Процессы интернационализации и глобализации высшего образования в контексте государственных интересов США

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Политология
Ю.В. Иванишкина
Процессы интернационализации и глобализации высшего образования в контексте государственных интересов США
В статье исследуются процессы интернационализации и глобализации современной системы американского высшего образования и роль государства в регулировании этих процессов. Определены основные причины и направления интернационализации образовательной системы США. Особое внимание посвящено проблемам педагогического мультикультурализма и практике работы с международными студентами, влиянию государственной политики в отношении международной мобильности на статус США как мирового лидера. Проанализированы перспективы развития интернационализации и глобализации образования в мировом масштабе, проблемы соотношения национальной и глобальной образовательных систем.
Ключевые слова: интернационализация, глобализация, международный обмен, мультикультурализм, международная мобильность, дистанционное образование, неформальное образование, консорциум, глобальный университет.
Современная система высшего образования США — одна из наиболее эффективных и динамичных в мире. Американские университеты на протяжении многих лет возглавляют самые авторитетные мировые рейтинги. Будучи лидером в данной сфере, США неизбежно оказывает значительное влияние на развитие образовательных процессов на всей планете.
Одним из главных достоинств американской системы высшего образования является ее высокая адаптивность. Образовательная система США, при поддержке государства, традиционно быстро реагирует на все вызовы настоящего и будущего времени, активно внедряя в учебный и научный процесс перспективные инновации. Специфической особенно-
Политология
стью данной системы образования является ее историческая децентрализация — управленческие функции переданы правительствам штатов, а университеты пользуются широкой автономией, что постоянно подчеркивается администрацией США всех уровней. Несмотря на этот факт, деятельность всех высших учебных заведений США служит воплощению единой долговременной стратегии развития, определяемой и поддерживаемой государством. Интернационализация и глобализация высшего образования как актуальные тенденции современного образования, безусловно, являются объектом целенаправленной государственной политики, направленной на достижение ряда экономических и геополитических целей. Развитие глобальных процессов в образовании на данном историческом этапе сопровождает бурный рост влияния американских вузов в качестве значимых акторов общемировой политики.
В современной науке присутствуют определенные проблемы, связанные с четким разграничением значения терминов «интернационализация» и «глобализация». Интернационализация образования — это процесс растущего усиления международной составляющей в образовательном процессе. Интернационализация осуществляется на двух уровнях: внутреннем (студенческая и академическая мобильность, научное партнерство) и внешнем (трансграничное образование). Оба уровня служат ускорению процесса глобализации, но на определенном этапе внешней интернационализации она начинает перерастать в глобализацию — процесс интенсификации взаимозависимостей между сообществами, ведущий к стандартизации мира [6, с. 66]. В связи с этим некоторые ученые разграничивают понятия интернационализации и глобализации. Но если интернационализация оценивается большинством исследователей как необходимый и в целом позитивный процесс, то отношение к глобализации неоднозначно в связи с рисками, которые она может принести национальным системам образования [1, с. 59−61- 7, с. 21−23].
Процессы интернационализации и глобализации, которым посвящена эта статья, охватили систему образования США позже, чем другие сферы общественной жизни, такие, как экономика, политика и культура. Вузы США, как и всех других стран, изначально были созданы для обучения американских граждан и обслуживания внутреннего рынка. В первой половине ХХ в. подавляющее большинство учащихся и преподавателей высших учебных заведений составляли мужчины — англосаксы и протестанты. Выбор учебного заведения зависел в первую очередь от класса, нации и конфессии, к которым принадлежал будущий студент. В определенной степени эта зависимость сохраняется до сих пор. Высокая стоимость образования в университетах США ограничивает доступ
к нему значительной части американских граждан, не имеющих высокого дохода. Результаты интернациональных тестов показывают низкую компетентность американских школьников и студентов по целому ряду ключевых дисциплин [14, с. 134]. Несмотря на это, привлечение именно международных студентов является для США государственным приоритетом в образовательной сфере. В настоящее время США занимают первое место в мире по количеству иностранных студентов, число которых растет с каждым годом [21, с. 54].
На пути к современному международному престижу американская система образования прошла определенную эволюцию. После Второй мировой войны Америка стала одной из двух сверхдержав, что поставило перед страной ряд новых геополитических задач. Экономическая и культурная экспансия, реализуемая в условиях жесткой конкуренции с Советским Союзом, стимулировала потребность в обучении американских студентов новым кросс-культурным компетенциям. В 1946 г. Бюро по вопросам образования и культуры Госдепартамента США приступило к реализации программы Фулбрайта по организации и финансированию международных обменов в сфере образования. До сих пор программа, предложенная сенатором Д. Фулбрайтом, является самым масштабным проектом по предоставлению образовательных грантов талантливым зарубежным и американским студентам [23, с. 18−19].
Академические и научные обмены сыграли важную роль в развитии «мягкой экспансии» США. Начиная с 1950-х гг. к этой инициативе Госдепартамента США присоединились Фонд Форда, Совет социальных исследований и многие другие организации, руководившие программами обмена в 111 американских университетах. С конца 1950-х гг. до перестройки около 50 тыс. советских студентов и специалистов посетили США. Идеолог концепции «мягкой силы» Д. Най отмечает, что главной задачей международных обменов стала работа с национальными элитами (журналистами, учеными, общественными деятелями, музыкантами), которые являются главными проводниками культурных и политических изменений в своих странах. Эффект от поездки в США может наступать постепенно, но Америка «играет в долгосрочную игру». Наиболее ярким примером геополитической эффективности международных обменов стал результат обучения в Колумбийском университете будущего «идеолога перестройки» А. Н. Яковлева, много лет спустя оказавшего решающее влияние на либеральную трансформацию взглядов М. С. Горбачева. Поездки в США представителей национальных элит их бывший участник О. Калугин сравнил с даром «Троянского коня». Всего за время существования программ международного об-
ВЕСТНИК
МГГУ им. М.А. Шолохова
Политология
мена в них приняли участие более миллиона иностранцев, многие из которых позднее стали Нобелевскими лауреатами и главами государств и правительств [16, с. 110- 18, с. 45−46- 23, с. 54].
Задачами международного обмена в отношении американских студентов стало формирование навыков межкультурной коммуникации и быстрой адаптации в новой среде, приобретение связей и знакомство с интернациональным рынком. Владение этими компетенциями должно было помочь молодым жителям изолированной сверхдержавы эффективно вести бизнес и распространять влияние США в разных уголках планеты.
Экономический подъем 60-х годов ХХ в. требовал большого количества высококвалифицированных кадров для обслуживания постиндустриальной экономики, что вызвало необходимость государственной поддержки высшего образования. Повышению доходов населения и увеличению социальных расходов государства сопутствовали процессы демократизации общества, также повлиявшие на популярность высшего образования, которое становится все более массовым [12, с. 555]. Катализатором масштабных общественных протестов стали новые социальные движения 1960-х гг., приведшие к значительной трансформации американского общества. Отмена апартеида, эмансипация женщин и массовые волны эмиграции со всех континентов постепенно меняли этнический и гендерный состав студентов и преподавателей высших учебных заведений.
Ответом на новые общественные вызовы стало постепенное открытие системы высшего образования для представителей различных национальных меньшинств США и массового потока международных студентов. Важным этапом на пути к интернационализации образования стало формирование и распространение мультикультурной идеологии. Хотя отдельные элементы либерализации проникают в систему образования уже с середины 1950-х гг. [Там же], государственная концепция мультикуль-турного образования создается в 60−70-е гг., когда возникает объективная необходимость в формировании новой американской идентичности. На протяжении второй половины ХХ в. государственная политика мульти-культурного образования находит выражение в создании соответствующей законодательной базы всех уровней: федерального, регионального и муниципального. Педагогический мультикультурализм также выразился в отходе от исключительно европоцентристского подхода и включении в учебные программы этнокультурных компонентов, отражающих культуру национальных и социальных меньшинств. Мультикультурные реформы высшего образования должны были стать своеобразной компенсацией вреда, нанесенного представителям так называемых «подавляемых культур» в период расизма и апартеида.
С 1960-х гг. государство начинает политику финансового стимулирования вузов, предоставляющих квоты для студентов из титульных меньшинств. С этого момента как государственные, так и частные учебные заведения вынуждены прикладывать активные усилия для привлечения в ряды студентов молодых людей из числа национальных меньшинств [15]. Со временем эта инициатива получила название «позитивной дискриминации». Недостаточное количество конкурентоспособных студентов из этнических меньшинств привело к зачислению в вузы тех, кто не выдерживал реальный конкурс и часто вынужден был покинуть вуз после первой сессии.
До сих пор большинство представителей титульных меньшинств демонстрирует отставание в успеваемости от белых студентов. Для выяснения причин этой диспропорции преподаватель Калифорнийского университета Д. Огбу исследовал проблемы успеваемости детей афроамериканцев. Худшую успеваемость и прилежание дети объяснили приверженностью ценностям афроамериканской общины, в связи с чем Д. Огбу ввел в научный оборот термин «оппозиционная идентичность» [9, с. 384- 11, с. 98]. Оказалось, что следование стандартам успеха белых американцев, в частности, стремление к высокой успеваемости, оценивается в афроамериканском социуме как предательство национальных ценностей. Дети и молодые люди, демонстрирующие успехи в учебе, могут подвергаться различным формам дискриминации внутри собственной этнической группы. Низким является даже процент брачных и сексуальных союзов между афроамериканцами и белыми, что является одним из самых показательных критериев высокого уровня национальной нетерпимости. Последующие исследования подтвердили наличие «оппозиционной идентичности» у мексиканцев, пуэрториканцев и индейцев, т. е. у представителей этнических меньшинств, имеющих опыт исторической «стигматизации» [9, с. 47-
11, с. 98]. Практика преподавания мультикультурных дисциплин показала, что постоянная реконструкция трагических событий межнациональной истории часто усиливает национализм этнических меньшинств, в прошлом подвергавшихся дискриминации.
Таким образом, несмотря на относительно долгую историю мульти-культурной политики, ее главная внутриполитическая цель — формирование новой американской идентичности — не была достигнута в полной степени. Несмотря на неоднозначность полученных результатов, изучение американской мультикультурной практики представляет практический интерес для каждой многонациональной страны. Продуктивный анализ данного опыта может состоять в отборе эффективных и прошедших проверку практикой методов мультикультурной педагогики. Кон-
ВЕСТНИК
МГГУ им. М.А. Шолохова
Политология
структивным способом воспитания общей идентичности оказалось преподавание мультикультурализма через отражение позитивного вклада этнических меньшинств в развитие общей культуры, знакомство с уникальными национальными ценностями, знание и понимание которых может обогатить мировоззрение всех студентов. Опыт поликультурного образования с каждым годом все более востребован в экспорте образования при организации работы с международными студентами.
В настоящее время в США функционирует целый ряд организаций, занимающихся привлечением и приемом международных студентов. Это Институт международного образования, Национальная ассоциация по делам иностранных студентов [21, с. 54], Национальная Ассоциация советников иностранных студентов и многие другие.
Экспортная стратегия высшего образования США обусловлена рядом приоритетов, главными из которых на сегодняшний день являются высокие прибыли от продажи образовательных услуг. Обучение иностранцев дает американской экономике миллиарды долларов каждый год [4, с. 72]. В среднем международный студент за один год пребывания в США тратит от 16 до 46,5 тыс. долларов в год, что, учитывая количество студентов и годы их обучения, приносит США огромную финансовую прибыль [21, с. 53].
Одновременно с этим международные студенты и аспиранты играют ключевую роль в инновативной активности США: «…без них лидерское положение США в современной постиндустриальной экономике было бы невозможно» [13, с. 188]. Исследователи выявили прямую корреляцию между количеством в вузе международных студентов и выдачей научных патентов. Большинство нобелевских лауреатов, получивших премии за достижения в естественных и точных науках, также являются выходцами из других стран.
Программы выезда американских студентов, начало которым положено еще в 1946 г., продолжаются, но по масштабу они несопоставимы с потоком въезжающих в США студентов. Американцы за границей предпочитают специализироваться на гуманитарных науках, менеджменте и иностранных языках. В отличие от международных студентов, многие из которых остаются в США и определяют научный потенциал страны, американские студенты обычно выезжают на короткий срок, чаще на лето или семестр, и крайне редко остаются жить в стране обучения.
Экспорт образовательных услуг имеет огромное значение и для внешней политики США. В связи с высокой стоимостью образования, среди международных студентов, обучающихся в США, преобладают представители высших и высших средних классов. Формирование представите-
лей мировых элит — носителей американских ценностей — является важ- ^ нейшей геополитической задачей, стоящей перед правительством США. ^ §
Реализацию концепции «мягкой силы» через образование национальных щ |
элит стран-сателлитов в свое время с успехом осуществляло еще совет- 3
ское государство. Страна, в которой молодой человек провел определя- |
ющие годы жизни, как правило, оказывает значительное влияние на его 2
социализацию и редко воспринимается как абсолютно чужая.
Исследователь интернационализации образования К. Гюруз, в прошлом президент Совета по делам высшего образования Турции и профессор американского университета, в работе «Высшее образование и международная студенческая мобильность в глобальной экономике знаний» высказывает мнение, что «самая массовая в мире интернациональная система образования является наиболее эффективным орудием „мягкой силы“ в арсенале США» [13, с. 185−187]. Он же приводит список лидеров, обучавшихся в США и ставших успешными проводниками американских ценностей. Среди них бывший Госсекретарь ООН К. Аннан, премьер-министр Пакистана Б. Бхутто, президент Грузии М. Саакашвили, король Иордании Абдалла, лидер египетской организации «Братья-мусульмане» М. Мурси и многие другие [Там же]. Автор теории «мягкой силы» Д. Най приводит цитату бывшего госсекретаря США К. Пауэлла:
«Я думаю, что нет более ценного для нашей страны, чем дружба с будущими мировыми лидерами, которые учились здесь».
В связи с массовым образованием элит развивающихся стран в США некоторые исследователи выделяют в качестве одной из задач образовательного экспорта работу с конкурентами на собственной территории и формирование «неоколониализма сознания» [13, с. 188]. В целом обучение национальных лидеров укрепляет как центральное положение США на рынке образовательных услуг, так и внешнеполитический статус страны на международной арене.
Присутствие большого количества международных студентов также служит преодолению традиционно высокого этноцентризма американцев, способствует их подготовке к лидерству в глобальном мире. Международные студенты, как правило, более мотивированы, высоко ценят возможность получения зарубежного образования, что положительно влияет на общую атмосферу в вузе и стимулирует к учебе американских студентов. Среди международных студентов в США преобладают азиатские студенты из самых динамично развивающихся регионов мира — Китая,
Индии [21, с. 54], Тайваня, Кореи и Таиланда, которые традиционно успешны не только в обучении, но и в адаптации к американским реалиям. В целом экспорт образовательных услуг позволяет США достигать
Политология
ряда результатов: это высокая прибыль, научное первенство, формирование проамериканских национальных элит, статус лидера в образовании и стимул к дальнейшему развитию.
В настоящее время Госдепартамент США финансирует более 450 образовательных консультационных центров сети «Образование в США», прямое руководство которыми в большинстве стран мира осуществляет некоммерческая организация «Американские советы по международному образованию» [8]. Наряду с этим правительства многих штатов разработали местные программы для привлечения международных студентов.
В 2000 г. под эгидой «NAFSA» (Национальной ассоциации по делам иностранных студентов) была создана Национальная Ассоциация советников иностранных студентов [21, с. 55]. Каждый университет имеет штат сотрудников, отвечающих за привлечение международных студентов- особенно активно в ряды советников рекрутируются выпускники американских университетов — бывшие международные студенты. Для получения диплома советника необходимо закончить курсы повышения квалификации, которые проходят одобрение Госдепартамента США. В американских культурных центрах, располагающихся по всему миру, проходят регулярные лекции, освещающие различные аспекты американской системы образования, встречи с представителями вузов и образовательные ярмарки [8].
Но все вышеперечисленные усилия по продвижению экспортных образовательных услуг будут приносить желаемые плоды лишь при создании в американских университетах комфортной для иностранцев поликуль-турной среды. Органы управления образованием США целенаправленно пропагандировали широкое распространение обращения «международные», а не «иностранные студенты», поскольку любой нюанс, сопровождающий обучение в американском вузе, должен служить созданию удобного для зарубежных гостей психологического климата [2, с. 124]. Советники продолжают сопровождение международных студентов и в вузах, где представляют их интересы в общении с администрацией и внешним миром, помогают решать учебные, бытовые и личные проблемы. Одной из главных задач «Национальной Ассоциации советников иностранных студентов» является регулярный обмен опытом по работе с иностранцами.
В США существует специализированная радиостанция «Americas Global College Forum. CFM», чьей целевой аудиторией являются международные студенты [21, с. 58]. В учебных заведениях целенаправленно создается режим поддержки всех этнических групп. Особое значение придается вовлечению студентов всех национальностей в общественную
деятельность. В программах многих учебных заведений предусмотрены курсы интенсивного изучения английского языка, уроки мультикуль-турализма и кросс-культурной коммуникации- диаспоры отмечают национальные праздники вместе со всем университетом. В практическом руководстве по управлению университетом его автор Р. Т. Флаун, в прошлом возглавлявший американский вуз, отмечает и проблемы, связанные с этническими диаспорами. Он советует будущим руководителям вузов при выборе общественных лидеров равномерно распределять лидерство между представителями всех национальных диаспор в целях профилактики неизбежных в обратном случае студенческих волнений [10, с. 94].
Несмотря на то, что стоимость обучения в США очень высока, некоторые категории иностранных студентов имеют возможность при особых условиях получить бесплатное образование. Но общий процент таких студентов минимален и не оказывает существенного влияния на процесс образовательного экспорта. Это некоторые очень ограниченные категории беженцев, жертв торговли людьми, жители Самоа и Кубы. Финансовая помощь международным студентам, которую осуществляет Центр поддержки образования, крайне лимитирована и выдается преимущественно из прагматических оснований. Шансы на получение помощи возрастают в течение второго и последующих лет обучения у студентов, имеющих академические успехи, спортивные, музыкальные и общественные достижения, принесшие пользу американскому вузу. Американская сторона при распределении помощи также отдает предпочтение магистрам и выпускникам магистратуры, которые уже участвуют в фундаментальных исследованиях. Нуждающимся студентам Служба по делам иностранных студентов может в качестве помощи выдать специальное разрешение на работу, без которого любая работа запрещена под угрозой лишения студенческой визы. В первую очередь Служба поощряет работу в вузе: большинство научных сотрудников и ассистентов преподавателей -настоящие и бывшие международные студенты.
Международная мобильность ученых, которая обогащает американскую науку и образование новыми идеями и подходами, является одним из главных показателей интернационализации. Мобильность ученых приобретает особую важность в связи с тем, что уровень интернационализации, выраженный в процентном соотношении иностранных студентов и преподавателей по отношению к местным — один из обязательных критериев оценки престижа вуза в образовательных рейтингах. Таким образом, необходимость присутствия в данных рейтингах также становится одним из факторов, стимулирующих процесс интернационализации вузов США.
ВЕСТНИК
МГГУ им. М.А. Шолохова
Политология
В ближайшем будущем руководство системы образования США всех уровней планирует прилагать все больше усилий для интернационализации высшего образования, сфокусировавшись на привлечении лучших студентов со всего мира. Стоимость высшего образования в США постоянно растет, что в условиях возрастающей конкуренции со стороны вузов ведущих стран Юго-Восточной Азии, Канады, Австралии, дешевого и бесплатного образования Франции и Германии [13, с. 189], стимулирует американскую образовательную систему к форсированному развитию.
Одной из наиболее перспективных форм образовательной экспансии является дистанционное образование. Во всех регионах, где ускоренными темпами развивается экономика и возникает необходимость в быстром освоении новых компетенций, становится наиболее востребованной именно такая форма образования.
Согласно отчету департамента образования США, еще в 2010 г. более одного миллиона студентов стали выпускниками онлайн-курсов. Традиционные лидеры в дистанционном образовании, предлагающие сотни онлайн-курсов для десятков тысяч студентов, — это Массачусетский технологический американский открытый университет, университет Феникса, Юго-Восточный университет Нова [22, с. 40]. Некоторые американские вузы курируют и спонсируют е-1еагт^-школы. В США дистанционное образование уже практически заменило заочное и играет ключевую роль в пожизненном обучении взрослых людей. Практика показывает, что студенты, использующие дистанционное образование, благодаря системе модулей быстро осваивают новые знания, демонстрируют более четкое и ясное понимание учебного материала по сравнению со студентами, обучавшимися традиционным способом [17, с. 9]. Преимуществами дистанционного образования также являются: самостоятельность, вариативность, доступность, активность в обучении, развитие системы контроля знаний.
Дистанционное образование активно используется в неформальном образовании, роль которого возрастает в связи с современной необходимостью пожизненного обучения взрослых людей. Неформальным образованием можно называть любую образовательную деятельность, которая не сопровождается получением официального диплома. Достоинство неформального образования, которое свободно от бюрократического контроля, заключается в быстром внедрении новых технологий и программ. Формальное образование заимствует многие методики, доказавшие свою эффективность в неформальных практиках. Именно в США, стране, где всегда ценились современные и прикладные знания, неформальное образование наиболее развито. Данная форма образования традиционно активно использовалась американцами не только в учебных
заведениях, но и в общественных организациях, офисах, библиотеках, музеях, церквях и синагогах [12, с. 565].
В книге «Другая армия Америки» (2013) автор приводит пример неформальных американских программ для студентов-политологов в Иракском Курдистане. Цель программ — пропаганда идей федерализма и демократии, которую осуществляют преподающие там сотрудники американского правительства. В рамках неформальных программ, действующих в разных странах (например, в Пакистане), проводятся концерты, выставки, поэтические чтения, клубы изучения искусства. При этом внимание молодых людей акцентируется на недостатках политического и социально-экономического устройства их общества путем сравнения жизни молодежи в разных странах [16, с. 110−111]. Автор признает необходимость развития неформальных образовательных программ и в странах с растущими антиамериканскими настроениями, в частности, в Малайзии. В качестве примера удачной работы в антиамериканской среде приводится аккредитация преподавателей из США под видом граждан Великобритании. Широко востребованное в любой стране обучение английскому языку, во время которого происходит знакомство студентов с западными ценностями, признается «наиболее успешным способом так называемой общественной дипломатии» [Там же, с. 113]. Быстрое развитие современных дистанционных технологий стало новым мощным стимулом для дальнейшего распространения неформального образования.
Дистанционное образование постепенно становится эффективным инструментом для региональной и трансграничной образовательной экспансии. В США уже достаточно давно и успешно функционируют консорциумы — образовательные сети, которые являются одной из наиболее перспективных моделей образовательной интеграции. Классический пример успешного регионального консорциума в образовании — это Национальный технологический университет (ЫТи), созданный в Колорадо еще в 1984 г. и объединяющий более полусотни колледжей из разных регионов США через трансляции спутникового ТВ и е-таП-рассылки [19].
В XXI в. экспансия образовательной системы США все дальше выходит за пределы национальных границ. Количество студентов, обучающихся дистанционно, постоянно растет, в значительной степени, за счет иностранцев. Широкое распространение получила практика обучения по американским программам и выдача «двойных дипломов». Одним из главных проявлений глобализации образования стало создание международных консорциумов, организованных по образцу транснациональных корпораций. Подобная модель консорциума наиболее приспособлена для развития трансграничного образования. США наиболее активно иниции-
ВЕСТНИК
МГГУ им. М.А. Шолохова
Политология
рует создание таких консорциумов, целью которых является создание всемирных сетей через сотрудничество вузов, предприятий, государственных и общественных организаций. Исследователь мировой политики Дж. Розенау был одним из основателей консорциума «Сеть глобальных исследований», в котором каждый центр руководит еще 35 филиалами во всех уголках мира [20, с. 67]. Несмотря на декларации о всеобщем прогрессе как цели глобального образования, штаб-квартиры транснациональных университетов чаще всего находятся в США и получают основные прибыли от деятельности консорциумов.
Лидерство в трансграничном образовании гарантирует не только экономическую прибыль, но и рост международного влияния США. В некоторых молодых странах, являющихся политическими партнерами США (ОАЭ, Катар, Оман), американские вузы стали основным поставщиком образовательных услуг [5, с. 147]. Экспансия американских вузов ведет не только к распространению новых технологий и помощи в подготовке специалистов, но и к расширению культурного, информационного и геополитического влияния США. Д. Най пишет, что большая часть работы по развитию открытого гражданского общества может быть проведена через корпорации, фонды, университеты и другие некоммерческие организации. Он же советует фондам, занимающимся развитием американского образования в арабских странах, уделить особое внимание распространению программ повышения квалификации журналистов.
Ярким примером геополитической деятельности американских образовательных институтов является их влияние на создание международной арабоязычной телекомпании «Аль-Джазира», информационная политика которой в значительной степени определила успех «арабских революций», в конечном итоге изменивших политическую карту Ближнего Востока. Д. Най с иронией констатирует, что есть европейские «аналитики, верящие в то, что американское доминирование в глобальных коммуникациях в прошлом» [18, с. 54] и называет телеканал «мягким ресурсом» Катара, через который действует США [Там же, с. 28]. В целом Д. Най оценивает образовательную экспансию США как «эффективную и долгосрочную стратегию для развития ресурсов мягкой силы» [Там же, с. 122]. Учитывая события последних лет на Ближнем Востоке, можно сказать, что американские образовательные институты являются эффективными инструментами продвижения государственных интересов и оказывают значительное влияние на политические процессы в современном мире.
В настоящий период образовательная интернационализация, достигнув определенного этапа количественного и качественного развития, эволюционирует в сторону глобализации. Образовательная экспансия
неизбежна, т.к. является естественным завершением глобализации всех сфер жизни. Глобальные процессы в той или иной степени уже охватили образовательные системы многих стран мира, поскольку плюсы интернационализации и глобализации очевидны: это скорость распространения универсальных межкультурных компетенций, доступность, вариативность, синергетический эффект, коллективный контроль и стимул к развитию. При этом нельзя забывать, что в наибольшей степени глобализация образования выгодна странам, уже имеющим статус лидеров в данной отрасли.
Четкая государственная стратегия развития международного образования США давно принесла стране репутацию главного мирового лидера на рынке образовательных услуг. Наличие целого ряда преимуществ, таких, как сильнейшая экономика и развитая образовательная инфраструктура, международный язык и всем понятная культура, обеспечивают США наиболее выигрышные условия в глобальной образовательной конкуренции. Использование этих ресурсов для привлечения лучших умов и дальнейшей геополитической экспансии должно позволить США в будущем умножать эти преимущества и наращивать потенциал своей страны в качестве сверхдержавы. В целом активное участие в процессе интернационализации и глобализации образования является одним из важных факторов поддержания внутренней и внешней конкурентоспособности американских вузов и распространения геополитического влияния США в мире.
Что касается стран второго и третьего эшелона развития, то они смогут оценить все издержки процессов интернационализации и глобализации лишь в долгосрочной перспективе. Возможные риски глобализации образования многочисленны: это усиление диспропорций между лидерами и аутсайдерами, монополизация рынка образовательных услуг, полная коммерциализация и унификация образования, культурная вестернизация, деградация чисто теоретических наук, количественная и качественная деградация национальных научных элит. Национальная образовательная система всегда являлась одним из важных ресурсов государственного влияния, поэтому процессы стихийной интернационализации и глобализации образования в отдаленной перспективе могут способствовать ограничению государственного суверенитета в пользу глобальных транснациональных структур.
Задачей национальных систем образования в новых условиях может быть максимальное использование преимуществ и снижение вероятных рисков, связанных с глобализацией образования. Сбалансированное сочетание вузов, преследующих различные специфические цели, с университетами, призванными решать внутренние национальные задачи, может
ВЕСТНИК
МГГУ им. М.А. Шолохова
Политология
стать оптимальной моделью модернизации национальных образовательных систем в условиях глобализации.
Библиографический список
1. Бренденбург У. Друг или враг? Миф о «хорошей» интернационализации и «плохой» глобализации // Императивы интернационализации / Под ред. М. В. Ларионовой, М. В. Перфильевой. М., 2013. С. 24−61.
2. Дмитриев Г. Д. Анатомия американского университета. М., 2010.
3. Исследовательские университеты США: механизм интеграции науки и образования / Под ред. В. Б. Супян. М., 2010.
4. Корсунов В. И. Высшая школа США: история и современность. Южно-Сахалинск, 2007.
5. Лейн Д. Интернационализация высшего образования: краткий обзор правительственных целей и стратегий // Императивы интернационализации / Под ред. М. В. Ларионовой, М. В. Перфильевой. М., 2013. С. 147.
6. Новейший политологический словарь / Авт-сост. Д. Е. Погорелый, В.Ю. Фесен-ко, К. Ф. Филиппов. М., 2010.
7. Элспет Д., Вит Х. Глобализация интернационализации: размышления об устоявшейся концепции // Императивы интернационализации / Под ред. М. В. Ларионовой, М. В. Перфильевой. М., 2013. С. 21−23.
8. Edication USA. Supported by the US Department of State Moskow Edication USA Advising Center. 2013.
9. Bancs D., McGee Bancs C. Multicultural edication: issues and perspectives. NY, 2001.
10. Flawn P.T. A primer for university presidents. Managing tne modern university. University of Texas. Austin, 1990.
11. Gollnick M, Chinn P. Multicultural edication in a pluralistic society // National council for accreditachion of teacher edication. Columbus, 1998.
12. Gremin L. American edication (1876−1980). NY, 1988.
13. Guruz K. Nigner edication and internanional student modility in the global knowledge economy. NY, 2008.
14. Haass R. Foreign policy begins at home. NY, 2013.
15. Hacker A., Preifus N. Nigner edication. How colleges are wasting our money and failing our kids and what we can do about it. NY, 2010.
16. Kralev N. Americas other army. The U.S. foreign service and 21st sentury diplomacy. NY, 2012.
17. Mardoch M., T. Muller. The learning exlozion. Salt Lake City, 2011.
18. Nye D. Soft power. The means to success in world politics. NY, 2004.
19. Petamaporn Y. The Emerging Electronic University: Distance Education for the Twenty-first Century // 16th World Conference of the International Council for distance. concortium. UPL: //http//www. cito. ru/dgenet/management/governance/ concortium (дата обращения: 12. 04. 2013).
20. Rozenaw D. The study of world politics. Vol. I. Metodological challenges. L., NY, 2006.
21. Schulze M. Possible sources of financial aid // USA. Society& amp-valies. Colleges and university. Edication in tne United States. Wachington. DC. U.S. Department of State. 2005. November.
r
22. Simonson M. Teaching and learning at a distance foundations of distance edication. Boston, 2012.
23. Sussman L. The culture of freedom. The small world of Fulbright scholars. Boston, 1992.
BECTHMK
Mrry mm. M.A. LUo. noxoBa

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой