Особенности формирования научных знаний

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2008
НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК МГТУ ГА серия История, философия, социология
№ 129
УДК 111/14. 001
ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ НАУЧНЫХ ЗНАНИЙ
С.И. НЕКРАСОВ, Н.А. НЕКРАСОВА
Рассмотрены проблемы формирования научных знаний, начиная от мифотворчества. Доказывается, что философия зарождается как свободное критическое мышление, атрибутами которого являются критицизм, переходящий часто в скептицизм и агностицизм, индивидуализм и абсолютизация ценностей научного знания.
Формирование научных знаний начинается с мифотворчества. Миф включает не только то, что мы называем архаическими сказаниями, но и всё интеллектуально-духовное наполнение сознания человека, а значит его содержание существенно шире содержания понятий «мировоззрение», «картина мира», «менталитет», «тип рациональности». Миф — это сказание о мире, особенное для каждого человека, социальной группы, нации и т. д.
Важно не столько отметить факт предшествования мифотворчества философии, сколько понять, что именно в мифах имелись существенные предпосылки для становления философской мысли в античности. Одними из главных персонажей древнегреческих мифов являются боги. С философской точки зрения нетрудно заметить, что образы мифологических богов можно рассматривать не только как сакральные существа античного язычества, но и как имена общих понятий человека о мире. Например, онтологические и антропологические понятия мы связываем с образом Зевса как первоначала, прародителя всего, промыслителя- с образом Геи, богини Земли мы связываем представления о земле и природе- свет и жизнь — Г елиос, бог Солнца, несущий людям свет, тепло и жизнь. Эпистемологическое понятие «мудрость» — дочь Зевса Афина Паллада. Такое этическое понятие как проклятие и зло связано с тремя эринниями — дочерьми земли и ночи, состоявшими на службе у бога подземного царства Аида и его жены Персефоны (мстящими за убийство, гнев и зависть). Эстетическое понятие прекрасного олицетворяет Аполлон — бог солнца и света, гармонии и красоты, покровитель искусства- представление о красоте персонифицировано в Афродите, а любовь воплощена в образе её крылатого сына Эроса.
Имена богов античных мифов — это имена общих понятий и связаны с характером того или иного божества. Специальное выделение наиболее общих понятий как инструмента мысли — не что иное, как один из признаков научной и философской мысли. Можно было бы сказать, что в отличие от общих понятий языка с мифологическими богами Древней Греции люди связывали и внешние силы, которые властвуют над ними. Однако и это имеет аналогии в последующей философской мысли. Первичность и верховенство разумных начал мироздания продолжилось в разнообразных формах на протяжении всей истории человеческого миропонимания: это имеет место в концепции идей-эйдосов Платона- «В начале было Слово» христианского Нового Завета- в позиции реалистов средневековья- в Абсолютном Духе — прародителе становления категорий в системе Гегеля- в структурализме XX века (в той части, что не мы управляем языком, а языковые структуры управляют нами). В целом этот мотив характерен для всех учений, придающих языку самостоятельный онтологический статус.
Кроме создания предпосылок для зарождения общих понятий, в мифологии Древней Г реции ясно были выделены существенные и вечные философские проблемы, особенно проблемы происхождения Мира, проблема Первоначала («архе») и проблема конца человеческого существования («эсхато»). Происхождение Мира — космогония — описывается Гесиодом, который в своей «Теогонии», собрав воедино греческие мифы, представил космогоническую картину в связи с историей происхождения богов.
Первое разделение человеческого миропонимания после мифологии, взятой как целое, произошло в УТ-У вв. до н.э. В это время зародились классическая лирика и драма (Эсхил, Софокл,
Еврипид) и философия как специфическая область миропонимания (Фалес, Парменид, Гераклит, Пифагор).
Начиная с эпохи античности до эпохи ренессанса длится извилистый, но бескризисный период становления философского и научного знания. Философия зарождается как свободное критическое мышление в тотальной атмосфере традиционалистского мышления мифологического миро-видения. Милетская, Элейская, Пифагорейская школы и философия Гераклита едины в том, что в них сформированы особенные картины мира и познающего этот мир человека, отличающиеся от единого для всех мифологического мировоззрения (здесь и далее, если нет специальных оговорок, речь идет о западно-европейской философии). Атрибутами свободного критического мышления в контексте человеческой познавательной деятельности и культуры в целом являются: 1) критицизм, переходящий часто в скептицизм и агностицизм- 2) индивидуализм- 3) абсолютизация ценности нового знания. Перечисленные явления стали основой зарождения западно-европейской философии, науки и ментальности западноевропейской культуры в целом.
Важно отметить, что это же время породило раздвоенность сознания философствующих людей, поскольку они как граждане должны принимать и часто принимали религиозное мировоззрение мифологического политеизма, а как ученые (философы) сами «рисовали» новую картину мироздания.
Можно предполагать, что западно-европейская интеллектуальная культура формировалась под действием следующих факторов, которые, с одной стороны, органично связаны с природой человека в целом, а с другой, — разобщены ввиду различия ипостасей человека: 1) душевное начало человека с его архетипическим (первобытным) страхом перед неизвестным и диким внешним миром требовало от интеллекта консервативности и соответственно завершенной системы знаний о мире (картины мира) на каждом этапе познания- 2) интеллектуальное начало человека с характерными для него естественным любопытством и свободным критическим мышлением определяло движение по путям получения нового знания- 3) телесное начало человека требовало приспособления знания к биологическим интересам физического выживания.
Научное знание, каким бы оно не было, всегда системно и системность ему придает осознанный познавательный метод. Для древнегреческих философов методами познания и соответственно систематизации знания были: рационализм (Элейская школа) — эмпиризм (Милетская школа) — особая разновидность рационализма, которую можно назвать мистическим трансцендентализмом, (Пифагорейская школа) — диалектика классического периода (Сократ, а затем Платон) — сочетания эмпиризма и рационализма (Аристотель) — скептицизм, но не как метод познания мира вне нас, а как принцип анализа систем человеческого знания (софисты, а затем скептики).
После зарождения христианства и ислама, соответственно в I и У1-У11 вв., античная языческая философия преобразовалась в религиозную монотеистическую философию. Это задало ясные очертания онтологии, которые определялись главным образом знаниями о сотворении мира Богом, изложенными в Ветхом Завете, и знаниями из Нового Завета о богочеловеческой природе (Воплощение), крестных муках (Искупление) и пути спасения (Воскресение) Иисуса Христа, а также догмата о Пресвятой Троице. Задана была также и специфика гносеологии, которая стала разрабатываться, прежде всего, на основании формальной аристотелевой логики и схоластической диалектики как искусство толкования текстов — герменевтика. Философия в этот период заняла в ряду научного знания достойное второе место после теологии («служанка богословия» — не уничижительная характеристика в устах Климента Александрийского, Фомы Аквинского и других): в этот период ученое сообщество, т. е. философы, миновали кризисную раздвоенность сознания античных философов (политеизм в религиозных убеждениях и монизм в философских доктринах).
Возрождение свободного критического мышления связано с именем Николая Кузанского, который в ХУ в. в своем труде «Об ученом, незнании» возродил философию в ее исконной ипостаси свободного критического мышления. В результате научно-философское знание стало приобретать автономию от теологии. Так же как и в ранней античности, философия стала выделяться из
мифологии. Причем в обоих случаях происходила, прежде всего, автономизация научнофилософского знания из сферы религиозных учений.
Творчество Галилея знаменует собой закат философской и расцвет естественно-научной онтологии. В любом случае новые принципы познания мира, т. е. ренессансная наука, явным образом утверждаются в XVII в., когда Галилей своими экспериментальными исследованиями природы и математическим описанием результатов этих исследований создал основу новой науки, которую иногда называют ренессансной наукой или просто наукой, поскольку человечество до сих пор верит в нее и проповедует ее в научно-образовательном пространстве. В этой науке к атрибутам свободного критического мышления философии античности добавились два новых атрибута: в эмпирической части — эксперимент- в теоретической части — математические модели.
В результате можно назвать пять атрибутов ренессансной науки: 1) критицизм, переходящий часто в скептицизм и агностицизм- 2) индивидуализм- 3) абсолютизация ценности нового знания- 4) эксперимент в эмпирическом познании- 5) математические модели в теоретическом познании.
Кроме этого, ренессансная наука отбросила два неразрешимых, метафизических по сути, философских вопроса «есть ли мир вне нас?» и «познаваем ли он?» и приняла однозначно два постулата — «мир вне нас есть» и «мир вне нас познаваем». Другими словами, естествознание — это скрытая метафизика, спрятанная в его основополагающих постулатах. Только таким образом естествознание вышло из философского метафизического тупика. В результате от традиционной философской гносеологии в новой науке осталась только проблема выбора оптимального метода познания, и поэтому методология науки стала приобретать дисциплинарную форму организации.
Особенности новой науки ограничили горизонты свободного философского критического мышления и тем самым определили ясную демаркацию научного и философского знания. Естествознание вышло из лона философии, сохранив критичность, но утратив полную свободу, которая связывалась жесткими рамками эксперимента, а в математизированных областях — математическим формализмом. Причем естествознание вместе с математикой с этого времени стало (и остается до сих пор) образцом научного знания, т. е. оно стало классической наукой, и когда мы говорим «классическая наука» или просто «наука», мы подразумеваем, прежде всего, естествознание, принципы которого были в общем виде установлены в трудах Г алилея.
Один из первых античных философов и основатель Элейской школы Парменид поставил философскую проблему бытия, т. е. проблему, вытекающую из вопроса: почему в мире вообще что-то есть и мир не есть полное ничто? Парменид дал ответ: бытие есть, а небытия нет, и человеческая мысль тождественна бытию. С этого началась теоретическая философия (и вместе с этим метафизика) как учение о вещах за пределами возможного опыта человека. Можно сказать, что практически вся философская онтология доренессансной науки была метафизикой: «Логос» Гераклита, «апейрон» Анаксимандра, «Мир идей» Платона, «атомы» Демокрита, «Бог-Перводвигатель» Аристотеля, «Первоединый» Плотина, «Пресвятая Троица» христианства и христианской философии.
Что же произошло с традиционными основаниями философии, а именно с онтологией, после зарождения ренессансной науки в XVII В. Нетрудно увидеть, что онтология все более и более углублялась в горизонты и приоритеты естествознания: космогонию и космологию, биологию и медицину, физику микромира и химию и т. д. Попытка восстановить метафизику как учение достойное классической науки, но противостоящее ее тотальному в то время механицизму (последнее было важно и ценно), была предпринята в «Монадологии» Лейбница (1714 г.), но от этого метафизика (а вместе с этим и философская онтология) не восстановила своего авторитета в системе науки, где уже господствовали естествознание и математика.
С творчества Канта до трудов Ницше, а от него до Витгенштейна начинается время кризисов в истории философии и науки. В докантовский период философия развивалась извилисто, противоречиво, со сменой познавательных установок, но без угрозы потери основ теоретической философии (гносеологии, онтологии и метафизики) и практической философии (этики). Именно в
этом смысле всю докантовскую историю философии можно назвать периодом бескризисного поступательного развития.
Эпохальная «Критика чистого разума» Канта дала первый шлепок теоретической философии и окончательно разделила науку и метафизику. Вместе с тем, в данном случае «звонкий шлепок» ни в коем случае не имеет смысла сильного потрясения философии, так же как звонкий воспитательный шлепок ребенку имеет смысл наставления и не приводит к каким-либо травмам. «Критика чистого разума» показала бесславное завершение развития философской онтологии и утвердила метафизику как исконно философскую, но ненаучную область человеческого познания мира (в данном контексте «ненаучная» — это область знания о предметах, находящихся за пределами возможного опыта и соответственно за пределами возможностей априорных форм рассудочной познавательной деятельности).
Классическая философская гносеология также нашла достойное завершение в «Критике чистого разума» Канта. «Достойное» — в том, что она решила свою основную задачу по выявлению возможностей и пределов познания мира на рациональной основе. «Завершение» — в том, что вопрос о познаваемости мира в смысле доступности человеку истины может далее решаться на основании недоказуемых постулатов. Важно подчеркнуть, что гносеология не ушла в историческое прошлое как архаическое знание, а нашла этапное завершение в критической философии Канта так же как механика в классической механике Ньютона или учение о горении в кислородной теории Лавуазье. После Канта стала активно развиваться философия, логика и методология науки, которая вызрела в трудах ученых докантовской ренессансной науки — Г алилея, Бэкона, Декарта и др.
В результате онтология полностью перешла в естествознание, метафизика вместе с философией остались в кругу неразрешимых противоречий в нашем знании о вещах за пределами возможного опыта- гносеология, подойдя к пределу возможностей по разработке доказательного знания о соотношении субъективного знания и объективной действительности достойно трансформировалась в философию, логику и методологию науки, т. е. пограничную область философии и конкретных позитивных наук.
Первый системный кризис философии связан с дуализмом теоретического и практического разума в философии Канта. Кант обозначил фундаментальный кризис и, можно сказать, точку бифуркации в траектории всей истории философии. Эту точку можно найти в проблеме, называемой «моральным доказательством бытия Бога».
Строгий философ и сухой ученый И. Кант — автор «Критики чистого разума» безоговорочно относит бытие Бога к недоказуемым метафизическим вопросам- и тот же строгий философ, но к тому же еще живой человек — автор «Критики практического разума» и «Критики способности суждения» для обоснования максим моральных поступков человека вынужден постоянно утверждать, что Бог есть и при этом так же постоянно оговариваться, что утверждение «Бог есть» научно недоказуемо. Таким дуализмом Кант спас философию как гуманистическое учение и спас этику, как учение, имеющее фундаментальное онтологические основание.
Позднее позитивисты отбросили метафизику как заблуждение исторического прошлого философии и не заметили, что они отбросили и возможность обоснования всеобщности и необходимости моральных максим. Позитивизм захватил многие умы Запада и тем самым он незаметно внес в культуру Запада аморальность, ханжество и лицемерие, которые мы наблюдаем сейчас.
Таким образом, Кант своими трудами породил кризис западной культуры, и провозглашаемый им дуализм теоретического и практического разума — первый явный симптом этого кризиса.
Второй системный кризис философии начинается с творчества Ницше, который отказал философии в праве претендовать на истину. Попытка представить философию как науку с претензией на обладание истиной была предпринята Гуссерлем в конце XIX в. в труде «Философия как строгая наука». Если даже осуществить «феноменологическую редукцию» по Гуссерлю и созерцать чистые феномены сознания, то встает вопрос о том, как эти созерцания истины передать другому человеку? Но поскольку субъективный внутренний мир невозможно в своей не-
посредственности передать другому, тогда невозможна и наука как система знаний, которая фиксируется в знаковых формах, позволяющих передавать знания от человека к человеку. Тот факт, что философия Гуссерля нашла много последователей, Лев Шестов объясняет тем, что многие философы давно хотели ходить с гордо поднятой головой обладателей истины. Строго говоря, из феноменологии Гуссерля строгой науки не получилось. При этом даже если ее принять за метод постижения истины, то обоснования этого метода могут быть только онтологическими, а точнее говоря, метафизическими.
Третий системный кризис философии основан со сведением философии к логике в логикофилософских штудиях Рассела и Витгенштейна.
В начале XX в. в философии сложилась ситуация «вавилонского столпотворения», когда философы разных, но, можно сказать, равновеликих, направлений строили вненаучные (в смысле «вне естествознания» и других позитивных наук) онтологии. Тогда-то и стали появляться отдельные публикации и главы в монографиях такого содержания, которое в целом обозначается распространенным названием «Что есть философия?».
В это же время Рассел провозгласил, что все, что есть ценного в предметной области философии — это логические проблемы, а третий (т.е. после Канта и Ницше) «звонкий шлепок» философия получила от Витгенштейна в его «Логико-философском трактате». Витгенштейн, занявшись терапией языка, определил философию как концептуальную болезнь, а философские системы как продукты базисных языковых ошибок. Отсюда философские проблемы подобно болезни должны лечиться выявлением языковых ошибок. Правда сам «Логико-философский трактат» есть ни что иное, как разновидность концептуальной болезни в метанаучном (или философском) знании.
Таким образом, основной итог истории философии и становления науки заключается в следующем: философия есть специфическая метадисциплинарная область познания мира, инвариантами которой являются свободный критицизм и метафизика, постоянно подпитывающаяся конкретными научными знаниями, в соединении которых образуется единый бурный поток знания.
THE PECULIARITIES OF THE SCIENTIFIC KNOWLEDGE FORMATION
Nekrasov S.I., Nekrasova N.A.
The problem of scientific knowledge formation from myths is considered. It is proved that the philosophy arises as free critical thinking, which attributes are criticism, turning in skepticism, agnosticism, individualism and absolutism of scientific knowledge values.
Сведения об авторах
Некрасов Сергей Иванович, 1954 г. р., окончил КГУ (1984), заслуженный деятель науки и образования, академик РАЕ, академик Европейской академии естественной истории, доктор философских наук, профессор кафедры гуманитарных и социально-политических наук МГТУ ГА, автор 120 научных работ, область научных интересов — философия и методология науки, философская антропология, онтология и теория познания.
Некрасова Нина Андреевна, окончила КГУ (1979), заслуженный деятель науки и образования, член-корреспондент РАЕ, академик Европейской академии естественной истории, доктор философских наук, профессор кафедры философии и культурологи МГУПС, автор 120 научных работ, область научных интересов — философия и методология науки, философская антропология, онтология и теория познания.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой