Особенности формирования дворянского сословия из башкир

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 38 (176).
История. Вып. 37. С. 26−32.
особенности формирования дворянского сословия
из башкир1
В статье показана специфика формирования дворянского сословия из башкир. Приведен именной список потомственных дворян-башкир Уфимской и Оренбургской губерний 17 851 917 гг., включающий лиц, внесенных в дворянскую родословную книгу, указания времени получения документов на дворянство, сведения об утверждении рода в дворянстве Герольдией Правительствующего Сената и иную информацию.
Ключевые слова: башкиры, дворянство, формирование, специфика, родословная книга, Башкиро-мещерякское войско, Герольдия, грамота на дворянство, Уфимская и Оренбургская губернии.
Общероссийской тенденцией ХУШ в. явилось включение в состав российского дворянства так называемых «инородцев». Но включение последних в высшее сословие происходило разными путями и на различных основаниях.
Отличительные черты формирования дворян-башкир можно обозначить по нескольким направлениям. Во-первых, по времени возникновения. Точкой отчета истории дворянства в России является ХП-ХШ вв., история дворян из башкир ведет свой отсчет с последней четверти ХУШ в., точнее, после и на основе жалованной 21 апреля 1785 г. «Грамоты на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства».
Первые потомственные дворяне-башкиры появились лишь в 1793 г., ими стали полковой старшина Кучербай Уметбаевич Акчулпанов и его сын Аралбай2. Таким образом, если история дворянства России охватывает 700−800 лет, то дворян коренного этноса Башкирии -чуть более 130 лет.
Во-вторых, отличались пути формирования сословия. Если татарские князья и мурзы на основании Указа Сената от 22 февраля
1784 г. «О дозволении князьям и мурзам татарским пользоваться всеми преимуществами российского дворянства"3, вошли в состав российского дворянства, то башкирские тарханы, издавна относившиеся к феодальной верхушке и являвшиеся в сложившейся ситуации главными претендентами на дворянство, в новых условиях юридически не были приравнены ни к одному из видов дворянства. Более того, в связи с отменой уплаты ясака в 1754 г. они потеряли свое былое значение. не получив каких-либо прав и привилегий, а
присвоение тарханства с указанного времени было вообще приостановлено4.
Потомственное и личное дворянство до начала XX в. приобреталось тремя путями:
1) пожалованием его по особому усмотрению самодержавной власти-
2) достижением определенного чина на действительной службе-
3) в результате пожалования за «служебные отличия» российскими орденами.
В потомственном дворянстве могли быть признаны также потомки особо отличившихся личных дворян и именитых граждан (до начала XX в.).
Пожалованием потомственное и личное дворянство приобреталось, когда какое-либо лицо возводилось в дворянское достоинство не по порядку службы, а по особому Высочайшему усмотрению5.
В 1785—1845 гг. в потомственном дворянстве признавались башкиры, получившие действительные армейские чины (прапорщика, корнета, подпоручика, 14 класса) до издания Манифеста от 11 июня 1845 г., с Высочайшего утверждения6. После издания Манифеста от
11 июня 1845 г. до издания Указа от 9 декабря 1856 г. — получившие действительный чин войскового старшины за «военные подвиги"6. После издания Указа от 9 декабря 1856 г. -все, дослужившиеся до чина полковника6.
На гражданской службе выслужить право на потомственное дворянство башкиры могли на общих основаниях, т. е. до издания Манифеста от 11 июня 1845 г. — достижением чина 8 класса (коллежский асессор), после 11. 06. 1845 г. — чина 5 класса (статский советник), после 09. 12. 1856 г. — чина 4 класса (действительный статский советник).
В вопросе приобретения башкирами прав потомственного дворянства в результате пожалования за «служебные отличия» российскими орденами было установлено ограничение: Указом от 6 мая 1831 г. было запрещено причислять к потомственному дворянству чинов Башкиро-мещерякского войска, даже награжденных какими-либо орденами. В Указе от 6 мая 1831 г. и в статуте ордена св. Станислава от 28 мая 1839 г. специально оговаривалось, что «…чины Башкиро-мещерякского войска с пожалованием ордена не приобретают права потомственного дворянства», а пользуются лишь правом личного дворянства7. Более того, указом от 6 мая 1831 г. велено было «. как у Башкирцев существует многоженство и законность наследства мала, или вовсе не подходит под общие правила, то дабы не подать повода к домогательству на право Дворянства детям их, рожденным по получении отцом ордена, грамоты на оные возвращать в Капитул"8. Еще в мае 1808 г. Указом Сената было приказано присылать в Военную
Личное дворянство присваивалось башкирам, получившим действительные офицерские казачьи чины (хорунжий, сотник, есаул, урядник), чиновникам 14 класса, а до 1832 г. и получившим зауряд-чин10. В Указе Сената от 5 июля 1828 г. констатировалось: «. по отзыву бывшего Военного Министра, находящиеся в казачьих войсках офицеры магометанского исповедания пользуются дворянством только сами, а дети их по общему, издревле существующему порядку записываются наравне с казачьими детьми и начинают службу казаками, и, следовательно, никаких преимуществ до того времени не имеют"11. Башкиры, «достигшие» на службе до издания Положения от 14 мая 1863 г. чина зауряд-
12
есаула, утверждались в личном дворянстве12. Офицерские чины Башкиро-мещерякского войска (с 1855 г. — Башкирского войска), как войска «не имеющего сравнения в чинах с войсками регулярными» на основании 1-го примечания к ст. 1 «Положения о башкирах» и ст. 48 9-го тома Свода законов (изд. 1857 г.)
коллегию грамоты умерших или пропавших без вести личных дворян9. ____________
давали право на личное дворянство1
Т
С 1785 г. юридическим фактом иричисле-
іесс г?
Л/.
І-Й4-
/к& gt- ЦС,-г-» Л*
г /зО
/, не"/г*.
(?-}д М-& amp- ,~г'Ь 4 о/.
/с*& lt-
** /'-Ч'дъ
| -іЬмлР (/і $і^с^з-а*+с4іьс-с*& lt-ї/ ^/ъо-4& lt-иг6'-6, * & lt-*-1&-,
С?0-(& gt--/Ъ-ггь**-4*^АГ 1^?л& amp-ЯЮЛ*иЭ/о45 ^уЬ
Зі
?гуг ,. с, л
¦2^ У ьел^-б'- /& lt--?>-26*у?*с-с*'-4сЯэ
¦ г С^Х'-Г-Л %
Л: <-сьНУ Слклли& amp-<-^<->-4ьа*е>-'-2'-/Ъ -?}я~'-гу *'-•& lt-*- - -гЛ
¦у/6 -е**1^Т,
Грамота на потомственное дворянство, выданная Оренбургским дворянским депутатским собранием Бурангулу Куватовичу Куватову 12 февраля 1819 г. за № 455. Копия
ния к дворянству становится внесение индивида в губернскую дворянскую родословную книгу.
Составление и ведение родословной книги возлагалось на Дворянское депутатское собрание, состоящее из губернского предводителя дворянства и депутатов от каждого уезда, избираемых на три года14. Рассмотрев доказательства, представленные соискателями дворянства, и признав их «большинством в две трети голосов» достаточными, Дворянское депутатское собрание выносило определение
о внесении рода в соответствующую часть родословной книги. Соискателю дворянства выдавало Грамоту на дворянство, а детям, записанным в родословную книгу, — свидетельства на дворянство15. Представление доказательств в Герольдию предусматривалось лишь по просьбе просителя, в случае его недовольства рассмотрением дела в депутатском собрании16.
С 1796 г. дворянские собрания были лишены права самостоятельно принимать решения о внесении дворян в родословную книгу. Определения депутатских собраний по этому вопросу подлежали обязательному утверждению Герольдией17. Исключение составляли определения о перенесении дворян из родословной книги одной губернии в ту же часть родословной книги другой губернии и о «сопричислении» следующих поколений к уже утвержденным в дворянстве родам18. Последние представлялись на утверждение Герольдии только в том случае, если их рождение не было своевременно записано в метрические книги, или если они родились до утверждения рода в дворянстве Герольдией, но документов на них не было представлено в родословном деле19.
Об утверждении родов в дворянстве, или отказе в этом, Герольдия сообщала дворянскому собранию указами. Дворянские депутатские собрания, получая указы Герольдии об отказе в утверждении родов, делали распоряжение об исключении неутвержденных родов из родословной книги и изъятии у них удостоверяющих дворянское состояние документов (грамот, свидетельств на дворянство и др.).
Указ Герольдии об утверждении рода в дворянстве, по сути, являлся единственным юридическим основанием для внесения рода в родословную книгу20. Только после утверждения указом Герольдии род мог считаться внесенным в родословную книгу и причисленным к
дворянству губернии, а индивид — пользоваться соответствующими званию дворянина пра-вами20. Содержание указов вносилось дворянским депутатским собранием в шестую графу родословной книги.
Дворянская родословная книга разделялась на 6 частей, в которые вносились дворянские роды в зависимости от способа приобретения «благородства». В 1-ю часть родословной книги записывались роды дворянства жалованного или действительного. Во 2-ю — роды дворянства, выслуженного на военной службе. В 3-ю — роды дворянства, приобретенного чинами на гражданской службе или через пожалование ордена. В 4-ю часть вносились иностранные дворянские роды (царские, владетельные, княжеские и др.), принявшие российское подданство. Пятая часть включала «титулами отмеченные роды» — роды, получившие по наследству либо от «коронованной главы» княжеский, царский или баронский титул одновременно с дворянским достоинством. Наконец, в 6-ю часть родословной книги вносились «древние благородные дворянские роды», «коих доказательства дворянского достоинства за 100 лет и выше [ранее 1685 г. — И. А.] восходят- благородное же их начало покрыто неизвестностью"21. В каждой части родословной книги роды записывались по алфавиту22.
При юридическом равенстве всех дворян, независимо от того, в какую часть родословной книги они были записаны, запись в первую часть считалась менее почетной, чем во вторую и третью, а все вместе три первые ча-
23
сти — менее почетными, чем пятая и шестая23.
Только записанный в родословную книгу дворянин мог пользоваться сословными правами и преимуществами. Дворянин, не внесенный в губернскую родословную книгу, считался не принадлежащим к дворянскому обществу и не пользовался его правами24. Личные дворяне в родословную книгу не вносились25. С 1854 г. они наравне с почетными гражданами записывались в 5-ю часть городской обывательской книги26.
Выявленные в ходе многолетних научных изысканий материалы фондов центральных и региональных архивов позволили нам составить именной список потомственных дворян-башкир, записанных в родословные книги Оренбургской и Уфимской губерний (табл. 1).
По нашим подсчетам, численность башкирских дворянских родов, записанных в родословные книги Уфимской и Оренбургской
Таблица 1
Потомственные дворяне-башкиры, записанные в родословные книги Оренбургской и Уфимской губерний. 1785−1917 гг. 27
Дата Определения дворянского депутатского собрания о внесении в родословную книгу Дата и номер Указа Департамента Герольдии Сената об утверждении в дворянстве Дата и номер Грамоты на дворянство Ф.И. О. Часть дворянской родословной книги
14. 02. 1793 26. 05. 1869, № 1792 14. 02. 1793 Кучербай Уметбаевич Акчулпанов с сыном Аралбаем 2
13. 03. 1796, 11. 07. 1832, 16. 06. 1844, 26. 05. 1849 18. 04. 1850, № 3004, 22. 02. 1851, № 1272 Абзелиль Султанов с сыновьями, внуками и правнуками 228
10. 07. 1802 1870, № 6766 25. 11. 1802, № 287 Нигаметулла Шарипович Кийков (Кииков) с сыновьями Г абидуллой, Мухаметшой, Мухаметшарифом и Девлетшой 2
13. 06. 1818 12. 02. 1819, № 455 Бурангул Куватович Куватов с женами, сыновьями и внуками 3
28. 01. 1823 Асылгузя Бакиров с сыновьями 2
20−30-е гг. XIX в. Абдуллатиф Ганберов 2
Аюп Каюпович Каипов (Каюпов) с сыновьями 2
27. 02. 1829 Давлеткул Юлушевич Мурзаев с женами 2
11. 12. 1831 Шагингирей Курмекеевич Ногайбаков с женой Шамсиннисой Баязитовной 2
09. 01. 1834 Ибрагим Бекчуринович Бекчурин с женами, детьми, внуками и внучкой 1
1818−1845 гг. Кутлубаевы 3
Яхья Янтеевич Акимбетев с сыновьями и внуками 2
1865 Шагимардан Ижбулдинович Сыртланов с сыном Шахайдаром и внуками Оскаром, Раулем и Юсуфом (Иосифом) 2
20. 04. 1866 Ишмухамет Ишгулович Уметбаев с сыновьями и внуками 2
08. 01. 1865 11. 02. 1865, № 657 22. 01. 1865, № 1094 Хасан Мухаметкулуевич Кучуков с сыновьями Мухаметьюсуфом и Мухаметшарифом 2
10. 09. 1868 11. 11. 1868, № 5010 Мирсалих Мурсалимович Бекчурин с женой Бибигафифой Ахмеровой и детьми 3
XIX в. 08. 03. 1900, № 504 Сеитгарей Мутин с сыновьями Батырханом и Арслангареем и внуком Гумером Батырхановичем 2
Лишь с изданием Положения о башкирах от
14 мая 1863 г. на его нормативной базе возобновилось признание башкир, выслуживших потомственное и личное дворянство по чинам до издания данного Положения.
Законодательство предоставило «российскому природному обывателю» самому решать вопрос о вхождении в «благородное» сословие и выступать с инициативой по возбуждению связанных с ним юридических процедур29. И было немало башкир, достигших «приносящих» потомственное дворянство чинов, но по тем или иным причинам не
Таблица 2
Численность башкирских дворянских родов, записанных в родословные книги Оренбургской и Уфимской губерний с 1785 по 1917 г. 27
губерний, распределилась по разрядам в следующем соотношении: в 1-ю часть был внесен 1 род (5,9%), во 2-ю — 13 (76,4%), в 3-ю — 3 (17,7%), в 4-ю — 0 (0%), в 5-ю — 0 (0%), в 6-ю — 0 (0%) (табл. 2). То есть 100% потомственных дворян-башкир Уфимской и Оренбургской губерний получили дворянство путем выслуги, башкиры не вошли в число титулованных и древних «благородных» дворянских родов.
Численность военных чиновников была большей, чем гражданских, и составила 76,4% всех родоначальников дворянских ро-
Периоды Части родословной книги Всего абс. (%)
I абс. (%) II абс. (%) III абс. (%) IV абс. (%) V абс. (%) VI абс. (%)
1785−1845 1 (5,9) 9 (52,9) 2 (11,8) 12 (60,6)
1845−1863 0 (0)
1864−1917 4 (23,5) 1 (5,9) 5 (29,4)
Итого: 1 (5,9) 13 (76,4) 3 (17,7) — 17 (100)
дов из башкир, записанных в родословную книгу (табл. 2). Объяснить такое преобладание чиновничества в составе дворянства можно тем, что основной обязанностью башкир с момента присоединения к России была военная служба.
Из 17 башкирских родов потомственного дворянства Уфимской и Оренбургской губерний 12 (60,6%) было «открыто» в период с
1785 по 1845 г., и всего 5 (29,4%) внесено в родословную книгу в период с 1864 по 1917 г. (табл. 2). В 1845—1863 гг. ни один башкирский род не был признан в дворянстве. Связано это было с подготовкой Положения о башкирах.
записанных в родословные книги. В их числе Умурзак Иждевлетович Абдрезяков, Ихсан Абубакирович Карачев, Хусейн Кучербаевич Кучербаев, Айчувак Узенбаевич Узенбаев, Кутлугильда Ишимгулович Ишимгулов, Мухаметжан Еражбаевич Бузыкаев и др. 30
Вышеозначенное нашло отражение в незначительном количественном показателе дворян-башкир в крае. В 1850 г. в Башкирии, по данным исследователя А. З. Асфандиярова, числилось 590 дворян из башкир со всеми членами их семей31. Согласно данным Всероссийской переписи 1897 г., в Уфимской губернии насчитывалось потомственных дво-
рян — 512, личных дворян и чиновников — 133, в Оренбургской губернии — 452 и 207 соответственно. Дворяне-башкиры, как потомственные, так и личные, составляли значительное меньшинство дворян указанных губерний: 4,9% и 2,4% - в Уфимской губернии, и 8,7% и 3,0% - в Оренбургской губернии (табл. 3).
Как видим, вхождение башкир в состав российского дворянского сословия имело свои особенности. В силу того, что коренные жители Башкирии — представители местной национальной элиты (бии, тарханы, князья и др.) — не были автоматически включены в состав российского дворянства, для башкир оставался лишь один способ получения дворянства — выслуга. С момента вхождения Башкирии в состав России основной обязанностью башкир была военная служба. Однако офицерские чины Башкиро-мещерякского (с 1855 г. — Башкирского) войска давали право
ния «Башкирское дворянство: становление, развитие и гибель сословия (на материалах Уфимской и Оренбургской губерний)», проект № 09−01−93 227 к/К.
2 ЦГИА РБ. Ф. И-2. Оп. 1. Д. 7375. Л. 3−4.
3 ПСЗ. Т. 22. № 15 936.
4 См.: Асфандияров, А. З.: 1) Башкирские тарханы. Уфа, 2006. С. 97−99 — 2) Кантонное управление в Башкирии (1798−1865 гг.). Уфа, 2005. С. 148−149.
5 «Табель о рангах всех чинов, воинских, статских и придворных, которые в котором классе чины- и которые в одном классе, те имеют по старшинству времени вступления в чин между собою, однако ж воинские выше протчих, хотя б и старее кто в том классе пожалован был» от 24 января 1722 г. П. 16 // Российское законодательство Х-ХХ веков: в 9 т. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма. М., 1986 — СЗ. 1857. Т. 9. Ст. 18, 47- СЗ.
Таблица 3
Численность дворян и чиновников из башкир Уфимской и Оренбургской губерний по переписи 1897 г. 32
лишь на личное дворянство. Вследствие чего дворяне коренного этноса были представлены главным образом личным дворянством. Численность дворян-башкир была небольшой, они составляли значительное меньшинство дворян Оренбургской и Уфимской губерний. Тем не менее, дворяне-башкиры украсили отличающуюся пестротой этнического состава мозаику российского дворянства.
Примечания
1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта РГНФ по подготовке научно-популярного изда-
1910. Ст. 19, 46- СЗ. 1899. Т. 9. Ст. 19- Рикман, В. Ю. Дворянское законодательство Российской империи. М., 1992. С. 19, 35.
6 СЗ. 1857. Т. 9. Ст. 24- «Высочайше утвержденное 14 мая 1863 года, Положение о башкирах, дополненное Оренбургским генерал-губернатором, на основании Высочайше утвержденного, 2 июля 1865 года, мнения Государственного Совета». Прим. к ст. 1 // Законы Российской империи о башкирах, мишарях, тептярях и бобылях: сб. док. и материалов. Уфа, 1999. С. 421- СЗ. 1899. Т. 9. Прим. к ст. 29- ЦГИА РБ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 12 598. Л. 9 — Асфандияров, А. З. Кантонное управление в Башкирии. С. 193.
7 2 ПСЗ. Т. 6. 4547- Т. 14. № 12 385- СЗ. 1857.
Т. 9. Ст. 49- ГАОО. Ф. 6. Оп. 11. Д. 800. Л. 10.
8 2 ПСЗ. Т. 6. 4547- ЦГИА РБ. Ф. И-1. Оп. 1.
Д. 393-а. Л. 133- ГАОО. Ф. 6. Оп. 11. Д. 800. Л. 10- Асфандияров, А. З. Кантонное управление в Башкирии. С. 147.
9 2 ПСЗ. Т. 30. № 23 049- Асфандияров, А. З. Кантонное управление в Башкирии. С. 147.
10 2 ПСЗ. Т. 14. № 12 385. § 79- ГАОО. Ф. 38. Оп. 1. Д. 462. Л. 3−3 об., 8.
11 ЦГИА РБ. Ф. И-2. Оп. 1. Д. 7375. Л. 17- Ф. И-1. Оп. 1. Д. 393-а. Л. 133- История Башкортостана с древнейших времен до 60-х годов XIX века. Уфа, 1996. С. 348.
12 2 ПСЗ. Т. 38. № 39 622- СЗ. 1857. Т. 9. Ст. 48- ЦГИА РБ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 12 598. Л. 9- Асфандияров, А. З. Кантонное управление в Башкирии. С. 193.
13 ГАОО. Ф. 38. Оп. 1. Д. 462. Л. 3−3 об., 8.
14 «Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства». Ст. 67 // Российское законодательство Х-ХХ веков: в 9 т. Т. 5. Законодательство периода расцвета абсолютизма. М., 1987 (далее — Жалованная грамота) — СЗ. 1876. Т. 9. Ст. 1107, 1109.
15 Жалованная грамота. Ст. 85- СЗ. 1876. Ст. 1110.
16 Жалованная грамота. Ст. 87.
17 СЗ. 1910. Ст. 357.
18 СЗ. 1832. Т. 9. Ст. 106- СЗ. 1910. Ст. 359.
19 Блосфельд, Г. Сборник законов о российском дворянстве. СПб., 1901. С. 149- Двоено-сова, Г. А. Дворянская родословная книга Казанской губернии 1785−1917 гг.: реконструкция и источниковедческий анализ. Казань, 2004. С. 17.
20 Там же. С. 29.
21 Жалованная грамота. Ст. 76−82- СЗ. 1832. Т. 9. Ст. 15- 1876. Т. 9. Ст. 1111- 1899. Т. 9. Ст. 17- 1910. Т. 9. Ст. 17- Порай-Кошиц, И. История русского дворянства. СПб., 1900. Романов-Словатинский, А. Дворянство в России. СПб., 1870. М., 2003. С. 17−18, 216−217- Рикман, В. Ю. Указ. соч. С. 51−52- Объединенное дворянство: Съезды уполномоченных губернских дворянских обществ. 19 061 916 гг.: в 3 т. М., 2001−2002. Т. 3. Коммент. № 6. С. 867.
22 СЗ. 1876. Т. 9. Ст. 1113.
23 Генеалогическая информация в государственных архивах России: справоч. пособие. М., 1996. С. 149.
24 Жалованная грамота. Ст. 69- Двоеносо-ва, Г. А. Указ. соч. С. 14.
25 СЗ. 1876. Т. 9. Ст. 1106- Рикман, В. Ю. Указ. соч. С. 53.
26 2 ПСЗ. Т. 29. Отд. 1. № 27 930- Иванова, Н. А. Сословно-классовая структура России в конце Х1Х — начале ХХ века / Н. А. Иванова,
B. П. Желтова. М., 2004. С. 17- Корелин, А. П. Дворянство в пореформенной России. 18 611 904 гг. Состав, численность, корпоративная организация. М., 1979. С. 36.
27 Составлена по: Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан (ЦГИА РБ). Ф. И-1. Оп. 1. Д. 67. Вед. № 19- Д. 68. Вед. № 19- Д. 393-а. Л. 6263, 75, 110, 118- Д. 531. Л. 6об. -8- Д. 632. Л. 41−42- Д. 923. Л. 14об. -16- Д. 1097. Л. 1, 11об. -13- Д. 1114. Л. 2−3- Д. 1200. Л. 57−60- Д. 1331. Л. 1−10- Ф. И-2. Оп. 1. Д. 4023. Л. 1, 4, 8, 93об. -94- Д. 7375. Л. 3−5, 10−12- Ф. И-10. Оп. 1. Д. 2472. Л. 65, 80об., 161, 163- Ф. 334. Оп. 1. Д. 1994- Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1343. Оп. 26. Д. 77. Л. 1−3об.- Оп. 29. Д. 7835. Л. 3, 27- Государственный архив Оренбургской области (ГАОО). Ф. 38. Оп. 1. Д. 3. Л. 149−150, 218, 221- Д. 4. Л. 10−11- Д. 18. Л. 5- Д. 31. Л. 35- Д. 215. Л. 2−32об.- Д. 271. Л. 10−12, 16, 25- Д. 314. Л. 1−53- Д. 348. Л. 11−12, 34−35- Д. 356. Л. 9−13- Российский государственный военноисторический архив (РГВИА). Ф. 409. Оп. 1. Д. 98 097. Л. 1−4- Габдуллин, И. Р. От служилых татар к татарскому дворянству. М., 2006. С. 109, 115, 173, 201, 203, 228, 230, 238−240- Новиков, В. А. Сборник материалов для истории уфимского дворянства. Уфа, 1903. С. 37−42.
28 Первоначально был внесен в третью часть дворянской родословной книги, затем Указом Департамента Герольдии Правительствующего Сената за № 1272 перенесен во вторую ее часть (ЦГИА РБ. Ф. И-2. Оп. 1. Д. 7375. Л. 1011- РГИА. Ф. 1343. Оп. 29. Д. 7835. Л. 3).
29 Двоеносова, Г. А. Указ. соч. С. 26.
30 ЦГИА РБ. Ф. И-2. Оп. 1. Д. 14 637, 14 793.
31 Асфандияров, А. З. Кантонное управление в Башкирии. С. 149- История Башкортостана с древнейших времен… С. 348- Башкортостан: крат. энцикл. Уфа, 1996. С. 253.
32 Составлена по: Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Т. XLV. Уфимская губерния. 1904. Тетр. 2.
C. 170- Т. XXVШ. Оренбургская губерния. 1904.С. 158.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой