Проза М. Карима через призму идейно-художественных особенностей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 821. 512. 141. 09
ПРОЗА М. КАРИМА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ИДЕЙНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ
Хужахметов А. О. 1
1 ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет», Республика Башкортостан, 450 076, г. Уфа, ул.
Заки Валиди, 32_
После Великой Отечественной войны в стране восстанавливается не только экономика, но и активно продолжают развитие культура и образование. Потребность советского общества в гуманизме, привитии детям высокоморальных ценностных ориентиров, основанных на героизации воинов-защитников, с одной стороны, и неприятии войны в целом — с другой, приводит к созданию и внедрению новых методик в педагогике. А в литературе, как части культуры — к новаторству в структуре и содержании художественных произведений для детей. Детская проза М. Карима как раз является показателем того, какие изменения произошли в тематике и проблематике, структуре сюжета, смысловом поле послевоенных повестей и рассказов башкирской литературы. К тому же произведения для детей «Радость нашего дома», «Таганок» у М. Карима становятся прелюдией создания таких бестселлеров, как «Помилование» и «Долгое-долгое детство», лежащих на одной смысловой плоскости. В статье через анализ идейно-художественных особенностей прозаических произведений М. Карима дается собственный взгляд автора на их композицию, жанровые основы.
Ключевые слова: проза, идейно-художественные особенности, сюжет, композиция, фольклор, сказка, легенда, новелла, «роман культуры», хронотоп, миф.
PROSE M. KARIMA THROUGH IDEOLOGICAL AND ARTISTIC FEATURES Khuzhakhmetov A.O. 1
1 & quot-Bashkir State University& quot-, Republic of Bashkortostan, 450 076, Ufa, ul. Zaki Validi 32_
After World War II the country recovers not only the economy, but also actively pursuing the development of culture and education. Need Soviet society in humanism, vaccinated children high moral values, based on the glorification of warriors defenders on the one hand, and the rejection of war as a whole on the other hand, leads to the creation and implementation of new techniques in teaching. And in the literature as part of the culture -innovation in the structure and content of works of art for children. Children'-s prose M. Karim is just an indication of what changes have occurred in the subjects and issues, the structure of the plot, the semantic field of postwar novels and short stories Bashkir literature. Besides, works for children, & quot-The Joy of our house,& quot- & quot-trivet"- M. Karim become prelude creation of such bestsellers as & quot-Pardon"- and & quot-Long, Long Childhood& quot-, lying on the same plane of meaning. The article by analyzing the ideological and artistic features of the prose works of M. Karim given their own opinion on the composition, genre basis.
Keywords: prose, ideological and artistic features, story, song, folklore, fairy tales, legends, short story, & quot-a novel culture& quot-, chronotope, a myth.
После победы в Великой Отечественной войне страна активно начинает восстанавливать разрушенные города и села, экономику. Заживают и укрепляются духовные основы государства. Вместе с ними возникает и необходимость вернуть детям их детство, которое забрала война, заставив их повзрослеть и работать для фронта — за станками и на полях. Воспитание и педагогика в советском обществе снова выходят на первый план. Выдающимися педагогами, к примеру В. Сухомлинским, разрабатываются гуманистически ориентированные методики, сыгравшие огромную роль в воспитании подрастающего поколения. Признанным фактом также является большой вклад в общее дело искусства и литературы.
Поэтому примечательно, что первые прозаические произведения Мустай Карим пишет именно для детей. Повести «Радость нашего дома» и «Таганок» были высоко оценены юными читателями и стали своего рода классикой детской советской литературы.
Текст повести «Радость нашего дома» можно охарактеризовать как структурно точно и емко изложенный. «Нет ничего такого приключенческого в содержании повести. Обычная деревенская жизнь, мир малышей… «, — отмечает Г. Б. Хусаинов [1]. Идиллические картины, на первый взгляд, доминирующие в произведении, больше подходят к 50−60-м, чем к 40-м гг. XX в.
Где-то идет война, отголоски которой, конечно же, отражаются в жизни тихой башкирской деревни. Отец Ямиля на фронте, мать работает на поле, а мальчик со своими сверстниками находит время для различных игр, каждый миг дня для них является открытием. Новый виток в развитие сюжета даёт удочерение матерью Ямиля маленькой украинской девочки Оксаны — и некий осколок грохочущей, ранящей тела и души войны входит в размеренную жизнь семьи мальчика и всего села. Оксана, видевшая своими глазами ужасы оккупации, фронта, психологически травмирована: боится остаться одна, сторонится чужих людей, просыпается с плачем по ночам и т. д. Её «лечение», воспитание в отсутствие взрослых ложится на такого же малыша Ямиля, который проявляет в отношении новоявленной сестренки мудрую чуткость и тактичность — не свойственные его годам, помогая забыть прошлые кошмары. Автор тонко чувствует детей маленького возраста, точно передавая читателю их чаяния и страхи — эмоционально-психологическую ткань сюжета, структурно подводит и конфликтные ситуации между ними. Временно-пространственная суть повести делится на: до появления девочки в судьбе Ямиля и после. Например, если встречи со злым гусем, пугавшим всю сельскую детвору, до Оксаны всегда заканчивались поспешным бегством, то когда гусь набрасывается на девочку, Ямиль качественно преображается, встав на пути гуся и прикрыв собой сестру. Тем самым он совершает подвиг. Это в свою очередь наталкивает читателя на параллели — лежащие на одной хронотопной плоскости — подвиги, совершаемые на фронте и в тылу, приближающие Великую Победу. Биография Оксаны с начала произведения остаётся завуалированной, что способствует уходу автором от конкретизации, помогает создать обобщенный образ детей-беженцев с оккупированных фашистами территорий, которых гостеприимно приютила башкирская земля. Факты из жизни семьи девочки узнаются в конце — раненый на фронте отец, чудом разыскавший и приехавший забирать её, открывает завесу тайн (эффект узнавания). Действительно, биографии многих попавших во время войны в детдома Башкортостана детей оставались неизвестными, и разыскать их после войны было для родных делом чрезвычайно трудным.
В повести «Таганок» речь идёт о послевоенном периоде жизни советского общества. Дети данного периода — романтически настроенные пионеры, которые горят жаждой жизни, желают совершать подвиги, ищут и придумывают себе приключения. Они участвуют во всевозможных общественных мероприятиях, вдохновляются различными идеями и мечтают о светлом будущем. Именно они становятся действующими лицами повести «Таганок». В выборе своих героев М. Карим не одинок — «Большой оркестр» А. Бикчентаева, «Будем друзьями» З. Биишевой и произведения других башкирских писателей описывают развитие настоящих личностей и ковку характеров.
Концентрирующим сюжетом в повести становится легенда о холодном безжизненном озере на вершине скалистой горы, рассказанная дедушкой-чабаном трем друзьям — Габдулле, Айдару и Вазиру. Интерес, стимулирующий любопытство мальчиков: в горном озере не водится рыба. А рыба является жизнью для деревни, которая расположена у озера на равнине. С момента концовки легенды целью, причём серьезной, для юных героев становится доставить до водоема на горе рыбу — тем самым оживить (мотив жизни) и соединить его с действительностью, легенду сделать былью.
А чтобы достичь этой цели, которая находится в ирреальном мире, так как является пока легендой, перед героями возникает необходимость самим погрузиться полусказочную плоскость. Вводом в повесть элементов фантастического автор продолжает традицию своих поэтических произведений — стихотворения «Я ухожу на фронт, товарищи» (образы-символы Акбузата, волшебного меча и др.) и поэмы «Ульмесбай» (цельные сюжетные линии, сочетающие в себе реалистическое и фантастическое). Так как цель героическая, сделать задание по силам лишь сказочным батырам из башкирских сказок. И сразу создаётся товарищество трёх батыров, которые так же определяют лидера среди своих — древним путём состязаний.
Таким образом, автор повести органично вплетает сказку в реальность, создав своеобразный стиль в детской литературе, что позволяет читателю без особых трудностей внедриться в сюжетную схему и смысловое поле произведения.
Главой, «башлыком» новой организации, названной «Таганок», становится Габдулла. И не случайно — вскоре автор привносит в текст историю с медалью «За отвагу», завоеванной отцом героя ценой жизни. Эта медаль особенно ценилась фронтовиками, так как её вручали за проявленную храбрость, за спасённую жизнь, за совершенный подвиг. По древним степным поверьям, качественная ипостась личности — смелость воина передаётся из поколения в поколения — от отца к сыну. Поэтому Габдулле также суждено судьбой сделать равнозначный подвиг — за жизнь, за мир во всём мире, что он клятвенно и обещает. «Башлык», как в древних мифах, — «рыцарь без страха и упрёка».
Что не скажешь о Вазире — третьем тагане. Его, укравшего нож у чабана, с позором выгоняют из новоиспеченной организации. Сначала Вазир делает обычные ходы для возврата в круг друзей: угощает их сладостями. Однако потерпев фиаско, он начинает тайком помогать им — собирать рыбу для горного озера.
Здесь обнаруживается то, что таганок без третьего тагана не может быть совершенен. Без Вазира, хорошего рыбака, Габдулла и Айдар не могут вовремя набрать достаточное количество рыбы.
Автор возвращает в сюжет элемент состязания — между Вазиром и новым персонажем -тихим, послушным мальчиком Якупом, прозванным среди остальных мальчиков деревни Примерным из-за чрезмерного контроля матери. Кто же станет третьим таганом? Якуп, бывший до этого изгоем детворы, и которому оказали доверие и шанс исправиться, смело заканчивает со своей «примерностью». В награду он вливается в ватагу отважных сверстников. Как педагог, автор через образ Якупа показывает все негативные последствия чрезвычайной опеки детей со стороны родителей, особенно для мальчиков.
В конце концов и Вазир принимается обратно в команду. Рыбу набирают ко времени. Моральную и физическую готовность дойти до полуреальной цели приходится доказывать главному батыру — Габдулле. Он в реальной линии сюжета совершает смелый поступок -прикрывает собой сестру Вазира, тем самым защитив её от племенного быка ценой своей жизни (получив серьезные раны, попадает в больницу). «Башлык» делает равнозначный отцовскому подвиг, исполнив данную собой клятву.
Автор сознательно не дописывает финал — поход ребят к горному озеру. Решили ли они поставленную цель — сохранение жизни — в реальности (совершенное спасение жизни маленькой девочки) или в ирреальной временно-пространственной плоскости (пустить рыб в безжизненный водоем)? — остается домыслить читателю.
Однако основная парадигма детских повестей М. Карима достигается — они активно участвуют в воспитании мужского подрастающего поколения, ковки личностей — «рыцарей без страха и упрёка». В чём философемы автора идут нога в ногу с идеями создателя передовой педагогической школы В. Сухомлинского.
Произведение «Долгое-долгое детство» со сложной структурой рассчитано на более искушенного читателя-эстета. Даже его жанр не определен конкретно — автором назван «китапом» [2]. Филологи-литературоведы определяют суть художественного текста как повесть. Хотя вслед за Г. Б. Хусаиновым можно уверенно предположить: «У основанной на тенденции синтеза жизненного материала повести сложна и жанровая структура. Для неё более характерны такие качества, как эпическая широта и многоплановость. Этим повесть приближается к роману» [5].
Также академик справедливо замечает, что «Долгое-долгое детство» по жанру близко к роману, основываясь на архитектонике, которая состоит из цепи новелл, подкрепляя свои доводы сравнениями — схожими по внешней композиции примерами: «Циклон» О. Гончара, «Чинар» А. Мухтара, «Живем, оказывается» Ш. Биккула и др.
При этом М. Карим отбрасывает хроникальный, последовательный тип повествования. Вместо него он свободно располагает новеллы, предлагая читателю анахронические ветви сюжетов, подчиненных совокупности мощных философских идей, которые в тексте передаются как соединенные в «квантовые» цепочки мотивов — жизни и смерти, любви и ненависти, вечного и сиюминутного, матери и ребенка, семьи и одиночества, счастья, боли и т. д.
Автор, в отличие от ранней своей прозы — детской, в «Долгом-долгом детстве» использует автобиографический сегмент: основа на воспоминаниях собственного детства и зрелости, на образах, имеющих прототипы в реальной жизни. При этом предупреждает: «Рассказчик — я сам и. не только» [3], тем самым отказываясь от документальности и написания мемуаров, требующих четкого следования определенным строгим канонам. По нашему мнению, сухой стиль мемуаров навредил бы художественности сюжетов, взлёту воображения, вольного использования композиционных элементов, романтическому раскрытию основных идей произведения.
Кто же этот рассказчик? Автор в тексте действует через образ повествователя — самого себя в детстве и в зрелом возрасте — Пупка, наполняя сюжет идеями, мыслями опытного, много знающего, мудрого человека в годах, живущего в 70-х гг. XX в. и через призму своих лет оценивающего прошлое. Он возвращается туда и как бы пересматривает вехи собственной жизни и судеб близких и родных, качественно дополняя фрагментарно вытаскиваемые кадры-воспоминания. Как и в реальном детстве М. Карима, концентрирующим звеном в произведении является образ Старшей матери, которая объединяет все события в жизни главного героя-повествователя — Пупка, символизируя собой Семью — уют семейного очага, и Любовь матери.
Лирическими отступлениями, монтажными конструкциями — к примеру, историей любви Марахима и Акйондоз — автор усиливает романтические векторы в развитии сюжета, чем облегчает эстетическое восприятие произведения читателем, безусловно способствуя катарсису. Вплетение в ткань сюжетной схемы фантастического, сосуществования художественной действительности и мифов является удачной традицией прозы М. Карима, неповторимым стилем писателя.
«Долгое-долгое детство» вполне можно отнести к «роману культуры». По мнению А. А. Федорова: «. Время от времени публикуются художественные тексты, содержание
которых соотносится напрямую, а не опосредованно через жизненные обстоятельства, с культурой прошлого и настоящего. Чаще всего это означает, что автор при осмыслении жизненных процессов и судеб героев рассматривает их прежде всего в отношении к проблемам культуры. Это ведет за собой введение в тексты произведений многообразного материала культуры, который приобретает самостоятельное значение, и в таком романе возможно взаимодействие различных пластов культурного материала. Подобного типа художественные тексты, как правило, получают название «романа культуры» [4].
Таким образом, начиная как поэт, М. Карим впоследствии удачно вписывается в прозу, используя в создании структуры прозаических произведений приобретенный опыт в области поэзии, смело синтезируя фольклор с литературой, реальное и художественное, фантастическое, обобщение и индивидуализацию. Детские повести становятся прелюдией масштабной эпопеи, какой является «Долгое-долгое детство»: то есть автор планомерно, из произведения в произведение развивает свои достижения в области прозы. Кульминационной точкой, вершиной творчества М. Карима является повесть, приближенная к роману, — «Долгое-долгое детство». Также чуткий читатель может проследить, рост из произведения в произведения самого автора — М. Карима — как педагога, психолога и философа.
Список литературы
1. История башкирской литературы в 6-ти томах. — Уфа: Китап. — 1993. — Т. 5. — С. 254 (на баш. яз).
2. Карим М. Вводное слово // Долгое-долгое детство. — Уфа, 1989. — С. 3.
3. Карим М. Вводное слово // Долгое-долгое детство. — Уфа, 1989. — С. 3.
4. Федоров А. А. Иллюстрированный роман «Таинственное пламя царицы Лоаны» У. Эко как «роман культуры» // Вестник БашГУ. -2012. — Т. 17, № 1. — С. 203.
5. Хусаинов Г. Б. Поэтика башкирской литературы. — Уфа: Гилем, 2007. — Ч. 2. — С. 195−196.
Рецензенты:
Кильмухаметов Т. А., д. фил.н., профессор кафедры журналистики факультета башкирской филологии и журналистики ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет», г. Уфа.
Ахмадиев Р. Б., д. фил.н., профессор журналистики факультета башкирской филологии и журналистики ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет», г. Уфа.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой