Культура здоровья населения в условиях Среднего Приобья (обзор)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 613. 12(571. 1)
КУЛЬТУРА ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ В УСЛОВИЯХ СРЕДНЕГО ПРИОБЬЯ (обзор)
© 2010 г. Е. А. Багнетова, В. И. Корчин
Сургутский государственный педагогический университет, г. Сургут
В работе отражены результаты исследования актуальных направлений формирования культуры здоровья населения Среднего Приобья. Культура здоровья имеет региональную специфику. В условиях каждого региона существуют свои особенности, которые необходимо учитывать населению в образе жизни. Сегодня имеется достаточно много результатов исследований, позволяющих проводить профилактическую работу по оздоровлению населения Севера.
В то же время отмечен значительный разрыв между профилактическими рекомендациями по выстраиванию образа жизни, позволяющего максимально сохранить здоровье, и информированностью по этим вопросам населения. Компенсировать этот разрыв может система образования. Внедрение в образовательную среду профилактических программ, формирующих культуру здоровья, не требует больших затрат, но, судя по опыту многих стран, является эффективным. Оно позволило бы повысить грамотность населения по вопросам сохранения здоровья в конкретных климатогеографических и экологических условиях региона. Ключевые слова: здоровье, культура здоровья в условиях Севера, здоровый образ жизни.
В цивилизованном обществе здоровье населения является определяющим фактором экономической и социальной политики государства, приоритетным направлением всех профилактических мероприятий. По известным данным ВОЗ, здоровье человека на 50% обусловлено его образом жизни. Но человеческая деятельность, истощая природные ресурсы, настолько нарушила состояние окружающей среды, что невозможно сегодня рассматривать вопросы сохранения здоровья человека без учета особенностей воздействия климатоэкологических условий проживания. Некоторые исследователи считают, что в ближайшие 10−20 лет (при сохранении существующих тенденций развития индустрии) здоровье населения России на 50−70% будет зависеть от качества среды обитания (при недавнем соотношении 20−40%) [30]. Все нарастающее негативное влияние цивилизации на природную среду стало общепризнанной угрожающей реальностью. Наблюдаемое масштабное изменение качества окружающей среды неминуемо ведет к ухудшению здоровья человека. В силу того, что техногенное загрязнение внешней среды различного рода физическими, химическими и биологическими факторами носит глобальный характер с тенденцией к дальнейшему росту, долевой вклад экологического фактора в ухудшение здоровья населения может быть значительно выше, чем принято считать традиционно [34]. Образ жизни, от которого в наибольшей степени зависит здоровье человека, включает в себя не только привычки индивида, но и то, каким воздухом он дышит, какого качества воду ежедневно потребляет, насколько загрязнены токсическими веществами продукты питания и т. п. Так, три четверти населения нашей страны проживает в условиях загрязненной атмосферы и почти половина на территориях, не соответствующих санитарно-гигиеническим нормам [13]. Многие из слагаемых, определяющих образ жизни, имеют экологически обусловленный характер, что, несомненно, ограничивает реальные возможности человека соблюдать требуемые рекомендации здорового образа жизни [33, 34]. Для того чтобы снизить уязвимость человека от негативных воздействий окружающей среды, основное внимание необходимо уделять не только реализации мер по ее охране, но и повышению уровня образованности населения по вопросам сохранения здоровья в таких условиях.
Неблагоприятные климатические характеристики многих российских регионов также оказывают значительное воздействие на здоровье. Природные и антропогенные факторы окружающей среды существенно влияют на показатели здоровья населения, распространение и характер патологии человека, протекание демографических процессов [18, 38]. Так, суровость северных условий в сочетании с неблагоприятным воздействием современного промышленного производства предъявляют
к организму человека значительные требования, вынуждая его использовать дополнительные социальные и биологические средства защиты. Адаптация в этих условиях достигается путем напряжения и сложной перестройки гомеостатических систем организма [2, 11]. Экстремальный характер комплексного воздействия климатических и экологических факторов является основой для формирования региональных особенностей различной патологии человеческого организма [4, 14, 44, 45, 48, 52]. Комплексное воздействие экстремальных факторов природного и антропогенного характера снижает функциональную резистентность организма, что способствует не только повышению уровня заболеваемости, но и значительной ее хронизации [1, 2, 5, 43]. Специфика Среднего Приобья, сложные природные условия и особенности расположенных здесь предприятий не позволяют механически переносить на Север опыт соответствующих мероприятий, накопленный в европейской части страны [46]. Обязательным условием сохранения здоровья населения в этих условиях является высокий уровень экологической грамотности и культуры здоровья. Сегодня имеется достаточно много исследований, результаты которых позволяют проводить профилактическую работу по оздоровлению населения Севера [3, 5, 9, 10, 17, 22, 26, 42]. В то же время существует значительный разрыв между профилактическими рекомендациями по выстраиванию образа жизни, позволяющего максимально сохранить здоровье, и информированностью по этим вопросам населения. Наиболее эффективно в силу своих особенностей (наличие обучающего и воспитательного процесса и массового охвата учащихся всех возрастов) уменьшить этот разрыв способна система образования.
Культурологический подход к здоровью человека как жизненной ценности дает возможность формировать культуру здоровья педагогическими средствами. Проблема сохранения здоровья в настоящее время должна осознаваться не только как медицинская, но и в значительной степени как педагогическая, так как именно культура здоровья человека является ядром профилактических программ и основой первичной профилактики [41].
При анализе опыта данного направления исследований становится очевидной недооценка при воспитании здорового образа жизни учета региональных условий проживания, без рассмотрения которых нельзя говорить о полноценно сформированной культуре здоровья. Климатогеографические и экологические особенности места обитания человека всегда были важнейшим фактором, влияющим на его здоровье [20]. Региональный аспект культуры здоровья предполагает знание этих особенностей проживания и учета их в образе жизни. В нашем исследовании это условия Среднего Приобья, которые по своим природно-климатическим особенностям не имеют аналога в мире. Жизнедеятельность здесь протекает под влиянием сочетанного воздействия факторов внешней среды, что накладывает на биоло-
гические процессы свою специфику, неповторимость и уникальность [24]. Проживание человека в дискомфортных или экстремальных климатогеографических условиях, сочетающихся с тяжелой антропогенной нагрузкой на экологические системы в промышленных регионах, приводит к более интенсивному использованию и быстрому истощению адаптационных резервов организма и, таким образом, к ускоренному расходованию «человеческого капитала» [46].
Север находится в сфере стратегических интересов России и играет ключевую роль в расширенном воспроизводстве ее экономики, освоение его природных ресурсов приобретает для страны первостепенное не только экономическое, но и политическое значение [23]. В то же время на северных территориях России государство столкнулось с проблемой значительного увеличения «человекопотерь» и «человекопотребле-ния» в качестве платы за получение единицы валового внутреннего продукта в виде нефти, газа и др. В таких регионах наблюдается ускоренное развитие экологически обусловленной патологии, осложненное течение хронических заболеваний, преждевременное старениие и омоложениие показателей смертности населения [43]. По мнению В. П. Казначеева с соавт. [19], в настоящее время стоимость единицы валового продукта на Севере в «человекочасах» потраченной жизни почти в 10 раз больше, чем в развитых европейских странах. Такое положение дел противоречит интересам государства и говорит о необходимости внедрения не только медикоэкологических [56], но и образовательных профилактических программ, информирующих население о факторах риска и способах уменьшения их воздействия. Культура здоровья в этом регионе должна включать в себя знание не только специфических природных факторов, но и особенностей сохранения здоровья в этих условиях (как выработанных веками коренным населением, так и рекомендованных гигиенистами, эпидемиологами, клиницистами, физиологами и психологами).
Жизнь человека в Среднем Приобье связана с климатическими, экологическими, социальными, психологическими и другими аспектами адаптации к специфическим северным условиям. Подавляющее большинство местного населения являются мигрантами из других областей страны, поэтому процесс приспособления проходит с сильным напряжением адаптационных систем организма, с затрудненной компенсацией, что приводит к неэкономному расходованию функциональных резервов. Воздействие климатических факторов на организм человека является сочетанным, состоящим из влияния отдельных метеоклиматических факторов: температуры, циркуляции и влажности воздуха, атмосферного давления, специфического фотопериодизма [49]. Влияние на этом фоне техногенных и производственных факторов создает дополнительную нагрузку на защитные механизмы, увеличивая риск развития различных заболеваний.
Как отмечается в докладе ВОЗ (2002) о состоянии здравоохранения в мире по вопросу «Уменьшение риска, содействие здоровому образу жизни», главным элементом профилактики должно стать изучение факторов риска для здоровья [58]. Оценка риска для здоровья населения от воздействия вредных факторов окружающей среды является относительно новым научным направлением [32]. В обычном понимании риск — это вероятность возникновения какого-либо нежелательного события с предсказуемыми последствиями за определенный промежуток времени [6]. Применительно к воздействию неблагоприятных факторов окружающей среды риск — это ожидаемая частота нежелательных эффектов у населения, возникающих от определенного количества этих воздействий. При анализе данного направления исследований отмечается недооценка определения уровня грамотности населения по региональным аспектам сохранения здоровья, что, по сути, является основой первичной профилактики и важнейшим компонентом оценки факторов риска для здоровья. Как показывают результаты наших исследований, подавляющее большинство респондентов (старшеклассники, студенты и педагоги) мало осведомлены об особенностях адаптации организма к условиям Севера и о необходимости тщательно контролировать состояние своего здоровья- не ориентируются в региональных климатоэкологических факторах риска для здоровья и соответственно способах уменьшения их воздействия [21]. Наши респонденты, проживая в регионе, где наблюдается эпидемия метеопатий [46], почти ничего не знают о существовании способов профилактики метеочувствительности- мало осведомлены о правилах полноценного питания в данной местности, о дефиците витаминов и минеральных веществ у людей, проживающих в Среднем Приобье- о том, что подземные воды региона не соответствуют определенным санитарно-гигиеническим требованиям и нуждаются в дополнительной очистке перед употреблением специализированными фильтрами, и мн. др.
Важнейшим элементом профилактической деятельности является изучение поведенческих факторов риска [29] и уровня грамотности населения по вопросам сохранения здоровья в региональных условиях. Очевидно также, что только осведомленности по этим вопросам недостаточно, если она не находит отражения в образе жизни человека. Необходимо планомерно формировать культуру здоровья детей и учащейся молодежи средствами образовательной среды. Региональные аспекты культуры здоровья включают в себя осведомленность обо всех климатических и экологических особенностях региона, влияющих на здоровье человека. Необходимость этого знания объясняется тем, что существует ряд естественно-природных и антропо- и техногенных факторов, игнорирование которых в образе жизни может рассматриваться как фактор риска для здоровья. В условиях Среднего Приобья это следующие особенности.
• Высокий уровень геомагнитных возмущений, частые магнитные бури, являющиеся серьезным фактором риска развития и быстрого прогрессирования патологии кардиореспираторной системы для людей с высоким уровнем магниточувствительности. Знание этих факторов риска, психофизиологических особенностей своего организма и способов профилактики метеопатий является необходимой составной частью культуры здоровья жителей Среднего Приобья.
• При длительном проживании на Севере в силу продолжительного периода воздействия холодных температур формируются такие устойчивые факторы риска, как долговременное пребывание в помещениях, что создает условия для гипоксии и гиподинамии [7]. Недостаток движения наряду с разбалансированным питанием приводит к нарушениям в липидном обмене и повышению массы тела. Малоподвижный образ жизни, являясь повсеместной проблемой [50,
53, 55], в условиях Севера является дополнительным фактором риска развития сердечно-сосудистых заболеваний [47]. У жителей нашего региона по сравнению с населением средней полосы болезни сердечно-сосудистой системы встречаются чаще, рост их распространенности напрямую связывают с длительностью проживания на Севере [8, 39, 40, 57]. Проведенные по этой проблеме научные исследования содержат рекомендации не только по современным методам оценки физической активности как биосоциального природосообразного феномена поведения человека [54, 59, 60], но и по организации адекватной двигательной активности с учетом условий Среднего Приобья [25−27].
• Широкое распространение эндопаразитов, поражающих внутренние органы. Среди паразитарных заболеваний особое значение имеет описторхоз, так как регион является центром мирового очага опистор-хоза [15]. Достаточно широко распространен и другой гельминт — широкий лентец, вызывающий дифил-лоботриоз. И если по распространению описторхоза велась многолетняя профилактическая работа по информированию населения, то в отношении дифил-лоботриоза и других паразитарных заболеваний наблюдается низкий уровень осведомленности. Культура здоровья жителей региона должна включать в себя точные знания механизмов заражения описторхозом и дифиллоботриозом, симптомов этих заболеваний и способов их профилактики.
• Особенности северного климата усиливаются рядом экологических и антропогенных воздействий, что еще повышает цену за приспособление к этим условиям. Среднее Приобье лидирует не только в России, но и в мире по техногенным ситуациям, связанным с выбросом нефти и нефтепродуктов. Незнание источников попадания нефтепродуктов в организм человека, особенностей их воздействия и способов профилактики является фактором риска в образе жизни. Неслучайно самый высокий уровень профессиональной заболеваемости в нашем регионе
(29,4% от общего числа) зарегистрирован на предприятиях нефтедобывающей промышленности [17]. Ткани местной речной рыбы заметно загрязнены нефтепродуктами — водорастворимыми фракциями нефти. Исследования, проведенные в Среднем Приобье, показали, что рыбы карповых пород (плотва, язь) загрязнены нитрозаминами, являющимися сильнейшими канцерогенами. Широко распространенное в регионе копчение этой рыбы еще больше повышает содержание нитрозаминов. Поскольку природоохранные мероприятия не финансируются в достаточной мере, округ уже 15 лет находится на грани экологической катастрофы, а загрязнение окружающей среды продолжается с той же интенсивностью.
• В подземных водах региона, составляющих основную часть хозяйственно-питьевого водоснабжения, содержится большое количество железа и марганца. Содержание солей железа в среднем превышает ПДК в 3 раза, а в некоторых водозаборах оно и в 10 раз превышает нормативы, предусмотренные ВОЗ [17]. Подземные воды отличаются чрезмерной мягкостью (низким содержанием солей кальция и магния, обеспечивающих электрохимические и обменные процессы в клетке). Данные отечественных и зарубежных исследований свидетельствуют о связи ряда патологических состояний с длительным употреблением слишком «мягких» или слишком «жестких» питьевых вод, отличающихся прежде всего содержанием карбонатов и гидрокарбонатов кальция и магния [31, 37, 61]. Употребление так называемой «мягкой» воды в сочетании с ограниченным потреблением соков, овощей, фруктов и превалированием мясных, рыбных и консервированных продуктов приводит к нарушению баланса веществ, синтезируемых в организме человека. Уровень заболеваемости населения Среднего Приобья, обусловленный водным фактором, составляет 26−52% от общей заболеваемости, поэтому эколого-водохозяйственную обстановку данного района расценивают как неблагополучную.
• У населения Среднего Приобья выявляют разбалансированность рационов питания по основным жизненно важным химическим элементам и витаминам — антиоксидантам [10]. Известно, что при скрытом дефиците витаминов и необходимых минеральных веществах в организме развиваются серьезные нарушения функций отдельных органов и систем [12, 35, 36, 51]. Особенно опасно недостаточное поступление микронутриентов в юношеском возрасте, так как это отрицательно сказывается на физическом развитии, уровне здоровья, успеваемости, способствует постепенному развитию хронических заболеваний и в конечном итоге препятствует формированию здорового поколения. Исследования, отражающие микронутриентные особенности населения урбанизированного Севера, позволили разработать научно обоснованные рекомендации по организации сбалансированного питания в условиях Среднего Приобья. Населению региона необходимо включать
в рацион продукты, обогащенные витаминами и жизненно важными микроэлементами, дополнительно принимать биологически активные препараты, обладающие антиоксидантными свойствами [10, 22]. Эти мероприятия в сочетании с другими составляющими здорового образа жизни будут способствовать сохранению и улучшению здоровья северян. Ряд школьных предметов и дисциплин высших учебных заведений позволяют включать в свое содержание изучение вопросов организации рационального питания с учетом региональных особенностей.
• Исследования, проведенные на Ямале, в Ханты-Мансийском автономном округе, показали, что эффективность адаптивных процессов и устойчивость к возникновению заболеваний зависят от реагирования психоэмоциональной сферы на действие экстремальных климатогеографических и экологических факторов [42]. Психоэмоциональное напряжение, возникающее с первых дней контакта с условиями Севера, вначале является ключевым звеном адаптивного процесса, экономичного использования ресурсов организма, а в последующем — основой формирования дизадап-тивных и патологических расстройств, более раннего старения организма, чем в средних широтах [42, 45]. Распространенность психоэмоционального напряжения среди трудоспособного населения в условиях Севера имеет достаточно высокий уровень, и на нее влияют многие факторы, включая пол, возраст, состояние здоровья, уровень образования и мн. др. [16]. Методы психофизиологической регуляции, высокий уровень психологической грамотности, будучи важнейшими компонентами здорового образа жизни в любом регионе, в условиях Севера являются жизненно необходимой составляющей культуры здоровья. Уже в процессе обучения в школе возможностями психологической службы необходимо знакомить учащихся со способами регуляции психоэмоциональных состояний и методами повышения устойчивости к эмоциональному стрессу. На развитие психоэмоционального напряжения помимо климатогеографических условий оказывают влияние такие факторы, как повышенные рабочие и учебные нагрузки, поэтому ритм жизни и интенсивность трудовой деятельности в северных регионах должны отличаться умеренностью. Однако, как показывают результаты исследований, эта рекомендация в образе жизни населения игнорируется в силу недопонимания значительности воздействия на здоровье климатоэкологических факторов Севера [9, 21, 25, 28].
Аналогичные исследования, проведенные в одном из промышленных центров Сибири с высоким уровнем техногенного загрязнения окружающей среды, показали, что вся совокупность профилактических здоровьеобразующих факторов, в том числе их социальная, гигиеническая и экологическая составляющие, не способствовали сохранению и укреплению здоровья детей и подростков [28]. На фоне негативных тенденций в состоянии здоровья подрастающего поколения
выявилось отсутствие не только навыков здорового образа жизни, но и потребности в их реализации. Во всем многообразии причин такой ситуации примечательно то, что гигиена остается теоретической наукой, а профилактика в современных условиях не является на практике приоритетным направлением государственной политики. Наши исследования также выявляют отсутствие планомерного формирования культуры здоровья учащихся всех возрастов как основы профилактических направлений деятельности. В то же время хорошо организованная пропаганда медицинских и гигиенических знаний среди населения способствует снижению заболеваемости и смертности, помогает воспитывать здоровое, физически крепкое поколение.
В условиях каждого региона, подобно Среднему Приобью, существуют свои особенности, которые необходимо учитывать населению в образе жизни. Разрыв, имеющийся между научными рекомендациями по сохранению здоровья с учетом региональной специфики (по данным профилактической медицины, физиологов, экологов, психологов) и осведомленностью по этим вопросам населения, колоссален, о чем наглядно говорят результаты многих исследований [9, 25, 28]. Компенсировать этот разрыв может система образования. Внедрение в образовательную среду профилактических программ, формирующих культуру здоровья, не требует больших затрат, но, судя по опыту многих стран, является эффективным- оно позволило бы повысить грамотность населения по вопросам сохранения здоровья в конкретных климатогеографических и экологических условиях региона.
Список литературы
1. Авцын А. П. Патология человека на Севере / А. П. Ав-цын. — М.: Медицина, 1985. — 415 с.
2. Агаджанян Н. А. Адаптация человека к условиям Крайнего Севера: эколого-физиологические механизмы / Н. А. Агаджанян, Н. Ф. Жвавый, В. Н. Ананьевю — М.: КРУК, 1998. — 240 с.
3. Агаджанян Н. А. Проблемы адаптации и учение о здоровье / Н. А. Агаджанян, Р. М. Баевский, А. П. Берсенева. — М.: РУДН, 2006. — 284 с.
4. Агаджанян Н. А. Человек в условиях Севера / Н. А. Агаджанян, П. Г. Петрова. — М.: КРУК, 1996. — 208 с.
5. Агаджанян Н. А. Экологический портрет человека и роль микроэлементов / Н. А. Агаджанян, М. В. Велданова,
А. В. Скальный. — М.: КМК, 2001.- 235 с.
6. Большаков А. М. Оценка и управление рисками влияния окружающей среды на здоровье населения /
А. М. Большаков, В. Н. Крутько, Е. В. Пуцилло. — М.: Эдитория УРСС, 1999. — 256 с.
7. Буганов А. А. Вопросы профилактической кардиологии в экологически нестабильном районе Крайнего Севера /
А. А. Буганов, Е. Л. Уманская, Л. В. Саламатина. — Надым, 2000. — 204 с.
8. Буганов А. А. Вопросы профилактической медицины в Ямальском регионе / А. А. Буганов. — Надым, 2002.
— 223 с.
9. Вишневский В. А. Теория и технология построения внутришкольной системы оздоровления в специфических условиях природной и социальной среды. — Сургут: СурГУ, 2005. — 224 с.
10. Голубкина Н. А. Обеспеченность селеном жителей г. Сургута Тюменской области / Н. А. Голубкина, Т. Я. Кор-чина, Н. Н. Меркулова // Экологические системы и приборы. — 2004. — № 3. — С. 48−51.
11. Гудков А. Б. Внешнее дыхание человека на Европейском Севере / А. Б. Гудков, О. Н. Попова. — Архангельск: СГМУ, 2009. — 242 с.
12. Доронин А. Ф. Функциональное питание / А. Ф. Доронин, Б. А. Шендеров. — М.: Грантъ, 2002. — 294 с.
13. Доронина О. Д. Стратегия ООН для устойчивого развития в условиях глобализации / О. Д. Доронина, О. Л. Кузнецов, Ю. А. Рахманин — под ред. Н. Ф. Изме-рова. — М.: РАЕН, 2005. — 248 с.
14. Доршакова Н. В. Особенности патологии жителей Севера / Н. В. Доршакова, Т. А. Карапетян // Экология человека. — 2004. — № 6. — С. 48−52.
15. Дунаев П. В. Проблема адаптации человека к климатогеографическим и производственным условиям севера Тюменской области / П. В. Дунаев, Г. С. Соловьев,
B. А. Агарков, В. Л. Янин // Проблемы формирования, сохранения, восстановления и укрепления здоровья: сб. науч. тр. — М. — Тюмень: Тюменская обл. типография, 1995. — С. 35−40.
16. Иванова Т. Н. Психоэмоциональное напряжение как фактор риска соматических заболеваний в условиях Европейского Севера / Т. Н. Иванова, О. А. Юдинцева,
C. Н. Одинцова // Экология человека. — 1998. — № 2.
— С. 35−36.
17. Зуевский В. П. Окружающая среда и здоровье населения Ханты-Мансийского автономного округа / В. П. Зуевский, В. А. Карпин, В. Н. Катюхин и др. — Сургут: Сур Г У, 2001. — 71 с.
18. Зуевский В. П. Экологическая ситуация и медицинские проблемы в Ханты-Мансийском автономном округе // Медико-биологические и экологические проблемы здоровья человека на Севере: сб. материалов Всерос. науч. -практ. конф. Ч. 1 / под ред. В. П. Зуевского. — Сургут: 2000.
— С. 59−64.
19. Казначеев В. П. Проблемы «Сфинкса XXI века». Выживание населения России / В. П. Казначеев, Я. В. Поляков, А. И. Акулов и др. — Новосибирск, 2000.
— 232 с.
20. Карпин В. А. Современные проблемы адаптации и здоровья населения северных урбанизированных территорий / В. А. Карпин // Актуальные проблемы адаптации человека: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 2. — Сургут: РИО СурГПИ, 2002. — С. 82−85.
21. Корчин В. И. Региональные аспекты культуры здоровья молодежи Среднего Приобья / В. И. Корчин, Е. А. Багнетова // Экология человека. — 2007. — № 4.
— С. 60−64.
22. Корчина Т. Я. Медико-экологические аспекты оптимизации здоровья населения урбанизированного северного региона / В. И. Корчин. — ОГУП «Шадринский Дом Печати», 2009. — 90 с.
23. Леготина Т. С. Основные тенденции инвестиционной деятельности в рациональном природопользовании северного региона / Т. С. Леготина // Экология человека.
— 2007. — № 7. — С. 3−7.
24. Литовченко О. Г. Возрастная динамика основных морфологических, физиологических и психофизиологиче-
ских параметров уроженцев Среднего Приобья 7−20 лет / О. Г. Литовченко. — Сургут: ГОУ ВПО СурГУ ХМАО
— Югры, 2009. — 85 с.
25. Логинов С. И. Общая эколого-географическая характеристика Югры в аспекте физической активности человека и его здоровья на урбанизированном сибирском севере / С. И. Логинов, Л. В. Гизатулина, М. Н. Мальков, Т. В. Косолапова // Экологический вестник ЮГОРИИ. — Т.4. — № 1. — 2007. — С. 23−38.
26. Логинов С. И. Стимуляция физической активности, связанной со здоровьем студентов сибирского Севера, на основе транстеоретической модели изменения поведения / С. И. Логинов, Л. И. Ревдова // Теория и практика физической культуры. — 2003. — № 4. — С. 21−26.
27. Логинов С. И. Физическая активность / С. И. Логинов — Сургут: СурГУ, 2006. — 158 с.
28. Новикова И. И. Закономерности формирования популяционного здоровья детей и подростков крупного промышленного центра Сибири / И. И. Новикова // Экология человека. — 2006. — № 1. — С. 17−20.
29. Потемкина Р. А. Мониторирование поведенческих факторов риска неинфекционных заболеваний среди населения / Р. А. Потемкина // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья. — 2005. — № 4. — С. 4−17.
30. Протасов В. Ф. Экология, здоровье и охрана окружающей среды в России / В. Ф. Протасов. — М.: Финансы и статистика, 2000. — 672 с.
31. Рахманин Ю. А. Экологически обусловленные ущербы здоровью: методология, значение и перспективы оценки / Ю. А. Рахманин, С. М. Новиков, Г. И. Румянцев, С. И. Иванов. — М., 2005. — С. 9−18.
32. Ревич Б. А. Экологическая эпидемиология / Б. А. Ре-вич, Г. И. Авилиани. — М.: Академия, 2004. — 384 с.
33. Сидоров П. И. Системный мониторинг общественного здоровья / П. И. Сидоров, А. Б. Гудков, Т. Н. Унгуряну // Экология человека. — 2006. — № 6. — С. 3−8.
34. Сидоров П. И. Экология человека на Европейском Севере России / П. И. Сидоров, А. Б. Гудков // Экология человека. — 2004. — № 6. — С. 15−21.
35. Скальный А. В. Радиация, микроэлементы, антиоксиданты и иммунитет / А. В. Скальный, А. В. Кудрин.
— М.: Мир Макет, 2000. — 421с.
36. Скальный А. В. Химические элементы в физиологии и экологии человека / А. В. Скальный. — М.: ОНИКС 21 век: Мир, 2004. — 215 с.
37. Соколов С. В. Некоторые экологические аспекты качества питьевой воды г. Сургута / С. В. Соколов,
С. Н. Русак, Л. А. Пак // Сборник научных трудов. Вып. 8.1. Здоровье, физическое воспитание и культура. II. Медицина. — Сургут: СурГУ, 2001. — С. 194−199.
38. Соловьев В. С. Экологическая и социальная физиология человека в условиях северного города / В. С. Соловьев, В. Г. Мироненко, Н. Н. Гребнева // Труды NDI, вып. 1. Пути и средства достижения сбалансированного эколого-экономического развития в нефтяных регионах Западной Сибири. — Нижневартовск: Уральский рабочий, 1995. — С. 86−88.
39. Токарев С. А. Популяционная оценка факторов, формирующих здоровье детей Крайнего Севера / С. А. Токарев, А. А. Буганов // Вопросы современной педиатрии.
— 2007. — Т. 5, № 1. — С. 15−17.
40. Токарев С. А. Предикторы и пути профилактики сердечно-сосудистой патологии у подростков Крайнего Севера / С. А. Токарев, А. А. Буганов, Е. Л. Уманская // Педиатрия. — 2005. — № 2. — С. 83−86.
41. Филиппов П. И. Гигиеническое воспитание и формирование здорового образа жизни / П. И. Филиппов,
В. П. Филиппова. — М.: ГОУ ВУНМЦ МЗ РФ, 2003.
— 288 с.
42. Хаснулин В. И. Введение в полярную медицину. — Новосибирск: СО РАМН, 1998. — 337 с.
43. Хаснулин В. И. Дискомфортность окружающей среды для жизнедеятельности населения и районирование территории России / В. И. Хаснулин, А. К Собакин, П. В. Хаснулин и др. // Экология человека. — 2004. — № 6. — С. 43−47.
44. Хаснулин В. И. Современные проблемы адаптации и здоровья населения северных урбанизированных территорий / В. И. Хаснулин, В. А. Карпин // Актуальные проблемы адаптации человека: сб. науч. тр. — Сургут: РИО СурГПИ, 2002. — С. 82−85.
45. Хаснулин П. В. Экологически обусловленный стресс и дизадаптивные гипертензивные реакции на Севере / П. В. Хаснулин, Е. Л. Потеряева, В. И. Хаснулин // Экология человека. — 2005. — № 7. — С. 36−39.
46. Хрущев В. А. Здоровье человека на Севере /
В. А. Хрущев. — М.: Астра, 1994. — 186 с.
47. Шевченко О. П. Метаболический синдром / О. П. Шевченко, Е. А. Проскурничий, А. О. Шевченко. — М.: Риафарм, 2004. — 141 с.
48. Bittel J. H. M. Heat debt as an index for cold adaptation in man / J. H. M. Bittel // J. Appl. Physiol. — 1987. — Vol. 62, N 4. — P. 1627−1631.
49. Bronson F. H. Are humans seasonally photoperiodic / F. H. Bronson // Journal of Biological Rhythms. — 2004.
— Vol. 19, N 3. — P. 180−192.
50. King A. C. Theoretical approaches to the promotion of physical activity. Forging a transdisciplinary paradigm / A. C. King, D. Stokols, E. Talen [et el.] // Am. J. Prev. Med.
— 2002. — Vol. 23, N 2 (Suppl. 1). — P. 15−25.
51. Klassen H. G. Magnesium, vitamine, spurenelemente any mineralstoffe / H. G. Klassen, H. K. Biesalski, J. Koehrle, K. Schuemann. — Stuttgart — NY: Georg Thieme Verlag, 2002. — S. 132−137.
52. Le blanc J. High Altotude Medicine / J. Le blanc — ed. by G. Ueda [et al.] // Published by Shinshu University, Matsumoto, Japan. — 1992. — P. 475.
53. Lefevre J. Relation between cardiovascular risk factors at adult age, and physical activity during youth and adulthood: the Leuven Longitudinal Study on Lifestyle, Fitness and Health / J. Lefevre, R. Philippaerts, K. Delvaux, et al. // lnt. J. Sports Med. — 2002. — Vol. 23 (Suppl. 1). — S. 32−38.
54. Jackson A. W. Physical activity for health and fitness / A. W Jackson [et al.]. — Champaing: Human Kinetics, 2004. — 368 p.
55. Marcus B. H. Interactive communication strategies: implications for population — based physical activity promotion / B. H. Marcus, C. R. Nigg, D. Riebe // Am. J. Prev. Med.
— 2000. — Vol. 19, N 2. — P. 121 — 126.
56. Minn R. E. Global Environmental Monitoring tem (GEMS). Action Plan for Phase / R. E. Minn. — Toronto, 1973. — 130 p.
57. Risk factors, atherosclerosis and cardiovascular disease among Aboriginal people in Canada: the Study of Health Assessment and Risk Evaluation in Aboriginal People (SHARE-AP) / S. S. Anand [et al.] // Lancet. — 2001. — Vol. 358, N 6. — P. 1147−1 153.
58. The World Health Report 2002: Reducing Risks, Promoting Healthy Life / World Health Organization. — Geneva, 2002. — 250 p.
59. Thomas J. R. Research methods in physical activiti / J. R. Thomas, J. K Nelson. — Champaign: Human Kinetics, 2001. — 449 p.
60. Welk G. J. Physical activity assessments for health -related research / G. J. Welk, ed. — Champaing: Human Kinetics, 2002. — 270 p.
61. Yang C. Y., Chiu J. F, Chiu H. F., et al. // J. Toxicol. Environ. Hlth. — 1996. — Vol. 49, N 9. — P 1−9.
HEALTH CULTURE OF THE POPULATION OF THE MIDDLE PRIOBIYA (review)
E. A. Вagnetova, V. I. Korchin
Surgut State Pedagogical University, Surgut
In the work the results of studies of the actual directions of the shaping the culture of health of the population Middle Priobiya are reflected. The Culture of health has regional specifics. In condition of each region, like Middle Priobiyu there are their own particularities, which necessary to take into account the population in lifestyle. Now days, there are enough scientific works allowing to do preventive work on
recovery of the population of the North. There is significant breakup between preventive recommendation on straightening lifestyle, allowing greatly save health and awareness on this questions of the population. To compensate this breakup is possible with the help of system of education. Introduction in educational ambience of the preventive programs, forming culture of health, does not require the greater expenseses, but on experience of the many countries is efficient. This has allowed to raise literacy of the population on the questions of the keeping health in concrete climate and ecological condition of the region.
Key words: health, health standard in conditions of the North, healthy life-style.
Контактная информация:
Багнетова Елена Александровна — доцент кафедры медико-биологических дисциплин и безопасности жизнедеятельности Сургутского государственного педагогического университета.
Адрес: 628 403, Тюменская обл., г. Сургут, ул. Артема, д. 9
E-mail: angeliclayer01@rambler. ru
Статья поступила 15. 02. 2010 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой