Психоаналитическая концепция агрессивности и деструктивности в политических процессах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2013
НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК МГТУ ГА
№ 191
УДК 11/14
ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ АГРЕССИВНОСТИ И ДЕСТРУКТИВНОСТИ В ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССАХ
Н.А. НЕКРАСОВА, С.И. НЕКРАСОВ
Рассматриваются феномены агрессивности и деструктивности в творчестве представителей психоанализа. Автор статьи анализирует агрессивность и деструктивность в политической сфере жизни общества в контексте теоретических взглядов А. Адлера и Э. Фромма.
Ключевые слова: агрессия, агрессивность, деструктивность, конфликтность, политические процессы.
В современном мире наблюдается рост агрессивности и деструктивности, что находит отражение в различных аспектах бытия человека и общества: в политике, экономике, искусстве, межличностных отношениях. Родоначальник психоанализа З. Фрейд в период первоначального становления и развития психоанализа не уделял особого внимания агрессии человека. Только в работах 20-х гг. XX в. он пересмотрел свои первоначальные гипотезы о первичных влечениях человека, выдвинул предположение о существовании инстинкта жизни и инстинкта смерти, что привело его к признанию наличия в человеке агрессивности. По его мнению, у всех людей имеются деструктивные тенденции, а агрессивность человека царила в древнейшие времена, она заявляет о себе в детском возрасте у всех людей и является неискоренимой чертой человеческой натуры [6, с. 578].
Представители неклассического психоанализа — А. Адлер и Э. Фромм — также рассматривали психологические истоки рассматриваемых феноменов, коренящиеся, по их мнению, в бессознательном индивиде и особенностях его взаимодействия с внешней средой. Так, Адлер рассматривает агрессивность через призму «воли к власти», которая представляет собой центральный принцип его учения. Борьба за достижение власти — это ранняя детская компенсация чувства неполноценности. Главным источником мотивации он полагал стремление к самоутверждению как компенсацию возникающего в раннем детстве чувства неполноценности, определяющего специфический для человека «жизненный стиль». Согласно его теории стремлением к совершенству, превосходству и социальной власти субъект пытается компенсировать обусловленный своей конституцией дефицит власти, воспринимаемый как недостаточность своих способностей (отсутствие маскулинности у женщин, различного рода телесные несовершенства, зависимость ребенка от взрослых) и переживаемый как комплекс неполноценности. «Именно чувство неполноценности, неадекватности и неуверенности определяет цель существования индивида, желание добиться признания развивается параллельно чувству неполноценности, цель этого желания — достичь такого положения, когда индивидуум выглядит превосходящим свое окружение» [1, с. 66], — пишет Адлер в своей работе «Понять природу человека». Когда чувство неполноценности усиливается до такой степени, что ребенок начинает бояться, что он никогда не сможет преодолеть свою слабость, возникает опасность, что, стремясь к компенсации, он не удовлетворится простым восстановлением равновесия. Адлер подчеркивает, что в таких случаях «стремление к власти и доминированию может стать настолько преувеличенным и обостренным, что его можно будет назвать патологическим, и обычные жизненные отношения не удовлетворят человека никогда» [1, с. 69]. Таким образом, в концепции Адлера гипертрофированная борьба за личное превосходство и власть представляют собой невротическое извращение, результат сильного чувства неполноценности и отсутствия социального интереса. Оно не может принести признания и удовлетворения личности, которая его ищет таким образом [2, с. 156].
Эрих Фромм различал два вида агрессии — доброкачественную и злокачественную. Доброкачественная агрессия представляет собой нормальный феномен, целью которого является выживание индивида и сохранение его популяции. В известной работе «Бегство от свободы», впервые изданной в 1941 г., он анализирует такой феномен, как склонность «отказаться от независимости своей личности, слить свое „я“ с кем-нибудь или с чем-нибудь внешним, чтобы таким образом обрести силу, недостающую самому индивиду» [3, с. 119]. Индивидов, обладающих такой склонностью, Фромм описывает как людей с авторитарным характером. В качестве признаков авторитарного характера Фромм выделяет отношение к власти и силе. Последняя бывает внешней (властные институты и их представители) и внутренней или интериоризован-ной (долг, совесть, супер-эго, принятые в обществе нормы и условности). Личности с авторитарным характером свойственна двухполярная система взаимоотношений с миром — для такого человека существует два пола: имеющий власть и не имеющий ее. Фромм показал, что авторитарный характер обладает одновременно садистскими и мазохистскими чертами. Садистские черты проявляются в желании иметь неограниченную власть над другими и в агрессии по отношению к подчинившимся им людям, мазохистские — в готовности подчиниться и следовать указаниям внутренней или внешней власти. В работе «Анатомия человеческой деструктив-ности» Фромм анализирует личность И. Сталина как одного из самых ярких исторических примеров физического и психического садизма [4, с. 373−375]. С возникновением фашизма жажда власти и ее оправдание достигли небывалых размеров, поскольку миллионы людей находятся под впечатлением побед, одержанных властью, и считают власть признаком силы. Но в психологическом плане жажда власти коренится не в силе, а в слабости, в ней проявляется неспособность личности выстоять в одиночку и жить своей силой. Власть — это господство над кем-либо- сила — это способность к свершению, потенция. «Власть» и «сила» — это совершенно разные, не только не совпадающие, но и взаимоисключающие друг друга категории. «Власть — это извращение силы» [3, с. 135], — пишет Фромм. Американский гуманист утверждал, что у одного и того же индивидуума обычно присутствуют обе тенденции, которые происходят от одной и той же основной причины — неспособности вынести изоляцию и слабость собственной личности. По мнению Фромма, именно распространение авторитарного типа личности в Германии между двумя войнами привело к массовой поддержке фашизма. Таким образом, в качестве важнейшей предпосылки установления тоталитарных обществ является формирование в обществе авторитарной структуры характера.
В качестве еще одной предпосылки тоталитаризма деструктивность проявляется в том, что человек пытается преодолевать чувство неполноценности, уничтожая или покоряя других. Де-структивность — приобретенное свойство психики, реакция человека на разрушение нормальных условий человеческого бытия [4, с. 566]. Доказывая данную концепцию, Фромм рассматривает положение человека в различные исторические эпохи. Агрессивность рассматривается им не как отдельная черта индивида, а как отдельная характеристика общества. Рождение разрушительности — в отказе человека от собственной уникальности. Фромм рассматривает патриотизм в качестве примера рационализации деструктивных действий, посредством которой индивид может избавиться от одиночества и отчужденности путем абсолютного подчинения социальным нормам, регулирующим поведение. Интерес представляет взгляд Фромма на проблемы этноцентризма и расизма как проявления патологического группового нарциссизма. По его мнению, нарциссическая гордость принадлежности к группе развивается у людей, бедных в хозяйственном и культурном отношении, не имеющих возможность развивать свои интересы, поскольку она является для них единственным источником удовлетворения. В качестве примера этого явления философ приводит существование расового нарциссизма в Третьем рейхе и в южных штатах современных ему США, в которых мелкая буржуазия представляла собой «рассадник чувства собственной принадлежности к превосходящей расе» [5, с. 121]. «Этот отсталый и обделенный в экономическом и культурном отношении класс, без обоснованной надежды на изменение своей ситуации, знает только одно удовлетворение: непомерно раздутое представле-
48
Н. А. Некрасова, С.И. Некрасов
ние о самом себе как о самой значительной группе в мире» [5, с. 121], — пишет Фромм. При этом наиболее очевидным симптомом патологии общественного нарциссизма является недостаток объективности и рациональности суждений, что часто приводит к разрушительным последствиям. Однако для полного удовлетворения нарциссического представления некой группы о себе необходимо его подтверждение в реальности, подразумевающее демонстрацию превосходства одной группы над другой с помощью политической, экономической, социальной дискриминации последней, вплоть до ее физического уничтожения (например, геноцид евреев нацистами). Если затрагивается нарциссизм группы (проигранная война, потеря территории, развенчивания национального флага и т. п.), то это приводит к весьма агрессивной реакции, приступам гнева и ярости. Кроме того, важным элементом нарциссической патологии является наличие вождя, с которым группа могла бы себя идентифицировать.
Анализируя характер взаимоотношений между вождем и группой, Фромм определяет их следующим образом: «Вождь восхищает группу, которая проецирует на него свой нарциссизм. В акте подчинения всемогущему вождю индивид переносит на него свой нарциссизм. Чем значительнее вождь, тем значительнее его последователи» [5, с. 135]. Философ отмечает, что нарциссических личностей наиболее привлекает убежденный в своей правоте, полусумасшедший нарциссический вождь. Для того чтобы понять специфику функционирования тоталитарных режимов, необходимо посмотреть на лидеров этих режимов, которые олицетворяют собой нации. В связи с этим Фромм уделяет особое внимание анализу формирования личности и психологических особенностей политических лидеров тоталитарных государств. В 1973 году в книге «Анатомия человеческой деструктивности» было опубликовано психоаналитическое эссе «Адольф Гитлер: клинический случай некрофилии». В данном эссе Фромм сосредоточил свое внимание на фигуре Адольфа Гитлера и проанализировал глубинные механизмы его личности, опираясь на различные биографические материалы, документы и свидетельства современников. Фромм отмечает, что еще в детстве и юности в характере будущего фюрера развивались патологические черты, такие как склонность к разрушению и ненависть к жизни. Анализируя личность Гитлера, Фромм пишет о наличии в его поведении таких черт, как ярко выраженный нарциссизм, неконтактность, недостаточное чувство реальности и некрофилия. Гитлер представлял собой законченный тип некрофила, т. е. был человеком, одержимым тягой к смерти и ко всему мертвому. По мнению Фромма, злокачественные формы агрессии, включая садизм и некрофилию, не являются врожденными. Если изменить обстоятельства социальной и экономической жизни людей, то можно в значительной мере снизить вероятность их возникновения. Создание условий, способствующих полному развитию способностей человека, развитие человеческой активности и творчества является противовесом возникновения злокачественных форм агрессии и деструктивности.
Наибольшим конфликтным потенциалом обладает политика как деятельность, направленная на завоевание и удержание власти. Весьма яркими и актуальными примерами нарастания агрессивности в политических процессах и явлениях в современном мире являются такие события, как так называемая «арабская весна». Однако подобные примеры мы сможем найти и в современной России. Так, медийная кампания по выборам в Государственную Думу Федерального Собрания Р Ф 2011 года характеризовалась достаточно высоким уровнем агрессивности со стороны как «партии власти», так и оппозиционных политических партий. При этом рекламная кампания оппозиционных политических партий представляла собой весьма агрессивную эксплуатацию протестных настроений и социальной напряженности, состояний фрустрации и де-привации индивидов (в том числе представителей интеллигенции), коренящихся в бессознательном. Стоит отметить, что практически любая избирательная кампания как феномен политической реальности характеризуется высокой степенью агрессии по отношению к политическим оппонентам. Кроме того, в последнее время наблюдается тенденция роста агрессивности и деструктивности в социуме, что проявляется, в частности, в таких феноменах, как националистские и протестные настроения, участие в деятельности организаций экстремистского толка, ми-
тингах и демонстрациях. Особенно ярко это проявляется в молодежной среде, примером чему являются события на Манежной площади, «Русский марш», митинги после выборов в Государственную Думу. По мнению авторов, именно воздействие на бессознательные пласты восприятия путем постепенного нарастания агрессивности медийной кампании на фоне депривации индивидов стало причиной митингов в Москве и других городах, прошедших после выборов.
Истоки повышения агрессивности и деструктивности политических процессов следует искать в особенностях социализации индивидов как их основных факторов. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что основным способом преодоления рассматриваемых феноменов и тенденции их роста является изменение социальной среды и особенностей ее взаимодействия с индивидами. Отдельные меры правового регулирования не смогут решить рассматриваемую проблему, это сможет сделать лишь сущностная перестройка совокупности основных институтов социализации.
ЛИТЕРАТУРА
1. Адлер А. Понять природу человека. — СПб.: Академический проект, 2000.
2. Райгородский Д. Я. Психология личности. — Т. 1. Хрестоматия. — Самара: Бахрах, 2000.
3. Фромм Э. Бегство от свободы. — М., 2008.
4. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. — М.: Академический проект, 2007.
5. Фромм Э. Душа человека. — М., 2010.
6. Валерий Лейбин Постклассический психоанализ: энциклопедия. — М.: АСТ: АстАстрель, 2009.
PSYCHOAHALYTIC CONCEPT OF AGGRESSIVE AND DESTRUCTIVE IN THE POLITICALPROCESS
Nekrasova N.A., Nekrasov S.I.
The phenomena of aggressiveness and destructiveness in the works of the representatives of psychoanalysis are discussed in this article. The author analyzes the aggressiveness and destructiveness in the political sphere of society in the context of theoretical views of Alfred Adler and Erich Fromm. Freud, A. Adler and Erich Fromm laid the foundation for the psychoanalytic understanding of the phenomenon of aggression. The author investigates the problem of aggression and destructiveness by giving an example of modern political processes and phenomena which are characterized by a high degree of conflict.
Key words: aggression, aggressive, destructive, conflicts, political processes.
Сведения об авторах
Некрасова Нина Андреевна, окончила КГУ (1979), доктор философских наук, профессор, заведующая кафедрой философии и культурологии Московского государственного университета путей сообщения (МИИТ), член координационного совета Европейской научно-промышленной палаты, действительный член Российской академии естествознания, действительный член Европейской академии естественной истории, автор более 220 научных работ, область научных интересов — социальная философия, этика, философия науки и техники, онтология, философская антропология, культурология.
Некрасов Сергей Иванович, 1954 г. р., окончил КГУ (1979), доктор философских наук, профессор кафедры гуманитарных и социально-политических наук МГТУ ГА, академик РАН, академик Европейской академии естественной истории, заслуженный деятель науки и образования РАН, автор более 250 научных работ, область научных интересов — онтология и теория познания, философская антропология, этика, философия науки.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой