Психические изменения при эпилепсии и эпилептоформных расстройствах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КЛИНИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ
ПСИХИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПРИ ЭПИЛЕПСИИ И ЭПИЛЕПТОФОРМНЫХ РАССТРОЙСТВАХ
© В. В. Волов
Волов
Всеволод Вячеславович кандидат
психологических наук старший преподаватель кафедры обшей психологии и психологии развития Самарский государственный университет
В работе анализируется спектр психических изменений при эпилепсии и пароксизмальных расстройствах. Произ-велено разграничение психических феноменов, связанных с органическими и психотическими процессами, социальными и психологическими факторами. Выявлены обшие неспецифические изменения психики в аффекгивно-эмо-циональной сфере при пароксизмальных расстройствах. Опрелелены отлельные механизмы психической самоорганизации при эпилептическом процессе.
Ключевые слова: эпилепсия, пароксизмальные расстройства, алекситимия.
Психические изменения при эпилепсии представляют собой целый спектр нарушений. Исследованию психогенного фактора и его роли в развитии, течении и клинике эпилепсии и заболеваний, сопровождающихся эпилептоформными расстройствами, уделено большое количество научных исследований в области психологии, психиатрии, неврологии, нейропсихологии и эпилептологии. Дискуссионность вопроса касается как специфичности психических изменений, связанных с пароксизмальными расстройствами, так и формирования характерных психологических особенностей при эпилепсии, а также определения их роли в развитии, течении и исходе заболевания.
Исследователи и клиницисты отмечают возможность «психогенеза» эпилептической болезни — развития болезни вследствие тяжелых психических потрясений или психологических травм. Психогенную причину эпилептических приступов установили уже давно. Так, W.G. Gowers (1892) отмечает, что наиболее частой причиной развития припадков является испуг. Подобных воззрений придерживался и Bonhoeffer (1911), предложивший выделять так называемую реактивную эпилепсию, a Bratz (1912) использовал альтернативное название — аффект-эпилепсии.
Отечественный ученый М. Я. Серейский, признавая органический характер эпилепсии, вместе с тем допускал возможность «психогенеза» заболевания (1938).
Психической травме давно придают особую роль в развитии эпилепсии (Хорошко В. К, 1928- Полипенко П. Д., 1936- Фельдман Ц. И., 1936- Фрейеров О. Е., 1944- Новлянская К. А., 1955- Зюзин И. К., 1956- Семенов С. Ф., 1958- Михайлов А. К., 1961). Проблема психогенного фактора в развитии и течении эпилепсии разрабатывалась и в рамках психоаналитического направления, представители которого делали акцент на подсознательных механизмах эпилептического процесса, отводя ведущую роль сфере инстинктов. Однако данные представления носят в основном гипотетический характер.
Признанной и наиболее обоснованной до сих пор является точка зрения, согласно которой психогенный фактор может играть роль пускового механизма, провоцирующего повышенную судорожную готовность мозга (Никитин М. П., 1934). Однако многие исследователи придерживаются мнения, что существуют первично психогенные формы эпилепсии, при которых психические факторы, соответственно, являются этиологическим основанием (Гоциридзе А. Ф., 1929). Другие ученые, наоборот, берут связь припадков с психогенным фактором за основание для отличия истерического припадка от эпилептического.
Таким образом, идеи о роли психогенного фактора при эпилепсии как пускового механизма в развитии пароксизмальных расстройств и даже самого заболевания развиваются давно и в отечественной, и в зарубежных научных школах. Вместе с тем данные клинических исследователей позволяют фиксировать лишь отдельные факты проявления аффективных изменений при длительном развитии эпилепсии, а также провоцирующую роль психогенного фактора в развитии пароксизмальных расстройств. Кроме того, достоверно проявляются психические (и психотические) изменения на фоне пароксизмальных расстройств.
Вышеизложенные воззрения отражают сложность и неоднозначность проблемы связи эпилепсии с психогениями. Для решения этого вопроса, а также определения роли и механизмов психических и личностных изменений при эпилепсии и эпилептоформных расстройств необходимы системные междисциплинарные исследования с использованием диагностического инструментария и методологии других наук, прежде всего психологии.
Применение инструментально-методологического аппарата и методологии психологии позволяет дифференцированно подходить к оценке разных групп психических изменений при эпилепсии, объяснять данные процессы, вскрывая их сущность.
Методы психологии ориентированы, прежде всего, на раскрытие причинности тех или иных психических феноменов, определения их механизмов и закономерностей, исходя из общепсихологических законов развития и функционирования психики. Это принципиально отличает ее от психиатрического исследования, которое носит в основном созерцательно-описательный характер.
Относительно психических изменений, происходящих при эпилепсии на эмоциональном и характерологическом уровнях, существуют различия в трактовке и понимании клинических наблюдений и данных исследований соответствующих сфер.
Как известно, при эпилептической болезни наблюдаются специфические изменения характера, личности (глишроидия, энехетичность) и эмоционального реагирования, часто проявляющиеся в поведении (Тиганов, 1985). Клиницисты отмечают появление (или усугубление) таких качеств личности больного как агрессивность, возбудимость, раздражительность, склонность к накоплению и дальнейшей разрядке грубого аффекта (Казаковцев Б. А., 1999). У больных часто выявляются признаки злобно-тоскливого настроения (дисфории), реже депрессии. На самом деле, в клинике эпилепсии наблюдается целый спектр различных расстройств
эмоциональной сферы, которые нередко отражаются на формировании, а чаще заострении уже сформированных характерологических и личностных черт, другие являются преходящими.
Вообще, проблема специфичности эмоциональных и личностных изменений больных эпилепсией, особых (и общих) характерологических изменений является дискуссионной. Некоторые авторы принципиально отвергают само понятие «характер эпилептика», подчеркивая универсальность личности человека и множественность, вариабельность психологических изменений у данного контингента больных, порой полярных (Болдырев А. И., 1968, 1990). Вместе с тем, неоспоримым фактом является наличие характерных изменений в эмоциональном фоне, возникновение в пост- и межпароксизмальном периодах определенных психоэмоциональных состояний и реакций (чаще субдепрессивного характера, реже эйфорического). Некоторые из них носят временный характер, другие — постоянный. Также принципиальным можно считать разделением реакций при эпилепсии на собственно психологические и психотические.
Современные исследователи, психиатры и невропатологи, проводят анализ специфики психических изменений у больных эпилепсией с разной локализацией очага (Ritaccio A., Devinsky О., 2001- Bear D., Fedio P., 1977- Brandt J., 1985). Но данные, как выяснилось, носят в основном описательный характер, а отличия определены выраженностью изменений, связаны с уровнем интеллектуально-мнестического дефекта и поражением специфических структур мозга. То есть выявляемые авторами «различия» касаются психоорганических нарушений, связанных с поражением отдельных структур мозга, а не собственно психологическими изменениями, связанными с эпилепсией. Применение современных методов нейропсихологии показывает большие успехи в диагностической и прогностической работе по оценке формы эпилепсии на основе экспериментальных методов (Вассерман JI. И.). Однако эти результаты касаются только специфических изменений высших психических функций при органических поражениях головного мозга с разной локализацией эпилептического очага.
Относительно собственно психологических изменений при эпилепсии достоверно выделяют появление эмоциональных состояний и реакций, имеющих специфическую окраску, с преобладанием негативных и агрессивных тенденций. В некоторых случаях, прежде всего при генуинной эпилепсии, по данным некоторых исследователей (Биниауришвили Р. Г., 1985), психо-эмоциональные изменения отражаются и закрепляются в чертах характера и личностных особенностях, стабильно проявляясь в поведении и деятельности. В развитии так называемых симптоматических форм эпилепсии специфические психические реакции сопровождают пароксизмальные расстройства, являясь обратимыми, точнее функциональными перестройками. Кроме того, следует выделять реакции больных на само заболевание, точнее на обстоятельства ограничения и риска утраты здоровья, социальных возможностей и престижа вследствие развития эпилепсии. Данные тенденции, как выяснилось в исследовании, выявляются при совершенно разных формах эпилепсии и эпилептоформных расстройствах.
Таким образом, психические изменения и отклонения, происходящие при эпилептической болезни, представляют собой комплекс разнородных реакций, протекающих на разных уровнях — 1) социально-психологическом, 2) психическом, 3) психотическом и 4) психоорганическом. То есть имеет место иерархичность психических изменений при эпилепсии. Некоторые психические изменения являются специфическими, например, склонность к брутальным эмоционально-поведенческим реакциям, появление вязкости мышления. Другие являются неспецифическими, отражая лишь органический характер протекающего патологического процесса, например, замедление ВПФ, тотальное снижение памяти. Среди «эпилептических»
можно выделить преходящие и необратимые психические изменения. Отдельные личностные изменения и изменения психической деятельности служат признаком развития патологии, являются важными прогностическими критериями, некоторые являются индифферентными, другие сигнализирующими о реакциях личности на болезнь и ее влияние на жизнь индивида.
В нашем исследовании мы рассматривали эмоциональную сферу, механизмы психологических защит на неосознаваемом уровне у больных эпилепсией разной природы. Основную массу составили больные эпилепсией симптоматической формы травматического генеза. Также в группе представлены больные так называемой генуинной эпилепсией, эпилептоформные расстройства асфиксического и токсического происхождения. Испытуемая группа является разнородной по этиологическому признаку. Объединены они в единую группу по общему признаку наличия патологического очага возбуждения в головном мозге с пароксизмальными расстройствами. Данные были проанализированы как отдельно для каждой нозологической группы, так и интегрально. В результате были выявлены общие психологические тенденции.
В соответствии с авторской гипотезой, существуют общие закономерные психологические и психические изменения, подобные при различных формах эпилепсии и эпилептоформных расстройствах при наличии патологического очага возбуждения и типичных пароксизмальных расстройств. В данной работе рассматриваются отдельные психологические особенности у больных эпилепсией, связанные с реакцией на болезнь и ее социальные последствия. Также выявлены некоторые феномены психической сферы, непосредственно связанные с патологическим процессом.
Психологический мониторинг группы больных эпилепсией позволил выявить общие тенденции в аффективно-эмоциональной сфере, по особенностям перцептивной (система восприятия) и апперцептивной (особенности восприятия, связанные с предшествующим опытом, содержанием и направленностью личности) сферам, а также общие механизмы психологической защиты. Данные исследования отражают особенности психологической организации и специфические личностные изменения, особенности эмоционального реагирования, связанные с развитием эпилептического процесса.
В работе были изучены отдельные аспекты интрапсихических процессов на неосознаваемом уровне у больных эпилепсией. Изначально исследование ориентировано, прежде всего, на раскрытие скрытых, подсознательных механизмов эмоционального восприятия и реагирования в экстремальных условиях функционирования мозга.
Для диагностики механизмов защиты «Я» был применен личностный опросник Р. Плучека. Каждый из восьми защитных механизмов, представленных в методике, определяет соответствующие личностные реакции индивидуума, возникающие в стрессовых и критических (предельных) ситуациях и состояниях. В результате было выявлено, что в исследуемой группе преобладает защитный механизм «рационализация».
Данный механизм является неосознаваемым, посредством него происходит переработка травматической и стрессогенной информации путем объяснения собственных поступков, мыслей, установок, позволяющий скрывать истинные их мотивы и оправдывать себя. Такой тип защиты у больных эпилепсией развивается под влиянием специфических условий в связи с симптомами заболевания и рядом ограничений, обусловленных лечебными мероприятиями. Обследованный контингент находится в специфической, стрессогенной среде. Помимо лишения возможности свободного поведения и деятельности больной эпилепсией в рамках лечебных запретов и ограничений лишается ощущения безопасности, погружается в каждодневные фрустрационно-стрессовые ситуации угрозы и неопределенности. В связи с появлением
пароксизмов у больного появляется страх и стыд потери контроля над собственным телом, развиваются различные формы социофобий, проявляющиеся в быту, повседневной деятельности и в общении с людьми. Нередко больные замыкаются в себе, ограничивают свои контакты с окружением, скрывают факт своего заболевания порой даже от близкого окружения. На фоне такой напряженной психологической ситуации возникают «срывы», проявляющиеся в конфликтах и ссорах. Кроме того, развитие пароксизмальных расстройств, в частности судорожных припадков, само по себе негативно отражается на нервной системе и протекании высших психических функций. Патологическое возбуждение зоны мозгового поражения приводит к нарушению баланса процессов возбуждения и торможения. Генерализованные судороги, например, временно нарушают все психические функции. Больной во время пароксизма (и некоторое время после него) теряет не только сознание, но и память, теряет контроль над моторной и идеаторной деятельностью. Чувство беспомощности перед заболеванием, страх будущего, неуверенность в собственных возможностях часто развиваются вместе с эпилептическим процессом. Стигматизация эпилепсии как психического заболевания также накладывает свой негативный отпечаток. Больные стесняются своего заболевания, скрывают его. Социальный фактор также часто обусловливает переживания больного в связи с возможной потерей трудоспособности, ряде ограничений в профессиональной деятельности.
Таким образом, именно «рационализация», как механизм психологической защиты, является наиболее эффективным и удобным в специфических условиях болезни для осуществления саморегуляции на интеллектуальном и эмоциональном уровнях. Вместе с тем, «рационализация» потенцирует такое личностное свойство, как самоконтроль. Обострение самоконтроля в ситуации хронического стресса и фрустрации часто приводит к развитию обсессивно-компульсивных реакций (проявление психоневроза в виде навязчивых мыслей, образов и повторяющихся действий) по невротическому типу. Это сопровождается навязчивыми воспоминаниями, мыслями и желаниями, появляются стереотипные неконтролируемые действия, что опять-таки влияет на качество жизни и, в конечном счете, снижает самоконтроль. В результате, с одной стороны, рационализация являет специфическую форму психологической защиты от угрозы перед заболеванием с потерей самоконтроля. С другой стороны, рационализация представляет реакцию на негативные последствия заболевания, связанные с социальными ограничениями, влияющие на самооценку и, в целом, самовосприятие.
По тесту цветового выбора М. Люшера также были получены некоторые общие тенденции. Так, группе больных характерны тревога и фрустрированность (дополнительные цвета на первых позициях), трудности адаптации, эмоциональная напряженность и неустойчивость, стремление к избавлению от ограничений, уязвленное самолюбие, стрессовое состояние и общая неудовлетворенность. Кроме того, выявлен повышенный самоконтроль с выраженным индивидуализмом со стремлением к обособлению, которое служит защите от фрустрации и, соответственно, адаптации.
Данные обоих тестов выявляют отдельные аспекты психологического состояния больного в форме реакции на сложившуюся ситуацию заболевания (т.е. социальнопсихологический уровень реагирования). В целом, данные диагностики отражают реакцию на социальный аспект проявления заболевания в форме эмоциональной напряженности, с одной стороны, и форме увеличения самоконтроля и искаженной перцепции, с другой. Так, выявленный механизм рационализации, по нашему мнению, может быть связан с эффектами компенсации фрустрационной ситуации и тревоги. В клинической беседе данные выводы получают свое подтверждение: от непосредственных жалоб на здоровье и ограничения до избирательной фиксации на симптомах. Однако данная гипотеза требует дополнительного обоснования.
Также в работе исследовалась способность больных эпилепсией воспринимать и выражать чувства с помощью опросника «Торонтская алекситимическая шкала». У абсолютного большинства испытуемых суммарная оценка по шкале превышает 74 балла, что, согласно методике, соответствует «алекситимической» личности. Результаты исследования в своем роде являются неожиданными, ведь эпилепсия не является психосоматическим (в классическом понимании этого понятия) заболеванием. Это психоорганическое заболевание головного мозга, сопровождающееся комплексом психических изменений и нарушений. Объяснение данного феномена, по нашему мнению, кроется в общности дефицитарности психической структуры психосоматиков (de M’Uzan, 1977) и дефектности психических процессов больных эпилепсией, сопровождаемые в обоих случаях регрессом к примитивным защитным системам эго (Fain, 1966). Только если для психосоматической ситуации регрессия движет формированием соматических симптомов и обусловлена ранней (психосоматической) «фиксацией» на доструктуральной стадии психического развития (Marty, 1968) с доминированием оперативного мышления, то при эпилептическом процессе механистическое мышление (синоним алекситимии) компенсирует развивающиеся психические нарушения и процесс регресса здесь является вынужденным. При эпилепсии развитие алекситимии связано с нарастающей патологией мозга и постепенным угнетением высших психических функций. По данным нейропсихологических исследований, при развитии эпилептической болезни происходит нарушение афферентных связей между корой головного мозга и подкорковыми образованиями, в частности, связанными с эмоционально-аффективной сферой.
Регресс психики при эпилепсии, по нашему мнению, отражает процессы самоорганизации в экстремальных условиях функционирования мозга. Аналогичные данные были выявлены в клинической беседе и направленном интервьюировании. Оказалось, что больным сложно описывать не только свое актуальное состояние и чувства, но и физические переживания, связанные с симптомами заболевания. При этом больные проявляли упорство, прибегая к метафорам, жестикуляции при описании своих чувственных переживаний и отношений. То есть была выявлена высокая активность идеаторной деятельности, компенсирующей дефицит перцептивной сензитивности.
Таким образом, авторская гипотеза об общих психологических и психических изменениях (подобных) при различных формах эпилепсии и эпилептоформных расстройствах нашла свое подтверждение. В работе выявлены психические изменения, связанные с неосознаваемыми реакциями индивида на болезнь в форме эмоциональных ответов негативного содержания, а также активизации отдельных механизмов психологических защит. Рассмотрены феномены искажения перцептивной сферы в форме алекситимии, связанные с психоорганическими нарушениями. Подобный дифференцированный подход к исследованию психических изменений и нарушений при разных формах эпилепсии в дальнейшем поможет выявлению механизмов самоорганизации на уровне психики, отграничению их от собственно патологических проявлений и более глубокому пониманию данных процессов.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. БолдыревД. И. Психические особенности больных эпилепсией. М.: Медицина,
2000.
2. Вассерман, JI. И. Структура и механизмы нарушений психических функций и личности у больных фокальной эпилепсией: дис. … докт. мед. наук. Л., 1989.
3. Лурия, А. Р. К проблеме психологически ориентированной физиологии // Проблемы нейропсихологии. М.: Наука, 1977.
the psychics changes during epilepsy AND EpiLEpsYFoM disturbances V. Volov
This article analyses the spectrum of psychic'-s changes during epilepsy and parocsysmal disturbance. The author performs the differentiation of psychic'-s phenomenon'-s that are associated with organic and psychotic processes, social and psychological factors. There is a detection of nonspecific mind changes in affective-emotional aria during parocsysmal disturbances. Then, the author determines individual mechanisms of psychic self-organithation at the time of epileptic process.
Kay words: epilepsy, parocsysmal disturbances, alexithymia.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой