Особенности экологии стерха Grus leucogeranus и канадского журавля Grus canadensis canadensis на северо-востоке Якутии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник ДВО РАН. 2012. № 2
УДК 591. 5:598. 241. 2(571. 56−17) М.В. ВЛАДИМИРЦЕВА
Особенности экологии стерха Grus leucogeranus и канадского журавля Grus canadensis canadensis на северо-востоке Якутии
Исследованиями 1998−2011 гг. выявлено, что использование журавлями Grus leucogeranus и Grus canadensis canadensis различных экологических ниш в зоне совместного обитания на северо-востоке Якутии основано на вытеснении стерхом канадского журавля на менее продуктивные, но более обширные участки повышенного рельефа тундры. В нижнеколымской тундре, где стерх редок на гнездовье, выводки канадского журавля чаще кормятся на наиболее низких и обводненных территориях. В силу своей толерантности к условиям обитания канадский журавль использует различные доступные биотопы, расширяя ареал гнездования в западном направлении.
Ключевые слова: стерх, канадский журавль, ареал гнездования, экологическая ниша, выводковый период.
Ecology particularities of Siberian white crane Grus leucogeranus and sandhill crane Grus canadensis in Yakutia. M.V. VLADIMIRTSEVA (Institute for Biological Problems of Criolithozone, SB RAS, Yakutsk).
Itvestigations in 1998−2011 revealed that the use of different ecological niches by cranes in cohabitation areas in the north-east part of Yakutia is based on driving sandhill crane by Siberian white crane to less productive but more extensive habitats of the increased relief of tundra. But in near-Kolyma river tundra where there is almost no breeding of Siberian cranes, sandhill crane broods prefer waterlogged lowlands for the feeding. The greater degree of sandhill crane tolerance to environment let him use different habitats and continue his breeding area to the west.
Key words: Siberian crane, Sandhill crane, breeding area, ecological niche, breeding period.
На северо-востоке Сибири стерх, или белый журавль Grus leucogeranus, и канадский журавль Grus canadensis сanadensis разделяют гнездовой ареал. В Якутии стерх гнездится на территории от Яно-Омолонского междуречья до Колымы, представляя здесь восточную популяцию вида. Ее состоянием определяется сохранение мировой популяции: так, современная численность стерха на территории основной его зимовки — заповедника «Озеро Поянг» (юго-западный Китай) в настоящее время составляет 4004 особи, в то же время на зимовке западной популяции (Иран) в 2010 г. отмечена лишь одна птица [14, 18].
Канадский журавль в Якутии представлен единственным из шести подвидов (малый канадский журавль), гнездящимся на территории от субарктической тундры до лесотундры и северной тайги. В 1980-х годах его численность в месте гнездования составляла 3700 особей [9]. Во второй половине XX в. численность Grus canadensis canadensis в Якутии значительно увеличилась, ареал гнездования расширился в западном направлении- возможно, это связано с ограничением охоты на канадского журавля в Северной Америке [1, 4, 7−13, 15, 17]. В 1998 г. выводок канадского журавля впервые обнаружен на левобережье р. Берелёх (приток р. Индигирка), что свидетельствует о гнездовании канадского журавля в прииндигирской тундре и успешности его дальнейшего расселения на запад [2, 3, 16].
ВЛАДИМИРЦЕВА Мария Всеволодовна — кандидат биологических наук, младший научный сотрудник (Институт биологических проблем криолитозоны СО РАН, Якутск). E-mail: sib-ykt@mail. ru
Население стерха на модельной территории (1314 км2) прииндигирской тундры за последние 10−15 лет выросло на четыре пары.
Цель настоящего исследования — подтвердить достоверность имеющихся данных, а также сравнить результаты наблюдений за журавлями, находящимися в условиях низкой плотности популяции в периферийной зоне ареала размножения (см. карту), где они делят территорию гнездования со стерхом, с данными наблюдений за популяцией с высокой плотностью населения. Основные задачи — определить бюджет времени выводковой пары канадского журавля, плотность населения вида на исследуемой территории, условия обитания и особенности поведения птиц в районе работ и сравнить с таковыми в бассейне Индигирки, где вид активно осваивает местообитания для гнездования.
В бассейне Индигирки, в периферийной зоне ареала размножения канадского журавля, где он делит территорию гнездования со стерхом и плотность его популяции ниже, чем в низовьях Колымы и более восточных частях гнездового ареала в России, мы осуществляли только краткосрочные хронометрируемые наблюдения, особенно за выводковыми парами, которые постоянно перемещались. Наибольшая продолжительность зафиксированных непрерывных наблюдений за одним из двух изучаемых выводков канадского журавля в бассейне Индигирки — 11, 05 ч (бюджет времени рассчитан на основании вероятности характерной повторяемости различных видов деятельности выводком канадских журавлей). Общая продолжительность хронометрируемых наблюдений за парами стерха с птенцами — 34, 8 ч.
Наблюдения, проведенные нами в июле 2011 г. в устье р. Большая Чукочья, показали, что канадский журавль в выводковый период при достаточно высокой плотности населения не проявляет внутривидовой территориальности. Для установления плотности гнезд, характера их размещения, а также с целью этологических наблюдений в период гнездования канадского журавля в приколымской тундре в июне 2011 г. нами проведены работы в дельте Колымы, в районе гранодиоритовых останцов Походская едома (высотой 50−70 м) и Столбик (40−50 м). Общая длительность хронометрируемых наблюдений за парами с птенцами — 105 ч.
Учет пар и наблюдения за ними осуществляли с наиболее высоких точек поднятий рельефа — едом с помощью подзорной трубы с 60-кратным увеличением, а также на пеших и лодочных маршрутах. Использование едом в качестве наблюдательных пунктов
Районы исследований в прииндигирской (1) и приколымской (2, 3) тундрах. 1 — бассейн р. Индигирка, 1998−2009 гг., 2 — бассейн р. Большая Чукочья, 2010 г., 3 — местность «Походская едома» (дельта Колымы), 2011 г.
позволяет получить наиболее полноценные наблюдения суточного цикла журавлей благодаря отсутствию беспокойства птиц. На водных маршрутах при неожиданном появлении лодки журавли проявляли беспокойство, старались отводить людей, пригнувшись и распластав крылья. Птенцы, если их было два, разбегались в разные стороны и затаивались на 1−2 мин, поэтому часто не удавалось установить их присутствие. Подобное характерное выводковое поведение отмечалось у всех встреченных пар.
Устье р. Большая Чукочья. Работы проводили 12−23 июля 2010 г., в выводковый период. Маршруты на моторной лодке совершали по рекам Большая Чукочья (40 км), Малая Чукочья (27,4), Эмэскхэвэм (22,7) и вдоль побережья Восточно-Сибирского моря (5 км). В дельте р. Колыма исследования проведены 16−30 июня 2011 г. Абсолютные учеты количества пар и наблюдения осуществляли с шести пунктов, расположенных на Походской едоме- на 3-километровых пеших (п = 8), а также 15−20 километровых лодочных маршрутах по трем притокам и 26,9-километрового — в устье р. Колыма.
Наблюдения регистрировали путем непрерывной (с упоминанием всех возможных подробностей) и периодических (с интервалом в 15 с) записей [5, 6]. Общая длительность наблюдений — 108,57 ч.
В результате в устье р. Большая Чукочья на территории 400 км² выявлено присутствие 108 пар канадских журавлей (0,27 пары на 1 км2), из них 38 пар — с птенцами (в том числе 17 с 1 птенцом, 21 пара — с 2 птенцами). Кроме того, отмечено 7 одиночных особей и
3 группы, состоящие из 5 (п = 2) и 6 (п = 1) молодых птиц, определяемых по более охристому оперению, закрытым оперением ушным отверстиям и верхней части лба. Таким образом, всего обнаружено 238 взрослых особей (плотность населения — 0,59 особи на 1 км2) и 59 птенцов (24,8% от количества взрослых особей).
Пара стерхов отмечена с наблюдательного пункта на оз. Ванкхмат в районе озер Большое Морское (16,7×18,2 км) и Малое Морское (11,1×6,7 км). Значительное (около 15 км) расстояние до объекта не позволило установить наличие птенца. По словам старожилов, пара отмечается на участке более 10 лет.
Установлено, что в середине выводкового периода канадский журавль здесь не проявляет выраженного внутривидового территориализма, который в принципе ему и несвойствен [17]. При кормлении выводок может длительное время оставаться на одном месте или перемещаться на значительные расстояния. Пару с птенцами обнаруживали переместившейся на 1,5 км в течение каждых суток. Одна из наблюдаемых пар с птенцом в течение 0,5 ч переместилась на 500 м, другая за 1 ч — на расстояние не более 50 м. Вероятно, скорость перемещения выводка значительно зависит от количества кормовых ресурсов на используемой в данный момент территории. Хотя пары и выводки придерживались своих участков, их границы легко нарушались. Представители всех социальных групп — выводки, пары, одиночные птицы — свободно перемещались по обширной территории, могли встречаться, соединяться на незначительное время в группы до 8 птиц. Проявления агрессии между парами или отдельными птицами не наблюдалось.
Сравнение бюджета времени основных видов жизнедеятельности канадского журавля и стерха (табл. 1) показало, что птенцы канадского журавля самостоятельнее, чем птенцы стерха того же возраста: первые дольше кормятся без помощи родителей. Кроме того, птенец стерха имеет больше времени для отдыха в течение светлой части суток. Птенцам канадских журавлей в устье р. Большая Чукочья также предоставлялся более продолжительный отдых — до 70 мин (п = 4), причем у некоторых выводковых пар — до
4 раз в день- в это время одна (п = 1) или две взрослые птицы находились рядом с птенцами или на расстоянии до 50 м (п = 1) от них. Во время отдыха птенцы канадского журавля в устье р. Большая Чукочья стояли, иногда чистились (15%) или склевывали мелкие объекты (38%), предположительно насекомых. Птенцы канадского журавля, наблюдаемые в бассейне р. Индигирка, не проявляли активности во время отдыха — они залегали и затаивались.
Отличительная особенность поведения канадских журавлей в прииндигирской тундре — постоянное перемещение, связанное с поверхностным сбором корма. Кроме того, здесь эти птицы значительно больше времени находились в состоянии настороженности и тревоги, чем их сородичи в приколымской тундре (где стерх на гнездовье отсутствует) и чем стерхи (табл. 1).
В целом бюджет времени выводков показывает, что у канадского журавля жизненный темп несколько более ускоренный, чем у стерха. Следует учитывать, что у канадского журавля некоторые виды жизнедеятельности и состояния (настороженность и передвижение шагом, настороженность и кормление) частично перекрываются во времени, поэтому сумма значений всех видов активности в сутки превышает 100% (табл. 2).
Канадские журавли 68% времени кормления проводили на наиболее низких участках рельефа, так называемых ямах, где совершали копательные движения клювом, добывая корневища осоковых- 5% времени заняло поедание леммингов и полевок.
Дельта р. Колыма. Работы проводили 16−30 июня 2011 г. в районе останцов Походская едома и Столбик. На модельной территории (площадью 66,28 км2), заложенной в 1984 г. в районе Походской едомы А. Г. Дегтяревым, плотность канадского журавля в 2007 г. составляла 0,45 особи/км2 [4]. В 2011 г. здесь отмечено 13 пар и группа из 6 особей канадского журавля (группа из трех, пара и одиночная птица), населяющих эту территорию с плотностью 0,48 особи/км2. Пары активно охраняли свои участки, прогоняя группы молодых птиц, если последние приземлялись поблизости. По дистанциям, на которые молодые
Затаившийся птенец канадского журавля. Берег р. Эмэскхэвэм. 19 июля 2010 г.
Пара канадских журавлей на пологом склоне Походской едомы. 27 июня 2011 г.
птицы не подпускались, нами определены примерные границы и площадь (2,5−3 км2) гнездовых участков трех пар канадских журавлей.
На лодочном маршруте от северо-западной оконечности Походской едомы до Столбика канадские журавли не отмечены. У подножия Столбика держалась пара, также встречена группа из 5 канадских журавлей. На 16-километровом лодочном маршруте (от выхода протоки, ведущей от Походской едомы в р. Колыма, вниз по реке) встречено 46 канадских журавлей — 20 пар и 2 группы по 3 особи каждая. Установлено, что на территории 350 км² плотность населения канадского журавля составляла 0,13 особи/км2. По данным немецких ученых, чья экспедиция работала в этом районе годом раньше, 7 июня-7 июля 2010 г. плотность вида здесь составляла 0,16 пары/км2 (устное сообщение).
В 2011 г. насиживания у канадского журавля не было замечено как в районе работ, так и (по устному сообщению Я.И. Березкина) в устье р. Большая Чукочья- в июне 2011 г. особи здесь держались главным образом группами по 3−6 птиц.
Обе птицы в паре всегда кормились и перемещались одновременно. В районе Поход-ской едомы лишь однажды за период исследований одна из птиц в паре сидела на одном и том же месте в течение 55 мин- в последующие 5 ч не садилась. Гнезд на обследованных участках не обнаружено, за исключением одного, но оно не содержало остатков оперения, скорлупы и т. д. Возможно, кладки канадского журавля были уничтожены песцами, которые в 2011 г. (видимо, в связи с крайне низкой численностью мышевидных грызунов) не размножались. В пользу этого предположения говорит тот факт, что повсеместно в районе работ обнаружены мертвые песцы- также отмечена разграбленная песцом кладка лебедя.
Таблица 1
Бюджет времени некоторых видов жизнедеятельности птенцов канадского журавля и стерха, %
Вид деятельности Канадский журавль Стерх
Бассейн р. Индигирка (n* = 2) Устье р. Б. Чукочья (n = 12) бассейн р. Индигирка (n = 5)
Полный покой Неполный покой Самостоятельное кормление Состояние тревоги 16,09 ± 0,02 (16,00−16,19) 8,32 ± 0,12 (8,11−8,53) 1,71 ± 0,01 (1,70−1,72) 3,59 ± 0,71 (3,09−4,10) 16,64 ± 0,85 13,71 ± 0,08 2,05 ± 0,92 0 14,96 ± 0,30 30,46 ± 0,51 0,71 ± 0,82 0
* Здесь и в табл. 2 — количество наблюдений.
Таблица 2
Бюджет времени основных видов жизнедеятельности взрослых птиц выводковых пар канадского журавля и стерха в районах исследований, %
Вид деятельности Канадский журавль Стерх
(состояние) Бассейн р. Индигирка Устье р. Б. Чукочья Бассейн р. Индигирка
(n = 2) (n = 12) (n = 5)
Кормление 49,86 ± 0,59 (50,8−50,92) 50,05 ± 0,6 32,66 ± 0,21
Передвижение шагом
(без кормления) 8,41 ± 0,4 (9,00−9,82) 2,8 ± 0,31 2,6 ± 0,12
Поза тревоги 6,0 ± 0,19 (5,8−6,2) 0,9 ± 0,55 0,1 ± 0,60
Настороженность 14,0 ± 0,39 (14,6−15,4) 1,0 ± 0,09 7,5 ± 0,21
Чистка оперения 0,8 ± 0,01 (0,09−0,12) 1,2 ± 0,41 3,8 ± 0,32
Ночной сон 14,99 ± 0,08 (15,90−16,08) 15,6 ± 0,26 14,9 ± 0,52
Кормление птенцов 32,8 ± 0,2 (34,7−34,9) 34,9 ± 0,14 38,4 ± 0,19
Выводы
Таким образом, в прииндигирской тундре, где стерх и канадский журавль разделяют гнездовой ареал, они имеют возможность реализовывать имеющийся у них потенциал к росту популяций, так как занимают различные экологические ниши: стерх -приозерные и межозерные низменности протяженностью до 15 км вблизи крупных озер, канадский журавль — более высокие и сухие участки.
Сравнение бюджета времени рассматриваемых видов показало, что значения суточной доли передвижений выводков канадского журавля в устье р. Большая Чукочья более близки к таковым у выводков стерха, чем у канадского журавля в бассейне Индигирки. В последнем случае постоянные перемещения выводков канадского журавля связаны с поверхностным сбором корма, доступного здесь на более высоких и сухих участках рельефа тундры, — экологическая ниша, не занятая стерхом.
Исследования в бассейне р. Колыма, где стерх на гнездовье отсутствовал, показали, что для выводков канадского журавля наиболее низкие и обводненные местообитания являются не только подходящими, но и предпочтительными. При этом канадский журавль способен использовать более широкий ряд местообитаний, поскольку не настолько сте-нотопен, как узкоспециализированный к условиям обитания стерх. Занимая менее продуктивные, но более обширные местообитания в прииндигирской тундре, Grus canadensis canadensis продолжает расширять ареал гнездования в западном направлении, увеличивая плотность и численность популяции [3]. В то же время пары без птенцов или отдельные особи могут присутствовать и на участках стерха, который толерантен к этому, потому что здесь канадский журавль не использует его кормовые ресурсы.
Уровень внутривидовой территориальности стерха очень высок. Пары Grus leucogera-nus не допускают присутствия других особей или пар на собственном гнездовом участке.
У канадского журавля в прииндигирской тундре не наблюдалось случаев внутривидового территориализма, возможно, ввиду все еще низкой здесь плотности этого вида. Не наблюдались подобные случаи и на территории с достаточно высокой плотностью канадского журавля — в устье р. Большая Чукочья. Выводки, пары без птенцов, отдельные особи сходились при кормлении на одном участке и расходились без конфликтов. Пары придерживались своих участков, но легко нарушали их границы.
Впервые за время наших исследований внутривидовые конфликты канадского журавля отмечены в июне 2011 г. на модельном участке в дельте р. Колыма. Нужно сказать, что все немногочисленные случаи межвидовой агрессии стерха и канадского журавля пришлись на годы с крайне низкой численностью мышевидных грызунов, как и в 2011 г., причем в периоды до появления зеленой растительности и до выхода рыбы на забереги озер. Таким образом, межвидовая конкуренция у стерха и канадского журавля может проявляться лишь в наиболее малокормные периоды. С этим же, видимо, связано отсутствие у канадских журавлей насиживания в период наблюдений 2011 г.
Что касается плотности населения Grus canadensis сanadensis в дельте р. Колыма, она оказалась выше на территории меньшей площади, но более увлажненной (модельный участок в районе Походской едомы), в то время как исследованная нами территория в 350 км² была менее заселена канадским журавлем, т. е. не оптимальна для него.
ЛИТЕРАТУРА
1. Винтер С. В. Структура популяции, население, гнезда. Кладки и фенология размножения канадского журавля на северо-западной Чукотке // Журавли Евразии (распределение, численность, биология). М.: Рос-сельхозакадемия, 2002. С. 191−215.
2. Владимирцева М. В. Материалы по поведению и бюджету времени стерха и канадского журавля в Якутии // Журавли Евразии (распределение, численность, биология). М.: Россельхозакадемия, 2002. С. 234−239.
3. Владимирцева М. В., Бысыкатова И. П., Слепцов С. М. Особенности использования гнездовой территории канадским журавлем в Якутии // Сиб. экол. журн. 2009. Вып. 3. С. 423−427.
4. Дегтярев А. Г. Динамика ареала и численности канадского журавля в Якутии // Инф. бюл. РГЖЕ. М., 2009. Вып. 12. С. 138.
5. Дольник В. Р. Коэффициенты расчета // Орнитология. 1980. Вып. 15. С. 63−74.
6. Дольник В. Р. Ресурсы времени и энергии у свободноживущих птиц. СПб.: Наука, 1995. 360 с.
7. Кищинский А. А. Птицы Северо-Востока Азии. М.: Наука, 1988. 288 с.
8. Кищинский А. А., Флинт В. Е., Томкович П. С. и др. Распространение и биология канадского журавля в СССР // Журавли Восточной Азии. Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1982. С. 70−75.
9. Лабутин Ю. В., Дегтярев А. Г. Канадский журавль у западной границы ареала: размещение и численность // Журавли Палеарктики (биология, морфология, распространение). Владивосток, 1988 а. С. 161−164.
10. Лабутин Ю. В., Дегтярев А. Г., Перфильев В. И. Состав, ареалы, территориальное распределение, численность и социальная структура популяций журавлей и лебедей тундры и лесотундры северо-восточной Якутии. Якутск: Изд-во ЯНЦ, 1990. 99 с.
11. Перфильев В. И. Новые данные по распространению птиц северо-восточной Якутии // Природные ресурсы Якутии, их использование и охрана. Якутск, 1976. С. 111−112.
12. Портенко Л. А. Птицы Чукотского полуострова и острова Врангеля. Л.: Наука, 1972. Ч. 1. 142 с.
13. Поярков Н. Д., Ходжес Дж., Элдридж В. Атлас распределения птиц в приморских тундрах северо-востока Азии (по материалам авиаучетов 1993—1995 годов). М.: Центр охраны дикой природы, 2000. 88 с.
14. Такаволи Е. В. Зимовка стерха в Иране в 2010—2011 гг. // Пролетные пути стерха. Новости. 2011. Вып. 11. С. 10.
15. Boise C.M. Breeding biology of the Lesser Sandhill Crane Grus canadensis canadensis (L) on the Yukon-Kus-kokwim Delta, Alaska // Master'-s thesis or a Ph.D. dissertation. Fairbanks: University of Alaska, 1976. 78 p.
16. Germogenov N., Pshennikov A., Vladimirtseva M. Present distribution and state of crane populations of Yakutia North-East // Vth European Crane Conference. Preface Program Abstracts (Sweden, 2003). Stockholm, 2003. P. 22−23.
17. The cranes: Status survey and conservation action plan) / eds C.D. Meine, G.W. Archibald- IUCN (Gland, Switzerland). Cambridge, U.K., 1996. 294 p.
18. Qian F. Siberian crane wintering in China in 2002/03 // Siberian Crane Flyway News. 2003. N 4. P. 4.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой