Квазисочинение vs. псевдосочинение

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Cqp-9. 2007. Вып. 3.4. II
ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
НЛ. Денисова
КВАЗИСОЧИНЕНИЕ VS. ПСЕВДОСОЧИНЕНИЕ
Сочинение (паратаксис, координация) как вид синтаксической связи изучается отечественными и зарубежными лингвистами на протяжении многих лет. В разное время заимание языковедов привлекали различные аспекты этого грамматического феномена. Так, например, долгое время сочинению отказывали в статусе отдельного, не зависимого от подчинения вида связи. В исследованиях А. М. Пешковского и В. В. Бурлаковой можно зайти ответ на вопрос, правомерно ли говорить о сочинении в чистом виде1. Спектр вопросов, изучающихся в связи с сочинением, необычайно широк. Среди наиболее интересных можно назвать следующие:
• сочинение на уровне сложного предложения2.
• структурные особенности членов ряда3, в частности, разнооформленное сочинение4-
количество элементов в сочиненном ряду5-
• семантика союзов и связанные с ними импликации6-
виды сочинения и типы сочинительных конструкций, таких как конкатенация или жнтерполированное сочинение, например7-
• так называемое «общее третье» или обобщающий элемент сочинительной конструкции8-
• сочиненные ряды открытой структуры9.
В последнее десятилетие внимание некоторых, в особенности, зарубежных лингвистов было сосредоточено на исследовании феномена квази- или псевдосочинения10. Нельзя сказать, однако, что явление это не было описано раньше. Так, встречаем у X. Поутсмы термин гендиадис («hendyadis»)11. Как фигура речи, передающая одно понятие через два слова, гендиадис был выделен еще древнегреческими ораторами, однако X. Поутсма первым применил этот термин к конструкциям типа «go-and-Verb». В отечественной лингвистике гендиадис в основном рассматривается как способ словообразования — разновидность сложения, в котором второй компонент представляет собой фонетическое видоизменение первого, например: коза-дереза, страсти-мордасти и т. п. 12
Среди терминов, описывающих данный феномен, встречаются, кроме того, и такие: •¦сложное сочинение" («false coordination», «fake coordination»)13, квазисочинение («quasi-coordination»)14, псевдо сочинение («pseudo-coordination»)15/"pseudocoordination"16.
Важным представляется отметить, что в то время как термины «hendiadys», «false coordination», «fake coordination» и «pseudo-coordination» употребляются в качестве синонимов, отличаясь лишь частотностью, термин «quasi-coordination» имеет несколько другое значение.
В грамматике Quirk et al., как уже было отмечено выше, проводится разграничение терминов псевдо сочинение и квазисочинение. Под первым понимается такой вид сочинения, при котором сочетающиеся компоненты имеют значение скорее гипотаксиса и имплицируют степень выраженности, повторение или продолжительность действия.
© Н. В. Денисова, 2007
Все эти значения идиоматичны и обычно передаются с помощью подчинительной связи Для этого типа сочинения характерна синтаксическая компоновка и семантическое единство элементов. Авторы грамматики выделяют несколько подтипов псевдосочинения:
• Сочинение двух глаголов, имеющее идиоматическую функцию, схожую с функцией катенативных конструкций (catenative construction) со связочными полувспомогательными (semi-auxiliaries) глаголами, к которым относятся видовые (to start, to go on, to finish, etc.) и связочные бытийные глаголы (to seem, to appear, etc.)17:
(la) I'-ll try and come tomorrow (= try to come) —
(lb) They'-ve gone and upset her again-
(lc) They sat and talked about the old times (= sat talking).
• Сочинение двух прилагательных, первое из которых усиливает значение второго:
(2а) This room is nice and warm (= comfortably warm) —
(2b) It was lovely and cool in there-
(2c) The road is good and long. (Esp. in AmE).
При этом в американском английском второе прилагательное в цепочке после «good» может употребляться как наречие:
(2d) She drove good and fast.
• Редупликацию а) сравнительных прилагательных, наречий (обычно это только один повтор), передающую степень нарастания признака:
(За) She felt more and more angry (= increasingly angry) —
b) двух или более глаголов или наречий, передающих продолжительность действия или повтор:
(3b) They talked and talked and talked (= talked for a very long time) —
(3c) They knocked and knocked (= knocked repeatedly) —
(3d) She talked on and on and on (= continuously) —
c) трех и более существительных для передачи значения множественности или количества. При этом связь между сочиненными элементами может быть как союзная (Зе), так и бессоюзная (3f):
(Зе) We saw dogs and dogs and dogs all over the place-
(3f) There was nothing but rain, rain, rain from one week to the next.
• Сочинение двух одинаковых существительных, которые передают два разных вида одного рода:
(4) There are teachers and teachers (roughly: «good and bad teachers»)18.
Квазисочинение представляет собой феномен, противоположный псевдосочинению, в том смысле, что для этого подтипа сочинительной связи характерна компоновка элементов по принципу семантического сходства при их синтаксическом объединении. При этом авторы грамматики считают, что семантическая компоновка элементов вызвана употреблением т. н. квазисочинительных союзов (quasi-coordinators), как «along with», «as well ^s», «as much as», «rather than», «more than». Однако, как будет показано далее, не только и не столько союз позволяет классифицировать конструкцию как квази- или псевдосочиненную. В примере (5) о синтаксическом объединении компонентов свидетельствует согласование подлежащего (их) с глаголом-сказуемым в единственном числе:
(5) My father as well as my mother, is here today.
С. Штаб и У. Ган, а также П. К. Рейес называют любые сравнительные конструкции квазисочиненными19. На сходство сочинительных и сравнительных конструкции: также обращает внимание и В. З. Санников. Ср. название его статьи 1980 г. В примере (6)
(6) Hans is richer than last year. семантически связаны не «Ганс» (Person) и «прошлый год» (Time Interval), а период времени «last year» и настоящее время, которое выводится из глагола-связки «is».
Как видно из приведенных примеров, под квазисочинением понимаются исключительно сравнительные конструкции.
Большинство исследователей, в отличие от Р. Квирка и С. Гринбаума, под псев-доочинением понимают конструкции, образованные по модели Motion/Posture Verb + and + Main Verb. Первое место в конструкции могут занимать и некоторые другие глаголы широкой семантики (такие как «брать/взять» или «давать» в русском). Таким образом, редупликация, выделенная в работе Quirk et al. под названием псевдосочинения, (см. примеры (За-f, 4)) не подпадает под это определение. Однако, М. де Вое в статье, посвященной союзным средствам в псевдосочиненных конструкциях и конструкциях с глагольной редупликацией, последовательно доказывает, что в обоих случаях союз «and» выступает как истинный маркер сочинения (a real coordination marker), т. е. в обоих случаях речь идет именно о сочинении. Более того, оба типа конструкций, во-первых, имеют одинаковые структурные характеристики, а именно: обязательное морфологическое единообразие сочиненных компонентов, возможность вставки наречия перед сочиненной парой и невозможность такой вставки в срединной или постпозиции, невозможность разделения сочиненной пары при вопросе к прямому или косвенному дополнению. Во-вторых, обе конструкции передают видовые значения глагола, выражающего совершаемое действие. Так, М. де Вое полагает, что грамматически сочиняются характеристики глагольного действия (ak onsart features). При этом редупликация может передавать значения длительности/интенсивности или последовательности одинаковых действий ((7а) и (7Ь) соответственно):
(7а) John sang and sang for the old man all day «John sang extensively all day» (значение длительности/интенсивности) —
(7b) John shot and shot the rabbit «John shot the rabbit repeatedly» (значение последовательности действий).
Псевдосочиненная конструкция (особенно с глаголом «go», который выступает здесь в качестве начинательного глагола) передает значение начальной стадии действия, выраженного вторым глаголом в цепочке. Например, в предложении
(8) John went and sang like a madman again! первый глагол в сочиненном ряду акцентирует начальную стадию действия, выраженного вторым глаголом, создавая каузативную конструкцию, т. е. подразумевается, что Джон «заставил» себя начать петь, отсюда и пейоративная коннотация {like a madman).
По большому счету, редупликация и псевдосочинение очень похожи по структурным характеристикам, однако, видовые характеристики конструкций различаются20.
Как было указано выше, к псевдосочиненным конструкциям некоторые авторы относят не только глагольные сочетания. Так, например, Biber et al. включают в эту группу и такие адъективные сочетания, как «good and Adj. /Adv. «, «nice and Adj. I Adv. «2 отмеченные также и у Д. Кристалла как случаи нетрадиционного употребления соединительного союза «and"22.
Конструкции этого типа наблюдаются во многих языках, например, германских '-английский23, немецкий, африкаанс24), скандинавских (норвежский25, шведский, датский26, романских (португальский, испанский, албанский), корейском, славянских (русский27, польский), индейском языке яки28 и т. д.
Однако при описании самих конструкций ученые не всегда определяют статус входящих в них элементов одинаково. Так, Ю. Кузнецова29, к примеру, рассматривает конструкции с глаголом «брать/взять» («take») на материале русского языка, причем рассматривает этот глагол в составе конструкции, вслед за Дж. Йозефсоном, как модальный вспомогательный глагол (modal auxiliary). Причем, описывая разницу между типами этих конструкций, с разным морфологическим оформлением, использует типы модальности, предложенные Дж. Байби: с ориентацией на агенса (agent-oriented) (9а) и с ориентацией на говорящего (speaker-oriented) (9b):
(9а) Он взял да и написал в графе «сословная принадлежность до революции»: дворянин.
(9Ь) Он возьми да и напиши в графе «сословная принадлежность до революции»: дворянин.
Если глагольную пару в примере (9а), морфологически оформленную прошедшим временем изъявительного наклонения мужского рода единственного числа, можно трактовать как неразумное, но осознанное действие, то та же пара глаголов в повелительном наклонении 2 лица единственного числа из примера (9Ь) допускает уже другую трактовку: действие спонтанное, произвольное. Таким образом, конструкции в пределах псевдосочинения в русском языке имеют два разных способа морфологического оформления и два разных оттенка значения.
Что касается структурных ограничений псевдосочинения в русском языке, то оно не допускает отрицания, а также употребления некоторых наречий со значением преднамеренного Действия (специально, нарочно), длительности/продолженности (медленно), завершенности (совсем, почти). Однако, в отличие от подобной конструкции в английском языке, в русской псевдосочиненной конструкции возможна вставка наречия после первого глагола в цепочке: «Взял однажды и выгнал Мусю"30.
Невозможность употребления этих наречий связана, прежде всего, с семантическими импликациями русской псевдосочиненной конструкции: она выражает непреднамеренное, завершенное (хотя возможно употребление глагола несовершенного вида), точечное действие. Общее значение такой конструкции в русском — неожиданность, поэтому она не используется для описания известных и планируемых событий и именно поэтому не допускает отрицания31.
И. Тонне отмечает сходство подобных конструкций с конструкциями, образованными подчинением. Кроме того, называя их формами в стадии предграмматикализации (pregrammaticalized forms), он считает, что общее значение конструкции — аспектуальное и передает действие в процессе32, что соотносится с редупликацией в английском языке.
А. Бйерре и Т. Бйерре отмечают, что в датском подобные конструкции помогают снять двойственность в значении некоторых сочиненных конструкций.
(10а) Peter sang da Ole kom hjem.
(Peter sang when Ole came home.)
(10b) Peter sad og sang da Ole kom hjem.
(Peter sat and sang when Ole came home.)
Пример (10a) допускает двойную трактовку: либо Петер начал петь до того, как пришел Оле, либо тогда, когда он пришел. Пример (10b), напротив, лишен второго смысла, т. е. очевидно, что Петер уже находился в процессе пения, когда пришел Оле33.
М. де Вое, рассматривая конструкции с глаголами движения, позиции и глаголом «try» в инициальной позиции, кроме обычного сочинения, выделяет еще два типа:
непосредственное сочинение (contiguous coordination) и сочинение, при котором первый сыгол конструкции как бы «подготавливает почву» для второго глагола, точнее для дей-стчия которое он выражает (scene-setting coordina on), причем, в отличие от первого в it, конструкция второго типа допускает вставки между первым глаголом и союзом. Шнако только непосредственное сочинение он считает псевдосочинением, утверждая, твем не менее, что псевдосочинение — это истинное сочинение (true coordination). Примеры На) и (lib) иллюстрируют эту разницу:
(11а) Ceasar stood surveying his legions before he actually went and addressed them-
(lib) Ceasar went (to Gaul) and devastated it.
Все перечисленные и многие другие авторы рассматривают псевдосочинительные юнетрукции в рамках генеративной грамматики, исследуя, в основном, только глубинные структуры предложений, в состав которых такие конструкции входят.
А. Стефанович, рассматривая конструкцию «go-and-Verb», напротив, посвящает свое исследование семантическим характеристикам глагола «go» и последовательно доказывает, что все речевые употребления и значения этой конструкции напрямую связаны с концептом go» и могут быть объяснены с помощью схемы-образа этого глагола, которая в общем виде представляет собой движение в пространстве. Однако на основании метафоры «Процессы али действия) — это движение» (субметафора общеизвестной концептуальной метафоры Изменение -- это движение» («Change s motion»)) общую схему можно модифицировать, учитывая характер этого движения: 1. непрерывное- 2. с отклонением от основного курса- и 3. с преодолением препятствий. При этом у конструкции go-and-Verb в разных языках наблюдаются общие значения (кроме исходного значения «передвижение в пространстве»):
1. раздражение, разочарование, неодобрение-
2. оценка действия как бестолкового, неуместного-
3. неожиданность, внезапное изменение в ожидаемом ходе событий-
4. решительные действия, без колебаний и оглядки на других-
5. непрерывное действие, продолженное, привычное.
Как видно, значения 1,2,3 соотносятся со 2-й модификацией общей схемы-образа, 4 значение соответствует 3-й модификации, а последнее — 1-й. Кроме того, А. Стефанович предлагает универсальный способ трактовки таких псевдосочиненных конструкций путем наложения семантической структуры высказывания на одну из модификаций образа-схемы глагола «go». Так, в предложении:
(12) Nobody believed he could climb Everest, but he went and did it семантическая рамка события «Не climbs Everest» «агенс — патиенс — результат», накладывается на схему-образ «(отклонение от основного курса», что дает трактовку: «отклонение от ожидаемого курса», в данном случае — агенс, вопреки ожиданиям, все же покорил Эверест34.
Итак, в общем виде конструкция имеет вид Motion/Posture Verb + and+Main Ver & gt-. To есть фактически инициальный глагол в конструкции и союз являются постоянными, в то время как второй глагол является величиной переменной (ограничения на употребление в данном случае носят скорее логический характер). Вывод напрашивается сам собой: союз «and» является неотъемлемой частью самой конструкции, выполняя функцию «сцепки» в прямом смысле слова, т. е. два действия, выраженные глаголами, стоящими по обе стороны от союза, мыслятся как одно, либо точечное действие, либо как единый процесс, передавая, таким образом, аспектуальное значение.
Что же общего у квази- и псевдосочинения? Ответ можно найти в названиях этих синтаксических феноменов. И приставка квази- (от лат. quasi-) и приставка псевдо- (от
греч. pseudo-) означают «лже-» — «мнимый», «ложный», «неподлинный», «кажущийся», «наподобие», «нечто вроде», «полу-"35 и различаются, по большому счету, только сочетаемостью. Оба термина описывают «аномальное» сочинение, так что, в принципе, любой из них мог бы применяться для описания обоих явлений с оговоркой: 1-й тип/2-й тип, ведь сами термины не отражают разницы между этими явлениями. Так, в случае с квазисочинением, используется одно для объединения двух, правда, на уровне синтаксиса (в примере 2 глагол-связка в единственном числе, хотя относится к обеим номинативным группам) — псевдосочинение же, напротив, подобно гендиадису, есть объединение двух для описания одного (в примере (lib) глагол «go» не предполагает движения, т. к. до совершения действия «addressed» Цезарь уже стоял перед своими легионами и проводил смотр). Однако, нельзя не отметить и существенную разницу между квази- и псевдосочинением. «Аномальность» квазисочинительных структур вызвана, прежде всего, значением квазисоединительных союзов (см. об этом выше), в то время как реализующиеся в речи смыслы псевдосочиненных конструкций непосредственно связаны с глубинной семантикой глагола в инициальной позиции36.
Границы термина «псевдосочинение», на наш взгляд, можно было бы расширить, включив в рамки исследования и такие фразеологические единицы, как, например, tried and tested, rant and rave, part and parcel, root and branch и многие другие, а также дискурс-маркеры типа and stuff, and things, and whatnot, etc., or something, or whatever и проч. (некоторые из них подробно изучены в работе Winter и Norrby37 с точки зрения их дискурсивных функций). Это позволило бы сделать любопытные выводы о решающей роли союза в формировании псевдосочиненного ряда, и, следовательно, искать ответы именно в семантике союзов. Кроме того, это позволило бы сделать и ряд ценных обобщений в рамках теории грамматикализации и грамматики конструкций.
1 Бурлакова В. В. Основы структуры словосочетания в современном английском языке. Л., 1975. С. 65 сл.- Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1956,
2 ИофикЛ.Л. Сложное предложение в новоанглийском языке. Л., 1968.
3 Синичкина Л. Н., Сидоров Е. А. Предложения с однородными сказуемыми и возможности трансформации их в сложные предложения // Вопросы английской филологии, Ростов-на-Дону, 1966.
4 Поспелова А. Г. Сочинение разнооформленных синтаксических единиц в современном английском языке: Автореф. канд. дис. Л., 1971.
5 Фролова Н. А Нормально-семантическая структура сложных атрибутивных синтагм (с атрибутами в пре- и постпозиции) в САЯ: Автореф. канд. дис. Калинин, 1975- Обнорская М. Е. Стилистическое функционирование многочленных синтаксических единств с сочинительной связью в современном английском языке. Л., 1974
6 Gleitman L.R. Coordinating Conjunctions in English // Language. 1965. Vol. 41. № 2- Богданов B.B. Семантико-синтаксическая организация предложения. Л., 1977- Санников В. З. Сочинительные и сравнительные конструкци] их близость, их синтаксическое представление. Ч. 2 // Wiener Slawistischer Almanach. 1980. № 5- Он же. Русские сочинительные конструкции. М., 1989- Он же. Конъюнкция и дизъюнкция в естественном языке (на материале русских сочинительных конструкций) // Вопросы языкознания. Вып. 5. М.: Наука, 1990- Schiffrin D. Discourse Markers. Cambridge University Press, 1994- Crystal D. The Cambridge Encyclopedia of the English Language. Cambridge University Press, 1995- Дмитриева Т. П. О сочинительных и подчинительных союзах // Язык. Текст. Дискурс: Межвуз. сб. научных трудов. Вып. 1. Ставрополь, 2003- Куралева Т. В. Дискурсные функци инициальных сочинительных союзов (на материале современного английского языка): Автореф. канд. дис. СПб., 2007.
7 Quirk R.S., Greenbaum G.L., Svartvik J. A Comprehensive Grammar of the English Language. London: Longman, 1985- Crystal D. Op. cit.
'- Троицкий Е. Ф. Сочинительная конструкция: термины для описания общего третьего // Шестые Поливановские игьия. Ч. И. Общие вопросы языкознания. Слово в тексте. Смоленск, 2003- Астапенков М. А. Три типа обобщения s? очпнительных конструкциях // Там же.
5 Соколова Г. В. Сочетание союзной и бессоюзной связи в предложениях открытой структуры // Сложное пред -л кние- градиционные вопросы теории и описания и новые аспекты его изучния. Вып. 1. М., 2000
ш Stefanowitsch A. The go-and-verb construction in a cross-linguistic perspective: Image-schema blending and the construal rf events // Proceedings of the Second Annual High Desert Linguistic Society Conference / Ed. by D. Nordquist, C. Berkenfield. AJbuquerque, 1999, P. 1−12- Vos М.А. de. The Syntax of verbal pseudo-coordination in English and Afrikaans, PhD dissertation. Daecht, 2005 // http: //www. ufr-anglais. univ-paris7. fr/CENTRES_RECHERCHES/lila/participant. html- Idem. Connectives жтегЪа1 reduplication, pseudo-coordination and the aspectual system. Colloque international organise par l'-Universite Paris «Cotnmectives as discourse landmarks». 2005, May, 26−28 //http: //www. ufr-anglais. univ-paris7. fr/CENTRES_RECHERC-SET. lila/participant. html- Fabian C.M. Yaqui coordination: PhD dissertation. The University of Arizona, 2006
11 PoutsmaH. A grammar of late Modern English. Pt. I. Groningen, 1928.
u ГугунаваД.В. Гендиадис-шмендиадис (о повторах-отзвучиях) // Русская речь. 2003. № 5.
13 Carden G., Pesetzky D. Double-verb constructions, markedness, and a fake coordination. Chicago Linguistic Society, T9 P. 82−92.
M Quirk R., Greenbaum S. A student'-s grammar of the English language. London: Longman, 1990- Staab S., Hahn U. Comparatives in Context. Freiburg, 1997//http: //www. aifb. uni-karlsruhe. de/WBS/sst/Research/Publications/aaai97. pdf
15 Quirk R» Greenbaum S. Op. cit.- Biber D., Johansson S» Leech G. et al. Longman Grammar of Spoken and Written Ensdish. London, 1999- Stefanowitsch A. Op, cit.- Vos М.А. de. The Syntax of verbal pseudo-coordination in English and Airflcaans, Idem. Connectives in verbal reduplication, pseudo-coordination and the aspectual system.
14 KuznetsovaJ. The first verb of pseudocoordination as an auxiliary. Bloomington: Slavic Linguistic Society, 2006 // http: // wwwindiana. edu/7sls2OO6/Handouts/KuznetsovaSLS. pdf
!7 Quirk R. Greenbaum S. Op. cit. P. 40.
18 Ibid, P. 280−281.
& quot- Staab S., Hahn U. Op. cit.
20 Vos М.А. de. Connectives in verbal reduplication, pseudo-coordination and the aspectual system.
21 Biber D., Johansson S., Leech G. et ai. Op. cit. P. 597.
11 Crystal D. The Cambridge Encyclopedia of the English Language. Cambridge University Press, 1995. P, 227.
23 Stefanowitsch A. Op. cit.
24 Vos М.А. de. The Syntax of verbal pseudo-coordination in English and Afrikaans.
25 Tonne I. Elucidating progressives in Norwegian, 2002 // http: //folk. uio. no/torgriso/fs/files/tonne. pdf.
26 Вjerre A., Bjerre T. Hybrid phrases: the Danish sidder og phrase. 2006 // http: //cst. dk/anders/publ/tfsg/ bferre-bjerre07. pdf.
27 Kuznetsova J. Op, cit.
28 Fabian C.M. Op. cit,
29 Kuznetsova J. Op. cit.
30 Ibid, P, 6.
31 Ibid, P. 6−14,
32 Tonne I. Op. cit.
33 Bjerre A., Bjerre T. Op. cit.
34 Stefanowitsch A. Op. cit. P. 123−133.
35 Латинско-русский словарь / И. Х. Дворецкий. 9-е изд., стер. М» 2005, С. 633, 643.
36 См.: Stefanowitsch A. Op. cit.
37 Winter J., Norrby C, Set Marking Tags — «and stuff» II Australian Linguistic Society. Proceedings of the 1999 Conference of the Australian Linguistic Society / Ed. J. Henderson. 199 911 http: //www. linguistici iwa. edu. au/_data/page/73 643/ w inter& amp-nonrby. pdf.
Статья принята к печати 26 февраля 2007 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой