Формирование и использование Стабилизационного фонда Российской Федерации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А.М. КОРОТЧЕНКОВ
Формирование и использование Стабилизационного фонда Российской Федерации
Рассматривается проблема преобразования Стабилизационного фонда Российской Федерации в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния с целью постепенного перехода к процессу использования части конъюнктурных сверхдоходов в нефтегазовом секторе на развитие экономики, бюджетные нужды, а также на повышение жизненного уровня настоящих и будущих поколений российских граждан.
В настоящее время в Российской Федерации наблюдается умеренный экономический рост (табл. 1), начавшийся после 1998 г., т. е. года дефолта. Увеличиваются реальные располагаемые денежные доходы населения, и как следствие расширяется внутренний спрос, ускоряются темпы прироста инвестиций в основной капитал, радикально снижены масштабы государственного внешнего долга и расходы на его обслуживание. Снижается безработица, уменьшается инфляция. Восстановлено доверие к России как к надежному финансовому партнеру.
Достигнутый в последние годы экономический рост обусловил выдвижение России в число наиболее динамичных и успешно развивающихся стран. Так, экономика ее заняла ведущие места в следующих международных рейтингах:
• 7-е место по абсолютной величине и темпам роста ВВП, а также темпам роста сельскохозяйственного производства-
• 6-е место по темпам роста промышленного производства-
• 4-е место по темпам роста: ВВП на душу населения- валовых внутренних инвестиций- расходов на конечное потребление домашних хозяйств-
• 2-е место по темпам роста стоимости объемов экспорта и размерам положительного сальдо текущих операций и торгового баланса-
• 1-е место по темпам прироста золотовалютного резерва и размеру бюджетного профицита.
Существенно повысились кредитные рейтинги России, достигнув инвестиционного уровня.
Таблица 1
Основные экономические показатели России послекризисного периода (1999−2006 гг.)
Показатель 1999 г. 2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г.
ВВП, % к предыдущему году 106,4 110,0 105,1 104,7 107,3 107,2 106,4 106,6
Инвестиции, % к предыдущему году 105,3 117,4 110,0 102,8 112,5 111,7 110,7 113,5
Внешнеторговый оборот, % к предыдущему году 86,9 130,2 103,8 108,1 126,0 132,4 131,5 127,0
Инфляция, % 136,5 120,2 118,6 115,1 112,0 111,7 110,9 109,0
Общая численность безработных, млн чел. 9,4 7,6 6,4 5,8 6,2 6,0 5,6 5,3
Среднемесячная зарплата, руб. 1523 2223 3240 4360 5499 6740 8555 10 736
Реальные располагаемые денежные доходы, % к предыдущему году 87,7 112,0 108,7 111,1 115,0 110,4 111,1 110,1
Золотовалютные резервы, млрд долл. 12,5 28,0 36,6 47,8 76,9 124,5 182,2 303,7
Стабилизационный фонд, млрд руб. (2003 г. -финансовый резерв) — - - - 106,3 522,3 1237,0 2347,0
Государственный внешний долг, % к ВВП 100,0 61,0 48,7 42,5 29,3 21,5 12,9 9,0
Источник: [4, с. 24−25].
Однако экономический рост в первую очередь объясняется благоприятной для нас внешнеэкономической конъюнктурой, а именно ростом цен на нефть, газ, цветные металлы и некоторые другие сырьевые ресурсы, которые Россия активно продает на мировом рынке.
Кроме того, на фоне экономического роста в нашей стране обозначилось несколько ключевых социально-экономических проблем, которые для своего разрешения требуют последовательной, целенаправленной и напряженной работы всех уровней власти, бизнеса и всего населения:
• достижение устойчивого экономического роста, адекватного экономическому потенциалу страны-
• преодоление сырьевой направленности экономики-
• борьба с бедностью-
• решение демографической проблемы-
• возрождение сельского хозяйства-
• строительство жилья и дорог-
• модернизация системы образования и здравоохранения и ряд других.
Все социальные задачи могут быть решены при одном непременном условии: достижении устойчивого экономического роста, который для экономического потенциала России составляет 7−8% в год, причем не за счет высоких цен на нефть и газ — блокада Ирана не бессрочна, а его выход на мировой рынок нефти существенно скажется на ценах, так же как и увеличение добычи сырья в Ливии, Венесуэле. К тому же во многих странах разрабатываются биозаменители нефти, создаются двигатели, работающие на спирту, водороде и других альтернативных источниках энергии. Так что цена на нефть может упасть, а мы держимся только на высоких ценах на экспортируемое сырье.
Выделенные на целевые инвестиционные программы деньги, по утверждению Правительства Р Ф, осваиваются лишь на 30−50%. Причина заключается в неповоротливости бюрократического аппарата. Отсюда резкий рост импорта. В России население больших городов на 70% зависит от импорта продовольствия, в то время как экономически безопасный уровень его составляет 25−30%. Даже отечественные предприятия в основном работают на импортируемом сырье, в частности в таких отраслях, как пищевая и легкая промышленность, электроника, автомобилестроение. Обои, сантехника, паркет, приборы бытовой техники и многое другое поставляется из-за рубежа.
Необходимо как можно быстрее «слезать с нефтяной иглы», воссоздавать реальный сектор экономики, в том числе — и даже в большей степени — отрасли обрабатывающей промышленности. Именно поэтому в Бюджетном кодексе РФ и других директивных документах эта сфера названа «ненефтегазовый сектор» [2].
Возрастающая зависимость экономики от конъюнктуры нефтяного рынка вызывает необходимость дальнейшего уточнения принципов макроэкономической политики на уровне нефтедобывающих государств, к которым относится и Россия. Проведение экономической политики в странах, в значительной степени зависящих от экспорта нефти и других невозобновляемых ресурсов, осложняется рядом принципиальных проблем.
Во-первых, в этих странах возникают эффекты, связанные с так называемой голландской болезнью. Большой профицит по счету текущих операций платежного баланса имеет своим следствием повышение номинального курса национальных валют, в результате чего снижается конкурентоспособность экономики. Попытки замедлить темпы роста этого курса приводят к увеличению объема золотовалютных резервов и, следовательно, к дополнительной денежной эмиссии, намного превышающей потребности экономики. В результате денежно-кредитная система становится разбалансированной, ускоряется инфляция, растет реальный эффективный курс национальной валюты. В экономиках таких стран существенно возрастают риски, снижается качество проводимой бюджетной и в целом экономической политики, темпы роста ВВП замедляются.
Во-вторых, доходы бюджетов в таких странах, как правило, подвержены весьма значительным колебаниям из-за непредсказуемой ситуации с мировыми ценами на рынках сырьевых ресурсов. В годы неблагоприятной внешнеэкономической конъюнктуры это вызывает необходимость соответствующего сокращения бюджетных расходов, что приводит к серьезным политическим и социально-экономическим последствиям. В периоды высоких цен на сырьевые товары крупные поступления в бюджет, напротив, зачастую стимулируют рост неэффективных расходов.
В-третьих, в странах — экспортерах сырья существует проблема ограниченности и невосполнимости запасов природных ресурсов. Это требует рационального использования получаемых доходов в долгосрочном аспекте.
Рассмотрим подробнее названные проблемы экономической политики в странах — экспортерах нефти.
В начале 70-х гг. XX в. разразился мировой энергетический кризис — начали быстро расти цены на нефть (табл. 2).
Существуют разные прогнозы динамики цен на нефть в долгосрочной перспективе. Они предполагают как сохранение достаточно высокого уровня цен, так и значительное их снижение. Согласно базовому прогнозу Министерства энергетики США в среднесрочной перспективе сохранятся относительно высокие цены на нефть: в 2014 г. они составят около 60 долл., а в 2025 г. — порядка 80 долл. за баррель в текущих ценах. Международное энергетическое агентство к 2010 г. прогнозирует постепенное снижение среднемировых цен на нефть до 43 долл. США за баррель.
По нашему мнению, цены на нефть в долгосрочном периоде будут только расти, т. к. ресурс этот невозобновляемый, а в Земле его остается все меньше. По прогнозам Римского клуба нефти в Земле осталось примерно на 100 лет. Снижение цен на нее может произойти только в том случае, если эффективный альтернативный источник энергии (атомная, термоядерная и т. д.) станет столь же технологически простым и доступным, как нефть.
В начале 1970-х гг. сверхоптимистические ожидания в странах, где больше всего добывали и экспортировали нефть, в связи с ростом цен на этот ресурс (особенно в 1973—1974 гг.) быстро сменились разочарованием. Один из основателей ОПЕК Дж. Альфонсо назвал нефть «экскрементами дьявола». Уже в 1975 г. он писал о всплеске коррупции, растрате ресурсов, разрушении общественного сектора и громадных долгах как о следствиях ресурсного изобилия. Ему вторили авторы многочисленных статей в газетах и специализированных журналах. Одна из них, написанная А. Аттигой, Генеральным секретарем форума арабской мысли, называлась весьма многозначительно: «Как доходы от нефти могут разрушить страну».
Таблица 2
Динамика мировых цен на нефть марки Brand за 1969−2007 гг.
Год Цена за 1 баррель нефти, долл. США Год Цена за 1 баррель нефти, долл. США Год Цена за 1 баррель нефти, долл. США
1969 4 1982 50 1995 18
1970 4 1983 45 1996 20
1971 11 1984 42 1997 18
1972 13 1985 40 1998 12
1973 15 1986 20 1999 16
1974 40 1987 25 2000 25
1975 33 1988 20 2001 21
1976 35 1989 22 2002 24
1977 38 1990 28 2003 30
1978 33 1991 22 2004 40
1979 65 1992 20 2005 55
1980 80 1993 18 2006 70
1981 60 1994 17 2007 90
Источник: [7, с. 38].
Интенсивные исследования особенностей роста экономик, обладающих большим количеством природных ресурсов, начались с работы Дж. Сакса и Э. Уорнера [9], в которой был выдвинут тезис о том, что такие экономики растут медленнее других. Данный феномен они назвали «ресурсным проклятием». Этот тезис нашел подтверждение и в ряде других исследований, так что данная точка зрения стала господствующей.
Однако в последнее время факт «ресурсного проклятия» был подвергнут серьезному сомнению. Гипотеза о «проклятии ресурсов» в ее традиционном понимании состоит в том, что страны, обладающие большим объемом сосредоточенных природных ресурсов — нефти, газа, угля, черных и цветных металлов, — как правило, развиваются медленнее, чем близкие по экономическим характеристикам, но менее богатые данными ресурсами. Недавние исследования показывают, что
в этом «сильном» смысле «проклятие ресурсов» не имеет места: при регрессиях влияние природного богатства на рост экономики либо незначимо, либо положительно. Гораздо более обоснована «слабая» версия гипотезы о «проклятии»: большинство стран, богатых природными ресурсами, используют их менее эффективно, нежели другие виды капитала. Казалось бы, страны, наделенные ресурсами, при прочих равных условиях должны развиваться быстрее других, однако на практике темпы роста ресурсоизбыточных экономик могут быть как выше, так и существенно ниже темпов роста аналогичных стран, не имеющих ресурсов.
В пользу «слабой» версии гипотезы свидетельствует тот факт, что ни одна из стран, сумевших за последние 60 лет превратиться из развивающихся в развитые (Япония, Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг), не располагала значительными запасами природных ресурсов.
Неоднозначность влияния ресурсного изобилия на экономический рост делает правдоподобной гипотезу «условного проклятия», согласно которой данное изобилие может оказывать положительное либо отрицательное влияние на рост в зависимости от качества проводимой той или иной страной макроэкономической, промышленнотехнологической, институциональной политики.
Некоторые государства, располагающие значительными запасами природных ресурсов (Норвегия, Австралия, Канада, Индонезия и др.), проводят ответственную макроэкономическую политику, поддерживают высокий уровень инвестиций в ВВП. Однако ни в одной из стран -главных экспортеров нефти до сих пор не наблюдалось «экономического чуда».
Исследователи объясняют этот феномен тем, что экономики, богатые ресурсами, сталкиваются с фундаментальным противоречием. Несостоятельность рынка требует государственного вмешательства, а низкое качество институтов обусловливает его неэффективность.
В последние тридцать с лишним лет под влиянием мировых цен складывается международное разделение труда, при котором изобилие ресурсов и дешевизна рабочей силы вынуждают догоняющую страну делать ставку на ресурсный сектор в ущерб развитию отраслей с более сложной технологией, предъявляющих спрос на человеческий капитал относительно высокого качества. Это и есть «технологическое проклятие ресурсов». Для его преодоления необходимы эффективные институты и соответствующая промышленная политика. Однако обилие ресурсов приводит к закреплению недоразвитости институтов или даже к большему ухудшению их качества. «Институциональное проклятие» падает и на политические институты, тем самым будущее страны во многом определяется личными качествами победивших политических лидеров. Вследствие сочетания этих «проклятий» страна оказывается в ловушке медленного развития.
В периоды высоких экспортных цен рынок не стимулирует притока ресурсов в более высокотехнологичные (по сравнению с добывающими) отрасли. Это ведет к замедлению технического прогресса и недоразвитости человеческого капитала, низкой эффективности прямых иностранных инвестиций.
По параметрам своей текущей экономической политики Россия мало отличается от «типичной» ресурсоизбыточной страны. Для того чтобы эффективно использовать наше ресурсное богатство, важно совершенствовать и институты, и политику стимулирования роста, выбирая на каждой стадии развития то направление движения, где возможен успех. Необходимо постепенное снижение экспортного налога и прямых ограничений на доступ к экспортной «трубе», с тем чтобы осторожно подтягивать внутренние цены на нефть и газ к мировому уровню. Причем изъятие избыточных доходов нефтегазового сектора в бюджет должно во все большей мере осуществляться за счет налога на прибыль. Изымаемые доходы нужно использовать в основном на закупку и освоение новых зарубежных технологий для несырьевых отраслей- увеличение спроса на валюту затормозит укрепление рубля. Для осуществления такого весьма тонкого маневра требуется система стратегического (индикативного) планирования, обеспечивающая согласование интересов и эффективное взаимодействие разных групп общества: предпринимателей, потребителей и государственного аппарата. Только на этом пути возможно решение основной задачи догоняющего развития.
Термин «голландская болезнь» возник после известных экономических событий в Голландии, которая владеет крупнейшим в Европе газовым месторождением Гронинген и многими нефтегазовыми месторождениями в Северном море. В 1960-е гг. Гронинген оказался истинной золотой жилой. Но вскоре стали проявляться весьма неприятные эффекты: высокая инфляция (вызванная инфляцией издержек), спад производства в реальном секторе на фоне экономического (денежного) роста, высокий уровень безработицы. Тогда экономистов и заинтересовала природа данного феномена.
Впервые термин «голландская болезнь» был использован в 1977 г. в журнале «The Economist». В 1981 г. это явление подробно описал М. Эллман, причем его работа была посвящена не столько проблемам обменного курса, сколько неэффективному вложению государством нефтяных доходов в социальную сферу своей страны [8, с. 27−29].
С конца 1970-х гг. зарубежные ученые (М. Корден, П. Нири,
В. Салтер, С. Вайнербенг, П. Дазгуйта, Р. Иствуд) вели активные исследования механизма возникновения и протекания «голландской болезни». На основе теорий международной торговли, спроса и предложения факторов производства, макроэкономической динамики была создана и формализована так называемая модель стремительно развивающегося сектора (СРС). С точки зрения экономической теории данная модель является универсальным инструментом для описания эф-
фектов, возникающих в связи с бумом в одном из секторов открытой экономики. С помощью модели СРС экономисты смогли ретроспективно осветить такие известные исторические эпизоды, как спад в испанской промышленности после открытия Америки в XVI в. (приток американских сокровищ), воздействия открытия золота в Австралии в середине XIX в. на ее промышленность и др.
Модель СРС позволяет исследовать последствия бума в секторе экономики, производящем любой вид продукции. Такими секторами, как правило, являются сырьевые (чаще всего добывающие минеральное сырье). На основе данной модели были описаны отрицательные эффекты, возникшие в разное время в экономике Канады, Мексики, Норвегии, Великобритании, Индонезии, Египта, стран Латинской Америки. Все эти государства столкнулись с проблемой распределения ресурсов между нефтедобывающим и обрабатывающим секторами.
Исследователям удалось выявить ряд особенностей, присущих «голландской болезни» в странах с переходной экономикой. Некоторые из них считают, что изобилие природных ресурсов, вероятнее всего, осложняет процесс перехода к рыночной экономике. Одна из причин этого — рентные платежи, которые замедляют реакцию экономики на реформы, что усиливает риск коррупции в политике. Другая причина — чрезмерно оптимистичные надежды правительства на будущие нефтяные доходы.
Российская Федерация даже после распада СССР осталась самой крупной в мире страной по территории — 17 млн км2. Если страна вдруг почему-либо утратит 40% площади, то и тогда будет первой в мире по этому показателю (10,2 млн км2) [6]. Россия обладает громадным количеством природных ресурсов, находясь по этому показателю также на 1-м месте в мире — 28% от мирового объема. Эксплуатируемые, прибыльные ресурсы нашей страны оцениваются в 30 трлн долл. США, а прогнозные — еще в 150 трлн. По добыче и производству некоторых видов промышленной и сельскохозяйственной продукции Россия является ведущей страной в мире (табл. 3).
Однако анализ лидирующих позиций по приведенным в табл. 3 видам продукции показывает, что в основном это сырье, которое содержит малый объем добавленной стоимости. В десятке первых мест нет товаров конечного передела: компьютеров, станков, самолетов, бытовой техники и т. д. А именно данные товары содержат большой объем добавленной стоимости, и продажа их на мировом рынке приносит для экономики страны намного больше прибыли, чем продажа сырья. Этим и объясняется неэквивалентный обмен в международной торговле. В результате богатые страны, торгующие товарами конечного передела, с каждым годом богатеют (их около 50 — «золотой миллиард»), а бедные страны, торгующие сырьем, с каждым годом беднеют (их около 100 — в них проживает примерно 3,5 млрд чел. из 6,5 млрд чел., живущих сегодня на Земле). Оставшиеся примерно 50 стран относятся
к государствам с переходной экономикой. В эту группу входит и Россия.
Но для того чтобы занять более достойное положение в мире, надо научиться более рационально, более эффективно использовать наши огромные природные ресурсы. Такие возможности есть. Они заложены в той стратегической линии, которая в последнее время проводится государством. Один из элементов этой линии — переход на новые принципы формирования и использования Стабилизационного фонда РФ.
Таблица 3
Место, занимаемое Россией в мире, по производству отдельных видов промышленной и сельскохозяйственной продукции
Виды продукции Место в мире
Естественный газ 1
Нефть, бурый уголь, строительный кирпич, картофель 2
Чугун, молоко 3
Электроэнергия, готовый прокат черных металлов, сталь, железная руда, минеральные удобрения, пиломатериалы, хлопчатобумажные ткани, зерновые и зернобобовые культуры, сахарная свекла 4
Улов рыбы и добыча других морепродуктов 5
Каменный уголь 6
Вывозка древесины, целлюлоза, животное масло 7
Цемент 8
Скот и птица на убой (в убойном весе) 9
Чулочно-носочные изделия, растительные масла 10
Легковые автомобили 11
Обувь, шерстяные ткани 12
Для решения рассмотренных проблем экономическая политика в странах — экспортерах сырьевых ресурсов должна быть направлена на смягчение негативного воздействия внешнеэкономической конъюнктуры как на бюджет, так и на экономику в целом. Возникает необходимость проведения долгосрочной бюджетной политики в стратегии государственных расходов. Для реализации этой политики страны либо изымают сверхдоходы, получаемые вследствие высоких цен на нефть, и накапливают их в качестве остатков на счетах в центральных банках (Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Алжир), либо аккумулируют их в специально созданных фондах невозобновляемых ресурсов (Норвегия, Чили, Кувейт, Оман). В обоих случаях средства, как правило, инвестируются в иностранные активы.
Фонды невозобновляемых ресурсов начали создаваться в 1970-е гг. в странах, экономика которых в значительной степени зависит от экспорта тех или иных видов минерального сырья [5]. Общий принцип их функционирования — планирование доходов и расходов бюджета
исходя из консервативного прогноза мировых цен на сырье и накопление «сверхплановых» доходов при благоприятных экспортных ценах. Данные фонды дают возможность сократить макроэкономические и бюджетные риски и обеспечить долгосрочную устойчивость бюджета.
Для решения указанных проблем в нашей стране в составе федерального бюджета на 2002 г. впервые было предусмотрено формирование финансового резерва. Начиная с 2004 г. Россия перешла к использованию более сложного и эффективного инструмента — Стабилизационного фонда.
В Стабилизационном фонде РФ аккумулировалась часть доходов федерального бюджета от добычи и экспорта нефти — НДПИ и вывозные пошлины на нефть при цене свыше 27 долл. США за баррель (до 2006 г. — 20 долл. США). Эти средства изымались по специальной схеме, предусмотренной ранее действовавшей редакцией Бюджетного кодекса РФ [1].
Фактический объем поступлений в Стабилизационный фонд в 2004—2007 гг. оказался гораздо больше прогнозного. Этому способствовали значительный рост цен на нефть по сравнению с бюджетными проектировками- проведение налоговой реформы, результатом которой стали повышение ставок на экспорт нефти с августа 2004 г. и централизация рентных платежей в федеральном бюджете с 2005 г.
За период с 2004 по 2007 г. Стабилизационный фонд РФ, безусловно, полностью выполнил свои основные функции: последовательно продолжался рост ВВП, умеренно росли расходы федерального бюджета, продолжался процесс стабилизации государственных финансов и денежно-кредитной системы страны, снижалась инфляция. Так, если в 2002 г. инфляция в стране составила до 15,1%, то в 2006 г. она снизилась до 9,0%. Некоторый ее всплеск в 2007 г. (11,9%) носит другой характер и вовсе не перечеркивает значение тех функций, которые выполняет Стабилизационный фонд.
Заметим сразу, что с 1 января 2008 г. Стабилизационный фонд РФ преобразован в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Однако если Резервный фонд продолжит выполнять функции Стабилизационного фонда (с целью обезопасить экономику страны от разбалансированности, замедления темпов роста, высокой инфляции), то Фонд национального благосостояния будет использоваться для развития экономики, бюджетных нужд и повышения материального уровня российских граждан как настоящих, так и будущих поколений.
К 1 января 2008 г. Стабилизационный фонд РФ достиг почти 4 трлн руб. и продолжает расти, т. к. растут цены на нефть, превысив психологический барьер в 100 долл. США за 1 баррель. Если учесть, что федеральный бюджет 2007 г. по расходам составлял 5,5 трлн руб., то становится понятной озабоченность общественности по поводу более эффективного использования средств Стабилизационного фонда.
Ведь в соответствии с тем же Бюджетным кодексом РФ [2] средства Стабилизационного фонда можно было использовать (по крайней мере, так было до 1 января 2008 г.) на финансирование дефицита федерального бюджета (а в нашей стране уже 8 лет бюджет профицитный), а также на иные цели, в случае, если накопленный объем средств Стабилизационного фонда превышает 500 млрд руб.
К сожалению, в Бюджетном кодексе не были конкретизированы «иные цели». Но как видно из сообщений печати [3, с. 40], средства Стабилизационного фонда в последние три года направлялись на погашение внешних долгов (в результате их уровень снизился существенно: если в 1998 г. он составлял 195 млрд долл. США, то в 2007 г. -лишь 65 млрд) и на покрытие дефицита Пенсионного фонда РФ. Однако даже с учетом этих расходов Стабилизационный фонд продолжает интенсивно расти.
Для того чтобы средства Стабилизационного фонда не уменьшались от инфляции, Бюджетным кодексом предусмотрена возможность их размещения в долговых обязательствах иностранных государств. Управление средствами Стабилизационного фонда осуществляется Министерством финансов РФ в порядке, определяемом Правительством Р Ф. В 2007 г. средства Стабилизационного фонда были размещены в облигациях: 45% - номинированных в долларах США, 45% - в евро и 10% - в фунтах стерлингов. В результате эти средства не только не уменьшались, но даже прирастали.
В бюджетном Послании Федеральному Собранию Р Ф 9 марта 2007 г. Президент России В. В. Путин отметил, что в 2008—2010 гг. при уменьшении необходимости стерилизации избыточного денежного предложения в целях стабилизации макроэкономических показателей на первый план выходит задача обеспечения устойчивости бюджетных расходов независимо от конъюнктуры сырьевых цен. Для достижения этих целей он поставил задачу преобразовать Стабилизационный фонд РФ в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния.
Резервный фонд должен обеспечивать расходы бюджета в случае значительного снижения цен на нефть в среднесрочной перспективе. Объем Резервного фонда, а также объем доходов от нефти и газа, используемых для финансирования расходов федерального бюджета, необходимо законодательно зафиксировать в процентном отношении к ВВП, предусмотрев при этом 3-летний период для перехода к новым принципам управления нефтегазовыми доходами.
Фонд национального благосостояния должен аккумулировать доходы от нефти и газа, которые образуются в результате превышения доходов от нефтегазового сектора над отчислениями в Резервный фонд и средствами, используемыми для финансирования расходов федерального бюджета.
В ежегодном Послании Федеральному Собранию Р Ф от 27 апреля 2007 г. Президент России конкретизировал некоторые моменты.
Так, он предложил, чтобы средства Фонда национального благосостояния шли на повышение качества жизни людей и развитие экономики. Они должны работать на улучшение благосостояния как будущих, так и нынешних поколений, а именно — на укрепление Пенсионного фонда РФ, на капитализацию институтов развития (Банка развития, Инвестиционного фонда, специальных экономических зон, Российской венчурной компании и др.) с целью устранения инфраструктурных ограничений роста, повышения эффективности использования природных ресурсов, модернизации и развития высокотехнологичных производств.
Соответствующие поправки в Бюджетный кодекс РФ были внесены 26 апреля 2007 г. Федеральным законом № 63-ФЗ. Согласно этим поправкам Стабилизационный фонд РФ утратил силу. Одновременно введен новый порядок использования нефтегазовых доходов федерального бюджета. С этой целью введены новые статьи: «нефтегазовые доходы федерального бюджета», «ненефтегазовый дефицит федерального бюджета», «нефтегазовый трансферт», «Резервный фонд», «Фонд национального благосостояния».
В результате экономика страны теперь как бы разделена на две сферы: «нефтегазовый сектор» и «ненефтегазовый сектор». Бюджетные расходы теперь должны формироваться из тех доходов, которые создаются в «ненефтегазовом секторе», и только в случае недостаточности этих средств покрываться так называемым нефтегазовым трансфертом. Законодательно предусмотрен 3-летний переходный период, за время которого требования к «нефтегазовому трансферту» будут ужесточаться, и лишь с 1 января 2011 г. он станет постоянным и не должен будет превышать величину 3,7% от ВВП против 6,1% от ВВП в 2008 г. При этом «ненефтегазовый дефицит» федерального бюджета с 1 января 2011 г. не может превышать 4,7% от ВВП. Такой подход, безусловно, будет стимулировать структурную перестройку экономики с преимущественно сырьевой ориентации на обрабатывающую.
Правительство Р Ф сформировало основные приоритетные направления развития науки, техники и технологий, которые должны обеспечить нормальную и комфортную жизнедеятельность населения, а также в максимальной и наиболее эффективной степени способствовать структурной перестройке экономики. Средства на это и будут выделяться из Фонда национального благосостояния. Среди них:
• безопасность и противодействие терроризму-
• живые системы-
• нанотехнолгии и материалы-
• информационно-телекоммуникационные системы-
• перспективные вооружения-
• рациональное природопользование-
• транспортные, авиационные и космические системы-
• энергетика и энергоснабжение-
• интеллектуальные услуги.
Так как в России после выборов нового Президента Д. А. Медведева обеспечена преемственность проводимого политического и социально-экономического курса, то в ближайшие несколько лет, максимум полтора-два десятилетия, страна может вполне обоснованно претендовать на завоевание более достойного места среди самых экономически развитых стран мира как по основным макроэкономическим параметрам, так и по уровню жизни населения.
Литература
1. Бюджетный кодекс Российской Федерации. Официальный текст с изменениями и дополнениями. — М.: ЭКСМО, 2005.
2. Бюджетный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. -М.: ГРОСС МЕДИА, 2008. — 224 с.
3. Кудрин А. Стабилизационный фонд: зарубежный и российский опыт / А. Кудрин // Вопр. экономики. 2006. № 2. С. 28−45.
4. Мау В. Экономическая политика 2006 года: на пути к инвестиционному росту / В. Мау // Вопр. экономики. 2007. № 2.
5. Перспективы создания Стабилизационного фонда России / ИЭПП. — М., 2001. — 128 с.
6. Трейвиш А. Россия среди стран-гигантов / А. Трейвиш // Вопр. гос. и муниципальн. управления. 2007. № 1. С. 141−158.
7. Фетисов А. «Голландская болезнь» в России / А. Фетисов // Вопр. экономики. 2006. № 12.
8. Ellman M. Natural gas, restructuring and reindustrialization: the dutch experience of economic policy / M. Ellman. — L.: Acad. Press, 1981. — 187 с.
9. Sachs J.D. Natural resource abundance and economic grown / J.D. Sachs, A.M. Warner // NBER Working Paper Series. 1995. Working Paper 5398.
© Коротченков А. М., 2008 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой