Проверочная закупка или провокация преступления: анализ российской судебно-следственной практики по делам в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Аюсинов А. Е. Проверочная закупка или провокация преступления: анализ российской судебно-следственной практики по делам в сфере незаконного…
трибуня молодого ученого
УДК 343. 3
Аюсинов Алексей Есимович Ausinov Aleksei Esimovich
адъюнкт кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права
Нижегородская академия МВД России (603 950, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3) post-graduate student of the chair of criminal and penal law
Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhny Novgorod, 603 950)
E-mail: ausinov81@mail. ru
Проверочная закупка или провокация преступления: анализ российской судебно-следственной практики по делам в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ
Test purchase or provocation of crime: the analysis of the Russian judicial and investigative practice in the field of illicit narcotic drugs traffic and psychotropic substances
На основе анализа российской судебно-следственной практики в статье рассматриваются ошибки, допускаемые органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность при проведении проверочной закупки, а также случаи признания таких действий провокацией преступления.
Ключевые слова: проверочная закупка, провокация преступления, оперативно-разыскное мероприятие, незаконный оборот наркотических средств.
The mistakes made by authorities conducting operational-search activity in the process of carrying out test purchases are discusses on the base of analysis of Russian judicial and investigative practices this article, as well as the cases of reco.
Keywords: test purchase, the provocation of a crime, investigative event, illicit narcotic drugs traffic.
На протяжении уже довольно длительного времени в Российской Федерации в качестве доказательственной базы по уголовным делам в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ чаще всего отдается предпочтение использованию результатов такого оперативно-разыскного мероприятия, как «проверочная закупка». В пункте 14 части 1 статьи 6 Федерального закона «Об оперативнорозыскной деятельности» проверочная закупка предусмотрена одним из видов оперативно-разыскных мероприятий, проводимых в рамках оперативно-разыскной деятельности [1]. Однако из года в год на кассационном, апелляционном или надзорном уровнях внушительное число судебных решений пересматривается в связи с многочисленными ошибками, допускаемыми сотрудниками правоохранительных органов при проведении проверочной закупки. Как результат — почти всегда признание действий сотрудников правоохранительных органов про-
вокацией, доказательств — недопустимыми, а значит, — отмена решения суда первой инстанции и прекращение дела в отношении виновного за отсутствием в его действиях состава преступления.
В результате проведенного анализа правоприменительной практики последних нескольких лет нами был сделан вывод о том, что все ошибки, совершаемые органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность, можно объединить в несколько групп.
Ошибки в законности и обоснованности проведения проверочной закупки.
Законность проведения любого оперативно-разыскного мероприятия, в том числе проверочной закупки означает строгое соблюдение правовых предписаний, предусмотренных действующим законодательством. Основным нормативным правовым актом, регулирующим порядок проведения оперативно-разыскных мероприятий, является Федеральный закон «Об
206
Юридическая наука и практика
трибуня молодого ученого
оперативно-розыскной деятельности». Одно из главных условий проведения проверочной закупки закреплено в части 7 статьи 8 вышеупомянутого Федерального закона: «проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность"[1]. Кроме того, при определении законности любого оперативно-разыскного мероприятия следует отметить важность положения, содержащегося в пункте 20 «Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд», утвержденной приказом МВД России, ФСБ России, ФСИН России, ФСКН России и др. от 27 сентября 2013 года: «результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств, содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовном делу, указания на оперативно-розыскные мероприятия, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе» [2]. В качестве примера нарушения обозначенных выше требований законности к проведению оперативно-разыскных мероприятий следует упомянуть судебное решение по уголовному делу, приводимое в «Обзоре судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ», утвержденном Президиумом Верховного Суда Р Ф от 27 юня 2012 года [3]: Вольским районным судом Саратовской области Г. обвинялся по пункту «б» части 2 статьи 228. 1, части 3 статьи 30, пункту «б» части 2 статьи 228. 1, части 1 статьи 30, пункту «б» части 3 статьи 228.1 УК РФ. Однако по отдельному эпизоду было установлено, что постановление о проведении оперативно-разыскного мероприятия было вынесено 11 марта 2011 года, тогда как по факту данное мероприятие было проведено гораздо раньше — 7 марта 2011 года. В итоге по данному эпизоду Г. был оправдан в части предъявленного обвинения.
Вместе с тем, следует отметить, что львиная доля пересмотренных судебных решений все же обусловлена второй обозначенной нами в группе ошибок компонентой — отсутствием обоснованности проведения оперативно-разыскного мероприятия. Именно в случае несоблюдения обоснованности проведения оперативно-разыскного мероприятия Верховный Суд Р Ф усматривает провокацию преступления со стороны правоохранительных органов. Статья 6 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» свидетельствует, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации правоохранительных органов [4]. В обозначенном нами выше Обзоре впервые на законодательном уровне было дано определение провокации со стороны сотрудников, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность при выявлении лиц, совершающих преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Так, в качестве провокации сбыта Верховный Суд Р Ф обозначил подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправныхдей-ствий, направленных на передачу наркотических средств сотрудникам правоохранительных органов (или лицам, привлекаемым для проведения ОРМ) [3].
Кроме того, законодательно установлено, что результаты оперативно-разыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, только если они получены в соответствии стребованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшийся независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений.
Наиболее распространенными причинами пересмотра судебных решений из-за имеющегося факта провокации является наличие у сотрудников, осуществляющих оперативноразыскную деятельность, не подтвержденной должным образом информации о том, что-то или иное лицо занимается преступной деятельностью. В качестве ничем не подтвержденных источников Верховный Суд Р Ф в своих решениях чаще всего указывает рапорта сотрудников, их утверждения в суде, показания свидетелей и иные источники информации [5].
2. Ошибки в обоснованности проведения в отношении одного и того же лица нескольких идентичных оперативно-разыскных мероприятий.
Вестник Нижегородской академии МВД России, 2015, № 4 (32)
207
Аюсинов А. Е. Проверочная закупка или провокация преступления: анализ российской судебно-следственной практики по делам в сфере незаконного…
Аюсинов А. Е. Проверочная закупка или провокация преступления: анализ российской судебно-следственной практики по делам в сфере незаконного…
трибуня молодого ученого
Довольно распространенной ситуацией, идущей вразрез с задачами оперативно-разыскной деятельности, является осуществление действий сотрудниками правоохранительных органов по проведению оперативно-разыскных мероприятий непосредственно после выявления фактов преступной деятельности, вместо ее пресечения. В рассматриваемом нами ранее «Обзоре судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ» Верховный Суд Р Ф указал, что необходимость проведения повторного оперативно-разыскного мероприятия, а также очередной проверочной закупки у одного и того же лица должны быть обоснованы и мотивированы, втом числе новыми основаниями и целями, с вынесением нового мотивированного постановления, утвержденного в обязательном порядке руководителем органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность. При этом достаточно четким образом Верховный Суд Р Ф перечислил цели, при наличии которых проведение повторных оперативноразыскных мероприятий не будет подвергаться сомнению: пресечение и раскрытие организованной преступной деятельности, установление всех соучастников преступления, выявление преступных связей участников незаконного оборота наркотических средств, установление каналов поступления наркотических средств и др. Также в качестве оснований осуществления еще одной, к примеру, проверочной закупки, Верховный Суд Р Ф предусмотрел случаи, когда цели при проведении предыдущего оперативно-разыскного мероприятия достигнуты не были.
Так, приговором Набережночелнинского городского суда П. был признан виновным в трех покушениях на сбыт наркотических средств по части 3 статьи 30, части 1 статьи 228. 1, части 3 статьи 30, пункту «б» части 2 статьи 228.1 УК РФ за совершение двух преступлений. Верховным Судом Республики Татарстан приговор изменен, поскольку суд первой инстанции не привел в приговоре доказательств, подтверждающих необходимость проведения еще двух проверочных закупок, после того как 8 апреля 2011 года оперативные сотрудники выявили факт передачи П. героина. Согласно статье 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, являются недопустимыми. В результате Верховный Суд Республики Татарстан отменил приговор в части осуждения П. по эпизодам 12 и 26 мая 2011 года [6].
Подчеркнем еще раз, что осуществление оперативно-разыскной деятельности подобным образом в корне противоречит Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности», в котором указано, что проведение любого оперативно-разыскного мероприятия должно своей целью иметь, во-первых выявление, а во-вторых, пресечение преступной деятельности [1].
Из совокупности подобных неправильных действий нередко вытекает и следующая группа ошибок.
Ошибки в квалификации нескольких действий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.
На наш взгляд, следует согласиться с мнением судьи Верховного Суда Р Ф В. С. Ковалем о том, что необходимость в принятии рекомендаций на уровне Верховного Суда Р Ф по устранению разногласий в судебно-следственной практике по данному вопросу назрела давно [7]. К сожалению, в последнее время сотрудники правоохранительных органов довольно часто прибегают к такому «порочному» механизму, как проведение в отношении одного и того же лица нескольких проверочных закупок. Результатом такого «алгоритма доказывания вины» становились необоснованное вменение лицам, задержанным за преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств, либо сразу нескольких составов преступлений и назначение им наказания по совокупности преступлений либо квалификация их действий как единого продолжаемого преступления. Вполне разумно при ответе на вопрос: «Каким же образом надлежит квалифицировать действия лица, причастного к незаконному обороту наркотических средств в несколько приемов?» обращаться к рекомендациям постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 15 июня 2006 года № 14: «когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующую крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по части 3 статьи 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ» [8]. Таким образом, очевидно, что при таких ситуациях действия преступника следует однозначным образом квалифицировать как единое
208
Юридическая наука и практика
трибуня молодого ученого
продолжаемое преступление, а не как совокупность преступлений.
Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что в целом соблюдение таких важнейших принципов, как законность и справедливость является одним из ключевых моментов как в процессе предварительного расследования, так и на стадии судебного разбирательства. Ошибки, которые допускают правоохранительные органы в процессе осуществления оперативно-разыскной деятельности, нередко становятся причиной не только неправильной квалификации действий лиц, причастных к сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, но и ставят под сомнение наличие признаков состава преступления в их поведении в целом.
Таким образом, лишь строгое соблюдение нормативно-правовых предписаний всей ие-рархичной системы законодательных актов является залогом эффективной деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, и привлечению виновных лиц к уголовной ответственности.
Примечания
1. Об оперативно-розыскной деятельности: федеральный закон от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ (ред. от 21. 12. 2013) // Российская газета. 1995. 18 августа.
2. Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд: приказ МВД России № 776, Минобороны России № 703, ФСБ России № 509, ФСО России № 507, ФТС России № 1820, СВР России № 42, ФСИН России № 535, ФСКН России № 398, С К России № 68 от 27 сентября 2013 г. // Российская газета. 2013. 13 декабря.
3. Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ. URL: // http: //lawsrf. ru/ vsrf/review/993 (дата обращения 13. 05. 2015).
4. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04. 11. 1950) (с изм. от 13. 05. 2004) (вместе с Протоколом № 1 (подписан в г. Париже 20. 03. 1952), Протоколом № 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней (подписан в г. Страсбурге 16. 09. 1963), Протоколом № 7 (подписан в г. Страсбурге 22. 11. 1984)).
5. Определения Верховного Суда Р Ф от 5 ноября 2013 г. по делу Г.- от 4 сентября 2012 г. по делу П. -
от 13 декабря 2011 г. по делу Д.- от 12 ноября 2013 г. по делу Р- и др.
6. Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Татарстан за четвертый квартал
2012 года. URL: // http: // vs. tat. sudrf. ru/modules. php? name=docum_sud& amp-id=148 (дата обращения: 03. 05. 2015).
7. Коваль В. С. Проверочная закупка или провокация: текущая практика Верховного Суда Р Ф // Уголовный процесс. 2012. № 10.
8. О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами: постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 15 июня 2006 г. № 14 (ред. от 23. 12. 2010) // Российская газета. 2006. 28 июня.
Notes
1. On operative-search activity: federal law of 12. 08. 1995 № 144-FZ (as amended on 21. 12. 2013) // Rossiyskaya gazeta. 1995. August 18.
2. On approval of the Instruction about the order of presentation of the results of operational-investigative activity of the body of inquiry, investigator or the court: order of the Ministry of internal affairs of Russia № 776, the Ministry of defense of Russia № 703, FSB of Russia № 509, FSO of Russia № 507, FCS of Russia № 1820, SVR of Russia № 42, FSIN of Russia № 535, Federal drug control service of Russia № 398, SK of Russia № 68, dated 27. 09. 2013 (registered in Ministry of justice of Russia 05. 12. 2013 № 30 544) // Rossiyskaya gazeta. 2013. December 13.
3. Review of court practice on criminal cases about the crimes connected with illegal narcotic drugs traffic, psychotropic, strong and poisonous substances. URL: // http: //lawsrf. ru/vsrf/review/993 (accessed date:
13. 05. 2015).
5. Definitions of the Supreme Court on 5 November
2013 in the case of G .- on September 4, 2012 in the case of P- December 13, 2011 and the case of D.- on 12 November 2013 in the case of P .- and etc.
6. Review of the jurisprudence of the Supreme Court of the Republic of Tatarstan for the fourth quarter of 2012. URL: // http: // vs. tat. sudrf. ru/modules. php? name=docum_sud& amp-id=148 (accessed date:
03. 05. 2015).
7. Koval V.S. Test purchase or provocation: the current practice of the Supreme Court of the Russian Federation // Criminal process. 2012. № 10.
8. On judicial practice in cases involving offenses related to narcotic drugs, psychotropic, strong and poisonous substances: resolution of the Plenum of the Supreme Court of June 15, 2006 № 14 (ed. of 23. 12. 2010) // Rossiyskaya gazeta. 2006. June 28.
Вестник Нижегородской академии МВД России, 2015, № 4 (32)
209
Аюсинов А. Е. Проверочная закупка или провокация преступления: анализ российской судебно-следственной практики по делам в сфере незаконного…

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой