Особенности формирования эстетических эмоций средствами хореографического искусства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В. А. Белов
ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ЭСТЕТИЧЕСКИХ ЭМОЦИЙ СРЕДСТВАМИ ХОРЕОГРАФИЧЕСКОГО ИСКУССТВА
Автор рассматривает особенности восприятия и понимания танца, начиная с первобытных времен и до современности. В статье отмечено, что танец, формируя эстетические эмоции, способен оптимизировать и стимулировать человеческую деятельность.
Ключевые слова: танец, эстетическая эмоция, эстетика, хореография.
The author considers the peculiarities of dance perception and understanding starting with primeval times to the present. The article states that dance forms esthetic emotions and is able to optimize and stimulate man'-s activity.
Key words: dance, esthetic emotion, esthetics, choreography.
Известно, что в душу человека западают, а затем закрепляются в эмоциях и чувствах не все получаемые им впечатления, а только те, которые непосредственно влияют на его жизнь, либо так увлекают своей новизной, необычностью, красочностью, что волнуют сами по себе, не обязательно принося какую-либо пользу. В такой ситуации совершается своеобразный отбор явлений и предметов окружающего мира, поступков и действий людей, их взаимоотношений не только по признаку приятного или неприятного, полезного или бесполезного, но и по эстетическому принципу.
Разве не было проявлением последнего то, что первобытный человек украшал себя и свои орудия труда различными знаками отличия или, готовясь к охоте, совершал некие таинственные ритмические движения, произносил мелодические заклинания, устраивал сцены радости и веселья после охоты и т. д. Ведь все эти действия никакой непосредственной пользы не приносили, ничем материальным его не обогащали. Значит у него в голове рождались какие-то представления, которые рисовались ему как цель, которую он стремился достигнуть. Он настраивался на борьбу, вселял в себя уверенность, поднимал боевой дух.
Если утверждать, что понятие красоты и идеала появилось только с возникновением искусства, то, следуя логике, можно предположить, что до формирования искусства человек не испытывал потребности выделять из окружающего мира какие-то явления, поступки, действия людей и сохранять их как для себя, так и для новых поколений. Оценка этих явлений, возможно, и не осознавалась, но положительные эмоции помогали человеку жить, трудиться, развлекаться, они приобщали его к роду, племени, общине.
На это обстоятельство не раз обращали внимание исследователи разных стран, видя в коллективных народных песнях и танцах, сопровождающих общие трудовые операции, эстетический аспект действий, их эмоциональное значение для сплочения рода, племени, облегчения жизни и труда людей. При формировании у древних народов различных обрядов, ритуалов, обычаев, связанных с приобщением молодых людей к деятельности взрослых и с их вступлением в половые и семейные отношения, выделяются те черты, действия и поступки, в которых первично проступает эстетическое отношение человека к жизни и миру. В быту всех современных народов нет обряда, обычая, ритуала или церемонии, в которых не присутствует эстетический момент. А у первобытных
47
народов он был единственным способом фиксации всего накопленного опыта, знаний, навыков, посредством чего формировался идеал, соответствующий уровню развития общества и отвечающий потребностям человека.
Позже, когда возникнет искусство, оно станет осуществлять функцию накопления, сохранения и передачи всего богатства общественного человеческого бытия. Эстетическое воспитание получило с искусством в свое распоряжение мощнейшее средство, поднявшее его роль в общественной жизни, — оно усилило стремление человека к простоте и совершенству.
Искусство в социологическом смысле представляет собой взаимодействие двух факторов: предмета искусства и его потребления. Социологи вывели закон, который формулируется примерно так: продукт получает свое последнее завершение только в потреблении. Без производства нет потребления. Однако и без потребления нет производства, так как оно в этом случае было бы бесцельно. В искусстве мы видим повторение этого закона. Книга, музыкальное произведение, картина или статуя, хотя и называются предметами искусства, еще не являются таковыми. Только когда книга читается, музыка звучит и слушается, картина или статуя созерцаются, искусство возникает благодаря эстетическому переживанию, которое появляется у читателя, слушателя или зрителя в процессе потребления.
Хореография также находит свое последнее завершение в потреблении. Термин «потреблять» означает «удовлетворять определенные потребности». Реализуя свою эстетическую функцию, хореография удовлетворяет определенные потребности общества. Реализация эстетической функции происходит через
художественное восприятие хореографических произведений. Как известно, хореографическое искусство воздействует на эмоциональную сферу зрительского восприятия активнее, чем информация, идущая по каналам интеллекта. По словам Г. Алексидзе: «В повседневной деятельности нас постоянно окружает быт с его запросами и нуждами. Искусство же находится как бы вне быта. Оно, как мне думается, — скорее игра, условное зрелище, даже если основано на фактах реальной жизни. Ассоциативно природа искусства, пожалуй, особенно остро проявляется на балетной сцене, где обязательны такие компоненты, как обобщение и символика, сказочность и фантастика» [1].
Танец в своих древнейших формах относится к искусству синкретическому, для которого характерна слитность и даже нерасчлененность пения, ритма, танцевальной пластики, мимической игры, слова, костюма, ситуативной обстановки и т. п. Современные направления хореографии, как правило, представляют собой синтетические структуры. Составляющие ее компоненты (музыка, танец, костюм и другие элементы) уже прошли дифференциацию и предстают в определенном синтезе. Но в любом случае художественное восприятие хореографических произведений осуществляется «разными органами чувств, т. е. комплексно. Уже само по себе это составляет проблему» [4].
По мнению древнегреческого философа Лукиана, танец — это прямое дополнение к различным отраслям науки, включающим философию, геометрию, физику и даже этику. Тем не менее, зародившись от одного корня, танцы Запада и Востока развивались в разных направлениях. Французский философ и писатель Т. Готье считал, что «пляска не
48
имеет другой цели, как представление прекрасных форм в красивых позах и развитие линий, приятных глазу: это немой ритм, это музыка, которая воспринимается зрением». Восток же не рассматривает человека как нечто отдельное от природы и потому сохраняет в своих танцах изначальную их суть. Восточный танец — это танец-созерцание, танец-общение, танец-растворение.
Сценический танец, к которому мы давно привыкли, сравнительно молод. Он создавался на основе парадного, систематизировался и стал отдельным видом сценического искусства. Европейское танцевальное искусство, приобретая более цивилизованный вид, образовалось, тем не менее, из восточной танцевальной культуры, смешанной с культурой античной. Танцы на религиозных празднествах в Ассирии и Египте были обязательной частью представлений античного театра. В Греции муза танца Терпсихора принадлежала к божественной ипостаси. Танец воспринимался греками и как гимнастика, и как средство передачи информации при помощи мимики, и как способ усовершенствования владения собственным телом.
Римляне внесли в историю развития танца свой вклад. Они создали пантомиму, демонстрирующую яркий пример невербального контакта танцора с окружающими. Как ни странно, но исконное предназначение танца — невербальный контакт — было забыто в силу развития христианства. Разделение сущности человека на тело и душу, и признание тела «сосудом греха» привело к тому, что танец тела утратил статус священного. Истинная функция танца была предана анафеме — все, что связано с телом, — грешно. Так танец стал развлечением, «балаганным искусством» жонглеров, мимов, ярмарочных скоморохов.
Но разве может человек противостоять своей природной программе? Танец и человеческая жизнь неразделимы, попытки запретить танец равносильны устранению возможности двигаться и общаться. Эти человеческие функции выходят на первый план в развитии непрофессионального танца — появляются карнавалы, развиваются придворные и народные танцы. И здесь танец удаляется от своей природной спонтанности. Он становится схематичным и чопорным. Культ рыцарства затуманил эротические черты танца, и дворцовый парный танец превратился в формальный и манерный. Народ же, благодаря своей близости к природе, отдавал предпочтение спонтанным танцам, в которых ярко проявлялись черты общности древних племен.
В эпоху Просвещения танец опять обретает эмоционально-нравственное значение. Развивается балет, который вбирает в себя сценические обработки народных танцев. Затем появляется новое направление — модерн. Он активно взаимодействует с классическим танцем и приводит к формированию современного эстрадного танца.
Современные танцы соответствуют стремительности времени. Они динамичны и свободны. Даже интерес к триллерам, черному юмору, непристойностям у человека современного цивилизованного общества прекрасно объясняет то, что «действуют две противоположные тенденции: желание, с одной стороны, выбраться из более раннего состояния, а, с другой, не забыть его» [3]. Как бы ни видоизменялся танец, он всегда наполнен сигналами, которые посылает наша природная сущность внешнему миру, т. е. эмоциональностью и чувственностью.
Эстетические эмоции, переживания и чувства — это ощущение красоты или, напротив, безобразного, трагического или
49
комического, величия или низости и т. п. Эстетические чувства вызываются прежде всего самой окружающей действительностью, природой, жизнью, людьми и их деятельностью. Классические произведения искусства рождают высокие эстетические чувства. Эстетические ощущения проявляются при оценке и переживании моральных действий людей и их поступков (что отражается и в речи, например, «некрасивый» поступок). Эстетические чувства не только созерцательны, они могут оптимизировать и стимулировать человеческую деятельность. «Эмоции искусства — суть умные эмоции. Вместо того, чтобы проявиться в сжимании кулаков и в дрожи, они разрешаются в образах фантазии» [2, с. 268]. Говоря о сценическом искусстве, необходимо заметить, что к этой группе переживаний можно отнести явление катарсиса, о котором упоминали еще в античные времена. Художественно пережитое чувство заставляет зрителя (потребителя искусства) порицать зло,
эгоизм, жестокость, зависть, невежество- помогает ему полюбить доброту, которая интуитивно прокладывает путь к истине- учит любить природу, тонко ощущая символику ее духовного и материального богатства.
Эстетические эмоции человека не есть простые чувственные реакции его организма на те или иные внешние раздражители, что присуще всем животным, в них с необходимостью проявляется оценочное отношение к воспринимаемым предметам и явлениям действительности. В этой оценке человек получает положительный либо отрицательный заряд для духовного и нравственного состояния личности. Эта эмоциональная оценка в чувственной сфере совершается на основе выработанных представлений человека о прекрасном, гармоничном и совершенном, т. е. на основе идеалов как единства конкретного и абстрактного, чувственного и разумного.
1. Алексидзе, Г. Перейти на рельсы нового мышления / Г. Алексидзе // Совет. балет. — 1987. — № 1.
2. Выготский, Л. С. Психология искусства / Л. С. Выготский. — М.: Искусство, 1968.
3. Лебедева, Г. Д. Балет: семантика и архитектоника / Г. Д. Лебедева. — СПб.: Лань, 2007.
4. Музыка и танец: фольклор и классика (теория, история и методика): материалы докл. вузов. науч. -практ. конф. (28−29 апр. 2005 г.). — М.: МГУКИ, 2007.
50

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой