Культурная дихотомия «Запад-Восток»: через призму евразийства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 1: 316
КУЛЬТУРНАЯ ДИХОТОМИЯ «ЗАПАД-ВОСТОК»:
ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ЕВРАЗИЙСТВА
© А. С. Киньябузова
Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450 074 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.
Тел.: +7 (34 7) 273 6 7 78.
E-mail: ksalbina2012@yandex. ru
В статье рассмотрен специфический характер культур Запада и Востока, а также их влияние на формирование и развитие евразийского учения.
Ключевые слова: дихотомия «Запад-Восток», евразийство, диалог культур, российское общество.
Сегодня, в эпоху постмодернизма, когда весь мир объединяется в единое и взаимосвязанное глобальное сообщество, утверждающее многочисленные этнические контакты, для России жизненно важное цивилизационное значение имеет развитие общества как евразийского культурного пространства, утверждающего диалог различных культур, диалог Запада и Востока [1, с. 531]. Осмысление культурной дихотомии «Запад-Восток», ставшей социокультурной основой евразийского учения, приобретает особое измерение, поскольку русская отечественная культура, как отмечают многие исследователи, явление уникальное, она своеобразный межкультурный мост, объединяющий западный и восточный типы культур.
Именно осмысление дихотомии «Запад-Восток» через призму своеобразия и уникальности русской культуры стало одним из социокультурных основ становления в начале ХХ века евразийства -идейного, социально-политического и духовнофилософского течения, объединенного концепцией русской культуры как уникального культурного феномена (евразийского пространства), соединяющего в себе западные и восточные черты, одновременно принадлежащего Западу и Востоку и в то же время не относящегося ни к тому, ни к другому культурному типу.
Если мировую культуру представить единым, мощным, сильным древом, то многочисленные культуры этносов предстанут ее ветвями. Различные цивилизационные типы представляют Запад и Восток: это не отдельные ступеньки эволюционного развития, где различаются совершенное и незамысловатое, простое и сложное, низшее и высшее, а самостоятельно развивающиеся культуры, дополняющие друг друга.
Любая социокультурная традиция имеет отличительные, своеобразные черты, историю культурного развития, раскрывающую ее уникальность и неповторимость. Восток и Запад во многом понятия антино-мичные. В широком смысле под Западом многие исследователи понимают новаторство, движение вперед, разработку прогрессивных идей, Востоку же свойственны традиционализм, следование за идеями, убеждениями, образом действий и обычаями, унаследованными от предшествующих поколений. Под ци-
вилизацией Запада подразумевают Европу и Северную Америку, к восточному типу развития относят страны Азии: Японию, Китай, Индию и др.
В концепции евразийства отчетливо проводится мысль о возможности и необходимости тесной связи России-Евразии с Востоком. Восточная культура привлекала евразийцев своим традиционализмом, гармоничностью, религиозной духовностью, богатой, сформированной веками, культурной основой. «Евразийцы вопрошали: «Не уходит ли к Востоку богиня Культуры?» Доводов для утвердительного ответа на этот вопрос было найдено более чем достаточно. Восток представлялся им вдохновляющей силой: обращение на Восток, «отмежевание от духовно и этнографически опустошенной Европы» — основа «вдохновляющей силы для новых пореволюционных поколений» [2, с. 740].
В восточной культуре евразийцы видели глубокое осознание примата религии, специфическое отношение к природе и миру. Неизменным остается главенство этих ориентиров для восточного типа менталитета и в современной действительности.
Общинность, коллективное начало доминируют в восточном обществе. Г осударство в восточной культуре — та первооснова, которая соединяет и сплачивает воедино людей на основе традиций, обычаев, религиозных культов. В частности, по Конфуцию, государство — это большая семья, семья -малое государство, а основа социальной организации — покорность и почитание старших. Мыслитель считал, что человеческие отношения должны быть подчинены строгому соблюдению ритуала и нормам, заложенным традициями, а также гармонии добрых, человечных отношений. Человеколюбие (гуманность, или «жэнь») — это духовная величина, которая является главной в китайском обществе. Это понятие включало в себя самые лучшие человеческие качества, способствовало формированию морали и этических правил поведения. «Золотое правило» нравственности было сформулировано на основе главных правил жэнь: «Чего себе не пожелаешь, того не делай и другим» [3, с. 289]. Проявление таких нравственных качеств, как доброта, правдивость, сострадание, справедливость, и есть жэнь.
Отличительными особенностями восточного менталитета является стремление человека к гар-
монии с внутренним и внешним миром, гармонии во взаимоотношениях между людьми, построенной на основе всеобщей любви и бескорыстия, гармонии с миром природы. Мир природы, согласно философско-религиозным учениям Древнего Китая, является самым совершенным. Жить по законам природы, «учиться» у нее, соответствовать ее гармоничности — одна из основ восточной традиции. Для восточного человека природа — это своеобразная сокровищница, «книга мудрости», которую следует «читать», стремиться жить природосообразно, проникнувшись ее законами. В восточной культуре неприемлемы господство над природой, желание возвыситься над ней или стремиться изменить ее микрокосм.
Культ предков и прародителей, органичный для восточного духа, во многом способствовал сохранению прошлого и укоренению его в настоящем и будущем социума: «Цзы-чжан спросил: «Можно ли знать, что будет десять поколений спустя?» Учитель ответил: «[Династия] Инь унаследовала ритуал [династии] Ся- то, что она отбросила, и то, что она добавила, — известно. [Династия] Чжоу унаследовала ритуал [династии] Инь- то, что она отбросила, и то, что она добавила, — известно. Поэтому можно знать, что будет при преемниках династии Чжоу, хотя и сменят друг друга сто поколений» [4, с. 275]. В восточном типе культуры к новаторству и нововведениям относились крайне скептически. Новшество могло быть принято лишь в том случае, если в нем усматривалась связь с хорошо известным, «парадигматическим опытом», по К. Манхейму, который «частично» восходит к древнейшей истории народа, которая сохранила исконные образы, исходящие из глубин сознания [5, с. 568−570]. Наследование предписаний прародителей и беспрекословное их исполнение — залог сохранившейся во всей восточной культуре статичной традиционности, которая прослеживается в жизненной философии восточного человека.
Существует определенный кодекс поведения, надлежащий путь, которого следует придерживаться и следовать ему. В частности, мировоззренческие установки, раскрываемые в исламе, ориентированы на образ жизни, который должен вести мусульманин. Праведность и благочестие обязательны для каждого мусульманина. В мире и согласии, без гнета и притеснения повелевает жить Аллах: «О творения Мои! Я запретил Себе гнет, притеснение и несправедливость — запретил их и вам! Не притесняйте друг друга, не относитесь друг к другу несправедливо» [6, с. 27]. В религии ислама важным фактором взаимодействия между людьми выступают миролюбивые, бесконфликтные отношения: «Мусульманин [покорный Господу и законам Его] - это тот, от вреда руки и языка которого защищены другие мусульмане» [6, с. 372]. В исламе рассматривается принцип непритеснения, главенствующий не только между мусульманами, в Коране со-
держится мысль о взаимоотношениях всего человечества: идея равенства и братства вне зависимости от культурного или этнического происхождения.
Для восточного типа культуры в его становлении, развитии и существовании религиозный фактор, традиционализм, со-бытие в мы-традиции стали определяющими. Они оказались той устойчивой, цементирующей стороной, благодаря которой восточный тип культуры и отличается от остальных. Любая культура, как известно, имеет постоянную и развивающуюся, неизменную и прогрессивную, статичную и динамичную стороны. Вечные ценности, постоянство и устойчивость, накопление культурного, социального опыта в ходе исторического развития свойственны традиционной культуре. Новаторство, движение вперед, передовые взгляды свойственны динамичной, развивающейся стороне культуры. В культуре Запада эти установки превалируют.
Система взглядов человека западного типа предполагает активность не чувственную и эмоциональную, а мыслительную как способ достижения цели, ориентированность на практическую полезность, внимание индивида перемещено из духовной сферы в сферу материальную, воспитывающую в людях предприимчивость, деловитость, ориентированность на материальную выгоду.
Определяя истоки развития западного типа культуры, многие исследователи находят его в Возрождении и Новом времени. Я. Буркхардт считал, что именно итальянское Возрождение оказало огромное влияние на формирование европейской культуры: «Дух итальянского народа того времени покорил весь западный мир» [7, с. 362]. Характеризуют эту эпоху расцвет рационалистической мысли, абсолютизация роли личности в истории. Эти черты во многом стали отличительными особенностями западноевропейской культурной традиции, предопределив развитие современной европейской культуры.
Гимн рационализму, провозглашенный мыслителями Нового времени, обусловил переход к научному знанию. Ф. Бэкону принадлежит ставшая крылатой фраза «знание — сила», заявившая о господстве науки. Плодами рассудочного, аналитического мышления становится развитие индустриального общества с доминированием капиталистических отношений. И. В. Фролова, характеризуя цивилизацию индустриального типа, отмечает: «Доминирующей для мировоззрения индустриального общества стала идея прогресса — прогресса производства, знания, природы, человека. Эта идея, по сути, базировалась на новом мифе, согласно которому не существует пределов распространению деятельности человека, причем эта деятельность была представлена как экспансия человека в пространство природы, преобразование им внешних для него условий и средств. В этой идее присутствовало убеждение в своего рода эволюционном автоматизме, согласно которому движение человека по линии усовершенствования средств деятель-
ности обеспечит ему безбедное и бесконфликтное существование» [8, с. 1050].
Во всем мире сегодня наблюдается повышенный интерес к продукции западной поп-культуры, которая манит своей открытостью и доступностью. Экспансия европейской культуры, гипертрофированное усвоение ее приоритетов в ущерб своим национальным традициям, стремление избавиться от исторического, культурного, традиционного, от которых предостерегали современников евразийцы, способны растворить Россию-Евразию в просторах мировой (глобальной) цивилизации.
Евразийцы выражали уверенность в том, что смена западноевропейскому миру придет с Востока [9, с. 2]. Для них восточная культура была мощным противовесом эгоистическим установкам Запада. Н. Н. Алексеев проводит параллели между культурой России и культурой восточных стран. «Отличительной от новейшей Европы чертой Востока является то особое религиозное горение, та особая атмосфера веры, которыми были проникнуты древние и восточные культуры. По общему признанию эта атмосфера веры составляла основную особенность духовной жизни старой России» [10, с. 145].
Современная Россия стоит перед выбором оптимального и качественного пути социокультурного развития: слепое копирование и перенимание эталонов и ориентиров чуждой западной культуры, занимающей в мире лидирующее положение и претендующей на роль «законодателя» цивилизационного образа жизни- следование по собственной траектории развития или разумное и творческое заимствование лучшего из моделей иных культур на основе своих, родных, неизменных основ национальной культуры. Н. С. Трубецкой отстаивал точку зрения, согласно которой если и следует обращаться к прогрессивному опыту стран Запада, то лишь для синтезирования собственных традиционных систем с новациями других стран для укрепления и качественного цивилизационного развития в мировой системе координат: «…европеизированные неромано-германские народы при восприни-мании европейской культуры вполне могут очищать ее от эгоцентризма. Если это удастся им, то заимствование отдельных элементов романогерманской культуры не будет уже иметь тех отрицательных последствий, … и только обогатит национальную культуру названных народов… Смотря на романо-германскую культуру лишь как на одну из возможных культур, они возьмут из нее только те элементы, которые им понятны и удобны, и в дальнейшем будут свободно изменять эти элементы применительно к своим национальным вкусам и потребностям, совершенно не считаясь с тем, как оценят эти изменения романно-германцы со своей эгоцентрической точки зрения» [2, с. 101].
Безусловно, у каждого отдельного этноса есть ценное и сокровенное национальное начало, чего нет у остальных — и в этом его уникальность.
Совершенно неоспоримым фактом является то, что каждая культура обладает этническим своеобразием, устойчивой моделью самобытной культуры, участвующей в самоопределении нации.
Уникальность России как особого евразийского материка, обладающего консолидирующей функцией, подчеркивали все евразийцы.
Ф. С. Файзуллин, в частности, отмечает, что «евразийцы доказывали большую значимость самобытности, неповторимости каждой национальной культуры, необходимость ее сохранения и развития в новых исторических условиях. При этом они не отрицали значения взаимовлияния культур, и в частности, влияния европейской культуры на Россию, но подчеркивали, что Россия как основная часть евразийской цивилизации вместила в себя ценности европейской культуры. Евразийская культура многообразнее и шире последней, поскольку она в качестве своих истоков имеет культуру многих примыкающих к ней народов: тюркских, угро-финских, ту-ранских, монгольских, арийских и т. д.» [11, с. 8]. Главным и основополагающим смыслом евразийства стало сохранение российской культуры, занимающей особое место в рамках культурных координат «Запад-Восток».
Каждый из культурных миров Запада и Востока самоценен и самодостаточен, имеет характерные особенности и привносит посильный вклад в мировую культурную копилку. В наше время несомненен тот факт, что взаимодействие культур западного и восточного типа крайне необходимо, поскольку развитие в рамках своей самобытной культурной традиции, контакт с иными культурами приводят к еще большему взаимообогащению и взаимопониманию. Еще В. Соловьев подчеркивал, что «мы должны рассматривать человечество … как великое собирательное существо или социальный организм, живые члены которого представляют различные нации. С этой точки зрения очевидно, что ни один народ не может жить в себе, через себя и для себя, но жизнь каждого народа представляет лишь определенное участие в общей жизни общества» [12, с. 166].
Дихотомия «Запад-Восток» стала своеобразным идеологическим и философским фундаментом социокультурных идей евразийства, осмысливавшего исторические судьбы российского общества в контексте духовного общения и взаимодействия народов Запада и Востока Евразийского континента и особенно актуализирующегося в условиях, когда мировая культура вошла в эпоху постмодернизма как периода многомерного диалога, в частности, между Западом и Востоком. Лишь диалогическое общение и со-бытие разных народов и культур, консолидация и сотрудничество, признание исклю-
чительности и значимости каждой национальной культуры могут стать основой стабильного, надежного, гарантированного мира. Следует отметить, что российскому обществу, представляющему собой поликультурное, полиэтническое и поликон-фессиональное пространство, необходимо задействовать опыт прошлого, в частности, духовные идеи и смыслы евразийского учения, основанного на принципах диалогического общения, которые смогут внести свою позитивную роль в обеспечение качественного развития российского общества и его многонациональной культуры в современных условиях. Важной задачей для социокультурного развития российского общества становится не только сохранение своего национального «я» в мировом сообществе как особого евразийского мира, обеспечивающего полноценное, надежное и уверенное будущее своим народам, но и гармоничное, диалогичное развитие в рамках мировой цивилизации.
ЛИТЕРАТУРА
1. Каган М. С. Эстетика как философская наука. СПб.: Петрополис, 1997. 544 с.
2. Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995. 800 с.
3. Конфуций. Мн.: Современное слово, 1998. 384 с.
4. Семененко И. И. Афоризмы Конфуция. М.: изд-во МГУ, 1987. 299 с.
5. Манхейм К. Диагноз нашего времени. М.: Юрист, 1994. 700 с.
6. Аляутдинов Ш. Путь к вере и совершенству. М.: Мир образования, 2008. 496 с.
7. Буркхардт Я. Культура Италии в эпоху Возрождения. М.: ИНТРАДА, 1996. 523 с.
8. Фролова И. В. // Вестник Башкирского университета. 2008. Т. 13. № 4. С. 1050−1052.
9. Мир России — Евразия: Антология / Сост. Л. И. Новикова, И. Н. Сиземская. М.: Высш. шк., 1995. 399 с.
10. Алексеев Н. Н. Русский народ и государство. М.: Аграф, 1998. 640 с.
11. Файзуллин Ф. С. // Евразийство и национальная идея: Мат-лы межрегиональной научной конференции. Уфа: Аэрокосмос и ноосфера, 2006. С. 5−12.
12. Соловьев В. С. Россия и Вселенская церковь. Мн.: Хар-вест, 1999. 1600 с.
Поступила в редакцию 02. 02. 2009 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой