Псевдотюркизмы арабского происхождения, усвоенные в предпушкинскую эпоху формирования нового русского литературного языка XVIII – нач.
Xix В., в лингвографическом и историко-этимологическом аспектах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 161. 1/81 373. 614
Мугумова Анна Львовна
кандидат филологических наук, доцент кафедры теории и истории русского языка Дагестанского государственного педагогического университета editor@hist-edy. ru
Mugumova Anna Lvovna
PhD in Philology, Associate Professor of the Department of Theory and History of the Russian Language, Daghestan State Pedagogical University
editor@hist-edy. ru
ПСЕВДОТЮРКИЗМЫ АРАБСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ, УСВОЕННЫЕ В ПРЕДПУШКИНСКУЮ ЭПОХУ ФОРМИРОВАНИЯ НОВОГО РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА XVIII -нач. XIX в., В ЛИНГВОГРАФИЧЕСКОМ И ИСТОРИКО-ЭТИМОЛОГИЧЕСКОМ АСПЕКТАХ
В статье устанавливаются и анализируются псевдотюркизмы — арабские по происхождению экзотизмы, проникшие в русскую литературную речь предпушкинской (XVIII — нач. XIX вв.) эпохи через тюркскую среду и получившие отражение в словарях рассматриваемой эпохи. Были выявлены слова, усвоенные через посредство кумыкского и азербайджанского (рамазан и наиб), турецкого (шейх-уль-ислам, муэдзин) и иных тюркских (медресе и шериф) языков и связанные по преимуществу с религией ислама.
Ключевые слова: псевдотюркизмы, лингвографический и историко-этимологический аспекты, экзотизмы.
PSEUDO-TURKIC WORDS OF ARAB ORIGIN BORROWED IN THE PRE-PUSHKIN ERA OF THE NEW RUSSIAN LITERARY LANGUAGE FORMATION (XVIII — EARLY XIX CENTURIES) IN LINGUOGRAPHIC, HISTORICAL AND ETYMOLOGICAL
ASPECTS
In the article the pseudo-Turkic words, exotisms of Arab origin, are determined and analyzed- they have penetrated into the Russian literary speech of the pre-Pushkin era (XVIII — early XIX centuries) through the Turkic environment and have received reflection in the dictionaries of the considered time. The words adopted by means of the Kumyk and Azerbaijani (Ramazan and Naib), Turkish (sheikh-ul-Islam, muezzin) and other Turkic (madrasah and sherif) languages and connected mainly with the religion of Islam have been revealed.
Key words: pseudo-Turkic words, linguographic, historical and etymological aspects, exotism.
Историко-этимологический аспект настоящего исследования тесно связан с лингвографическим — анализом особенностей отражения рассматриваемых лексических элементов в словарях русского языка рассматриваемой и последующих эпох. Речь прежде всего идет о «Новом слово-толкователе» Н. М. Яновского 1803−1806 гг., а также академических «Словаре Академии Российской по азбучному порядку расположенном» 1806−1822 гг. и «Словаре современного русского литературного языка» 1948−1965 гг.
При этом важность привлечения данных «Нового словотолкователя» Н. М. Яновского подтверждается его включением в справки, помещенные в конце словарных статей «Словаря современного русского литературного языка», об отражении того или иного слова в предшествующих словарях русского языка. Этот словарь — «Новый словотолкователь, расположенный по алфавиту, содержащий разные в российском языке встречающиеся иностранные речения и технические термины, значение которых не всякому известно, каковы суть между прочими: астрономические, математические и проч.» — был, в принципе, одним из самых авторитетных словарей иностранных слов рассматриваемого времени.
Он, будучи справочником полуфилологического, полуэнциклопедического типа, послужил образцом для последующих словарей иностранных слов Ф. Кравчуновского (1817 г.), Н. Кирилова (1840-е гг.) и многих последующих словарей иностранных слов XIX — нач. ХХ вв. Подобных словарей было издано в XVIII в. — 6, первый из которых — «Лексикон вокабулам новым по алфавиту» -не позднее 1725 г., в XIX в. — 4. Всего же с начала XVIII в. и по 2000 г. на русском языке вышло 66 словарей иностранных слов.
Первые из упомянутых словарей отражают предпушкинскую (до 1820-х гг.) эпоху формирования лексических норм нового (современного) русского литературного языка. При этом, как уже было установлено, лексическая норма того или иного периода развития литературного языка, в том числе связанная с восприятием иноязычной лексики, отражается в толковых, прежде всего, нормативных словарях, которые выполняют в данном случае не только констатирующую, но и верифицирующую функцию. Свидетельством окончательного усвоения того или иного слова в литературном языке является его отражение в академических нормативных словарях русского языка. Разновидностью ориентализмов являются экзотизмы, находящиеся за пределами русского лите-
ратурного языка, его академических словарей в тот или иной период своего развития (синхронный срез) до того, как они с заимствованием самого понятия или реалии окончательно войдут в литературный язык, оказавшись зафиксированными в академическом словаре [1, с. 12, 12−13].
В силу отсутствия непосредственного территориального соприкосновения ареалов распространения арабского и русского языков арабизмы, под которыми имеются в виду генетические арабские слова, проникали в русский язык опосредованным путем — через соседние, первоначально главным образом тюркские языки. Со строго научной точки зрения, они должны квалифицироваться как псевдотюркизмы («нетюркизмы (арабизмы), пришедшие через тюркскую среду») [2, с. 6].
К числу сравнительно изученных в «Словаре Академии Российской» 1789−1794 гг. и «Словаре Академии Российской по азбучному порядку расположенном», являющимся фактическим переизданием первого, относятся лишь тюркские заимствования, среди которых, по данным исследователей, во втором из них были зафиксированы лишь порядка 10 единиц (изъянъ, лафа, магарычъ и др), отсутствующих в первом [3, с. 186]. Однако и среди них (последние два слова), известны арабские по происхождению формы.
Некоторые из установленных лексических фактов (медресе, муэдзин, наиб — см. в последующем изложении), представляют собой новые слова, но являются, как и прочие, для рассматриваемой эпохи экзотизмами. Будучи первоначально отмеченными в неакадемическом «Новом слово-толкователе» Н. Яновского, лишь затем, в середине ХХ в., они получают отражение в «Словаре современного русского литературного языка». О заимствовании нижеследующих слов через тюркское посредство свидетельствует гармоническое (опередненное а& gt-е) развитие их вокализма при освоении.
Медресе (ма-) 1804 г., неизм., медрессы (Ташкент-!) 1762 г., мн. Араб. madrasa. Мусульманская духовная школа- ее помещение. — Яновский, Нов. словотолк. 1804: мадресе и медресе [4, с. 176]. Медресе, нескл., ср. и ж. Мусульманская духовная школа, готовящая служителей религиозного культа- здание, помещение такой школы. Стасов. Художественные заметки о политехнической Выставке (1874−1877 гг.) — Слов. иностр. слов 1949: медресе. — Араб. таСгаэа [5, с. 774]. Шериф, а, м. Почетное звание мусульманина, якобы ведущего свое происхождение от Мухаммеда. — Яновский, Нов. словотолк. 1806: шериф. — Араб. ёапТ — благородный, знатный- шейх-уль-ислам, а, м. Титул главы мусульм. духовенства- чел., носящий этот титул. — Яновский, Нов. словотолк. 1806: шейх-эль-ислам- Слов. иностр. слов 1937: шейх-уль-ислам. — Арад. § а1Ь и1- ?э1ат [6, с. 1355, 1371]. Сеид, а, м. Почетный титул лиц, ведущих свой род от Магомета — Яновский, Нов. словотолк. 1806: сейид- Толль, Слов. 1864: сеид- Слов. иностр. слов 1937: сеид. — Араб. эау-у1с1. [7, с. 573].
Муэдзин, а, м. Служитель при мечети, возглашающий с высоты минарета часы установленных молитв. И, обращаясь на восток, зовут к молитве муэдзины. Лермонтов, Демон. — С иным (устар.) напис. и произнош.: муэззин. — … Ожегов, Слов. 1949: муэззин. — Араб. ти’аССт [8, с. 1407]. Арабский этимон мог быть усвоен через посредство тур. mйezzm то же (ср. :муэдзин из араб. -тур. muazzin «муэдзин, сзывающий на молитву» [9, с. 157]), если принять во внимание: «мюэзин -Яновский, Нов. словотолк. 1804- муезин (Кантемир Д., 1722), муазин (Зап. путеш. Лепехина, 1772). Известно и другое новое слово, но вышедшее из употребления в том же XVIII веке: моведин, или мовеццин (Кантемир, 1737). — Араб. mu’addin [10, с. 245].
Среди арабизмов данного типа обнаруживается единичная лексическая форма, усвоенная через азербайджанский или кумыкский язык. При этом закономерность, свидетельствующая о тюркском посредстве (-д-& gt--з-) в усвоении вышеупомянутого слова, наблюдается и в истории: «Рамазан род. п. — а «сорокадневный пост у магометан». Через перс., тур. гатагап из араб. гатафйп -то же» [11, с. 453]. Рамазан, а, м. 1. Девятый месяц мусульманск. лунного календаря (месяц поста). 2. Пост у мусульман в эту пору, во время кот. предписывается воздержание от еды и пищи с восхода до заката солнца. Полежаев, Чир-Юрт (1832). — Яновский, Нов. словотолк. 1806: рамазан и рамадан- Слов. иностр. слов 1937: рамадан. — От араб. гатаСап — жаркий [12, с. 574]. Вместе с тем его первональное использование в русской художественной литературе, возможно, связано (см. выше) и с влиянием кумыкского языка — употреблением в поэме А. И. Полежаева «Чир-Юрт» (1832 г.). Она была написана под впечатлением штурма одноименного кумыкского селения, в котором участвовал ее автор. Ср.: азерб., кум. рамазан, которые могли быть усвоены через перс. рамазан «рамазан, 9-й месяц мусульманского лунного года- месяц поста», а затем проникнуть в русский язык.
К ней примыкает форма, усвоенная через азербайджанский язык. Наип 1754 г., а и (един.) Наипь 1723 г., м. — Араб. паЧЬ, через тур. па№. Глава города [азербайджанского Дербента], вхо-
дившего в состав Персии. — Яновский, Нов. словотолк. 1804: наиб [13,с. 79]. Наиб, а, м. В некоторых странах Ближнего Востока — заместитель или помощник какого-либо начальника или духовного лица- иногда — начальник местной полиции, старшина сельской общины. Л. Толстой, Хаджи Мурат (1904 г.). — Араб. па'1Ь — заместитель [14, с. 220].
Однако вместе с тем отражение слова рамазан в упомянутом втором значении имеет место в письмах А. С. Грибоедова 1820 и 1823 гг. Первое из них было написано в азербайджанском Тебризе (северный Иран) второе также употребляется в связи с Азербайджаном — упоминанием гг. Барда и Шемаха, и в обоих случаях до того, как это слово получило отражение у А. И. Полежаева. Кроме того, в донесении А. С. Грибоедова Паскевичу (1827 г.) также имеет место более ранний, чем у Л. Н. Толстого, случай использования слова наиб [15].
Все эти факты еще раз подтверждают кумыкское и азербайджанское посредство в усвоении слов рамазан и наиб. В не меньшем сравнительно числе оказались и другие экзотические арабизмы-псевдотюркизмы, заимствованные через посредство иных тюркских (медресе, шериф), а также турецкий (шейх-уль-ислам, муэдзин), языков. В последнем случае следует иметь в виду, что шейх-уль-ислам (букв. — старейшина ислама) был в Турции (сер. 16 в. — 1924 г.) главой мусульманского духовенства, назначавшимся султаном в то время, как в Иране лишь одним из главных духовных судей, назначавшихся шахом.
Рассмотренные лексические формы в подавляющем большинстве своем оказались непосредственно связанными с религией ислама. Факт отражения среди них названий по преимуществу лиц указывает, помимо собственно количественного аспекта, на невысокую интенсивность соответствующих языковых связей рассматриваемого периода. Большинство из проанализированных усвоений-псевдотюркизмов носили по преимуществу книжный характер, ибо лишь упомянутые рамазан и наиб могли быть заимствованы устным путем через посредство кумыкского и азербайджанского языков. Последние непосредственно контактировали с русским языком после вхождения ареалов их распространения на Восточном Кавказе и Западном Прикаспии в состав России в рассматриваемое время — в течение XVIII — нач. XIX вв., за исключением южного Азербайджана в северном Иране.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ
1. Мугумова А. Л. К проблеме ориентального лексического влияния на язык русской художественной литературы 20−30-х годов XIX в.: На материале произведений М. Ю. Лермонтова: дис. канд. филол. наук. Махачкала, 1999.
2. Эфендиева А. Д. Заимствования из восточных языков в русском языке позднего средневековья (XVI-XVII вв): автореф. дис.. канд. филол. наук. Л., 1975.
3. Каримуллина Г. Н. Лингвографическое представление заимствованных слов в источниках XVIII — XIX веков // III Международные Бодуэновские чтения: труды и материалы в 2 т. Казань, 2006. Т. 2.
4. Словарь русского языка XVIII в. СПб., 2003. Вып. 13.
5. Словарь современного русского литературного языка. М., 1957. Т. 6.
6. Словарь современного русского литературного языка. М., 1965. Т. 17.
7. Словарь современного русского литературного языка. М., 1962. Т. 13.
8. Словарь современного русского литературного языка. М., 1957. Т. 6.
9. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 1971. Т. 3.
10. Словарь русского языка XVIII в. Л., СПб., 2003. Вып. 13.
11. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 1971. Т. 3.
12. Словарь современного русского литературного языка. М., 1961. Т. 12.
13. Словарь русского языка XVIII в. СПб., 2004. Вып. 14.
14. Словарь современного русского литературного языка. М., 1958. Т. 7.
15. Словарь языка А. С. Грибоедова. URL: //feb-web. ru/feb/concord/abc/ (дата обращения 20. 08. 2012).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой