с. 51].
Следует отметить, что вопросы представительства в уголовном процессе рассматривались многими исследователями [14, с. 44−60- 15, с. 245−266]. Впервые определение представительства в уголовном процессе попытался дать П. М. Туленков. По его мнению, представительство в уголовном процессе является самостоятельным институтом уголовно -процессуального права и представляет собой совокупность норм, регулирующих общественные отношения, которые возникают в связи с оказанием одним лицом юридической помощи другому участнику процесса в отстаивании его прав и законных интересов при производстве по уголовному делу [16, с. 136].
Представительство в уголовном процессе — это, с одной стороны, уголовно-процессуальный институт, представляющий собой совокупность правовых норм, регулирующих отношения в процессе производства по уголовному делу между представителем и представляемым, а также между представителем и другими властными участниками уголовного судопроизводства. С другой стороны, представительство это еще и самостоятельная уголовно-процессуальная деятельность одного лица (представителя) в интересах другого (представляемого), осуществляемая наряду с представляемым в пределах представленных ему законом полномочий. Целью представительства в уголовном процессе является содействие эффективной защите прав и законных интересов участников процесса.
Представительство же умершего лица специфично, поскольку представляемый как субъект права отсутствует, и очевидно, что представитель для него не только не приобретает прав и не создает обязанностей, но может
иметь и собственную заинтересованность в продолжении уголовного судопроизводства.
Необходимо отметить, что если вопрос о защите интересов умершего подозреваемого (обвиняемого) возник в юридической литературе не так давно, то вопрос о защите интересов умершего потерпевшего обсуждался с давних пор [1, с. 33- 12, с. 32- 13, с. 14- 15, с. 245−266- 18, с. 114−115- 19, с. 98].
Наиболее убедительными представляются рассуждения М. С. Строговича, который указывал, что близкие родственники потерпевшего, умершего в результате совершения преступления, являются его представителями в том смысле, что они защищают доброе имя потерпевшего, охраняют его память [15, с. 258]. Здесь, по его мнению, складывается положение сходное с тем, которое создается после смерти лица, честь и достоинство которого были опорочены распространением о нем ложных сведений. Несомненно, что близкие родственники умершего имеют право требовать по суду опровержения таких сведений, и в этом смысле они выступают в качестве представителей умершего.
Данные рассуждения представляются правильными и при рассмотрении вопроса о процессуальном положении близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого).
Представительство умершего — это особый вид представительства, основанный на волеизъявлении заинтересованного лица защищать честь, достоинство и доброе имя подозреваемого (обвиняемого) после его смерти и решении властного субъекта о привлечении к участию в производстве по уголовному делу. Кроме того, у представителя умершего могут быть и иные цели участия в производстве по уголовному делу, такие как защита собственных чести и достоинства, материальная выгода и т. д.
Предпосылкой возникновения отношений по представительству в данном случае является несогласие близких родственников или иных заинтересованных лиц с прекращением производства по уголовному делу в
отношении умершего и процессуальное решение дознавателя, следователя, суда о допуске лица к участию в деле в качестве представителя.
С морально-этической стороны право близких родственников отстаивать непричастность к совершенному преступлению умершего может основываться на позиции, занимаемой по делу умершим при жизни, а также на внутреннем убеждении в невиновности умершего, основанного на фактических обстоятельствах дела, в тех случаях, когда смерть подозреваемого (обвиняемого) предшествовала возбуждению уголовного дела или привлечению его к участию в деле, а, следовательно, и официальному выражению своего отношения к подозрению или обвинению.
Изложенное позволяет автору сделать вывод, что близкие родственники и иные заинтересованные в производстве по уголовному делу лица должны привлекаться к участию в производстве по уголовному делу в отношении умершего именно в качестве его представителей. Несмотря на то, что представительство в данном случае будет носить специфический характер, иного способа допустить указанных лиц к участию в деле не представляется.
Данная позиция поддержана авторами проекта федерального закона «О внесении изменений в Уголовно -процессуальный кодекс Российской Федерации (в части уточнения порядка производства по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности)», которыми в целях реализации постановления КС РФ была предпринята попытка урегулировать порядок участия близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого) и иных заинтересованных лиц в производстве по уголовному делу в отношении умершего, и предложено допустить их к участию в судопроизводстве в качестве «представителей обвиняемого» [5, с. 2].
Однако, не смотря на концептуальную правильность позиции законодателя в отношении определения процессуального статуса близких родственников умершего и иных заинтересованных лиц, согласиться с разъяснением содержания понятия «представитель обвиняемого» раскрытого в
пояснительной записке к законопроекту нельзя. Разработчики законопроекта указывают, что содержание понятия «представитель обвиняемого» определено с учетом положений законодательства Российской Федерации (в частности, Федерального закона «О погребении и похоронном деле», Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), в которых используется понятие «законный представитель умершего».
Однако в понятие «законный представитель умершего» в федеральном законе от 12. 01. 1996 г. № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» используется наряду с понятиями «супруг, близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иные родственники», т. е. близкие родственники и иные родственники в число законных представителей по смыслу данного закона не входят. Под «законным представителем умершего» в законе «О погребении и похоронном деле» понимаются лица или организации, осуществлявшие при жизни умершего опеку или попечение над ним [6, с. 18].
Кроме того, термин «законный представитель умершего» в том же смысле используется и в иных нормативных актах, например, в Приказе Минюста Р Ф от 14 октября 2005 г. № 189 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно -исполнительной системы» указано, что в случае отсутствия в волеизъявлении умершего указания на исполнителей волеизъявления либо в случае их отказа от исполнения волеизъявления умершего оно осуществляется супругом, близкими родственниками, иными родственниками либо законными представителями умершего [9, с. 4]. В том же контексте рассматриваемый термин употребляется в КоАП РФ, Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 54 874 [10, с. 21], Приказе Минюста Р Ф от 23 июня 2005 г. № 93 «Об утверждении инструкции о порядке погребения лиц, умерших в период отбывания уголовного наказания и содержания под стражей в учреждениях ФСИН России» [8, с. 15], Приказе Минздравмедпрома Р Ф от
29 апреля 1994 г. № 82 «О порядке проведения патологоанатомических вскрытий» [7, с. 13] и других нормативно -правовых актах.
Следовательно, если определять содержание понятия «представитель обвиняемого» с учетом вышеизложенных положений нормативно -правовых актов, то под «представителем обвиняемого» следует понимать лиц и организаций, осуществлявших опеку или попечительство над умершим при его жизни, что в корне противоречит другим положениям законопроекта и позиции КС РФ, выраженной в постановлении.
Вместе с тем по смыслу законопроекта понятие «представитель обвиняемого» — это понятие, включающее привлеченных к производству по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности, их близких родственников либо их законных представителей, родственников либо их законных представителей, иных близких лиц либо их законных представителей. Такой подход к понятию «представитель обвиняемого» представляется наиболее правильным. На взгляд автора, было бы уместно также дополнить формулировку «представитель обвиняемого» определением «умерший», поскольку этот термин имеет в виду только умерших обвиняемых и подозреваемых.
Таким образом, допуск к участию в уголовном судопроизводстве близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого) и иных заинтересованных в продолжении производства по уголовному делу лиц в качестве представителей является наиболее оправданным и соответствует их назначению в уголовном судопроизводстве.
Список литературы:
1. Божьев В. Процессуальное положение потерпевшего // Советская юстиция. — 1959. — № 9.
2. Калиновский К. Б. Презумпция согласия родственников на прекращение дела умершего // Уголовный процесс. — 2012. — № 3.
3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях:
федеральный закон от 30. 12. 2001 г. № 195-ФЗ: принят Государственной Думой 20. 12. 2001 г.: одобрен Советом Федерации 26. 12. 2001 г. //
Российская газета. — 2001 г. — 31 декабря. — № 256.
4. Маслов И. В. Прекращение уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям: как исполнять решение КС РФ // Уголовный процесс. — 2012. — № 5.
5. О внесении изменений в Уголовно -процессуальный кодекс Российской
Федерации (в части уточнения порядка производства по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности): проект федерального закона от 29. 11. 2012 г. № 180 771−6: принят Правительством Р Ф 29. 11. 2012 г. // Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //asozd2. duma. gov. ru/main. nsf/ %28SpravkaNew%29?
0penAgent& amp-RN=180 771−6&-02 (дата обращения 16. 08. 2013).
6. О погребении и похоронном деле: федеральный закон от 12. 01. 1996 г. № 8-ФЗ: принят Государственной Думой 8. 12. 1995 г. // Российская газета. — 1996. — 20 января. — № 12.
7. О порядке проведения патологоанатомических вскрытий: приказ
Минздравмедпрома Р Ф от 29. 04. 1994 г. № 82: принят министерством юстиции РФ 01. 06. 1994 г. // Российские вести. — 1994 г. — 15 июня.
8. Об утверждении инструкции о порядке погребения лиц, умерших в период отбывания уголовного наказания и содержания под стражей в учреждениях ФСИН России: Приказ Минюста Р Ф от 23. 06. 2005 г. № 93 // Российская газета. — 2005 г. — 19 июля. — № 155.
9. Об утверждении Правил внутреннего распо рядка следственных изоляторов
уголовно-исполнительной системы: Приказ Минюста Р Ф от 14. 10. 2005 г. № 189 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов
исполнительной власти. — 2005. — 14 ноября. — № 46.
10. Об охране здоровья граждан: основы законодательства РФ от 22. 07. 1993 г. № 5487-Г приняты Верховным Советом Р Ф 22. 07. 1993 г. // Российские вести. — 1993 г. — 9 сентября. — № 174.
11. По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой
статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С. И. Александрина и Ю. Ф. Ващенко: Постановление Конституционного Суда Р Ф от
14. 07. 2011 г. № 16-П // Российская газета. — 2011. — 29 ноября. — № 165.
12. Ратинов А. Р. Участие потерпевшего в предварительном следствии // Социалистическая законность. — 1959. — № 4.
13. Савицкий В. М., Потеружа И. И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М.: Госюриздат, 1963. — 169 с.
14. Стецовский Ю. И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. М.: Юрид. лит., 1972. — 160 с.
15. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса: Основные положения науки советского уголовного процесса. Т. 1 / Строгович М. С. М.: Наука, 1968. — 470 с.
16. Туленков П. М. Понятие представительства в советском уголовном процессе // Сборник статей адъюнктов и соискателей. М.: Изд-во ВШ МВД СССР, 1970. — С. 135−140.
17. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 18. 12. 2001 г. № 174-ФЗ: принят Государственной Думой 22. 11. 2001 г.: одобрен Советом Федерации 5. 12. 2001 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001 г. — 24 декабря. — № 52. — (часть I) — ст. 4921.
18. Чельцов М. А. Советский уголовный процесс. Учебник / Чельцов М. А. — 4-е изд., испр. и перераб. М.: Госюриздат, 1962. — 503 с.
19. Шпилев В. Н. Участники уголовного процесса. Минск: Изд-во Белорус. унта, 1970. — 176 с.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой