Культурно-символьная политика Забайкальского края: формирование топонимического пространства культуры

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Философские науки
УДК 304. 42
Букин Андрей Григорьевич Andrey Bukin
КУЛЬТУРНО-СИМВОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ: ФОРМИРОВАНИЕ ТОПОНИМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА КУЛЬТУРЫ
CULTURAL AND SYMBOLIC POLICY IN TRANSBAIKALIAN REGION: FORMING THE TOPONYMIC SPACE OF CULTURE
Рассматриваются возможности и особенности формирования пространств культуры в рамках действующей в Забайкальском крае культурной политики в контексте интеграционных процессов, приведших к формированию нового субъекта Федерации
This article discusses the features and formation of cultural space within the existing Transbaikalian Region cultural policy. It is observed in the context of integration processes that led to the formation of the new Region
Ключевые слова: культурно-символьная политика, смыслы, топонимы, пространство культуры, регион, объединение субъектов Федерации
Key words: cultural and symbolic policy, meanings, toponymy, space of culture, region, unification of Subjects of Federation, Transbaikalian Region
Одним из элементов, складывающих культурную политику на вновь образованной территории, стал закон Забайкальского края «Об увековечении памяти лиц, имеющих выдающиеся достижения, особые заслуги перед Забайкальским краем» [1]. Несмотря на название, далёкое от непосредственного контакта с пространственными объектами, данный закон призван во многом сформировать новое культурное пространство в регионе. Введение его в действие, прежде всего, является началом формирования нового специфического топонимического слоя на территории бывших Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа. Его основное назначение — это выделение, индивидуализация, идентификация именуемых объектов среди других. В настоящее время в условиях становления информационного общества трудно переоценить роль и зна-
чение топонимов как точных ориентиров на местности.
В окружающем нас пространстве нет «чистых» топонимических локусов. В процессе культурного и исторического развития возникают разнородные по происхождению пласты топонимии. Они формируются бытующей в данном пространстве культурой. Новая волна названий, как правило, входит в готовую систему топонимии [2]. И для населения, обитающего в рамках формирующегося культурного пространства, важное значение имеет то, какие культурные связи будут объединять «новую» и «старую» волны топонимии, насколько комфортным будет существование в формируемой среде. Существенное значение в таком контексте обретают нормативные акты, регламентирующие новые правила игры.
Принятие закона Забайкальского края «Об увековечении памяти лиц, имеющих
выдающиеся достижения, особые заслуги перед Забайкальским краем» является шагом, в результате которого сформируется новый пласт культурной политики в регионе и он запечатлеет в себе современное состояние культурных, политических и идеологических предпочтений. Об этом можно говорить с высокой степенью уверенности, поскольку из трёх разделов ст. 2 «Закона… «, определяющей формы увековечения памяти, два посвящены именно присвоению имени пространственным объектам. Предполагается присваивать имена выдающихся деятелей предприятиям (п. 1) — улицам, площадям, паркам и иным элементам планировочной структуры населённого пункта (п. 2. 1), а также увековечивать их путём установки памятников и иных мемориальных сооружений, объектов (п. 2. 3). Данный закон фиксирует нормы, в соответствии с которыми будет маркироваться окружающее пространство. Только п. 3 ст. 2 предусматривает возможность присвоения непространственным объектам имён лиц, «имеющих выдающиеся достижения, особые заслуги перед Забайкальским краем, а именно: премии и призы.
Взаимодействие новых названий с бытующими — один из самых интересных моментов развития топонимической системы. Судьба каждого топонима индивидуальна и зависит от многих факторов. Прежде всего, имя человека, переходя к пространственному объекту, не теряет присущую ему отантропную сферу применения и приобретает при этом гораздо большую, связанную с существованием материальных объектов. Можно провести параллели с традиционным для русского населения топонимическим приёмом — наименованием пространственного объекта по имени основателя, открывателя или первовла-дельца. Во взаимодействии с предыдущими слоями топонимии русские топонимы на территории Забайкалья отражают чаще всего сравнительно мелкие географические объекты, которые до прихода русского населения были безымянными или имели неустойчивые названия. Это малые реки, речки, озерки, небольшие топографические
объекты и т. п., тогда как более или менее крупные географические объекты, как правило, имеют субстратные или автохтонные названия, например: Никишиха (Микиш-кина речка), но — Ингода- Титовская сопка (по дер. Титовой), но — Яблоновый хребет. Русские отантропные топонимы чаще всего сравнимы с масштабами осуществляемой хозяйственной деятельности. При этом, в силу прилежания или принадлежности объекта основателю, открывателю или на-зывателю, возникает связь объекта и того лица, чьим именем объект назван. То есть, если что-то названо твоим именем, значит, оно принадлежит тебе и у тебя возникает ответственность за данный объект и всё, что с ним происходит. Человеческая активность многогранна, она включает массу действий, которые могут трактоваться как в нейтральном, положительном, так и в отрицательном ключе. Своим качеством действие в поименованном пространстве оказывает влияние на него самоё. При отантропном наименовании всё происходящее влияет на восприятие самого «хозяина» территории, на его сущность, репутацию. Таким образом возникает обратная связь, когда с именем места связывается произведённое на нём действие.
Интересна норма в п. 1 ст. 3 «Закона. «, оговаривающая невозможность увековечения памяти при жизни лица, имеющего выдающиеся достижения или особые заслуги. Факт ухода в мир иной фиксирует деятельность человека и не позволяет ему совершить поступки, из-за которых пришлось бы стыдливо снова переименовывать объект. Однако в закон не вошла норма, включающая в себя мораторий, дающий срок для того, чтобы восприятие личности в обществе стало достаточно однозначным, по крайней мере, непротиворечивым. Опыт применения такого моратория мы имеем в нашей почтовой системе. Для того чтобы выдающиеся государственные деятели, деятели науки и культуры, искусства могли быть изображены на знаках почтовой оплаты Российской Федерации, должно пройти не менее чем 10 лет со дня кончины [3]. В случаях присвоения имени элементам фи-
зического пространства, особенно планировочной структуры населённого пункта, должно пройти гораздо больше времени.
В традиционной топонимии пространственный объект получает отантропное наименование изначально и для пришлого населения «не имеет» других названий. Топонимы, являясь продуктом народного сознания, отражают все стороны духовной и материальной жизни человека. В топонимах, как и в других проявлениях духовной культуры человека, а именно в фольклоре, обрядах, заговорах, народных верованиях, отразилось своеобразие народа, его менталитет [4]. В случае переименования у носителей топонимической системы возникает раздвоение объекта.
Следует учесть то обстоятельство, что топоним при усвоении его окружающим культурным пространством, как правило, не функционирует самостоятельно, а адаптируется, приспосабливаясь к отражающей пространство языковой системе. Исчезает ситуация, уходит культура, меняется политика, а антропотопоним, видоизменяясь, остается жить, но уже вне исходного контекста.
За годы Советской власти сельской и городской топонимии был нанесен колос -сальный и в ряде случаев непоправимый урон. Массовые переименования сельских поселений и городских объектов привели к потере топонимического своеобразия регионов страны и становлению политизированной топонимии [5]. Не исключение для этого и Забайкалье. Значительное количество мест, названных в честь партийных и советских деятелей, преобразило топонимическую карту региона. При этом осознаваемая культурная дистанция между прежним и новым наименованием бывала максимальной. Неудобные наименования получали новые, освящённые новой идеологией названия. После революций в начале XX в. в Чите одна за другой начали появляться улицы — «Рабочие» и «Советские», в области с. Монастырское превращается в с. Калинино, а с. Журавлёво получает легенду, вытеснившую прежнего первооснователя и заменив его на легендарного красного
командира П. Н. Журавлёва. Новые переименования были очень привлекательны с точки зрения формирования идеологически правильного топонимического пространства, поэтому и появилось в областном центре четыре «Рабочих» улицы и ряд улиц с именами видных деятелей.
В связи с изменением идеологической платформы в конце XX в. изменился подход к называнию пространственных объектов. В этой ситуации было бы неплохо воспользоваться традиционной русской топографической практикой с её нейтральными наименованиями, исключающими жёсткое следование наименования доминирующей идеологии. Пока же, с середины 90-х гг., городская администрация в Чите начала бороться с названиями-двойниками, заменяя их на нейтральные «Яблоновые» и «Черёмуховые». В районах края такой процесс идёт ещё медленнее, поскольку исходный контекст наименования уже чаще всего утрачен, а менять привычный уклад дел не в правилах консервативного провинциального общества, даже несмотря на встречающиеся неблагозвучия. При этом не учитывается необходимость в положительной мотивации при именовании географических объектов, что является важным признаком своеобразия народного самосознания, его менталитета. Проблема мотивации — это проблема проникновения в психологию номинатора, давшего то или иное наименование, проблема ценностной ориентации народа. Поэтому стоит отметить, что в содержательной стороне топонимии ярко и непосредственно выражены идеалы народа.
Одновременно наименования локусов, десятилетиями складывающиеся в историко-культурную систему, представляют собой памятники истории, языка, культуры, свидетельства духовных традиций и образа жизни Забайкальцев. Исторические названия являются таким же народным достоянием, как и памятники архитектуры, искусства, литературы, фольклора. Любое вторжение в эту систему должно быть гораздо жёстче регламентировано, чем это сделано в рассматриваемом «Законе. «, и
опираться на принципы длительности ис- хождения, популяризацию и повышение пользования (что снимает проблему трак- узнаваемости региона [6]. товки значения), регионального проис-
Литература
1. Закон Забайкальского края «Об увековечении памяти лиц, имеющих выдающиеся достижения, особые заслуги перед Забайкальским краем» // Заб. рабочий. — 18 нояб. 2009 (№ 213). — Чита.
2. Керт Г. М. Топонимия в современном мире / Известия Уральского государственного университета. — 2001. — № 20. Режим доступа: http: //philology. ru/linguistics1/kert-01. htm (19. 11. 2009).
3. П. 2.1.2. положения о знаках почтовой оплаты и специальных почтовых штемпелях Российской Федерации // Приложение к приказу Министерства связи Российской Федерации от [26. 05. 94 № 11].
4. Керт Г. М. Топонимное видение народа (на материале саамской топонимии) // Этническое и языковое самосознание: матер. конф., Москва, 13−15 дек. 1995 г. — М., 1995. — С. 70−71.
5. Керт Г. М. Сохранить память земли // Вопросы топонимики Подвинья и Поморья. — Архангельск, 1991. — С. 3−11.
6. Букин А. Г., Букина Н. В. Культурно-символьная политика Забайкальского края: кодирование смыслов // Вестник ЧитГУ. — 2009. — № 5(56). — С. 184.
Коротко об авторе_
Букин А. Г., канд. филос. наук, доцент кафедры социальной антропологии, религиоведения и философии, Читинский государственный университет (ЧитГУ)
BukinAG@chitgu. ru
_Briefly about the author
A. Bukin, Candidate of Philosophy, Associate Professor, Department of Social Anthropology, Religious Studies and Philosophy, Chita State University
Научные интересы: культурология, философия культуры, геральдика
Areas of expertise: cultural studies, philosophy of culture, heraldry

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой