Процессы дефразеологизации и деуникализации в современном немецком языке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Е. А. Гаврилова
аспирант каф. грамматики и истории немецкого языка ф-та немецкого языка МГЛУ- e-mail: e.a. gav@yandex. ru
ПРОЦЕССЫ ДЕФРАЗЕОЛОГИЗАЦИИ И ДЕУНИКАЛИЗАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ
Статья посвящена анализу современных трансформаций идиом немецкого языка, содержащих уникальные компоненты, т. е. фразеологические составляющие, не представленные в лексиконе вне идиомы. Данные процессы являются следствием дефразеологизации идиом, а также деуникализации компонентов, и находят свое отражение в росте вариантов и модификаций идиом.
Ключевые слова: уникальный компонент- идиома- этимология фразеологизма- дефразеологизация- вариант идиомы- вариация идиом- модификация идиом- имплицитность идиомы.
В современном немецком языке существует определенный пласт фразеологизмов, в состав которых входят уникальные компоненты. Данные компоненты означают изолированные слова и формы слов, не употребляемые вне фразеологической конструкции, а также не имеющие на синхронном уровне одинаково звучащих и семантически равных свободных лексем либо форм лексем [10, с. 57- 12, с. 37- 14, с. 126].
В трудах лингвистов-фразеологов, исследовавших уникальные компоненты на материале разных языков, этот лингвистический феномен обозначается также фразеологически изолированным словом и формой слова [14], фразеологически связанным формативом, а также формально связанным конституентом [10- 11].
Если рассматривать слово как единство форматива и значения, то уникальные компоненты не проявляют себя как полноценные слова, так как им не присуще на синхронном уровне самостоятельное значение. Психолингвистические исследования показали, что носители языка воспринимают уникальные составляющие как устаревшие, архаичные и непонятные слова [11, с. 449].
Выделяют следующие причины уникализации лексем:
1) компонент может стать уникальным, если слово устаревает и уходит из свободного употребления. В данном случае слово
может представлять собой различные виды архаизмов: лексические архаизмы (dingfest1: jmdn. dingfest machen — «арестовать, задержать кого-л. «), историзмы (Fersengeld2: Fersengeld geben — «убегать, спасаться бегством»), грамматические архаизмы (Markte3: seine Haut zu Markte tragen — разг. рисковать жизнью, подвергать себя опасности) —
2) компонент может представлять собой термин из узкоспециальной области (Rohrspatz4: schimpfen wie ein Rohrspatz — «ругаться на чем свет стоит») —
3) фразеологическому конституенту могут соответствовать омонимы, являющиеся свободными лексемами (Kegel5: mit Kind und Kegel — «со всей семьей») —
4) компонент может представлять собой слово иностранного происхождения (Fiduz6: kein Fiduz zu etw. haben — «не доверить чему-л. «) [10, с. 59−61- 12, с. 40−42- 14, с. 128−130].
С течением времени фразеологические обороты претерпевают различные изменения. Данные фразеологические трансформации являются следствием дефразеологизации идиом и последующей деуникализации ее компонентов. С вхождением в структуру фразеологической конструкции свободные лексемы теряют свою изначальную семантику- «их значение как бы «растворяется» в том общем значении, которое свойственно всему фразеологизму и которое «поглощает» значения составляющих его частей» [4, с. 159].
Далее происходит забвение семантики фразеологического компонента по причине устаревания обозначаемого им денотата, вследствие чего компонент становится уникальным (ср. Fettnapfchen, Bettelstab, Holzweg). С течением времени уникальные конституенты могут приобретать новые значения, не свойственные им прежде. Примечательно, что фразеологический уникальный компонент «наделяется тем значением, которое раньше было свойственно всему фразеологизму в целом» [4, с. 160]. В. В. Виноградов описывал данное явление следующим образом: «Словосочетание нередко сжимается в одно слово, которое и воспринимает смысловую функцию целой идиомы» [2, с. 123].
1Лексема ding обозначала у древних германцев «собрание», «народный суд».
2Лексема Fersengeld обозначала «денежную выплату».
3Реликтовая флексия -е в форме дательного падежа.
4Термин из орнитологии, синоним Rohrammer («овсянка камышовая»).
5Kegel & lt- свн. kegel «внебрачный ребенок», ср. нем. Kegel «кегля».
6Fiduz & lt- лат. fiducia «доверие».
В. М. Мокиенко вводит при описании данных процессов понятие имлицитности как проявление неустойчивости компонентного состава фразеологизмов. «Под имплицитностью понимается (…) стремление фразеологизма (…) к уменьшению числа компонентов до одной лексемы» [3, с. 96].
Как следствие деуникализации происходит дефразеологизация идиомы, т. е. «восстановление реального смысла устойчивого сочетания и реальных связей его компонентов в определенной ситуации с привычным лексическим окружением при сохранении или обогащении образно-переносного значения фразеологизма» [5, с. 115].
Таким образом, в современном немецком языке весьма частотны случаи «возникновения у слов новых номинативных значений путем актуализации тех потенциальных семантических возможностей, которые они приобрели в составе фразеологической единицы» [1, с. 170].
Фразеологические изменения как следствие потери уникальности компонентов проявляются в языке с помощью приемов вариации и модификации. Большинство фразеологов различает узуальные и окказиональные варианты- последние называются также модификациями. Традиционно узуальными или соответствующими норме признаются варианты, кодифицированные в словарях, в то время как окказиональные или отступающие от нормы варианты (модификации) не зафиксированы в лексикографических изданиях. В современном корпусно-лингвистическом подходе к данной проблеме в центре внимания стоит употребление вариаций или модификаций в реальном дискурсе- таким образом, различение узуальных и окказиональных модификаций идиом не играет более роли [9, с. 59].
Для современного немецкого языка прессы и публицистики характерно частое отступление от норм построения фразеологических конструкций. Модификации занимают центральное место при употреблении идиом в современных текстах СМИ и в беллетристике [6, с. 27].
Различают два вида модификаций: (1) модификации, затрагивающие внешнюю форму фразеологизма, т. е. его лексический состав и морфологическую структуру (в этом случае формальное изменение фразеологизма может повлечь за собой изменение семантики) — (2) модификации значения фразеологизма без изменения внешней формы [6, с. 159]. В данной статье нами будут исследоваться идиомы первого типа модификации.
Весьма употребительна в современном языке СМИ идиома ins Fettnapfchen treten (разг. «задеть кого-л.- наступить кому-л. на любимую мозоль»). Этимология уникального компонента Fettnapfchen отсылает нас к обычаю крестьян на территории Рудных гор ставить у стены между дверью и печкой горшок с жиром для смазывания обуви. Те, кто нечаянно опрокидывали горшок, навлекали на себя негодование хозяйки дома [16]. Идиома известна с XIX в.: damit wirst du ihm schon ins fettnapfchen treten [13- 15]. Образность, лежащая в основе данного фразеологизма, не ограничивается данным регионом. В норвежском и в датском языках мы встречаем фразеологический оборот komme i fedtefadet, в эльзасском диалекте — bi einem’s Ol verschtitt han, в швейцарском варианте — den Ktibel umstofien [16].
В настоящее время в узусе наблюдается уменьшение фиксирован-ности и репродуцируемости идиомы ins Fettnapfchen treten, а также редукция до одного именного компонента.
Следующая цитата демонстрирует изменение синтаксической конструкции через вынесение глагольного компонента в постпозицию в качестве части относительного придаточного предложения. Кроме того, происходит замена ед. числа именной составляющей на мн. число, проявляющаяся в относительном местоимении.
. Das war ein weiteres in einer ganzen Serie von Fettnapfchen, in die der Papst bewusst getreten ist was bei sehr vielen deutschen Katholiken, im Klerus, unter Laien und bei Theologen fur groBes Unverstandnis gesorgt hat [21].
В современном языке наблюдается частое употребление уникальной составляющей данной идиомы в качестве свободной лексемы, употребляемой в значении «промах», «проступок». Данная тенденция свидетельствует о процессе дефразеологизации и деуникализации компонента и о его возврате в разряд полнозначных свободных лексем в новом переносном значении, отражающем смысл всей идиомы. В следующих примерах мы можем зафиксировать процесс имплицирования идиомы путем редукции до одного слова.
Intelligenz macht oft erst empfanglich fur das geistige Fettnapfchen [25].
Mitten in Sachsen-Anhalt bildet eine Hochschule die EU-Experten fur morgen aus (…) Sie hatten englisches Fachvokabular gepaukt und interkulturelle Fettnapfchen analysiert [27].
О свободном употреблении лексемы Fettnapfchen свидетельствует грамматическое изменение числа именного компонента в последнем примере.
Тенденция к имплицитности фразеологической единицы ins Fettnapfchen treten, скорее, не следствие закона языковой экономии, а стремление к большей экспрессивности, достигаемое использованием лексемы Fettnapfchen вместо лексем Fehltritt, Fauxpas.
Процесс потери уникальности фразеологического именного компонента наблюдается и в идиоме auf dem Holzweg sein (разг. быть на ложном пути, заблуждаться). В основе образности фразеологизма лежит понятие Holzweg, которое в свн. обозначало лесовозную дорогу, не ведущую к населенному пункту. Пример употребления уникальной фразеологической конституенты в качестве свободной лексемы:
Allweg ist es kein holzweg, auf dem wir sind (spricht der lenker eines gefahrts), und selb ist gut, da helfe ich zufahren, bis wir zu jemanden kommen oder zu hausern, wo wir vernehmen konnen, wo wir eigentlich sind (Jer. Gotthelf, «Erlebnisse eines Schuldenbauers» [13]).
Причина уникализации данного компонента заключается в его принадлежности к узкоспециальной терминологии [10- 12- 14]. Со временем лексема Holzweg приобрела семантику ложного пути, тупика [16].
Первое письменно зафиксированное употребление лексемы Holzweg в переносном значении мы встречаем у немецкого проповедника конца XV в. Гейлера фон Кайзерсберга:
Man findt under tausent nicht einen, der dem rechten weg nachtrachtet, sondern sie gehn alle dem holzweg nach und eilen heftig, biB sie zu der hellen kommen (Johann Geiler von Kaysersberg. «Sittenpredigt» [16]).
Противопоставление понятия Holzweg, ложного пути, правильному пути (der rechte Weg) проявляется также в следующей цитате XVII в.
Wer jrret, der ist im Lerchenfeld, im Holtzweg, von der LandstraBe, vom rechten Weg kommen: Er hat die Rechnung ohne den Wirt gemacht (Christoph Lehmann. «Florilegium Politicum oder politischer Blumengarten, darin auserlesene politische Sentenz, Lehren, Regula und Sprichworter» [16]).
В нижненемецких диалектах (шлезвиг-гольштинский) мы находим схожее противопоставление понятия Holzweg как дороги в никуда лексеме Salzweg в качестве соляного пути, ведущего к богатству:
Wenn de een de Holtweg geit un de anner de soltweg [16].
В современном немецком языке частотно не только употребление слова Holzweg как связанного компонента идиомы auf dem Holzweg sein, но также как полнозначной лексемы:
Deutsche Archaologen suchten jahrelang nach dem Palast von Dschingis Khans Sohn — an der falschen Stelle (. .)Auch als die Funde der ersten beiden Jahre nicht zur Palasthypothese passten, merkte Huttel noch immer nicht, dass er auf dem Holzweg war und stellte 2002 einen Antrag bei der Deutschen Forschungsgemeinschaft [24].
Gutzeit: Man muss eine gesunde Mitte finden, Fremdbestimmung darf nicht das Ziel sein. Aber es muss ein Geben und Nehmen sein. Beide Seiten mussen voneinander profitieren konnen. Spoun: Das halte ich fur einen Holzweg. Die GroBe eines Gebers liegt in der Zuruckhaltung [23].
Ende eines Holzwegs. Die Bundesregierung verabschiedet sich von einem fur sie einst wichtigen Projekt der Energiewende [19].
Okumenischer Holzweg? «Glaube trennt — Handeln vereint», hieB es in fruheren Phasen der okumenischen Bewegung [20].
Анализируя структурную модификацию идиом ins Fettnapfchen treten и auf dem Holzweg sein в современном языке СМИ, мы наблюдаем сужение фразеологической единицы до слова. Как отмечал В. М. Мокиенко, имплицирование большего контекста в меньший вызывает «семантическую конденсацию» содержания значения идиомы в одной лексеме, а также «шифровку» первоначального образа [3, с. 123]. Данный феномен языка является крайне интересным для исследования из-за уникальности компонентов в составе идиом, претерпевающих трансформацию: безобразные, архаичные и фразеологически связанные уникальные составляющие получают новое самостоятельное переносное значение (Fettnapfchen — «Fehltritt», Holzweg — «Irrweg») и, как следствие, возвращаются в лексический состав языка за счет дефразеологизации.
Схожая тенденция к ослаблению стабильной фразеологической связи между конституентами проявляется в идиомах с уникальным компонентом Bettelstab. Согласно справочным изданиям, данная лексема может существовать в немецком языке только в составе фразеологизмов jmdn. an den Bettelstab bringen («пустить по миру, довести до нищеты, разорить кого-л. «), а также an den Bettelstab kommen, geraten («пойти по миру, разориться»).
Исходной мотивировкой для создания данных фразеологизмов послужило представление о посохе бедняков, на который опирались неимущие. Лексема Bettelstab, символизирующая на основе метонимического переноса «бедность» и «прошение милостыни», встречается в современном немецком языке изолированно от фразеологической конструкции, что свидетельствует о ее деуникализации и о ее возвращении в разряд свободных лексем.
Трансформацию данной идиомы можно отнести к типу фразеологической модификации, при которой формальная модификация сопровождается изменениями в семантике фразеологизма. Для данного типа модификации характерен так называемый «семантический эффект» двусмысленности (Ambiguirung) или прием двойной актуализации, заключающийся в возможности одновременно буквального и переносного прочтения [6, с. 160−161].
Следующие цитаты демонстрируют это явление при замене глагольного компонента фразеологизма:
Wir sehen den Chef der UN-Mission, der mit dem Bettelstab umhergehen muss, um mehr Geld und mehr Personal zu fordern [22].
So aber halte die «die drittreichste Industrienation ihre Hauptstadt am Bettelstab' [28]. Deshalb verwundere es ihn schon sehr, «dass man, bevor man mit dem Bettelstab an die Stadtpforte klopft, erst einmal unter Absingen schmutziger Lieder einige Fenster einwirft& quot- [8].
Statt mit dem Bettelstab durch die Welt zu ziehen, sollten sich die Euro-Politiker daran machen, die gemeinsame Wahrung oder europaische Anleihen fur heimische Anleger interessant zu machen [7].
В следующем примере мы находим редукцию всего фразеологизма до одного именного компонента, что говорит о полной потере уникальности компонента:
Fur ihn ist das der Bettelstab [29].
Библейский фразеологизм mit Engelszungen reden («красноречиво, сладкоречиво, речисто говорить») встречается в Библии в первом стихе 13 главы Первого послания к Коринфянам в Новом Завете. Под говорением на ангельских языках изначально понималось некое мистическое переживание истины. С течением времени данная идиома приобрела дополнительное значение прагматического светского характера: «пытаться кого-либо убедить своим красноречием» [16].
В современном языке стабильность данной идиомы проявляется только в связанности уникальной составляющей Engelszungen с предложным компонентом mit, в то время как глагольная составляющая может быть вариативной, что подтверждают следующие примеры:
Mit Engelszungen und Eselsgeduld redet derzeit halb Europa auf Polens Zwillinge ein [26].
Ganz zu schweigen von den Menschenrechten in China, die von westlichen Gesprachspartnern mit Engelszungen angemahnt werden [17].
Viele Helden der Bahn brechen in ihren behelfsmaBigen Kojen in Tranen aus und konnen nur mit Engelszungen dazu gebracht werden, uberhaupt weiterzufahren [18].
Анализируя вышеприведенные примеры, мы можем судить о тенденции уникальной составляющей Engelszungen к самостоятельному функционированию в языке в качестве аллюзии, проявляющееся в сужении фразеологизма до предложно-именного компонента.
В заключение следует отметить, что уникальные компоненты могут приобретать в составе идиоматических конструкций новые значения, вначале потенциально, т. е. как части единого сложного фразеологического значения- затем происходит актуализация семантики данных компонентов с их последующим вычленением из структуры фразеологизма (дефразеологизация). Вследствие данных процессов происходит деуникализация фразеологических составляющих, которая представляет собой возвращение архаичных лексем в словарный состав языка с новой переосмысленной семантикой, вытекающей из общего значения идиомы.
Таким образом, фразеологические единицы, в том числе уникальные, могут служить источником пополнения словарного состава языка. Как справедливо отметил В. В. Виноградов, фразеологические компоненты представляют собой «не только продукт окаменения и изоляции слов, но и способ, и источник рождения новых слов» [2, с. 122].
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Ахманова О. С. Очерки по общей и русской лексикологии. — М.: Учпедгиз, 1957. — 294 с.
2. Виноградов В. В. Современный русский язык: пособие для лингвистич. фак-тов высш. учеб. заведений: Утв. Наркомпросом РСФСР. — М.: Учпедгиз — Л.: Тип. «Кр. печатник», 1938. — 160 с.
3. Мокиенко В. М. Славянская фразеология. — М.: Высш. шк., 1989. — 286 c.
4. Попов Р. Н. Фразеологизмы современного русского языка с архаичными значениями и формами слов. Методы исследования фразеологического состава русского языка. — Орел: Горизонт, 2010. — 273 с.
5. Попова Л. В. О дефразеологизации устойчивых сочетаний // Проблема устойчивости и вариативности фразеологических единиц. — Тула, 1968. -Вып. 1. — C. 115−120.
6. BurgerH. Phraseologie: Eine Einfuhrung am Beispiel des Deutschen / Schmidt (Erich). — Auflage 4. — Berlin, 2010. — 239 S.
7. Die Suddeutsche Zeitung, 21. 12. 2011. — URL: http: //www. sueddeutsche. de/ wirtschaft/wege-aus-der-schuldenkrise-frag-was-du-tun-kannst-1. 1 240 567 (дата обращ.: 20. 09. 12).
8. Die Suddeutsche Zeitung, 22. 04. 2012. — URL: http: //www. sueddeutsche. de/ bayern/abschluss-der-csu-klausur-in-andechs-das-projekt-bei-dem-seehofer-rot-sieht-1. 1 338 468 (дата обращ.: 25. 09. 12).
9. Dobrovol’skij D. O. Zur Typologie der Idiom-Modifikationen // Актуальные проблемы современной лексикологии, фразеологии и стилистики: сборник статей, посв. 95-летию И. И. Чернышевой. — М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2006. — 232 с. — (Вестн. Моск. гос. лингвист. ун-та- вып. 520. Серия Лингвистика).
10. Dobrovol’skij, D. O., Fleischer, W., Grofie, R., Lerchner, G. (Hrsg.). Beitrage zur Erforschung der deutschen Sprache. — Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1989. — 280 S.
11. Dobrovol’skij D. O., Piirainen E. Sprachliche Unikalia im Deutschen. Zum Phanomen phraseologisch gebundener Formative // Folia Linguistica. Acta Societatis Linguisticae Europaeae / W. U. Dressler. — 28. Jahrgang. XXVIII. -Berlin: Mouton de Gruyter, 1994. — S. 449−474.
12. Fleischer W. Phraseologie der deutschen Gegenwartssprache. — Leipzig: VEB Bibliographisches Institut Leipzig, 1982. — 250 S.
13. Grimm J., Grimm W. Deutsches Woi^^u^. — URL: http: //urts55. uni-trier. de: 8080/Projekte/DWB (дата обращ.: 20. 09. 11).
14. Hacki Buhofer, A. Unikalia im Sprachwandel: phraseologisch gebundene Wбrter und ihre lexikographische Erfassung // Phraseologie im Raum und Zeit / Elisabeth- Piirainen Piirainen, Ilpo Tapani (Ed.). — Baltmannsweiler: Schneider Verlag Hohengehren, 2002. — S. 125−160.
15. Paul H. Deutsches Wбrterbuch. Bedeutungsgeschichte und Aufbau unseres Wortschatzes, 10., uberarbeitete und erweiterte Auflage. — Tubingen: Verlag Niemeyer, 2006. — 1243 S.
16. Rohrich L. Lexikon der sprichwбrtlichen Redensarten. — Freiburg: Verlag Herder, 2006. — 3 Bande. — 1910 S.
17. Spiegel-Online. 01. 03. 2010. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. spiegel. de/spiegel/print/d-69 277 681. html
18. Spiegel-Online. 18. 11. 2009. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. spiegel. de/suche/index. html? suchbegriff=mit+engelszungen
19. Spiegel-Online. 20. 08. 2012. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. spiegel. de/spiegel/print/d-87 818 574. html
20. Welt-Online. 25. 02. 12. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. welt. de/ print/die_welt/debatte/article13887068/0ekumenischer-Holzweg. html
21. Zeit-Online. 06. 02. 2009. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. zeit. de/interview-brandt
22. Zeit-Online. 08. 10. 2011. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. zeit. de/2011/41/L-P-Koenigs
23. Zeit-Online. 09. 10. 2008, Nr. 41. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. zeit. de/2008/41/C-DieDrei
24. Zeit-Online. 12. 02. 2008. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. zeit. de/2008/07/A-Karakorum (дата обращ.: 20. 09. 12).
25. Zeit-Online, 13. 07. 2012. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. zeit. de/karriere/beruf/2012−06/studie-intelligenz-nachteile
26. Zeit-Online, 18.6. 2007. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. zeit. de/ online/2007/25/eu-polen-deutschland
27. Zeit-Online, 20. 05. 2012. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. zeit. de/2012/20/C-Studieren-Halberstadt
28. Zeit-Online, 20. 06. 2002. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. zeit. de/2002/26/Kleine_Stadt_ganz_gross/seite-8
29. Zeit-Online, 24. 09. 1998.- URL: www. zeit. de/1998/40/Die_Erbschlacht/ seite-3

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой